Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ВИЗИТ МАТЕРИ

Читайте также:
  1. B) различные понимания материи;
  2. E) абстрактная метафизика, мифология и догматика в материализме
  3. I. Взятие материала
  4. I. Норматив производственного запаса сырья и материалов.
  5. IV. Изучение нового материала.
  6. IV. Изучение нового материала. (18 мин)
  7. IV.МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕОБЕСПЕЧЕНИЕ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

 

Учитывая рекомендации Кларенсио, я постарался восстановить силы, чтобы снова начать обучение. В старые времена, я бы, возможно обиделся на такие, с виду грубые, замечания, но в данных обстоятельствах, вспомнив свои прошлые ошибки я, наоборот, почувствовал себя воодушевлённым. Телесные флюиды склонили мою душу ко сну. Действительно, лишь сейчас я признал, что человеческий опыт ни при каких обстоятельствах не может считаться игрой. Вся важность перевоплощения на Земле возникла передо мной, показывая все своё величие, которое я до сих пор игнорировал. Рассматривая упущенные возможности, я признал, что не заслужил гостеприимства Нашего Дома. У Кларенсио был двойной повод говорить со мной с такой откровенностью.

 

Я провел несколько дней, придаваясь глубоким размышлениям о жизни. В глубине души я чувствовал сильное душевное волнение от желания вновь увидеть свой земной дом. Однако я воздержался от прошения новых уступок. Благодетели Министерства Помощи были слишком щедры ко мне. Они угадали мои мысли. Если, они до сих пор не удовлетворили моё спонтанное желание, значит такое намерение было неуместным. Я безмолвствовал, а затем смирился и погрузился в тоску. Лизиас делал все возможное, чтобы утешить и приободрить меня. Но я находился в состоянии необъяснимой сосредоточенности, когда к человеку взывает подсознание.

 

Однажды, добрый посетитель лучезарно проник в мою квартиру, восклицая:

 

- Угадайте, кто пришёл, чтобы навестить Вас!

 

Радостное лицо и сияющие глаза Лизиаса не обманули меня.

 

- Моя мама! - Уверенно сказал я.

 

С широко открытыми из-за радости глазами, я увидел как моя мама вошла с распростёртыми объятиями.

 

- Сын! Сын мой! Подойди ко мне, мой любимый!

 

Я не могу сказать, что тогда произошло. Я снова чувствовал себя ребёнком как во времена, когда я босой играл под дождем, в песке сада. Я ласково обнял её, плача от радости, испытывая самые священные переживания духовного счастья. Я несколько раз поцеловал её, заключив в свои объятия, пока её слезы смешивались с моими. Я не знаю как долго мы пребывали в объятиях. В конце концов именно она пробудила меня от этого восторга, сказав мне:

 

- Ну хватит, сынок, не волнуйся так! Чрезмерная радость также вредит сердцу.

 

Вместо того чтобы взять мою дорогую мать на руки, как это было в последние дни её прибывания на Земле, именно она вытерла мои слезы и проводила меня к дивану.

 

- Ты все ещё слаб, сынок. Не трать свою энергию.

 

Я сидел рядом с ней и она заботливо положила мой усталый лоб на свои колени, мягко его поглаживая, дабы утешить меня светом святых воспоминаний. Я чувствовал себя самым счастливым человеком, словно корабль моих надежд бросил якорь в безопасном порту. Присутствие мамы наполнило сердце бесконечным утешением. Эти минуты, казались, были сном, сплетённым из ткани невыразимого счастья. Словно ребёнок, который замечает каждую деталь я обратил внимание на её одежду, которая была точной копией одного из её старых домашних нарядов. Я заметил её тёмное платье, её шерстяные чулки и синюю мантилью. Лицезрел я маленькую голову, в ореоле белоснежных волос, морщины на лице, и её каждодневный нежный и ясный взгляд. С дрожащими от радости руками, я гладил её дорогие руки, не способный произнести ни слова. Однако, моя мама, более сильная, чем я, спокойно сказала:



 

- Мы никогда не сумеем отблагодарить Бога за такие велики благодеяния. Отец никогда не забывает нас, сын мой. Как же долго время расставания! Но не усматривай в этом то, что я забыла тебя. Иногда Проведение временно разделяет наши сердца, чтобы мы познали божественную любовь.

 

От всей её ласки, я почувствовал как вновь открылись земные раны. Ах, как трудно избавиться от груза, привезённого с Земли! Как велика тяжесть груза несовершенства накопленного за многие века! Как часто приходиться слышать здравые советы Кларенсио и братские замечания Лизиаса, призывающие меня отказаться от жалоб, но как с новой силой открылись старые раны после контакта с материнской любовью! Мой плач радости перешёл в слезы тревоги, когда в моей памяти возникли воспоминания о пройденном земной пути. Я не мог принять того, что этот визит был не удовлетворением моего каприза, а являлся драгоценным благословением Божьей милости. Я пришёл к выводу, что моя мама считала своим долгом продолжать быть хранилищем моих жалоб и несчастий без конца. На Земле, матери не более чем рабы детей. Лишь немногие дети, понимают их преданность и самопожертвование, прежде, чем потерять их. Из-за своего старого неверного представления я сделал неверный шаг в области болезненных признаний.

Загрузка...

 

Моя мама слушала молча, оставив без объяснения мою меланхолию. С влажными от слез глазами и крепко обнимая меня время от времени, голосом преисполненным любви, она произнесла:

 

- Ох, мой дорогой сын! Не игнорируй инструкций, которые наш великодушный Кларенсио дал тебе. Не жалуйся. Давай вместе поблагодарим нашего небесного Отца за это воссоединение. Сейчас мы находимся в совсем другой школе, в которой учимся быть детьми Божьими. В положении земной матери я не всегда могла направлять тебя как должна была. Твои слезы возвращают меня в прошлое, во время моего физического существования, в панораму человеческих чувств. Что-то тянет мою душу назад. Я хочу согласиться с твоими сетования, воздвигнуть тебе трон, как если бы ты был лучшим существом во Вселенной, но такое отношение, в настоящее время, не согласуется с новыми уроками жизни. Такие действия простительны в телесных сферах, но здесь, сын мой, необходимо прежде всего уделять внимание Господу. Ты не единственный развоплощенный человек, который должен исправить свои прошлые ошибки, и я не единственная мать, которая должна быть далеко от своих родных и близких. Таким образом, наша боль служит не слезам, которые мы проливаем или, кровоточащим в нас ранам, а является дверью света, которую дает нам Дух, чтобы мы стали более понимающими и человечными. Слезы и раны образуют процесс благословенного расширения и развития наших самых чистых чувств.

 

После долгой паузы, моя мама продолжила:

 

- Если мы можем использовать эти короткие минуты для проявления любви, то зачем же тратить их на тени сожаления? Давай радоваться, сынок, и непрерывно трудиться. Измени свой психологический настрой. Мне придает сил твоя вера в мою любовь и я испытываю возвышенное счастье из-за твоей слоновьей нежности, но я не могу вернуться назад в своём опыте. Давай же любить великой и священной божественной любовью!

 

Эти благословенные слова будто пробудили меня. У меня создалось впечатление, что сильные флюиды берущие начало в материнском чувстве, оживили моё сердце. Мама с красивой улыбкой восхищённо смотрела на меня. Она казалась мне любящей и красивой, чем когда бы то ни было. Я встал и почтительно поцеловал её в лоб.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 144 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: КОЛЛЕКТИВНАЯ МОЛИТВА | ДУХОВНАЯ МЕДИЦИНА | ПОЛУЧАЯ ПОМОЩЬ | ПРЕКРАСНЫЙ СОВЕТ | ОБЪЯСНЕНИЯ ЛИЗИАСА | ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУЖБЫ | ДУХОВНОЕ ПИТАНИЕ | В ЛЕСУ ВОД | ПРЕДДВЕРИЕ | В КАБИНЕТЕ МИНИСТРА |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
РАЗЪЯСНЕНИЯ КЛАРЕНСИО| ПРИЗНАНИЯ

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.009 сек.)