Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Ю. А. ШИЧАЛИН 6 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

Конгрессы, конференции, симпозиумы по H.: Les sources de Plotin. Gen., 1960 (Entretiens 5); Porphyre. Gen., 1965 (Entretiens 12); De Jambliche à Proclus. Genève, 1975 (Entretiens 21); Le Néoplatonisme. P., 1971 (Colloques Internationaux...); Études Néoplatoniciennes. Conférence... Neuchâtel, 1973; Atti del convegno Internazionale sul tema: Plotino e il Neoplatonismo in Oriente e in Occidente. R., 1974. Обзор лит.: Courcelle P. Travaux néoplatoniciens, в сб.: Association G. Budé... Actes du... congrès. P, 1954, p. 227-254. См. также лит. к ст. Аристотеля комментаторы, Платона комментаторы, Плотин, Прокл.

Ю. А. ШИЧАЛИН

НИГИДИЙ ФИГУЛ ПУБЛИЙ(Publius Nigidius Figulus) (ок. 100 до н. э. -45 до н. э.), римский эрудит, в сочинениях которого трактовались вопросы естественных наук, грамматики, а также астрологии и мантики. Сохранились фрагменты из соч. «О богах», «О человеческой природе», «О животных»,


510 НИКОЛАЙ ИЗ ДАМАСКА

«О ветрах», «[Небесная] сфера», «О снах» и др. Выведен в качестве собеседника в цицероновской версии платоновского «Тимея». По свидетельству Цицерона, ввел в интеллектуальный кругозор образованного римского общества пифагорейское учение. Возможно (Диллон), что Η. Φ. познакомился с пифагореизмом благодаря Александру Полигистору и его сочинениям о пифагорейских символах и «История философии», которая, по всей вероятности, содержала обзор пифагореизма (D. L. VIII 25-35). Можно предположить, что пифагорейство Η. Φ. носило характер интеллектуальной любознательности, сравнимый с характером пифагорейских штудий у Варрона, с которым его объединяет также любовь к старине и интерес к грамматике (ср. Gell. N. Att. XIX 14; Serv. Aen. 10, 175).

Фрагм.:Publii Nigidii Figuli operum reliquiae. Coll. A. Swoboda, 1889. Лит.:Delia Casa A. Nigidio Figulo. R., 1962; Dillon J. The Middle Platonists. L., 19962, p. 117-118.

A. В. ПАХОМОВА

НИКОЛАЙ ИЗ ДАМАСКА(Νικόλαος 6 Δαμασκηνός) (ок. 64 - после 4 до н. э.), философ-перипатетик, историк, политический деятель времен имп. Августа (воспитатель детей царицы Египта Клеопатры, приближенный Ирода Великого, царя Иудейского).

О жизни Н. известно благодаря его автобиографическому соч. «О своей ЖИЗНИ и занятиях» (Tlepl του ίδιου βίου καϊ της έαυτοΰ αγωγής, fr. 131-139 Jacoby), послужившему источником для составления статьи о Н. в лексиконе Суда (s. ν. Νικόλαος, Ν, 393.1-37), где жизнеописание Η. заканчивается сравнением образования (пайдейя) с долгим путешествием: как после множества впечатлений от разных стран всегда возвращаешься домой, так и после изучения множества наук обращаешься к философии (28-30). Н. получил разностороннее образование благодаря высокому статусу, который занимала в Дамаске его семья (известны имена ближайших родственников: отец — Антипатр, мать Стратоника, брат Птолемей). В юности он занимался риторическими упражнениями, писал трагедии и комедии, изучал музыку, математику и философию. Нет сведений об учителях Н. и месте его обучения. Хотя у Суды назван «перипатетиком или платоником» (393. 2), его приверженность учению Аристотеля подтверждают указания античных авторов («Николай-перипатетик»: см. Plut. Qu. conv. 723d4-5; Simpl. In De Caelo 3, 28; 398, 36) и свидетельства о написанных им произведениях.

Философские сочинения.Основное философское сочинение Н. - сводка «О философии Аристотеля» (не менее 13 кн.), частично сохранившаяся в сирийском переводе. Н. обнаруживает в нем интерес исключительно к натурфилософии, от учения об элементах и космологии до психологии и зоологии. Н. использует в нем материал следующих сочинений Аристотеля: «Физика» (ей посвящена кн. 1), «Метафизика» (кн. 2-3), «О небе» (кн. 3—4), «О возникновении и уничтожении» (кн. 5), «Метеорологика» (кн. 6-7), «История животных» (кн. 8), «О частях животных» (кн. 9), «О душе» (кн. 10), «О чувственном восприятии», «О сновидениях» (кн. И), «О возникновении животных» (кн. 12); как предполагается, 13-ю кн. представляло фрагментарно сохранившееся соч. «О растениях» в 5-ти кн. (фрагменты известны по сирийским, арабским, еврейским, латинским и греческим источникам). Книги по первой философии Н. называет уже «Метафизикой» (это




НИКОЛАЙ ИЗ ДАМАСКА 511

слово впервые текстуально засвидетельствовано именно у него, поскольку тексты автора данного неологизма Андроника Родосского утрачены полностью), но рассматривает ее в рамках философии природы.

О названиях и содержании других философских сочинений Н. известно в основном из комментариев Симпликия. Соч. «О Вселенной» {Пер1 του παντός) было посвящено классификации «всех сущих в космосе по видам» (Simpl. In De Caelo 3,25-29); «О богах» было, по-видимому, посвящено «естественной теологии» - первоначалам, в соответствии с определением бога как начала-άρχτ] у Аристотеля в Met. I, 983a8; о нем Симпликий упоминает дважды, в рассуждениях о Ксенофане и Диогене Аполлонийском (In Phys. 23,14-16; 151,21-23), в обоих случаях обсуждая расхождения в сообщениях доксографов. По Симпликию, Ксенофан, в изложении Н., учил о том, что начало бесконечно и неподвижно (иначе говорит Александр Афродисийский: у него начало конечно и имеет форму шара). О Диогене Аполлонийском Н. высказал мнение и вовсе отличное от традиционного; согласно Н., Диоген считал началом не воздух, как Анаксимен, а «нечто среднее между огнем и воздухом» (In Phys. 151, 22). Кроме того, Симпликий упоминает соч. Н. «О природе» (или «О космосе») и «О прекрасных поступках» {Пер\ των èv τοΐς πρακτίκοΐς καλών, In Epict. 83, 11-12), которое было составлено необычным образом: текст для наглядности и лучшего воздействия на читателя был разделен на отдельные короткие строки {στίχοι).

Загрузка...

Вероятно, Н. составил также сводку учения Аристотеля о душе, о чем имеется упоминание в средневековых арабских источниках (в «Фихристе» Ибн ан-Надима и в комментарии Аверроэса к «О душе»). Аверроэс отмечает, что Николай, Теофраст и Фемистий отличаются большим буквализмом по сравнению с Александром Афродисийским (Schneider 2005, р. 678). Из греческих авторов о рассуждениях Н. о душе упоминал Порфирий, однако его текст утрачен (фрагм. см.: Porphyrii Fragmenta. Ed. A. Smith. Stuttg.; Lpz., 1993, fr. 88-109). По-видимому, Н. в своем сочинении не только пересказывал содержание аристотелевского текста, но и разъяснял ключевые понятия его учения. Стобей приводит (видимо цитируя текст Н. по Порфирию) толкование выражения «части души»: это выражение следует понимать в смысле «силы» (§υνάμ€ΐς) души, т. е. в смысле разделения качественного, а не количественного (когда при отнятии или прибавлении части целое становится соответственно меньше или больше), - ибо душа не есть величина. Ее способностями являются способности жить, воспринимать с помощью чувств, двигаться, мыслить, гневаться, и причинами всех этих действий является душа, которая, т. обр., понимается как поделенная на части, будучи в то же время неделимой (Stob. I 49, 25а. 84-104). Не исключено, однако, что данные свидетельства относятся к 10-й кн. сочинения Н. «О философии Аристотеля».

Исторические сочинения.Н. был известен как автор «Всемирной истории» {'Ιστορία καθολική, fr. 1-102 Jacoby) в 144 кн., которая начиналась великими царствами Древнего Востока (Ассирии, Лидии, Персии) и заканчивалась смертью Ирода Великого (4 в. до н. э.). При составлении своего монументального труда Н. широко использовал материал сочинений Ктесия и Ксанфа (по истории Востока), а также Гелланика и Эфора (по греческой истории). Обширными выписками из «Истории» Н. начинается соч. имп. Константина VII Багрянородного «О заговорах против басилевсов»


512 НИКОМАХ ИЗ ГЕРАСЫ

(De insidiis, p. 1—58 de Boor). H. составил официальную биографию Цезаря Августа (IJepl του βίου Καίσαρος του Σφαστου και της αυτοΰ αγωγής, fr. 125— 130), а также собственное жизнеописание (см. выше). У Стобея как отдельное произведение цитируется сочинение об обычаях разных народов IJepï ίθών, - по-видимому, тождественное соч. Έθών συναγωγή (fr. 103-124).

Соч. и фрагм.:FGrH II А, п° 90, р. 324-430; II С, р. 229-291; Drossaart Lulofs H. J. Nicolaus Damascenus on the Philosophy of Aristotle. Fragments of the first five books transi, from the Syriac with an introd. and comm. Leiden, 19692; Nicolaus Damascenus. De Plantis. Edd. H. J. Drossaart Lulofs, E. L. J. Poortman. Amst; Oxf; N. Y., 1989; MalitzJ. Nikolaos von Damaskus. Leben des Kaisers Augustus. Darmst., 2003; Николай из Дамаска. О своей жизни и своем воспитании. О жизни Цезаря Августа и о его воспитании. Пер. Е. Б. Веселаго, -ВДИ, 1960,3-4.

Лит.:LaqueurR. Nikolaos [20], - RE XVII, 1, 1936, col. 362-424; 1269 (addendum); Wacholder Β. Ζ. Nicolaos of Damascus. Berk.; L. Ang., 1962; Moraux, Aristotelismus I, 1973, S. 445-514; Stern M. Greek and Latin Authors on Jews and Judaism. Vol. I. Jerusalem, 1974, p. 227-260; Gottschalk Η. Β. Aristotelian Philosophy in the Roman World from the Time of Cicero to the End of the Second Century AD, - ANRW II, 36, 2, 1988, p. 1079-1174 (особ. 1122-1125); Schneider J.-P. Nicolas de Damas, - DPhA IV, 2005, p. 669-679.

M. А. СОЛОПОВА

НИКОМАХ ИЗ ГЕРАСЫ(Νικόμαχος 6 Γερασηνός) (1-я пол. 2 в. н. э.), представитель неопифагореизма. Биографических сведений о Н. не сохранилось. Родился в Герасе (совр. Джераш на севере Иордании). Годы жизни определяются с учетом хронологии Трасилла Александрийского (ум. 36 н. э.), которого Н. цитирует, и Апулея (124-175 н. э.), переводившего Н. на латынь.

Сочинения.Полностью сохранились «Введение в арифметику» Ç Αριθμητική άσ αγωγή) и «Руководство по гармонике» (Άρμονικον έγχειρίΒιον). «Теологумены арифметики» (Θ€θλογούμενα της αριθμητικής) Β 2-Х КН. ИЗ-вестны в пересказе Фотия (Phot. Cod. 187, р. 142Ы6-145а30 Bekker) и, кроме того, по фрагментам, включенным в анонимные «Теологумены арифметики» (компиляция, выполненная на основе сочинения Ямвлиха с выдержками из Н. и Анатолия, учителя Ямвлиха). Утрачены: «Жизнь Пифагора» (Πυθαγόρου βίος), которую впоследствии использовали в своих сочинениях на ту же тему Порфирий и Ямвлих, а также упоминаемые самим Н. «Введение в геометрию», комментарий к «Государству» Платона и «большое сочинение» по гармонике.

Учение.По своим философским взглядам Н. - приверженец платоновского учения, соединённого с пифагореизмом (см. Средний платонизм). Н. математизирует платоновскую философию, соединяя учение Платона о «высшей идее блага», изложенное в «Государстве», со своего рода «высшей арифметикой», имеющей дело с божественными числами, парадигматически задающими космический порядок всего сущего.

Философия математики. «Введение в арифметику» представляет собой пифагорейскую числовую энциклопедию. В предисловии (I 1-6) рассматривается деление математических предметов на непрерывные величины и дискретные множества, в связи с которым обсуждается четвёрка пифагорейских математических наук - арифметика, геометрия, гармоника, сферика - и значение этих наук для изучения философии. При этом арифметика называется самой старшей наукой, ибо она «предшествует остальным


НИКОМАХ ИЗ ГЕРАСЫ 513

наукам в уме бога-творца как некий космический и образцовый замысел, опираясь на который, как на установление и изначальный образец, создатель Вселенной упорядочивает свои материальные творения и приводит их к подобающим целям; а также потому, что по своей природе она является перворождённой, ибо с её уничтожением уничтожаются прочие науки, но сама она не уничтожается вместе с ними» (I 4, 2). Рассматриваемое в арифметике «научное» число объявляется Н. божественной парадигмой космической гармонии: «Это число лишь мыслится, и оно во всех отношениях нематериально, но всё же оно является действительным и вечно сущим, так что в соответствии с ним, сообразуясь с планом творения, были созданы время, движение, небо, звёзды и всевозможные обращения» (I 6, 1).

Далее Н. переходит к рассмотрению арифметики абсолютных количеств (I 7-16), к ведению которой относятся чётные и нечётные, простые и составные, избыточные, недостаточные и совершенные числа. Здесь описываются решето Эратосфена для получения простых чисел, а также алгоритм последовательного взаимного вычитания для отыскания наибольшей общей меры двух чисел и приём построения чётных совершенных чисел. В арифметике относительных количеств (I 17-П 5) вводится классификация числовых отношений и описывается алгоритм разворачивания всех числовых отношений из отношения равенства. Затем Н. переходит к рассмотрению т. н. «фигурных чисел», многоугольных, пирамидальных, плоских и телесных (II 6-20). Завершается «Введение» (II 21-29) обсуждением числовых пропорций.

Изложение арифметических фактов во «Введении» лишено доказательств. Число интересует Н. как философа-теоретика в качестве упорядоченной основы всего сущего. При этом единое оказывается «началом», «корнем», «семенем» и «матерью» числового множества, разворачиваемого из него по некоторому правилу. Прежде всего таким образом разворачивается само число-счёт как «поток составленного из единиц количества». Но так же устроены и отдельные виды чисел.

Другая важная роль арифметики в системе античного платонизма -пропедевтическая. Изучение математических наук традиционно (с опорой на «Государство» и «Послезаконие» Платона) рассматривалось как основной этап философского восхождения от чувственно воспринимаемых вещей, находящихся в непрестанном изменении, к вещам нематериальным, вечным и неизменным, постижимым только в разумном рассуждении. Как говорит Н., «эти науки суть лестницы и мосты, которые переносят наши умы от воспринимаемого чувством и мнением к постижимому мыслью и знанием; и от знакомых и привычных нам с детства материальных и телесных вещей — к непривычным и чуждым нашим чувствам, однако их нематериальность и вечность родственны нашим душам и, что ещё важнее, заключённому в них разуму» (I 6, 6).

Изучение арифметики для Н. имеет ярко выраженный этический характер. Описывая алгоритм разворачивания всех числовых отношений из отношения равенства и обратного сведения всех неравенств к равенству, Н. заключает это описание следующим выводом: «Разумная часть души приводит в порядок неразумную часть, её порывы и влечения, связанные с двумя видами неравенства, и посредством размышления подводит её к равенству и тождеству. А для нас из этого уравнивания прямо вытекают так


514 НИКОМАХ ИЗ ГЕРАСЫ

называемые этические добродетели, каковые суть благоразумие, мужество, мягкость, самообладание, выдержка и подобные им качества» (I 23, 4-5).

В античности «Введение в арифметику» Н. не раз комментировали (сохранились комментарии Ямвлиха, Асклепия из Тралл, Иоанна Филопона, известно также о комментариях Сотерика и Герона). Вскоре после смерти Н. «Введение» было переведено на латынь Апулеем (перевод не сохранился). Боэций перевёл «Введение» на латынь ещё раз и издал его в своей редакции. Этот перевод послужил основным источником математических сведений для Кассиодора, Марциана Капеллы, Исидора Севильского и др., и на нём основывался арифметический раздел квадривиума средневековых университетов. Имеется также перевод «Введения» на арабский язык, выполненный Сабитом ибн Коррой (2-я пол. 9 в.).

В «Теологуменах арифметики» обсуждалось символическое значение чисел первой десятки. Книга I была посвящена первой четвёрке чисел, книга II - остальным числам до десяти. Каждое число рассматривалось как в отношении к его индивидуальным математическим свойствам, так и в отношении к уподобляемым ему физическим, этическим и теологическим предметам. Согласно Н., «Бог соответствует единице, ибо он семенным образом (σπερματικούς) начинает всё сущее в природе, как единица - в числе»; он потенциально объединяет вещи, актуально представляющиеся противоположными, вбирает в себя «начало, середину и конец целого», - подобно тому, как единица есть «начало, середина и конец количества и размера». Без единицы невозможно ни существование, ни познание: она «стоит во главе всех вещей наподобие чистого света, солнцеобразного и предводи-тельного, так что во всём этом она подобна богу» (3,1-14 de Falco). Единица, как её здесь описывает Н., тождественна идее Блага в VI кн. «Государства» Платона.

Далее, двоица есть начало и корень инаковости, и она противостоит единице, как материя - форме и богу. Троица представляет собой основу соразмерности, ведь соразмерность - это среднее между избытком и недостатком. Четверица есть «всё, что есть в мире вообще и по частям». И так вплоть до десятки, символизирующей «природное равновесие, соразмерность и совершенную цельность».

Благодаря сохранившемуся в «Библиотеке» Фотия изложению «Теоло-гумен арифметики» известно, что в своём сочинении Н. также предпринял попытку сопоставить числа первой десятки с пантеоном греческих богов и богинь, исходя из понимания «своеобразного и определённого количества» каждого числа. В результате каждому из чисел оказались сопоставлены целые списки не менее чем из полутора десятков имен божеств, мифологических персонажей и понятий (Phot. Cod. 187, p. 143a22-145a30). Соответствия для первых четырёх чисел весьма пространны, о следующих числах сказано более кратко; последнее число, десятка, охарактеризовано как «Всё», «Сверхбожество», «Бог богов», «Космос», «Небо», «Судьба», «Вечность», «Могущество», «Вера», «Необходимость», «Атлант», «Ака-мант», «Фанет», «Гелиос», «Память», «Мнемозина».

Музыкальная теория. «Руководство по гармонике» содержит сжатое изложение пифагорейской музыкальной теории. Н. говорит, что пишет его на скорую руку, и обещает впоследствии написать «большое сочинение», выстроенное «со всей полнотой необходимых для читателя умозак-


«НИКОМАХОВА ЭТИКА» 515

лючений», с привлечением «наиболее прославленных и заслуживающих доверия свидетельств древних мужей», - но это сочинение до нас не дошло. Н. намеревается излагать свой предмет «в точном соответствии с замыслом самого учителя, не как понаслышке записали Эратосфен и Трасилл, но как передал Тимей из Локр, которому и следовал Платон» (гл. 11, 6). О том, что Н. имел доступ к древним пифагорейским книгам или по крайней мере к извлечениям из них, свидетельствует приведенная им цитата из сочинения Филолая «О природе» (гл. 9), отличающаяся архаичной терминологией. Н. передаёт учение о «первой воспринимаемой музыке планет» (гл. 4), рассказывает легенду о том, как Пифагор на опыте обнаружил связь созвучных интервалов с отношениями чисел первой четвёрки (гл. 6).

Соч.: Nicomachi Geraseni Pythagorei Introductionis Arithmeticae libri II. Rec. R. Hoche. Lipsiae, 1866; Nicomachus ofGerasa. Introduction to Arithmetic. Transi. M. L. D'Ooge. N. Y.; L., 1926; Nicomaque de Gérase. Introduction Arithmétique. Intr., trad., notes, ind. J. Bertier. P., 1978; Никомах Геразский. Введение в арифметику. Пер. А. И. Щетникова. Новосибирск, 2006; Nicomachi Geraseni Enchiridion Harmonien, - Musici scriptores Graeci. Ed. K. von Jan. Lipsiae, 1895, p. 236-265 (repr. Hldh, 1962); Nicomachus ofGerasa. The Manual of Harmonics. Trans. F. R. Levin. Grand Rapids, 1994; Anonymous, [Iamblichi] Theologoumena Arithmeticae. Ed. V. de Falco. Lipsiae, 1922; The Theology of Arithmetic. Trans. R. Waterfield. Grand Rapids, 1988; Ямвлих. Теологумены арифметики. Пер. В. В. Бибихина, - Лосев, ИАЭ VIL M., 1980, с. 480-508.

Античные комментарии: Iamblichi in Nicomachi arithmeticam introductionem liber. Ed. H. Pistelli. Lipsiae, 1894; Asclepius of Tralles. Commentary to Nicomachus' «Introduction to arithmetic». Ed., introd., notes L. Tarân, - TAPhS, n.s., 59/4,1969; Philoponus In Nicomachum. Ed. R. Hoche. Program Wesel, 1864-1867; Giovanni Filopono. Commentario alia «Introduzione aritmetica» di Nicomaco di Gerasa. Testo, trad., intr., note G. R. Giardina. Catania, 1999.

Лит.: Robbins F. E. The Tradition of Greek Arithmology, - CPhil 16, 1921, p. 97-123; Westerink L. G. Deux commentaires sur Nicomaque: Asclépius at Jean Philopon, - REG 77, 1964, p. 526-535; Bower C. Boethius and Nicomachus: an essay concerning the sources of the «De institutione musica», - Vivarium 16, 1978, p. 1—45; O'Meara D. J. Pythagoras Revived: Mathematics and Philosophy in Late Antiquity. Oxf., 1989; Dillon J. The Middle Platonists. L., 19962; Mansfeld J. Prolegomena Mathematical From Apollonius of Perga to Late Neoplatonism. Leiden; Bost, 1998.

А. И. ЩЕТНИКОВ

«НИКОМАХОВА ЭТИКА»(Ηθικά Νικομ,άχβια), сочинение Аристотеля, датируется 2-м афинским периодом (334-322 до н. э.); представляет собой запись лекционного курса, другой вариант которого (предположительно, более ранний) известен как «Евдемова этика». Современные названия обеих этик, по-видимому, впервые были зафиксированы в издании Андроника Родосского. Высказывались различные толкования смысла слова «Никомахова»: 1) посвящение отцу Аристотеля Никомаху; 2) посвящение сыну Аристотеля Никомаху; 3) редактирование сыном Никомахом текста этики; 4) авторство Никомаха. Согласно Порфирию (apud Elias. In Isag. 33, 1-2 Busse), этика названа «Малой Никомаховой» (τα Μικρά Νικομάχεια), потому что посвящена сыну, в отличие от «Большой Никомаховой» (совр. «Большой этики»), посвященной отцу.

«Никомахова этика» (далее Ε. Ν.) состоит из 10 книг, ее текст отличает композиционная законченность и стройность в изложении этического учения. Сквозным вопросом является вопрос о счастье (βυδαιμ,ονία) как высшем благе, которым начинается и завершается произведение. Основные темы,


516 «НИКОМАХОВА ЭТИКА»

излагаемые Аристотелем: кн. I: предмет и метод этики; виды благ; понятие счастья; кн. II: виды добродетели; нравственная добродетель в ее общем определении; кн. III: условия возникновения нравственной добродетели; отдельные нравственные добродетели; кн. IV: отдельные нравственные добродетели (продолжение); кн. V: справедливость; кн. VI: «правильное суждение» и мыслительные добродетели; кн. VII: невоздержность и воздержность, 1-й фрагмент об удовольствии; кн. VIII—IX: дружба и ее виды; кн. X: 2-й фрагмент об удовольствии; высшее благо как созерцательная жизнь. Согласно рукописной традиции, три средние книги Е. N. (кн. V-VII) тождественны средним книгам «Евдемовой» (кн. IV-VI), подробнее см. ст. «Евдемова этика».

В начале рассуждения (I, 1094al-1095al3) Аристотель говорит о подготовке слушателя, предмете и методе исследования. Предмет этики как и политики: «прекрасное и справедливое»; но этика рассматривает отдельные блага, «более известные нам», в то время как политика - общее благо, «более известное по природе», т. обр., этика предшествует политике. Исследование должно стремиться к ясности, сообразной предмету; в этическом исследовании достаточно «указать на истину для большинства случаев», приблизительно и в общих чертах (1094b 12-13; Ь20; ср. 1098а26-34), на основании выводов из общепринятых мнений (ένδοξα), τ. к. предмет этики не относится к существующему вечно и необходимым образом.

Цель этики как практической науки - не только познать, в чем добродетель, но и «стать добродетельными» (II, 2, 1103Ь25), т. е. ее цель - некая деятельность (ενέργεια) и жизнь. Аристотель выделяет три образа жизни, соответствующие целям деятельности (1095Ы7-1096а5): «жизнь ради удовольствий» (βίος απολαυστικός), «жизнь ради славы и почета» (βίος πολιτικός), «ЖИЗНЬ ради созерцания ИСТИНЫ» (βίος θεωρητικός). Показывая, что удовольствие и почет не приводят к жизни самодостаточной (а «совершенное благо самодостаточно (ανταρκες)», 1097Ь8), Аристотель полагает созерцательную жизнь самодостаточной и подобающей философам. Поскольку совершенной считается цель, «избираемая всегда сама по себе и никогда как средство», предметом этики в качестве высшей достижимой цели и блага является счастье (1097а30), - это «очевидное» и «общепризнанное» начало дальнейшего исследования, которое должно точнее определить, что такое счастье (τί εστί, Ъ22).

Аристотель отказывается от платоновского трансцендентного высшего Блага, ибо 1) «благо» не ограничено одной категорией и имеет столько же значений, сколько и «бытие» (1096а25), следовательно, «нет блага как чего-то общего, объединенного одной идеей» (1096Ь25); 2) даже если и допустить такое благо, предмет этики - «благо человеческое», «практически достижимое». Размышление Аристотеля о том, что «идеи ввели люди нам дорогие», однако нужно «ради спасения истины отказаться и от того, что дорого, ибо... долг благочестия велит истину ценить выше» (1096а 13-15) впоследствии превратилось в популярный афоризм «Платон мне друг, но истина дороже».

Предварительное определение счастья Аристотель дает исходя из «назначения» (έργον) человека (1097Ь25-1098а25): если есть назначение у отдельных органов, должно быть назначение и у человека; поскольку человек отличается разумом (λόγος), его назначение - «разумная деятельность души» (а7). Поскольку же действующим лицом предполагается хороший и


«НИКОМАХОВА ЭТИКА» 517

достойный человек (σπουδαίος), то «человеческое благо представляет собой деятельность души сообразно добродетели-аре/?^» (al8). Для счастливой полной жизни нужны не только блага душевные (добродетели), но также внешние (дети, друзья и т. д.) и телесные (красота, здоровье) как его необходимые условия и полезные орудия (1099Ь27-28), ибо «едва ли счастлив безобразный с виду, дурного происхождения, одинокий и бездетный» (ЬЗ-4).

Учение о добродетели. Аристотель выводит два вида добродетелей согласно двум частям души: нравственные (ήθικαί) соответствуют неразумной части души (αλογον), мыслительные (διανοητικαί, «дианоэтиче-ские») - разумной (λόγον έχον); первые возникают благодаря упражнению и привычке, вторые - благодаря обучению. По Аристотелю, само слово «этика» (от ήθος, нрав) близко слову «привычка» (Εος) - II, 1103а17.

Добродетель есть «устойчивое состояние» (έξις, διάθζσις), при котором человек хорошо выполняет свое предназначение. Нравственная добродетель состоит в обладании серединой (разумной мерой) между двумя крайностями - «избытком» и «недостатком» по отношению к той или иной страсти (πάθος), эти крайности и есть пороки. Напр., мужество является серединой между трусостью и отвагой и связано с преодолением чувства страха; целомудрие - серединой между бесчувственностью и распущенностью в связи с ощущениями приятного, и т. д. (1107b-1108b). Меру устанавливает правильное суждение (ορθός λόγος), т. е. разум вместе с волевым устремлением. Нравственный поступок совершается самостоятельно и по выбору (προαίρεσις), последний получает определение как сознательное, «сопровождаемое обсуждением стремление (βουλευτική ορεξι,ς) к тому, что зависит от человека» (III, 1113а10, ср. VI, 1139Ь4-5: «разумное стремление» (διανοητική ορεξις).


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 78 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: А. А. СТОЛЯРОВ 28 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 29 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 30 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 31 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 32 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 33 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 1 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 2 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 3 страница | Ю. А. ШИЧАЛИН 4 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Ю. А. ШИЧАЛИН 5 страница| Ю. А. ШИЧАЛИН 7 страница

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.091 сек.)