Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Ю. А. ШИЧАЛИН 5 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

Лит.:Lowry J. M. P. The logical principles of Proclus' Στοιχζίωσις θεολογική as systematic ground of the cosmos. Amst., 1980; Hataway R. The anatomy of the neoplatonists metaphysical Proof, - The structure of Being. A neoplatonic Approach. Ed. by R. Baine Harris. Norfolk, 1982, p. 122-136; Boese H. Wilhelm von Moerbecke als Übersetzer der Stoicheiosis theologike des Proklos. Hdlb., 1985.

Ю. А. ШИЧАЛИН


НЕМЕСИЙ ЭМЕССКИЙ 501

НЕЛЕЙ(Νηλβύς) из Скепсиса(ок. 345/40 - ок. 360 до н. э.), представитель Перипатетической школы, ученик Теофраста, владелец школьной библиотеки (после 286 до н. э.). Н. был сыном Кориска, воспитанника Древней Академии (у Страбона назван «сократиком» - Strab. XIII 1, 54), близкого знакомого и слушателя Аристотеля, с которым они после смерти Платона (347) покинули Афины и уехали в Мал. Азию: Аристотель и Ксенократ -в Атарней, к тирану Гермию, Кориск и его друг Эраст - в Скепсис, на свою родину. Недалеко от этих мест находился Асе - родина Теофраста, учеником которого впоследствии стал Н.

Известно, что Теофраст завещал Н. школьную библиотеку (см. Strab. XIII 1, 54 Метеке, D. L. V 52. 8), включавшую сочинения Аристотеля и Теофраста, а также их переписку. По-видимому, завещание Н. школьных книг отражало желание Теофраста видеть его следующим после себя главой школы. Избрание схолархом Стратона из Лампсака послужило вероятной причиной отъезда Н. из Афин к себе на родину, куда он вывез и библиотеку. Согласно Страбону, после смерти Н. его родственники содержали книги в небрежении и в конце концов продали их библиофилу Апелликону Теосскому. Серьезное изучение сочинений А. и возвращение их в лоно школьной перипатетической традиции возобновилось благодаря Андронику Родосскому, который впервые издал корпус сочинений Аристотеля. Увеличил ли Н. школьную библиотеку собственными сочинениями, не известно.

Возможно, имя Н. встречается в тексте перипатетической «Большой этики» (Μ. Μ. II, 7, 1205а17) и служит примером имени собственного подобно тому, как имя Кориска, отца Нелея, часто упоминалось самим Аристотелем (О предложении Виламовица исправить рукописное «у Илея» (ev 'ТЛеГ) на «у Нелея» (ev Νηλεΐ) см.: Wilamowitz-Möllendorff 1927, S. 371.)

Лит.: Wilamowitz-Möllendorff U. von. Neleus von Skepsis, - Hermes 62, 1927, S. 371; Arnim H. von. Neleus von Skepsis, - Ibid. 63, 1928, S. 103-107; Moraux, Aristotelismus I, 1973, S. 3-31; Gottschalk H. B. Notes on the Wills of the Peripatetic Scholarchs, - Hermes 100, 1972, S. 314-342 (особ. 335-342); Drossaart Lulofs H J. Neleus of Scepsis and the Fate of the Library of the Peripatos, - Beyers R. et al. (ed.). Tradition et Traduction. Les textes philosophiques et scientifiques grecs au Moyen Age Latin. Leuven, 1999, p. 9-24; Schneider J.-R Neleus de Scepsis, - DPhA IV, 2005, p. 617-620. См. тж. лит. к ст. Андроник Родосский: Gottschalk 1988; Barnes 1997.

M. А. СОЛОПОВА

НЕМЕСИЙ ЭМЕССКИЙ(Ne^éotos) (кон. 4 в. н. э.), епископ сирийской Эмесы (совр. Хомс), автор сочинения «О природе человека» (Пер\ φύσ€ως ανθρώπου, лат. De natura hominis), положившего начало традиции христианской антропологии и представляющего собой ценный доксографическии источник. В своем компендии Н. свел физиологические, психологические и философско-антропологические теории различных философских и медицинских школ Античности, стремясь согласовать их друг с другом и с догматами христианской теологии.



Структура и содержание. Трактат Н. состоит из 43 глав, которые можно распределить по нескольким разделам. После вступления (гл. 1), следуют разделы о природе души (гл. 2); о соединении души с телом (гл. 3); о теле человека и элементах, его составляющих (гл. 4—5); о различных спо-


502 НЕМЕСИЙ ЭМЕССКИЙ

собностях души (связанных с телом) (гл. 6-28); о практических действиях души, о свободе воли и о божественном Промысле (гл. 29-43).

Во вступлении, опираясь одновременно на античные источники и Священное Писание, Н. представляет человека как смертное разумное живое существо, обладающее способностью мышления и познания; человек — микрокосм {μικρός κόσμος, De nat. hom. 1), образ всего творения и его вершина. Онтологически он - посередине тварного мира, между бестелесным и телесным. Человек превосходит всех остальных животных разумом, от прочих же разумных существ (нимф, демонов и ангелов) отличается двумя особенностями: 1) только человек через покаяние получает прощение грехов и 2) только его смертное тело делается бессмертным. Заключительные строки вступления прославляют человека, его уникальное место в мироздании, позволяющее ему беседовать с ангелами и Богом, исследовать природу бытия и пытаться постичь существо Божие (если человек добродетелен и благочестив).

Загрузка...

Следующие главы, посвященные природе души и ее связи с телом, содержат обильный доксографический материал. Ряд фрагментов сочинений античных философов (Клеанфа, Нумения Апамейского, Аммония Саккаса, Порфирия, Феодора Асинского и др.) сохранились только в тексте Н., который следуя традиции (ср. Аристотель, «О душе», Плотин, «О бессмертии души», Επη. IV 7) сначала критически излагает историю вопроса, затем излагает свою точку зрения. Против учений о телесной природе души Н. приводит аргументацию Аммония, учителя Плотина, и Нумения Апамейского; затем излагает и критикует учения Галена о душе как темпераменте, пифагорейское учение о душе-гармонии, и аристотелевское - о душе-энтелехии, в целом соглашаясь с последним, однако указывая на ограниченность этого учения применимостью к неразумной части души; далее излагается учение Платона по «Тимею». Принимая платоническое учение о душе как бестелесной бессмертной сущности (и отвергая учение о переселении душ, ме-тепсихозу), Н., однако, считает избыточными изощренные доказательства бессмертия души и указывает как на достаточное для христианина доказательство авторитет Слова Божия. В главе, посвященной характеру соединения души и тела, Н. использует утраченное соч. Порфирия «Разнообразные исследования», которое, очевидно, является непосредственным источником формулы Н.: «душа соединена с телом неслиянно» (άσυγχύτως ψωται τω σώμαη η φνχη, De nat. hom. 3, 60, ср. тж. 3, 42-45, где имеется ссылка на Аммония Саккаса). Именно Н. впервые использовал язык античного учения о «смешении» / «слиянии» / «соположении» (терминология, известная из стоических и перипатетических текстов по физике и адаптированная Порфирием к учению о соединении души и тела) для выражения понимания таинства соединения двух природ во Христе (3, 115-128), что впоследствии было использовано при выработке христологической догматики на Халкидонском Соборе (сер. 5 в.).

В рассуждении о физиологии и психологии (в т. ч. о телесных элементах и ораганах, чувственном восприятии, удовольствии и т. п.) Н. широко пользуется наследием Аристотеля (серия натурфилософских сочинений, включая «О душе» и т. н. Parva naturalia), Платона («Тимей») и, вероятно, Галена (сводки мнений Гиппократа); в учение о страстях (πάθη) использованы также стоические источники. Изложение вопроса о свободе воли и выборе (29-


НЕМЕСИЙ ЭМЕССКИЙ 503

34) опирается на «Никомахову этику» Аристотеля, в учении о соотношении свободы и судьбы Н. использует среднеплатонические источники; во фрагменте о судьбе (De nat. hom. 35-38), как указывает Dillon 19962, p. 320, кратко пересказаны положения, известные по трактату Псевдо-Плутарха «О судьбе» и комментарию Калкидия к «Тимею» (см. [Plut.] De fat.; Cale. In Tim. 142-190, ad loc. Tim. 4le).

Заключительные главы трактата (42-44) посвящены учению о Промысле. Здесь Н. 1) доказывает, что божественный Промысел существует; 2) дает определение этому понятию; 3) устанавливает, к чему Промысел относится. Для Н. неприемлемо учение Платона о такой иерархии промыслитель-ных действий божества, в которой о единичных «незначительных» существах заботятся небесные боги, образующие сферу судьбы (необходимости). Считая остальные учения, отрицающие Промысел, не просто заблуждением, но нечестием, Н. опровергает тех, кто оспаривает отношение Промысла Божия к единичному. Их аргументы, - Бог или не знает, что следует заботиться об этом; или не может заботиться; или не хочет заботиться, - по Н., оказываются несостоятельны применительно к Богу как всеблагому всемогущему Существу, которое есть сама Мудрость и Знание. Существование в мире видимой несправедливости (убийства, насилия), по Н., не противоречит Промыслу, ведь 1) праведник таким образом избавляется от будущих злоключений (как Сократ) и 2) сама по себе смерть не есть зло (и не приносит вред), что доказывает смерть святых мучеников. Злом является только грех как действие, находящееся в нашей власти.

Влияние. Труд Н. оказал широкое влияние на философию и науку Средневековья. Н. в значительной степени следуют, приводя из него большие фрагменты, Иоанн Дамаскин («Точное изложение православной веры») и Мелетий Монах («Об устроении человека»). В Средние века авторство трактата «О природе человека» нередко ошибочно приписывалось Григорию Нисскому, антропологии которого во многом близки взгляды Н. Известны переводы Н. на сирийский, арабский, армянский, грузинский языки.

Соч.:Migne PG. Т. 40; Nemesius Emesenus. De natura hominis. Ed. M. Morani. Lpz., 1987 (ВТ); Telfer W. (tr.). Cyril of Jerusalem and Nemesius of Emesa. L.; Philad., 1955, p. 224-453; Némésius d'Émèse. De natura hominis. Éd. critique avec une introd. sur l'anthropologie de Némésius par G. Verbeke, J. R. Moncho. Leiden, 1975; Немесий, епископ Эмесский. О природе человека. Пер. с греч. Ф. С. Владимирского. Почаев, 1904 (М, 1996).

Лит.:Jaeger W. W. Nemesios von Emesa. Quellenforschungen zum Neuplatonismus und seinen Anfängen bei Posidonios. В., 1914; Wyller E. A. Die Anthropologie des Nemesios von Emesa und die Alkibiades I-Tradition, - Sym6O 44,1969, p. 126-145; SiclariA. L'antropologia di Nemesio di Emesa. Padova, 1974; Kallis A. Der Mensch im Kosmos. Das Weltbild Nemesios von Emesa. Münst., 1978; Sharpies R. B. Nemesius of Emesa and Some Theories of Divine Providence, - VChr 37, 1983, p. 141-156; Young F. M. Adam and anthropos. A study of the interaction of science and the Bible in two anthropological treatises of 4th century, - Ibid., p. 1 ΙΟΙ 40; Brown-Wicher Η. Nemesius Emesenus, - Catalogus translationum et commentariorum. Wash., 1986, p. 32-72; Volpilhac P. Etat présent des recherches sur Némésien, - ANRWII 34, 4, 1998, p. 3175-3178; Motta B. La mediazione estrema. L'antropologia di Nemesio di Emesa fra platonismo e aristotelismo. Padova, 2004; Palanciuc A. Némésius d'Émèse, - DPhA IV, 2005, p. 625-650; Григорьев К. Немезий, епископ Емесский, и его сочинение «О природе человека». СПб., 1900; Владимирский Ф. С. Антропология и космология Немесия, епископа Эмесского, в их отношении к древней философии и патристической литературе. Житомир, 1912.

М. А. СОЛОПОВА


504 НЕОПИФАГОРЕИЗМ

НЕОПИФАГОРЕИЗМ,направление греч. философии 1 в. до н. э. - 3 в. н. э., тесно связанное и переплетающееся со Средним платонизмом (Евдор Александрийский, издатель платоновских диалогов Трасилл, Плутарх Херо-нейский, Модерат, Никомах из Герасы, Теон из Смирны, Нумений и др.). Н. вновь придал самостоятельное значение методам математического символизма и опирался в своих умозрениях на такие понятия, как единое -многое, монада - диада, тождество - различие, чётное - нечётное, точка -линия - плоскость — тело и др., а также развивал в области этики идеалы аскетизма и катартики. В отличие от Среднего платонизма Н. считал первоначалом не ум (нус), но монаду - диаду, согласно изложению пифагорейского учения у Александра Полигистора (D. L. VIII24—33) и Секста Эмпирика (Adv. math. Χ 248-284). Выше монады-диады Евдор помещал единое, которое Модерат из Гадиры (1 в. н. э.), согласно изложению его концепции у неоплатоников, понимал как сверхбытийное начало; второе единое у Модерата - это область идей-парадигм, душа - третье единое, причастное первым двум. Видимо, эта концепция Модерата, инспирированная 2-м «Письмом» Платона, возникла в результате соединения идей «Парменида» с космогоническим мифом «Тимея». У Никомаха первый бог (монада) предстаёт как демиург, рождающий диаду, и ум - принцип бытия и познания всех вещей. Нумений из Апамеи проводил различие между «отцом» (первый бог, он же ум) и «создателем» (второй бог) - двумя эпитетами единого демиурга у Платона в «Тимее». В дальнейшем Н. перестаёт быть самостоятельным течением философской мысли, хотя самый комплекс пифагореизма (математика, аскетика, катартика, «божественный» статус учителя, основателя школы, толкование избранного круга «священных» текстов) благодаря Н. усваивается неоплатонизмом.

Фрагм.: Vogel С. J. de. Greek philosophy. A collection of texts. Vol. 3. Leiden, 1959, p. 340-353; ThesleffK (ed.). Pythagorean Texts of the Hellenistic Period. Abo, 1965.

Лит.: Dodds E. R. The Parmenides of Plato and the origin of the Neoplatonic «One», - CQ 22, 1928, p. 129-143; Idem. Numenius and Ammonius, - Entretiens 5. Les sources de Plotin. Vandv.; Gen., 1960, p. 1-33; Thesleff H. An introduction to the Pythagorean writings of the hellenistic period. Abo, 1961; O'MearaD. Pythagoras Revived. Mathematics and Philosophy in Late Antiquity. Oxf, 1989. См. также лит. к ст. Средний платонизм, Нумений.

Ю. А. ШИЧАЛИН

НЕОПЛАТОНИЗМ,последний этап развития античного платонизма, принципиальной доктринальной новостью которого по сравнению со Средним платонизмом следует считать признание вышебытийной природы первоначала и тождество ума-бытия как его первое проявление, что было впервые отчетливо представлено в философии Плотина (3 в. н. э.). Неоплатонизм замыкает средний платонизм, вбирает в себя неопифагореизм и начиная с ученика Плотина Порфирия использует аристотелизм в качестве введения — гл. обр. логического - в учение Платона.

Античный неоплатонизм тяготел к школьной организации и существовал прежде всего в виде ряда школ, ориентированных преим. на толкование диалогов Платона и систематизацию его учения. Правда, школа Плотина в Риме представляла собой кружок слушателей, распавшийся еще при жизни учителя. Тем не менее именно у Плотина и его учеников Амелия и Порфирия были разработаны основные понятия системы неоплатонизма:


НЕОПЛАТОНИЗМ 505

во главе иерархии бытия стоит сверхсущее единое-благо, постижимое только в сверхумном экстазе и выразимое только средствами отрицательной (апофатической) теологии; далее в порядке раскрытия единого и в качестве его главных проявлений (ипостасей) в сфере бытия следуют бытие-ум (нус) с идеями в нем, душа, обращенная к уму и к чувственному космосу, вечному в своем временном бытии (третья ипостась). Однако в школе Плотина еще отсутствовали четкие основы интерпретации платоновских диалогов. Амелий, напр., проводил тройное деление ума и учил о трех умах и трех демиургах, полагая, что это и есть «три царя» 2-го «Письма» Платона, тогда как Плотин под «тремя царями» понимал единое, ум и душу. Порфирий, в отличие от Плотина и Амелия, считал, что под демиургом Платона можно понимать не ум, а душу

Учеником Порфирия был Ямвлих, основатель т. н. Сирийской школы неоплатонизма в Апамее, где была хорошо представлена платоно-пифагорей-ская традиция: из Апамеи - платоник и пифагореец Нумений, почитателем и знатоком сочинений которого был соученик Порфирия у Плотина Амелий, перебравшийся в Апамею из Рима в 269 и руководивший там философской школой. В своей школе Ямвлих впервые в истории платонизма придал решающее значение теургии: наряду с «пифагорейскими» математическими науками, аристотелевской философией в качестве пропедевтики, основного курса платоновской философии из 12 диалогов вместе с дополнительными курсами по другим диалогам Платона, а также - на завершающей ступени -толкованием орфических текстов и «Халдейских оракулов», бывших в поле зрения уже Порфирия, - платонизм делает отправление религиозного культа своей обязательной приметой. В связи с тем, что платоновская школа вновь (как некогда школа Пифагора) стала религиозно-философской институцией, и тексты Платона рассматривались в качестве главных «священных», Ямвлих упорядочил форму их толкования; эта реформа комментария оказала решающее влияние на всю последующую традицию неоплатонизма, в связи с чем говорят о доямвлиховском и послеямвлиховском типах неоплатонизма. Впрочем, еще ученик Порфирия и Ямвлиха Феодор Асинский (ум. ок. 360), не принимал ямвлиховских методов толкования Платона; так, «небо» платоновского «Федра» (247ab) он толковал как первое (у большинства же неоплатоников «небо» - это сфера ума-нуса), за которым следует «единое» — область ума.

Решительное изменение общеобразовательной ориентации Афинской школы платонизма в 3 в. и принципиально интеллектуалистской ориентации кружка Плотина в Риме на подчеркную религиозную замкнутость неоплатонизма после Ямвлиха объясняется тем, что начиная с 3 в. в Римской империи все более заметную роль как в образовательной, так и в интеллектуальной сфере начинает играть христианство, которое в 4 в. к тому же становится государственной религией. Платоники не могут больше свысока указывать христианам, как должны вести себя в обществе приличные, т. е. воспитанные и образованные люди (как это во 2 в. делал Целъс). С усилением еще гонимого христианства всерьез считается Порфирий, автор полемического сочинения «Против христиан»; а Ямвлих, расширивший в своей школе базу языческих учений и культов, принципиально закрывает платонизм от христианства. Но все дальнейшее развитие постямвлиховско-го платонизма постоянно корректируется начавшимся прямым преследо-


506 НЕОПЛАТОНИЗМ

ванием язычников после имп. Константина Великого, принявшего крещение в 337, окончательным запрещением языческого богослужения при имп. Феодосии Великом в 392 и закрытием языческих философских школ при имп. Юстиниане в 529.

Поэтому основанная учеником Ямвлиха Эдесием Пергамская школа неоплатонизма продолжала линию Сирийской школы, но преимуществ, внимание уделяла мифологии и теургии. К Пергамской школе принадлежали ученики Эдесия Хрисанфий из Сард и Максим Эфесский, чьим учеником был имп. Юлиан (Отступник), восторженный платоник на троне, попытавшийся распространить языческую практику школьного политеизма на империю; Саллюстий, автор общего очерка учения неоплатонизма «О богах и о мире», в котором, в частности, была систематизирована традиционная языческая мифология; Евнапий, в сочинении которого «Жизнеописания философов и софистов» содержатся важные сведения о Плотине, Порфирии, Ямвлихе и круге имп. Юлиана.

В 4 в. Афины, где в одно и то же время получали образование отцы Церкви св. Василий Великий и св. Григорий Богослов и имп. Юлиан, видимо, не испытывали особого влияния неоплатонизма вплоть до Плутарха Афинского (ум. 432), хотя еще ритор Лонгин, преподававший в Афинах в 3 в. и поддерживавший дружеские отношения с Порфирием, сделал список сочинений Плотина. Плутарх - первый диадох Академии, введший в нее неоплатонизм, - написал комментарии к ряду диалогов Платона, а также к аристотелевскому трактату «О душе». Его преемник Сириан закрепил круг преподаваемых в Афинской школе авторитетных текстов (помимо Платона и пифагорейцев - Гомер, орфическая литература и «Халдейские оракулы»); признавая за аристотелевской философией статус введения к философии Платона, Сириан, однако, не пытался сгладить различие между Аристотелем и Платоном и опровергал аристотелевскую критику платонизма в 13—14-й кн. «Метафизики». В 437 главой Академии стал ученик Плутарха и Сириана Прокл, который подвел итог развитию платонизма в рамках языческого политеизма и дал детально разработанную сводку основных понятий и методов неоплатонизма. После смерти Прокла во главе афинской школы, оставшейся до своего закрытия языческой, стояли Марин, Исидор, ставивший озарение выше теоретического исследования, Гегий, Зенодот и Дамаский, комментарии к Платону и систематический трактат которого «О первых началах» демонстрируют возможности дальнейшего развития неоплатонизма в доктринальном плане.

Александрийские платоники, традиционно культивировавшие ученость (достаточно вспомнить растерзанную христианскими фанатиками Гипатию, математика и астронома, и ее ученика Синесия, ставшего епископом Кирены), в 5 в. усвоили неоплатонизм Афинской школы, т. к. многие александрийцы учились у афинских философов: у Плутарха - Гиерокл, автор комментария к «Золотым стихам» пифагорейцев, к «Федону» Платона, трактата «О промысле», у Сириана - Гермий, автор комментария к «Федру» Платона, у Прокла - сын Гермия Аммоний, автор трактата «О роке» и ряда комментариев к Аристотелю. Учеником Аммония и Дамаския был Симпликий, автор комментариев к Аристотелю и к «Руководству» Эпиктета. Из комм, к Платону и Аристотелю ученика Аммония Олимпиодора (между 495-505 -после 565) видно, что еще в 40-60-х 5 в. в Александрийской школе развива-


НЕОПЛАТОНИЗМ 507

лись методы афинского неоплатонизма. Однако основным предметом изучения постепенно становился Аристотель; комментаторами его были ученик Аммония Иоанн Филопон, выступивший после принятия христианства и закрытия школы в Афинах с критикой Прокла, ученики Олимпиодора Элий (Илия) и Давид (комментировали также «Введение» Порфирия), Стефан Александрийский - последний представитель Александрийской школы (преподавал в Константинополе в 1-й пол. 7 в. при имп. Ираклии).

Из отдельных философов, не принадлежавших к перечисленным основным школам неоплатонизма, следует упомянуть Александра из Ликополя (3 в.), Калкидия (лат. пер. «Тимея» и комментарий к нему, до 350), Макробия (комментарий ко «Сну Сципиона» Цицерона, ок. 400) и Фавония Евлогия (кон. 4 - нач. 5 вв.). Плотино-порфириевский вариант неоплатонизма повлиял на Марциана Капеллу (5 в.).

Неоплатонизм оказал мощное воздействие на развитие ср.-век. философии и теологии. В восточной патристике уже Евсевий Кесарийский привлекает Плотина для решения догматических вопросов. Усвоение и переработка неоплатонизма во многом определяют характер богословия Афанасия Александрийского и представителей т. н. каппадокийского кружка - Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского. С достижениями философии неоплатонизма в школе Прокла был хорошо знаком усвоивший теологический опыт каппадокийцев автор т. н. Ареопагитского корпуса, благодаря которому терминология, ряд важнейших понятий и общая разработка структуры универсума в неоплатонизме были усвоены христианской мыслью как восточного, так и западного Средневековья: его комментировали Иоанн Скифопольский и Максим Исповедник; на Западе переводил Эриугена. Влияние комментаторов Аристотеля Порфирия и Аммония Александрийского усматривается в теологических трудах Иоанна Дамаскина. Под влиянием неоплатонизма была организованная ва-силевсом Теофилом школа, главой который был «математик» (разносторонний ученый) Леон; школа продолжала существовать и была реорганизована при цезаре Варде в 863. В 11 в. Михаил Пселл возобновил преподавание философии неоплатонизма в Константинополе.

В зап. патристике неоплатонизм через посредство Порфирия был воспринят Марием Викторином и благодаря ему - Августином. Образец христианизированной неоплатонической философии дал Боэций. Традиция христианского неоплатонизма на латинском Западе складывалась под влиянием Августина и Боэция, а также Калкидия и Макробия (определивших, в частности, неоплатонизм Шартрской школы 12 в.). Иоанн Скот Эриугена перевел на лат. язык сочинения Псевдо-Дионисия Ареопагкта и дал очерк неоплатонической системы в трактате «Разделение природы».

Среди арабских философов неоплатонизм получил известность прежде всего благодаря переводу «Введения» Порфирия и ряда других его комментариев и трактатов, переложению ряда текстов «Эннеад» Плотина {«Теология Аристотеля» и др.) и «Начал теологии» Прокла («Книга о причинах»), переводу (кон. 9 в.) трактата Прокла «О вечности мира» Исхаком ибн Хунайном (ум. 910). Влияние неоплатонизма на арабских мыслителей сочеталось с непосредственным влиянием сочинений Платона (особенно у ар-Рази и аль-Фараби) и представителей среднего платонизма (Плутарх, Псевдо-Плутарх, Гален). В целом вся арабо-мусульманская философия


508 НЕОПЛАТОНИЗМ

ориентировалась по преимуществу на Аристотеля в истолковании его Афинской и Александрийской школами неоплатонизма (среди комментаторов наиболее популярными были Симпликий и Иоанн Филопон); в частности, в духе александрийского неоплатонизма утверждалось внутреннее единство учений Платона и Аристотеля (трактат аль-Фараби «О согласии двух философов: божественного Платона и Аристотеля»). Этим смешением разнородных традиций объясняется, напр., истолкование неоплатонического единого в духе аристотелевского учения об уме (нусе) как первичного бытия, которое мыслит само себя (аль-Фараби, Ибн Сина). Неоплатоническую интерпретацию ислама стремился дать Ибн Сина, под влиянием которого находился Сухраварди, разработавший учение о сверхчувственном свете (ишрак). Переосмысление неоплатонических представлений в духе ортодоксального ислама осуществил аль-Газали, соединив их с суфийским учением о единении с божеством в сверхумном экстазе.

В ср.-век. еврейской философии неоплатонизм впервые обнаруживается у Исаака бен Соломона Израэли (ок. 850-950), который под влиянием аль-Кинди и «Теологии Аристотеля» стремился дополнить библейский креационизм учением об эманации и восхождении души в сверхчувственный мир. Неоплатоническая иерархия универсума воспроизводилась у Ибн Гебироля («Источник жизни») и у Авраама бар Хийа (ум. ок. ИЗО; учение о «пяти световых мирах» в соч. «Размышления о душе»). В области этики идеи неоплатонизма проводил Бахья ибн Пакуда (род. ок. 1080), которому приписывали компиляцию неоплатонического толка «О душе» (на араб, яз.). Близок к неоплатонизму комментатор Библии Ибн Эзра (1092-1167). Несомненное влияние неоплатонизма прослеживается в построениях каббалы.

Предпринятые в кон. 12 в. переводы на лат. яз. ряда арабских текстов (в т. ч. «Теологии Аристотеля» и «Книги о причинах»), а также переводы Прокла, выполненные между 1268—1281 Вильемом из Мербеке, дали новый импульс распространению неоплатонизма на Западе. Под влиянием этих переводов, идей Августина и Псевдо-Дионисия Ареопагита неоплатонические концепции преломляются в немецкой мистике 13-14 вв. (францисканец Ульрих Страсбургский и доминиканцы Дитрих Фрейбургский, Мейстер Экхарт и его ученики Г. Сузо и И. Таулер). В русле этой же традиции неоплатонизма усваивается и развивается Николаем Кузанским.

Популярности неоплатонизма в среде гуманистов во многом способствовал Гемист Плифон, возглавлявший платоновскую школу в Мистре; под его влиянием Козимо Медичи основал платоновскую Академию во Флоренции. Во 2-й пол. 15 в. в связи с активной переводч. и издат. деятельностью гуманистов расширяется база источников для знакомства с античным неоплатонизмом. Огромное влияние оказали переводы и комментарии Марсилио Фичино. Неоплатонизм во всем многообразии его проявлений (у греков, арабов, евреев, латинян) был рассмотрен Пико делла Мирандолой. В 16 в. под сильным неоплатоническим воздействием складываются учения Ф. Патрици и Дж. Бруно.

Первый систематический и полный обзор материалов по античному неоплатонизму дал во 2-й пол. 19 в. Э. Целлер, исходно следовавший в трактовке неоплатонизма историко-философской концепции Гегеля. Новый подход к изучению неоплатонизма как философии, основанной на школьной


НИГИДИЙ ФИГУЛ 509

разработке и комментировании авторитетных текстов, был намечен в работах Карла Прехтера (1910) и получил развитие в ряде конкретных исследований по истории школ неоплатонизма (Э. Брейе, Р. Э. Доддс, Р. Бойтлер, В. Тайлер, А. Ж. Фестюжьер, Л. Г. Вестеринк и др.).

Общие труды:The Cambridge history of later Greek and early medieval philosophy. Ed. by A. H. Armstrong. Camb., 1970; Wallis R. T. Neoplatonism. L., 1972. 19952; Beierwaltes W. Piatonismus und Idealismus. Fr./M., 1972; Dörrie H. Platonica minora. Münch., 1976 (библ.); The significance of Neoplatonism. Ed. by R. B. Harris. Norfolk, 1976; Die Philosophie des Neuplatonismus. Hrsg. ν. С. Zintzen. Darmst., 1977; Westerink L. G. Texts and studies in Neoplatonism and Byzantine literature. Amst, 1980. Античный Η.:Theiler W. Forschungen zum Neuplatonismus. В., 1966; Prächter К. Richtungen und Schulen im Neuplatonismus, -Kleine Schriften. Hldh., 1973. S. 165-216; Coulter J. A. The literary microcosm: theories of interpretation of the Later Neoplatonists. Leiden, 1976; Saffrey H. D. Recherches sur le néoplatonisme après Plotin. P., 1990; O'Meara D. J. Platonopolis. Platonic Political Philosophy in Late Antiquity Oxf., 2003; Лосев, ИАЭ VI. Поздний эллинизм. M., 1980. ИАЭ VII. Последние века. Кн. 1-2. М., 1988. ИАЭ VIII. Итоги тысячелетнего развития. Кн. 1. М., 1992; Шичалин Ю. А. История античного платонизма. М., 2000 (библ.). Латинская традиция: GershS. Middle Platonism and Neoplatonism: The Latin Tradition. Vol. 1-2. Notre Dame, Ind., 1986; Courcelle P. Les lettres grecques en Occident. De Macrobe à Cassiodore. P., 1948. H. в патристике: Henry P. Plotin et l'Occident. Louvain, 1934; Ivanka E. v. Plato Christianus. Übernahme und Umgestaltung des Piatonismus durch die Vater. Einsiedeln, 1964; Chadwick H. Early Christian Thought and the Classical Tradition. Oxf., 1966; Neoplatonism and Christian Thought. Ed. D. J. O'Meara. Albany, 1981; Aubin P. Plotin at le Christianisme. P., 1992. Средневековый H.:Klibansky R. The continuity of the Platonic tradition during the middle ages. L., 1939; Piatonismus in der Philosophie des Mittelalters. Hrsg. ν. W. Beierwaltes. Darmst., 1969; Imbach R. Le néoplatonisme medieval. Proclus latin et l'école dominicaine allemande, - RTPh 6, 1978, p. 427^48; The Platonic Tradition in the Middle Ages: A Doxographic Approach. Eds. St. Gersh, H. Maarten. В.; N. Y, 2002. в арабской философии : Neoplatonici apud arabos. Ed. В. Badawi. Le Caire, 1955; Walzer R. Greek into Arabie. Oxf., 1962; Badawi A. La transmission de la philosophie grecque au monde arabe. P., 1968; Neoplatonism and Islamic Thought. Ed. P. Morewedge. Albany, 1992. в еврейск. философии: Greive H. Studien zum jüdischen Neuplatonismus. В.; Ν. Υ., 1973; Neoplatonism and Jewish Thought. Ed. L. E. Goodman. Albany, 1992. Зап.-европ. H. 11-14 вв.: Garin В. Studi sul Platonismo médiévale. Fir., 1958; Mittelalterliche Mystik unter dem Einfluß des Neuplatonismus. Hrsg. v. W. Schultz. В., 1967; Saffrey H. D. Recherches sur la tradition platonicienne au Moyen âge et à la Renaissance. P., 1987. H. в эпоху Возрождения:Robb N. Α. Neoplatonism of the Italian Renaissance. L., 1935; Miles L. John Colet and the Platonic tradition. La Salle, 1961; Kristeller P. О. Eight philosophers of the Italian Renaissance. Stanford, 1964; Garin E. Platonici bizantini e platonici italiani del Quattrocento, - Veltro 27, 1983, p. 219-232.


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 148 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: А. А. СТОЛЯРОВ 27 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 28 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 29 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 30 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 31 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 32 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 33 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 1 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 2 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 3 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Ю. А. ШИЧАЛИН 4 страница| Ю. А. ШИЧАЛИН 6 страница

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.013 сек.)