Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Ю. А. ШИЧАЛИН 8 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

Трактат «О Д.» был одним из самых популярных у античных комментаторов. Сохранились: парафраза Фемистия (CAG V, 3), комментарий Псевдо-Сгшл/шкшг (CAG XI) и Иоанна Филопона (CAG XV). Об истории интерпретации трактата у неоплатоников см. Blumenthal 1996.

Parva naturalia.К «О Д.» примыкает ряд т. н. малых психологических сочинений (лат. Parva naturalia, название известно с конца 13 в.): «О чувственном восприятии», «О памяти», «О сне и бодрствовании», «О сновидениях», «О предчувствии во сне», «О долголетии», «О юности и старости», «О жизни и смерти», «О дыхании». В этих сочинениях Аристотель продолжает разбирать отдельные способности души и виды ее деятельности как общие для всех животных, так и специфические для некоторых (De sens. 436а 1—6). Первые трактаты серии посвящены способностям, имеющим большее отношение к душе, заключительные — в большей мере относящимся к телу и наиболее общим функциям живого организма. Этот порядок, вероятно, был установлен самим Аристотелем, поскольку в первом трактате серии он перечисляет темы всех составивших ее трактатов (436а6—16).


526 «ОБ ИСТОЛКОВАНИИ»

Рус. пер. «О душе»: В. Снегирева (1885); П. С. Попова (1937).

Издания и переводы: Aristotelis De anima. Ed. with Introduction and Commentary by W. D. Ross. Oxf., 1961; Hamlyn D. W. Aristotle's De Anima II and III. Translated with Introduction and notes. Oxf., 1968. Индекс: Purnelle G. Aristote. De Anima. Index verborum. Liège, 1988. Parva naturalia: Aristotle. Parva naturalia. A revised Text with Introd. and Comm. by Sir D. Ross. Oxf., 1955; Aristotle. The Parva naturalia. Tr. by J. L. Beare, G. R. T. Ross. Oxf, 1908; Aristotle. On the Soul, Parva naturalia, On Breath. With an Engl. tr. by W. S. Hett. Rev. ed. Camb., 1957 (LCL). Рус. пер.: О душе. Пер. П. С. Попова, - Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 1. М., 1976, с. 369^48; О чувственном восприятии. Пер. Е. В. Алымовой, -Аристотель. Протрептик. О чувственном восприятии. О памяти. СПб., 2004, с. 100-135; О памяти и припоминании. Пер. С. В. Месяц, - Космос и душа. М., 2005, с. 407^419; О сновидениях. Пер. О. А. Чулкова. -Академия. Вып. 6. СПб., 2005, с. 423-432.

Лит.: Nuyens F. L'évolution de la psychologie d'Aristote. Louvain, 1948; Hamelin O. La théorie de l'intellect d'après Aristote et ses commentateurs. P., 1953; Lloyd G. E., Owen G. (edd.) Aristotle on Mind and the Senses. Proceedings of the 7th Symposium Aristotelicum. Camb., 1978; Barnes J., SchofieldM., SorabjiR. (edd.) Articles on Aristotle. Vol. 4. Psychology and Aesthetics. L., 1979; Wedin M. Mind and Imagination in Aristotle. N. Hav., 1988; Nussbaum M, RortyA. O. (edd.). Essays on Aristotle's De Anima. Oxf, 1992; Lee-Lampshire W. Telos and the unity of psychology: Aristotle's de Anima II 3-4, - Apeiron 25, 1992, p. 27-47; Durrani M. Aristotle's De Anima in Focus. L.; N. Y., 1993; Corps et âme. Sur le De anima d'Aristote. Sous la dir. de G. R. Dherbey. Études réunis par C. Viano. P., 1996. «О душе» и последующая традиция: Moraux P. Le De Anima dans la tradition greque. Quelques aspects de l'interprétation du traité, de Théophraste à Themistius, -Aristotle on Mind and the Senses. Ed. by G. Ε. R. Lloyd, G. Ε. L. Owen. Camb., 1978, p. 281-324; Blumenthal К J. Aristotle and Neoplatonism in Late Antiquity: Interpretations of the De anima. Ν. Υ, 1996.

Parva naturalia: Block I. The Order of Aristotle's psychological Writings, - AJPh 82, 1961, p. 50-77; Förster A. Konstruktion und Entstehung der aristotelischen sogenannten Parva naturalia. Budapest, 1932; Lloyd G. E. R. The empirical Basis of the Physiology of the Parva naturalia, -Aristotle on Mind and the Senses. Ed. by G. E. R. Lloyd, G. E. L. Owen. Camb., 1978, p. 215-239; Johansen T. K. Aristotle on the Sense-Organs. Camb., 1997; Месяц С. В. Трактат Аристотеля «О памяти и припоминании», - Космос и душа, 2005, с. 391-406.

М. А. СОЛОПОВА

«ОБ ИСТОЛКОВАНИИ»,или «Герменевтика» (Перс ερμηνείας; лат. De in-terpretatione), сочинение Аристотеля, второй трактат в составе «Органона». В предшествующих «Категориях» Аристотель анализирует отдельное слово, в «Герменевтике» - структуру простого предложения.



Хронологически «Герменевтика» написана после платоновского «Софиста» и отражает тот же круг интересов, что и «Кратил», «Теэтет» и «Софист». Аристотель исходит из платоновского представления о мышлении как внутреннем разговоре души (Theaet. 189e, Soph. 263e, Phileb. 38ce), понимая язык как отражение мыслительных процессов. Собственно, греч. ερμηνεία и означает языковую форму выражения мысли. Основное намерение Аристотеля - обсудить соотношение между языковым выражением и объективным положением вещей.

Структура. Трактат состоит из 14 глав. После вступительного определения темы предстоящего исследования он подробно говорит о составных частях предложения (имя, глагол), описывая язык как условие для взаимопонимания (гл. 1-3). В 4-й главе обсуждается «высказывающая речь» (17а8), т. е. высказывания, нечто утверждающие, категорические суждения, принадлежащие сфере научной речи. Остальные виды речи принадлежат, по Аристотелю, риторике и поэтике и его в данном сочинении не интере-

Загрузка...

«ОБ ИСТОЛКОВАНИИ» 527

суют. Далее (гл. 5-9) описываются различные виды противоположности; предложения, дифференцируемые через различные дополнения (гл. 10-11); модальные предложения (возможность, необходимость) (гл. 12-13). В 14-й главе разъясняется мнимая противоположность между высказыванием с противоположными предикатами.

Специально Аристотель не обсуждает логические и онтологические вопросы, но некоторых касается попутно (особ. см. 3, 9 и 10-ю главы). Так, в 9-й главе представлено учение об истинности и ложности высказываний, касающихся будущих событий (лат. contingentia futura). Эта глава широко обсуждается современными логиками (по мнению О. Бекера, Аристотель подходит здесь к многозначной логике, не формулируя этого ясно, см. Gnomon 1958, S. 261-264). В «Об И.» Аристотель нигде не описывает утвердительное высказывание так, чтобы субъект заключался в предикате (т. е. «S находится в Р»), что он будет постоянно делать в «Первой Аналитике» в своем учении о силлогистическом выводе.

Проблематика трактата. По вопросу о происхождении языка в греческой философии 5-4 в. до н. э. сложились две теории. Согласно первой из них (разделялась Платоном), язык есть произведение природы, т. к. его структура точно соответствует структуре чувственного мира (см. изложение этих взглядов в диалогах «Кратил», Crat. 424d ел., и «Теэтет», Theaet. 202а ел.). При этом слова являются «орудиями» на пути к познанию реальности -истинные слова верно отображают вещи, ложные неверно. Согласно другой теории (разделялась Аристотелем), слова языка условны (в принятой терминологии софистов, «установлены законом»). Аристотель полагает, что сами по себе слова нейтральны, они лишь условные символы для отображения вещей в нашем мышлении. Чтобы высказывание были осмысленно, необходима связь между символами-словами, которая в случае ложного высказывания нарушается. Т. обр., лишь связь слов в предложении обеспечивает его смысл. Если слово всего лишь знак, то его значение может быть твердо установлено, - Аристотель утверждает однозначность определения при произвольности обозначения. В этом корень различия между Платоном и Аристотелем в теории языка: по Платону, от формы слова мы переходим к истинному понятию; по Аристотелю, от употребления знака - к мышлению.

Античные комментарии. Трактат «Об И.» стал популярным предметом изучения и комментирования в Перипатетической школе (о традиции, начиная с сообщений об утраченных работах Теофраста и Евдема Родосского до сохранившихся неоплатоничееких комментариев см. DPhA, IV, р. 124-173). Сохранились комментарии Аммония Гермия (CAG IV, 5), Боэция, Иоанна Филопона, Стефана Александрийского (CAG XVIII, 3). Аммоний в своем комментарии принимает теорию предложений Аристотеля и критикует теорию имен Диодора Крона. Проб из Эдессы (5 в.) выполнил перевод «Об И.» на сирийский язык.

Рус. пер. Э. Л. Радлова (1891).

Текст:Minio-Paluello L. (ed.). Aristotelis Categoriae et Liber De Interpretations Oxf., 1949. 19562. Рус. пер.: Об истолковании. Пер. Э. Л. Радлова, - Аристотель. Соч.: В 4 т. T. 2.M., 1978, с. 93-116.

Античные комментарии: Blank D. L. (tr., comm.). Ammonius, On Aristotle, On interpretation 1-8. L.; Ithaca (N. Y.), 1996 (АСА); Blank D. L. et al (tr., comm.) Ammonius,


528 ОЛИМПИОДОР

On Aristotle, On interpretation 9. Boethius, On Aristotle, On Interpretation 9: first and second commentaries. L., 1998; Charlton W. (tr.). Stephanus, On Aristotle On interpretation. L., 2000 (АСА); Taran L. (ed.). Anonymus Commentary on Aristotle's De interpretatione (Cod. Parisinus gr. 2064). Msnh./Glan, 1978.

Лит.:Brandt R. Die aristotelische Urteilslehre. Untersuchungen zur «Hermeneutik». Marb., 1965; Hintikka K. J. Time and Necessity. Studies in Aristotle's Theory of Modality Oxf., 1983; Frede D. The sea-battle reconsidered: A defence of the traditional interpretation, -OSAPh 3, 1985, p. 31-87; Whitaker С W. A. Aristotle's De Interpretatione: Contradiction and Dialectic. Oxf., 1996.

E. Г. ПАРФЕНОВА

ОЛИМПИОДОР(Όλυμπιόδωρος) Александрийский(до 505 - после 564), греческий философ-неоплатоник, учился у Аммония в Александрии, где затем преподавал аристотелевскую и платоновскую философию. До нас дошли комментарии О. к Аристотелю («Введение в логику», комментарии на «Категории» и «Метеорологику») и к Платону (на «Алкивиада I», «Горгия», «Федона»). Эти три платоновских диалога образуют введение и первую — этическую - ступень ямвлиховского цикла из 12 диалогов. Отдельно издававшаяся «Жизнь Платона» Олимпиодора на самом деле является введением к комментарию на «Алкивиада I». Долгое время приписывавшийся ему комментарий на «Филеба» принадлежит Дамаскию, так же как части комментария на «Федона». Из комментария к «Горгию» видно, что слушатели О. были христианами, тогда как О. подчеркивал принцип Единого - центральный для языческого платонизма. Его учениками были Элий ία Давид.

Соч.:Olympiodorus in Aristotelis Meteora. Ed. W. Stüve. В., 1900 (CAG XII. 2); Olympiodorus in Aristotelis Categorias. Ed. A. Busse. В., 1902 (CAG XII. 1); Prolegomena. Ed. A. Busse. В., 1902; Commentary in the First Alcibiades of Plato. Critical text and ind. by L. G. Westerink. Amst, 1956; Olympiodori in Platonis Gorgiam commentarii. Ed. L. G. Westerink. Lpz., 1970; The Greek Commentaries on Plato's Phaedo. Vol. I. Olympiodorus' text and Engl. tr. by L. G. Westerink. Amst., 1976; Olympiodorus. Commentary on Plato's «Gorgias». Tr. by R. Jackson, K. Lycos, H. Tarrant. Leiden, 1998.

А. В. ПАХОМОВА

ОНЕСИКРИТ(Όνησίκριτος) из Астипалеи(4 в. до н. э.), писатель, историк, называемый учеником киника Диогена Синопского, участник восточного похода Александра Македонского. Автор истории Александра, в которой, по предположению Диогена Лаэртия, подражал Ксенофонту: подобно тому, как Ксенофонт участвовал в походах персидского царя Кира и написал «Воспитание Кира», так О. составил жизнеописание Александра в духе идеалов кинизма (D. L. VI 84). На О. неоднократно ссылаются Страбон (фрг. разговора О. с «гимнософистами» Каланом и Манданием ар. Strab. XV 1, 64-65 = Onesicr. FGrH II 134, fr. 17 - один из наиболее ранних из сохранившихся образцов кинической литературы) и Плутарх из Херонеи (см. «Жизнеописание Александра», «О судьбе Александра Великого»). О., беседуя по поручению Александра с индийскими гимнософистами (нагими мудрецами) «с помощью трех переводчиков», увидел в их образе жизни сходство с киническим и как незаурядный пропагандист кинизма сам вошел в историю школы, мало что разделяя с ее представителями кроме любви к далеким странствиям.

Фрагм.:FGrH II В, п° 134, р. 723-736 (тексты); 468^80 (комм.).


«ОРГАНОН» 529

Лит.: Brown T. S. Onesicritus. A study in Hellenistic historiography. В., 1949, p. 21-53 (eh. 2: Onesicritus and the Cynics); Goulet-Cazé M.-O. Onesicrite d' Astypalaea, - DPhA IV 2005, p. 776-780.

M. А. СОЛОПОВА

«ОРГАНОН»(от греч. όργανον, лат. organum - орудие, инструмент), общее название логических сочинений Аристотеля. Принято считать, что поздняя Античность усвоила это название вслед за первым издателем и комментатором Аристотеля Андроником Родосским (1 в. до н. э.), который поместил в своем издании логические сочинения в начале корпуса и назвал их «инструментальными книгами» {οργανικά /3ι/3λία), опираясь на то, что Аристотель подчеркивал пропедевтическую функцию логики относительно других наук (Top. 108b9; Met. IV, 3, 1005ЬЗ-5; IV, 4, 1006а5-7). Композиционным принципом Андроника было расположение трактатов соответственно увеличивающейся сложности их содержания: в «Категориях» Аристотель анализирует отдельное слово, в «Герменевтике» - простое предложение, в «Первой аналитике» представлено учение о силлогистическом выводе, во «Второй аналитике» о научном доказательстве, в «Топике» описывается диалектический диспут, а заключительные слова последней книги (IX, 34, 183а37-184Ь9) относятся ко всему «О.». В настоящеее время считается установленным, что 1) все трактаты «О.» подлинны; 2) все они - частично авторские записи к лекциям, частично конспекты лекций, составленные слушателями, но просмотренные, исправленные и дополненные самим Аристотелем; 3) все трактаты неоднократно переделывались с учетом новых результатов, полученных Аристотелем, т. е. содержат разновременные хронологические пласты. Существует несколько различных схем относительной хронологии сочинений «О.». Однако наиболее вероятным представляется, что «О.» был написан в академический период жизни Аристотеля в последовательности: «Категории», «Об истолковании», «Топика» (II—VII, VIII, I, IX), и «Аналитики». При этом возможно, что работа над некоторыми главами разных сочинений велась параллельно.

Известно около 250 средневековых греческих рукописей «О.» (полных или частичных), а также латинские, арабские, сирийские и армянские переводы. Editio princeps «О.» вышло в издательстве Альда Мануция (Венеция, 1495).

Состав «Органона». 1) «Категории»(Kareyopicu, Praedicamenta). В трактате описываются самые общие предикаты (категории), которые можно высказать о любом объекте: сущность, количество, качество, отношение, место, время, положение, обладание, действие, претерпевание (подробнее см. «Категории»). В Античности, Средние века и эпоху Возрождения «Категории» комментировались огромным количеством авторов. Значительное влияние на схоластическую философию оказала аристотелевская идея о различении первичных и вторичных субстанций (первых и вторых сущностей). Сохранились греческие комментарии неоплатоников: Порфирия (во «Введении» к «Категориям» Аристотеля Порфирий намечает иерархическую схему классификации категорий, представленную потом в виде «древа» (arbor Porphyriana); Порфирий составил также комментарий на «Категории» в диалогической форме; тексты Порфирия послужили одним из отправных элементов в формировании средневековой проблемати-


530 «ОРГАНОН»

ки о природе общих понятий (universalia)); далее - Аммония, Симпликия (предпринял попытку интерпретировать «действие» и «претерпевание» как частный случай категории «отношение»); Олимпиодора, Филопона и Элия. Большое количество комментариев на этот текст утрачено, в т. ч. комментарии римского стоика Корну та (1 в.; подчеркивал параллелизм между категориями Аристотеля и грамматическими элементами греческого языка).

2) «Об истолковании»(Περί ερμ,ενείας, лат. De interpretatione). Русское
название этого трактата представляет собой кальку с его латинского заглавия. Оно лишь приблизительно соответствует греческому оригиналу: собственно «о (языковом) выражении (мысли)». Западноевропейские учёные называют этот трактат «Герменевтикой». Трактат излагает теорию суждения,
которая может рассматриваться как семиотическая основа ассерторической
и модальной силлогистик. Сохранились комментарии на «Герменевтику»
неоплатоников Аммония и Стефана Александрийского.

3) «Первая Аналитика»{"Αναλυτικά πρότερα, Analytica priora), в 2-х
кн. Аристотель излагает теорию аналитического силлогизма и описывает
аксиоматизированные системы ассерторической и модальной силлогистик.
Система Аристотеля использует 3 силлогистические фигуры из 4-х фигур
традиционной логики. Кроме того, здесь описываются некоторые недедуктивные способы рассуждения: индукция, доказательство от примера, отведение.

«Вторая Аналитика»('Αναλυτικά υστέρα, Analytica posteriora), в 2-х кн. В книге излагаются основы методологии доказывающих (дедуктивных) наук, основы теории доказательства и теории дефиниции. Теория дефиниции опирается на более раннее учение о предикабилиях, изложенное в «Топике».

Различением «Первой» и «Второй Аналитики» мы обязаны, по-видимому, Андронику. Сам Аристотель все четыре книги цитирует под общим названием «Аналитика». Наиболее известные античные комментаторы «Аналитик»: Александр Афродисийский (характерно толкование стоической пропозициональной логики в качестве своеобразной метасистемы по отношению к аристотелевской силлогистике), Фемистий (составил парафраз «Второй аналитии», отделив аристотелизм от платонических напластований), Иоанн Филопон (в его комментарии, вероятно, впервые, для иллюстрации силлогистических закономерностей применяются идеографические средства (незамкнутые дуги); для его комментария ко «Второй аналитике» характерна тенденция преодолевать логико-гносеологические трудности за счёт семиотико-грамматических дистинкций), Проб (его комментарию принадлежит важная роль в процессе проникновения и распространения теорий «Аналитик» на Востоке), Аммоний (подразделяет силлогизмы на категорические, гипотетические и получающиеся посредством присоединения к посылке дополнительного предложения). В Западной Европе «Аналитики» стали известны лишь в 12 в., когда был опубликован их перевод на латинский язык.

4) «Топика»(Τοπικά, Topica) (8 книг). В трактате излагается методология античной диалектики, существовавшей в таких формах, как диалектика
спора и исследование научных проблем посредством выявления и разрешения трудностей (апорий). Аристотель выявляет общую логическую основу
различных практических применений диалектики и создаёт таким образом


ОРИГЕН 531

новую научную дисциплину. Из многочисленных греческих комментариев к «Топике» сохранились комментарии Александра Афродисийского.

«О софистических опровержениях»(Пер1 σοφιστικών ελέγχων, De sophisticis elenchis). Это не самостоятельный трактат, а 9-я книга «Топики». Классификация софизмов и паралогизмов в 9-й книге тщательно изучалась в Средние века и почти полностью вошла в учение традиционной логики о т. н. логических ошибках. С современной точки зрения особое значение имеет анализ парадокса о лжеце (180а35-Ь7), фактически стимулировавший возникновение в средние века логических трактатов на тему «de insolubilibus» (о неразрешимых предложениях), в которых первоначально рассматривалась проблема семантических антиномий.

Лит.: Brandis Chr. Über die Reihenfolge der Bücher des aristotelischen Organons. В., 1833; During I. Aristoteles. Darstellung und Interpretation seines Denkens. Hdlb., 1966. См. лит. к ст. Аристотель.

Ε. Г. ПАРФЕНОВА

ОРИГЕН(Ώριγενης) Александрийский(ок. 185 - ок. 253 н. э.), христианский мыслитель, заложивший основы спекулятивной теологии и библейской экзегезы на грекоязычном Востоке, но посмертно обвиненный в ереси.

Жизнь.Согласно «Церковной истории» Евсевия Кесарийского, О. родился в Египте в семье христианина Леонида, ок. 202 обезглавленного в Александрии во время гонений при имп. Септимии Севере (Hist. Eccl. VI 1). Был преподавателем грамматики (VI 2, 12; 15), а затем - наставником в катехетическом училище, где слушал Климента Александрийского (VI 3,3; 6). С избранными учениками О. вел углубленные занятия, в т. ч. и по античной философии (VI 15; 18, 2-3). Согласно Порфирию (apud Eus. VI 19, 6-7), О. учился философии у некоего Аммония, - возможно, Аммония Саккаса, у которого впоследствии учился Плотин (подробнее см. Ориген Платоник). Евсевий подчеркивает благочестие О. буквально с детства (VI 2, 7-11), его тягу к мученичеству (2, 3-6) и аскетизм (3, 9-12), дошедший до самооскопления (8,1-5). О. много путешествует, в начале 10-х 3 в. он посетил Рим, где был на проповеди Ипполита Римского, а ок. 215 - Кесарию Палестинскую, где с разрешения местных епископов проповедовал в церкви, хотя не был священником, что вызвало неудовольствие александрийского еп. Димитрия (VI 19, 16-19). В 220-е встречался в Антиохии с матерью имп. Александра Севера Юлией Маммеей (VI 21,3). Ок. 230, вновь будучи в Кесарии, он был рукоположен в священника (VI 23, 4). В результате конфликт с Димитрием обострился и приблизительно в 231/233 О. окончательно уехал в Кесарию (VI26). Здесь он также преподает ученикам (VI30), в т. ч. и философию (см. Greg. Thaum. (?). Or. pan. 13). Во время гонения при имп. Деции (249-251) О. был заключен в тюрьму и подвергнут пыткам, но затем отпущен (Hist. Eccl. VI 39, 5). Возможно, О. умер в Тире (Phot. Cod. 118, p. 92b21 Bekker). По Евсевию, он умер при имп. Галле (251-253); однако согласно тому же источнику, О. умер в возрасте 69 лет (VI 1, 1), что соответствует 254/255.

Сочинения.О. оставил огромное письменное наследие (ср. Epiph. Panar. 64, 63; Hier. Apol. Ruf. 2, 22; Ер. 33; известно, что в его распоряжении была группа стенографов и писцов, Eus. Hist. Eccl. VI 23, 1-2), от которого до нас дошла значительная, но все же меньшая часть, причем ряд сочине-


532 ОРИГЕН

ний - только в латинских переводах бл. Иеронима и Руфина Аквилейского (рубеж 4-5 вв.). В число сочинений О. входят: 1) «О началах» (IJepï αρχών, De principiis) - первый в христианской традиции обзорный трактат по спекулятивному богословию (20-е гг.), сохранился в переводе Руфина (398) и в виде греческих и латинских фрагментов (Phil. 1 и 21; Justinian. Ad Menam; Hier. Ер. 124 и др.); 2) «О молитве» (ΠβρΙ ευχής - нач. 30-х); 3) «Увещание к мученичеству» (Εις μαρτύριον προτρεπτικός — ок. 235); 4) «О Пасхе» (Περί πάσχα - ок. 245; найден в Египте в 1941); 5) апологетический трактат «Против сочинения Цельса, озаглавленного "Истинное учение"» (Προς τον επιγεγραμμενον Κελσου ''Αληθή λόγον — ОК. 248); 6) ЭКЗеге-тические сочинения разной степени сохранности: а) комментарии (τόμοι), напр., на Евангелие от Иоанна (230-240) и на Евангелие от Матфея (ок. 246); б) гомилии (ό/ζιλίαι) - проповеди О. в Кесарии; в) краткие схолии (σχόλια); 7) письма, почти все утраченные. Лишь фрагментарно сохранились «Строматы», «О воскресении» и «Гекзаплы» ('Εξαπλα) - выпущенное О. издание Ветхого Завета в шести частях, включавшее еврейский текст, его греческую транслитерацию, Септуагинту и три греческих перевода 2 в. н. э. (Акилы, Симмаха и Феодотиона). Существовали стенограммы диспутов О. с еретиками, вроде «Диалога с Гераклидом» (найден в 1941).

Учение.Однозначная реконструкция взглядов О. затруднительна ввиду состояния источников и гипотетического характера его мысли. Принимая несомненную истинность апостольского предания (Princ. Praef. 2-10), О. выдвигал и обсуждал множество неортодоксальных богословских и философских гипотез. Поэтому для одних исследователей О. — создатель метафизической системы, в которой гностические, средне- или неоплатонические черты превалируют над христианскими (Э. Де Фэй, X. Кох, Г. Йонас и др.); для других — прежде всего экзегет и верный сын Церкви, сам не принимавший большинства из обсуждавшихся им гипотез (А. Де Любак, А. Крузель и др.). Между этими крайностями есть промежуточные интерпретации.

Сам О. оценивает античную философию скорее сдержанно. Признавая, что в философской традиции есть элементы истины (Нот. Ex. 11, 6), к которым относятся философский монотеизм, учение о Логосе, почти вся этика и физика (Нот. Gen. 14, 3), он объяснял их влиянием ветхозаветного откровения (С. Cels. VI 19; VII 30 и др.). Вместе с тем О. критиковал практически все философские школы: эпикурейцев - за отрицание Провидения и гедонизм, перипатетиков - за частичное отрицание Провидения, стоиков -за материализм в теологии, платоников - за метемпсихоз и т. д. (С. Cels. Ill 75). Формально О. различает этику, физику и «созерцательную» (εποπτική, inspectiva) философию, т. е. метафизику, упоминая логику как возможную четвертую часть (In Cant. Prol. GCS VII, 75 Baehrens). В собственно христианском контексте О. отводит философии пропедевтическую роль (Phil. 13, 1). Знакомство с ней необходимо для квалифицированной полемики с язычниками и еретиками (ар. Eus. Hist. Eccl. VI 19, 12-14).

Бог для О. - абсолютно простая монада (Princ. I 1,6). Бог по природе бестелесен, неизменен, вечен, благ и бесстрастен (Princ. I 1-2; II 4, 4; Orat. 24, 2; С. Cels. Ill 70; IV 72; VI 44), хотя и сострадает людям (Horn. Ez. 6, 6). В контексте этой в целом платонической концепции О. колеблется между представлением о Боге как о разумной сущности (Princ. I 1, 6; In Joann. 20, 18, 159) и апофатическим тезисом, что Бог по ту сторону как ума, так и сущ-


ОРИГЕН 533

ности (In Joann. 19, 6, 37; С. Cels. VI 64; VII 38 - ср. Plat. Resp. 509b). Так как Бог неизменен, Он рождает Сына вечно (Princ. I 2, 2-3; Нот. Jer. 9, 4).

0. утверждает это первым в христианской традиции, но отвергает будущую
никейскую формулу «из сущности Отца», связывая ее с представлением о
делимости божества в процессе эманации (In Joann. 20, 18, 157-158). В качестве Премудрости Отца Бог-Сын содержит в Себе идеи творения (Princ.

1, 2, 2-3; In Joann. 19, 22, 147). В контексте доникейского субординациониз-
ма О. описывает соотношение ипостасей иерархически, к примеру, заявляя,
что Отец превосходит Сына и Духа чуть ли не больше, чем Сын и Дух -
разумных тварей (In Joann. 13, 25, 151; наоборот в In Matth. 15, 10). В некоторых местах он называет Сына «тварью» или «сотворенным» (напр., In
Joann. I, 34, 244; С. Cels. V 37), что скорее объяснимо догматической неопределенностью этих терминов в его время и аллюзиями на библейский контекст (Притч. 8:22; Кол. 1:15).

Поскольку Бог неизменен, мир вечен, ибо Бог всегда должен иметь объект для проявления своего всемогущества (Princ. I 2, 10). До конца не ясно, приписывал ли О. вечность миру идей в Премудрости (Ibid. I 4, 3-5) или бесконечной цепочке актуальных миров (III 5, 3). Вместе с тем О. - креационист: Бог сотворил мир из ничего, а не из бесформенной материи, как полагали платоники (II 1, 4; In Joann. 1,17, 103). Творение конечно, иначе Бог не смог бы его познать, т. к. бесконечное непознаваемо по природе (Princ. Ill 5, 2; In Matth. 13, 1). Первостепенное творение - это разумные существа (Princ. II 9, 1), равные в своем совершенстве (II 9, 6-7; III, 5, 4). Исследователи спорят, являются ли они по О. абсолютно бестелесными или изначально обладают «эфирными» телами. Второстепенное творение, т. е. материальный мир, - следствие их падения (II 3, 1; III 5, 4) и распределения по трем рангам духовной иерархии (ангелы, люди, демоны) (I 6, 2-3). Причина падения - свобода воли (I 5, 3; In Matth. 10, 11 и др.), необходимая для достижения подлинной, т. е. свободно выбранной, добродетели (С. Cels. IV 3; Orat. 29, 15). Конкретным мотивом падения по О. была «лень» или «небрежность» в стремлении к благу (Princ. II 9, 2; III 1, 13-14), а то и «пресыщение» им (I 3, 8; С. Cels. VI 44). По-видимому, падение не было тотальным (Princ. I 5, 5; I 6, 2). Во всяком случае, не пала «душа Христа», т. е. тварь, особенно возлюбившая Сына и ставшая посредником при Его воплощении в тело (II 6, 3-7). Души небесных светил получили тела не за грехи, а для служения другим тварям (I 7, 5). Хотя материальный космос - результат падения, О. далек от гностического мироотрица-ния. Он настаивает на красоте и упорядоченности этого мира (С. Cels. Ill 77; VIII 52), отсутствии зла в его небесной части (In Gen. Fr. PG 12, 89В), а в полемике с платониками отрицает, что тело и материя - сами по себе зло (С. Cels. Ill 42; IV 66). Гипотеза предсуществования душ вкупе с ортодоксальной идеей тварной свободы как раз призвана показать, что разнообразие жребиев в этом мире объясняется не гностической концепцией природного предопределения к спасению или гибели, несовместимого с благостью Творца (напр., Princ. II 9, 5), а свободным выбором различной степени морального порока (III 3, 5), в котором О. вместе со стоиками видит единственное подлинное зло (С. Cels. IV 66; VI 54), а вместе с платониками - небытие (Princ. II 9, 2; In Joann. 2, 13). Но физическое зло, на самом деле ценностно безразличное, создается самим Богом как педа-


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 131 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: А. А. СТОЛЯРОВ 30 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 31 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 32 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 33 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 1 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 2 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 3 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 4 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 5 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 6 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Ю. А. ШИЧАЛИН 7 страница| Ю. А. ШИЧАЛИН 9 страница

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.172 сек.)