Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Ю. А. ШИЧАЛИН 1 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

468 МАРК АВРЕЛИЙ АНТОНИН

МАРК АВРЕЛИЙ АНТОНИН(Marcus Aurelius Antoninus) (26.04.121, Рим - 17.03.180, Виндобона, Вена), последний крупный представитель Поздней Стой, римский император (с 161).

Биография.Родился в знатной семье и был назван Марком Катилием Севером - в честь прадеда с материнской стороны. После ранней смерти отца, претора Анния Вера, усыновлен (и воспитан) дедом с отцовской стороны и стал называться Марк Анний Вер. В 138 по желанию императора Адриана усыновлен дядей, будущим императором Антонином Пием, и получил имя Марк Элий Аврелий Вер. Видимо, тогда же был помолвлен с дочерью Антонина Пия Фаустиной, которая стала его супругой в 145. Получил всестороннее образование. Греческую и латинскую риторику изучал у известных риторов Герода Аттика и Корнелия Фронтона. Уже в юности начал интересоваться философией. Среди наставников М. А. - платоники Александр и Секст Херонейский (племянник Плутарха), перипатетик Клавдий Север, стоики Аполлоний Халкедонский (специально приглашенный Антонином Пием для занятий с М. А.) и Квинт Юний Рустик (дважды консул и префект Рима при Μ. Α.), который познакомил М. А. с записями бесед Эпиктета, оказавшими на М. А. несомненное влияние. Скорее всего, М. А. имел представление об учениях всех крупных школ и, вероятно, об ионийской натурфилософии, но, видимо, с самого начала отдавал предпочтение стоической доктрине. Кроме того, М. А. изучал музыку, математику, право и др. дисциплины (SHA 2-3; М. Aur. I 7-9; 12; 14). О жизни М. А. в 146-161 ничего не известно. С 161 (после смерти имп. Антонина Пия) -император с именем Марк Аврелий Антонин Август; до 169 правил вместе со сводным (по усыновлению) братом Луцием Вером, с 177 — вместе с сыном Коммодом. В 176 М. А. посетил Афины и учредил там четыре философские кафедры - платоническую, стоическую, перипатетическую и эпикурейскую, содержавшиеся за государственный счет (Philostr. V. soph. II 2; Cass. Dio LXXI 31). В 170-х гг. придворным врачом М. А. стал известный медик и философ Гален. Последний период жизни М. А. наполнен походами. Умер во время очередной военной экспедиции 17 марта 180 в Виндобоне (Вена) или (по другим источникам) в Сирмии (Сремска-Митровица, Сербия).

Сочинения.Сохранилось единственное философское сочинение М. А. - «К самому себе» {Εις ίαντον), а также письма (переписка с ритором Фронтоном, послания к афинянам и др.). «К себе самому» написано на греческом языке и состоит из 12 кн. (деление на книги, видимо, появилось довольно рано, - Suda, s. ν. Μάρκος; деление книг на отдельные записи восходит к изданию Гатакера, 1652). Оно представляет собой философский «дневник», т. е. записки, сделанные М. А. лично для себя (основная часть записей относится, скорее всего, к 170-м), не предназначавшиеся для посторонних и изданные, несомненно, уже после его смерти. Об этом свидетельствуют отрывистая лаконичность многих записей и спорадические упоминания мест написания: «в области квадов» (перед нач. 2-й кн. или в конце 1-й кн.), «в Карнунте» (нач. 3-й кн.). Однако широкий обобщающий характер некоторых записей, увещательно-наставительный тон, свойственный жанру диатрибы, позволяют предположить, что М. А. готовил материалы для философского сочинения (возможно, с целью поучения своего сына, будущего императора Коммода), которое не успел написать. Сохранившийся текст лишен композиции (за исключением, 1-й кн.) и систематичности, изо-




МАРК АВРЕЛИЙ АНТОНИН 469

билует повторами и вариациями на сквозные темы: порядок мироздания, вечное возвращение, бренность сущего, смерть, следование природе, исправление нрава, общее благо и т. д.

Учение.Об «учении» М. А. следует говорить с еще большей долей условности, чем об «учениях» Сенеки и Эпиктета. Особенность М. А. - в личном и свободном (иногда скептически-критическом) отношении к «сумме» стоических догм, наряду с которыми у М. А. встречаются гераклитовские, платонические и эпикурейские мотивы; не исключено знакомство с сочинениями Посидония. По сравнению с Эпиктетом (которого М. А. неоднократно упоминает и цитирует -1 7; IV 41; VII 19; XI 34) М. А. гораздо менее догматичен; возможно, он даже не считал себя ортодоксальным стоиком (ср. отстраненное «даже и стоикам» - V 10), хотя стоический взгляд на мир ему, несомненно, ближе прочих. М. А. свободно владеет нормативной технической терминологией Ранней Стой и, скорее всего, изучал главные работы ключевых ее представителей, из которых, однако, упоминает только Хрисиппа. Возможно, М. А. был знаком с сочинениями Аристона Хиосского (Front. Ad M. Caes. IV 13), известного своими ригористическими воззрениями.

Загрузка...

Первая задача философии - разъяснить «основоположения» (δόγ/ζατα -X 34). Гносеологическая и физическая догматика, непосредственно не связанная с этикой, имеет для М. А. значение общей пропедевтики, позволяющей в какой-то мере понять правила пользования разумом, основы мироздания и принципы поведения в жизни. Необходимо четко определять содержание представлений и правильно сочетать формулировки (III 11 ; IV 22). Кто не понимает, что такое мир, тот не знает, где находится и что должен делать (VIII 52; IX 1). Важно понять законы природы и действовать соответственно (IV 21; VIII 13; 52; IX 41).

Основа стоического мировоззрения (аналитическое соединение понятий «космос», «разум», «целесообразность») становится у М. А. объектом предварительной оценки и осознанного выбора: либо промысл и разумная упорядоченность с их неизбежными, но приемлемыми издержками (смерть и распад суть неотъемлемая сторона природы - II12; VIII 55; IX 3; 12), либо атомы и царство непознаваемой хаотической случайности (IV 3; VII 32; IX 39; X 6; XI 18; XII 14 - видимо, это был для М. А. один из самых принципиальных вопросов). Космос желательно представлять как целесообразно упорядоченное целое (το όλον - VIII 5 и др.), управляемое благим промыслом, или «верным» разумом, который лежит в основе всеобщей и необходимой связи причин, т. е. мировой «симпатии» (V 26; IX 9). Но даже это допущение не устраняет сомнений в познаваемости мира - вечно обновляющегося круговорота первоэлементов и текучих, преходящих, трудноуловимых вещей (V 10; 23; VI 17; IX 28; 33; X 7; XI 1). Таков и сам человек: после смерти он распадается на элементы и становится частью всеобщего «семенного логоса» (II 17; IV 14).

Подобно Панетию, Посидонию и Сенеке, М. А. отвергает психологический монизм Ранней Стой. В человеке отчетливо различаются «бренная плоть» (σάρκιον, σαρκί8ιον), «душевное начало» (πνευμάτιον) и разумное «ведущее» начало (ήγ€μονικόν) - личный «демон», «осколок» Зевса (II 12; III 6-7; V 10; 27; VIII45), «внутренний повелитель» (то evSov κυριεϋον - IV 1, ср. X 38), - которое резко отделяется от влечений и порой противопоставляется не только душе, но (в платоническом духе) и веществу в целом.


470 МАРК АВРЕЛИЙ АНТОНИН

Основной предмет М. А. - практическая этика. Человек слаб, и задача философии - за недолгое отпущенное человеку время научить его «самолечению» с помощью правильно выбранных принципов, объяснить, как повседневно существовать в этом мире: «Философия желает только того, чего желает твоя [разумная] природа» (V 9, ср. III 13; IV 48; VI 55). В практическом отношении полезны не только стоические, но и любые разумные рецепты. Поэтому М. А. одобрительно излагает этические рекомендации Эпикура (VII 46; IX 41 ср. XII 34), не принимая, конечно, атомистической концепции. Значение имеют лишь нравственное благо и зло; все прочее безразлично (II 1; 11). Счастье, «благое течение жизни» (βίίροια - V 34; X 6) заключено в обладании добродетелью, т. е. в «согласии с природой» — всеобщим «верным» разумом и судьбой (I 9; II 9; III 4; IV 16; VII 11; VIII 54). Все предопределено от века (X 5), мудрец принимает судьбу как должное и любит свой жребий (III 16; IV 26; VII 54; 57; IX 6): «Иди прямо, следуя своей и всеобщей природе - путь у них один» (V 3). Всеобщая природа ведет человека тем, что с ним случается, а его собственная - тем, что он должен делать (VII 55), и «никому не выпадает то, чего он не в силах вынести» (V 18 ср. X 3). Нужно «уединиться в себе» (IV 3; X 37), сообразовать свое разумное начало с природой целого, освободиться от гнева, страха, печали и обрести «бесстрастие» (XI 18), овладев «надлежащим» во всех «числах» (III 1; VI 26). К смерти следует относиться с покорностью и подобающим уважением (IV 48; IX 3; XII 35-36). В связи со всем этим М. А. отдает дань излюбленной теме Эпиктета - «власти над представлениями», которые суть единственное, что «от нас зависит» (V 36; VIII14; 28-29; IX 40; XII 33). Как и все стоики, М. А. заинтересован в обосновании автономии морального выбора. Добродетель должна подчиняться иной причинности, нежели природные явления: какую бы картину мира ни выбрал человек - стоическую, атомистическую и т. п., - он должен сделать себя достойным божественной помощи (X 6-7; XI 18; XII 14). «Теодицея» М. А. вполне традиционна: зло имеет исключительно моральный характер, и боги не отвечают за него (VI 41-^2). Иногда у него проглядывает огрубленный интеллектуализм платонического толка - пороки суть следствие неведения (XI 18).

Поскольку главная этическая задача человека - совершенствование себя самого, «другой» остается для него «безразличным»: каждый сам отвечает за себя (VIII 56 ср. IV 39; VII 55). Правда, иногда М. А. советует внимательно относиться к тому, что происходит в чужой душе (II 6; 8) и формулирует императив иначе: быть человеколюбивым и справедливым не по обязанности, а из сердечного расположения (VII 13; IX 4-5). Но в любом случае как существа общественные, как разумные обитатели локального социума и всекосмического государства, управляемого «верным разумом» (II 11; 16; IX 9), люди созданы друг для друга (IV 3; VII13; VIII 59), должны относиться друг к другу достойно, справедливо, доброжелательно, снисходительно, заботливо (III 11; VI 39; VII 23; VIII 61 и др.), и в первую очередь М. А. относит это требование к самому себе (VI 30). Тема заботы о всеобщем благе (III 4; IV 17; V 1; VII 5) и космополитический пафос обретают особый смысл в устах повелителя мировой империи: «Город и отечество мне как Антонину - Рим, а как человеку - мир» (VI 44, ср. IV 4).

С Сенекой, Эпиктетом, а также с христианским учением (при отрицательном отношении к «пустому упрямству» христиан - XI3) М. А. сближают


МАРЦИАН КАПЕЛЛА 471

призывы к гуманности (человеку свойственно «любить ближних», то φ τους πλησίον - XI 1), к наблюдению за своей душой (II 8; 16), к осознанию слабости и греховности рода людского (III4; V 5; IX 4; X 19). В обостренном личном отношении к божеству (бог видит душу человека в ее наготе - XII2), в пессимизме, близком к трагической, но просветленной безысходности, выражается характерное для Поздней Стой сочетание философствования с интимным религиозным чувством. Человек - «душонка (φυχάρων), труп несущая» (IV 11). Его «жизнь - миг, сущность ее текуча, ощущение - смутно... участь - неясна, слава - невнятна» (II 17 ср. III 10; V 33). Срок отпущен малый: каждое дело нужно делать как «последнее в жизни» (II 5, ср. 11). Не от человека зависит, сколько актов отведено ему сыграть на сцене жизни. И если уж настало время уйти - «уйди благостно (ίλεως), как благостен и тот, кто тебя отпускает» (XII 36 - конец последней записи, ср. II3).

Традиция.«Терапевтическое» морализирование М. А. очень близко к той завершительной форме, в которой учение Стой было лучше всего известно в последующие эпохи. Однако текст с самого начала имел небольшое распространение и был известен гораздо хуже, чем сочинения Эпиктета. Правда, в 907 еп. Арефа Кесарийский сообщал митрополиту Гераклейскому Деметрию, что имеет книги M. A. (Scripta minora I p. 305 Westerink.). До нашего времени дошла только одна рукопись полного текста (14 в.). Editio princeps Ксиландра появилось в Цюрихе (1559, переиздано с исправлениями в Базеле, 1568, и Лионе, 1626). До сих пор не потеряло значения греко-латинское издание Гатакера (Кембридж, 1652). Англ. перевод Казобона вышел в Лондоне двадцатью годами ранее (1633,1635), франц. перевод Дасье - в 1691 (переиздан в 1969). После этого М. А. становится широко читаемым автором.

Текст: The Meditations of the Emperor Marcus Antoninus. Ed. with transi, and comm. by A. S. L. Farquharson. Vol. 1-2. Oxf., 1944; Kaiser MarkAurel. Wege zu sich selbst. Hrsg. und übers, von W. Theiler. Z., 1951; Marco Aurelio Antonino. Pensieri. Introd., note crit. e traduz. a cura di Ε. Pinto. Nap., 1968; Ad se ipsum libri XII. Ed. J. Dalfen. Lpz., 1979. Рус. пер.: Размышления императора Марка Аврелия о том, что важно для самого себя. Пер. Л. Д. Урусова. Тула, 1882; К самому себе. Пер. П. Н. Краснова. СПб., 1895; Наедине с собой. Размышления. Пер. С. Роговина. М., 1914 (Магнитогорск, 1994); Размышления. Пер. А. К. Гаврилова. Л., 1985 (СПб., 19932).

Лит.: Guirdanella Fusci G. La filosofia di Antonino in rapporto con la filosofia di Seneca, Musonio e Epitteto. Modica, 1904; Laffont P. Les opinions politiques et sociales de Marc-Aurèle. Toulouse, 1913; Görlitz W. Markus Aurelius. Kaiser und Philosoph. Lpz., 1936; Neuenschwander H. R. Mark Aureis Beziehungen zu Seneca und Poseidonios. Bern; Stuttg., 1951 ; Pesce D. Epicuro e Marco Aurelio. Due studi sulla saggezza antica. Fir., 1959; Dalfen J. Formgeschichtliche Untersuchungen zu den Selbstbetrachtungen Marc Aureis. Münch., 1967; Birley A. Marcus Aurelius. A Biography. N. Hav.; L., 1987; RutherfordR. B. The Meditations of Marcus Aurelius. A study. Oxf, 1989; Jäkel S. Marcus Aurelius' concept of Life. Turku, 1991; Fontaine F. Marc Aurèle. P., 1991; Унт Я. «Размышления» Марка Аврелия как литературный и философский памятник, - Марк Аврелий. Размышления. Л., 1985.

А. А. СТОЛЯРОВ

МАРЦИАН КАПЕЛЛА(Martianus Minneius Felix Capeila) (2-я пол. 5 в. н. э.), латинский платоник, последний латинский выразитель «религии культуры» — спасения через пайдейю. Известен как автор сочинения «О браке Филологии и Меркурия» (De nuptiis Philologiae et Mercurii), написанного в конце 470-х (Fabricius, p. 305-306; Shanzer, p. 5-28).


472 МАРЦИАН КАПЕЛЛА

Образцом при построении текста М., принадлежащего к римской риторической традиции, послужили следующие греческие и латинские источники: Менипповы сатиры (чередование прозаических разделов и стихотворных вставок); «Метаморфозы» Апулея (стиль, аллегория, философские доктрины), «Девять наук» Варрона (свод дисциплин), «Халдейские оракулы» и работы Порфирия, разъясняющие их (философская система М.), а также «Естественная история» Плиния (география, астрономия), «Начала» Евклида Александрийского и «Введение в арифметику» Никомаха из Герасы (арифметика) и др.

Структура и содержание De nuptiis.Сочинение M. состоит из 9 книг. Первые две книги (I—II, 1-220) представляют собой аллегорический роман, повествующий о бракосочетании бога Меркурия со смертной Филологией (позднее это соединение толковалось как союз красноречия и ученого знания; наук «тривия» и, согласно делению Боэция, «квадривия» - Boeth. Inst, arithm. I, 1). Далее изложены основы необходимых для воспитания образованного человека семи свободных наук, представленных М. в образе божественных существ, выступающих перед богами с соответствующими речами. Завершает сочинение автобиографическое стихотворение (IX, 997-1000), содержащее посвящение сыну М. (997).

В аллегорическом вступлении причудливо переплетены неопифагореизм, религиозные идеи этрусков, неоплатонические и стоические представления, заимствования из египетских культов и герметизма. Физика и космология близки к платоническим. Пантеон богов представлен в духе астральной религии. В грамматическом разделе (III, 221-326) изложено учение о звуках, буквах, их позициях в словах, произношении, частях речи, с описанием правил склонения и спряжения. Книга о диалектике (IV, 327^424) посвящена логике, восходящей к Аристотелю. Изложено учение о роде, виде, видовом отличии, существенном и привходящем признаке, определении и разделении. Также изложено учение о способах наименования, омонимах и синонимах, о суждении и его видах, силлогизме. Риторический раздел (V, 425-566) представляет собой продолжение и развитие предыдущего изложения. В частности, повествуется об искусстве составления и произнесения речей. В книге о геометрии (т. е. о географии) (VI, 567-724) обсуждается форма и положение земли. В арифметической секции (VII, 725-802) изложено учение о числе (четные и нечетные, простые и сложные и пр.); в традиционном пифагорейско-платоническом ключе описана первая десятка (731-742). В астрономической части (VIII, 803-887, окончание утрачено) прослеживается устройство небесной сферы, на которой выделены десять небесных окружностей; говорится о созвездиях, восходе и заходе светил, движении планет, величине кругов, по которым движутся Луна, Солнце и др. планеты. Заключительный раздел посвящен гармонике (включая учение о звучании небесных сфер) (IX, 888-996) и теории влияния музыки на все живое и неживое. Описывая тоны, аккорды, лады, деления, ритм, его типы, М. указывает на то, что настоящим предметом этой дисциплины является космос и его гармоническое устройство (921).

Философские представленияМ., изложенные в аллегорической манере, можно реконструировать на основании De nupt. I, 1-97 и Π, 98-80. В построениях M. присутствуют два плана: 1) теологический, проявляющийся в описании деятельности различных богов, символизирующих ум, небес-


МАРЦИАН КАПЕЛЛА 473

ные тела и духов (демонология), и в изложении астрономических представлений; и 2) психологический (Gersh, p. 606-646).

I. Теология.Применительно к миру М. говорит о двух первоначалах, описывая (II, 202-205) прибытие Филологии на сферу неподвижных звезд и ее молитву «источниковой деве» (fontanam virginem), a также силе (potestatem) Единожды и Дважды Запредельного (атга£ και Sis* етгекема) [II, 204-205]. Единожды Запредельное - это Отчий ум (πατρικός νόος [ср. Огас. fr. 39]), Дважды Запредельное - Второй Ум (νόος δβύτερος [ср. Огас. fr. 7-8]), производящий душу (φυχη άρχιγενβθλος), символизирующую женский источник (ср. Огас. fr. 51-52). Первое начало описано как недоступное даже знанию богов (II, 202), хотя и достижимое для некоторого рода интеллектуальной активности; оно превосходит премирные (extramundanas) блаженства (II, 202); оно описано как существование истины, происшедшей из того, что не существует (II, 206); как огненный мир (II, 201), возможно, сам огонь (IX, 910) и (или) источник огня (И, 206). Ассоциируемое с глубиной (II, 204), оно троично по природе и относится ко всему как Отец (II, 204), как сила (II, 185) и как ум (IX, 910). В целом, первое начало изображено как охватывающее всю Вселенную и как истина того, что существует.

Второе начало, согласно М., не просто едино, но едино во множестве. Его функции проявляются в виде образов и действий различных богов (И, 203): (i) Юпитера, как священного ума (I, 92: 6 νους sacer), связующего каждую из планетарных сфер (ср. Porph. In Tim. fr. 20); отождествляемого с монадой и причинной силой его идеальных и умственных образов (VII, 73); (ii) Афины, о которой говорится как о вершине рассуждения и священном уме богов и людей (VI, 567), как о разумении и понимании судьбы, уме мира (VI, 567); как о сфере пылающего эфира (VI, 567), что эквивалентно уму наиболее удаленной сферы (ср. Varro. Antiqu. fr. 205 [ар. Macr. Sat. Ill, 4, 8] - 206 [ар. Aug. Civ. D. VII, 28]); (iii) Солнца, занимающего среднее место в небесной системе и под разными именами охватывающего весь мир (II, 191-192), позиционируемого как «источник ума» (И, 193), как бытие, «три буквы [имени которого] образуют священное имя и знак ума» (II, 193), как отец ума (II, 193), сила неведомого отца (И, 185), «первый отпрыск» (II, 188), единственно почитаемое после отца (II, 193) и как лик отца (II, 193), что свидетельствует о тесной связи ума солнца с первоначалом; и (iv) Меркурия, описанного как божественность, через которую бдительный и рассудительный ум наполняет разумением глубину Вселенной (II, 126), и связанного с высшим началом (Юпитером) через веру, речь, благодеяние, как истинный гений (I, 92), что демонстрирует объединение различных умов в единое целое. Второе начало также играет роль вместилища трансцендентных идей, сообразно которым Бог-творец наделил формами этот видимый мир, представленный в виде сферы (I, 68), состоящей из множества элементов: всего неба, воздуха, морей, разнообразия земли, всех видов и родов живых существ. При этом М. воспевает качества числа три, говоря, что оно означает совершенство Вселенной, т. к. монада связана с Богом-создателем, диада -с порождающей материей, триада - с идеальными формами» (VII, 733).

В астрономической части (VII), посвященной разъяснению различных родов движения небес, осуществляющие такое движение классические боги, которые одновременно и антропоморфны, и символизируют планеты (I, 73-75 - II, 183-185; I, 75 - И, 183; I, 75 - И, 189; I, 75 - II, 185), представ-


474 МАРЦИАН КАПЕЛЛА

лены в качестве божественных и соотносящихся с божественностью небесных тел: Луны, Меркурия, Венеры, Солнца, Марса, Юпитера, Сатурна, вплоть до неподвижной сферы, отстоящих друг от друга на определенном расстоянии (измеряемом интервалами, тонами и полутонами).

Боги как духи (демонология). Теологические представления о богах как о духах выявляются из описания 16 регионов небес, где находятся жилища различных богов. В 1-м - жилище Юпитера, «совет богов» или Пенаты, Лары, Янус и др.; во 2-м - жилище Юпитера, Марса Квирина, «воинственного Лара» (lar militaris) и более отдаленных богов, и т. д. (1,45-61). Некоторые из богов (Юпитер, Марс, Лары) у М. появляются в нескольких регионах. Все боги, которых возможно распределить по 4-м основным точкам окружности (по компасу) - что восходит к представлению этрусков о делении небес (ср. Cic. Divin. II 87-89); Plin. Nat. hist. II 143; Serv. In Aen. VIII, 427) - классифицируются М. в соответствии с местом их обитания. Упорядочение богов подразумевает не только их иерархию в целом, но и иерархию внутри каждой группы богов.

Духи - которым М. присваивает разные названия («могущества», «божества» (II, 149: numina); «одушевленные», «души и умы»; «души») - распределился по 5 категориям следующим образом (II, 150-167). 1) Духи, которые спускаются с самого эфира и кружат подле высшей сферы на том расстоянии, на котором расположена орбита Солнца (могут быть: а) огненной и пламенной сущности; Ь) бесстрастными; с) величайшими в добродетели; d) упорядочивающими таинства сокрытых причин; е) подвластными правлению Юпитера; f) называемыми божественными и небесными). 2) Духи, которые находятся «между течением Солнца и орбитой Луны» (а) менее яркие и светлые по сравнению с небесными, но еще недостаточно телесные, чтобы быть видимыми взором людей; Ь) причастные пассивности; с) менее добродетельные; d) собирающие пророчества, сны и предзнаменования, охраняющие души и умы всех людей, и как гении заботящиеся об отдельных смертных; е) подвластные правлению Юпитера; f) именуемые «ангелами», «демонами», «посредниками»; g) именуемые «Ларами»). Далее, 3) духи, которые обитают в высшей части пространства между орбитой Луны и Землей и тем самым в высшей части воздуха, распространенного под Луной (эти духи: а) обладают эфирной сущностью; Ь) прича-стны пассивности; с) менее добродетельны; d) рождаются в человеческом образе, чтобы помогать всему миру; е) подвластны Плутону там, где Луна, главенствующая в этой части воздуха, называется Прозерпиной; f) называются полубогами или частично богами). Далее 4) духи, которые обитают от средней части воздуха до пределов гор и земли (они а) обладают воздушной сущностью; Ь) причастны пассивности; с) менее добродетельны; d) связываются с телами в момент зачатия и любимы этими телами и после жизни; е) подвластны Плутону; f) называются полубогами и героями). В эту категорию духов входят Маны, Лемуры, Ларвы, Мании и Фурии (И, 162-164). И наконец, 5) те, чьи души, покидая свои тела, поражаются воздухом, окружающим сферу земли; они обеспокоены идущими сверху жаром и паром и влажностью снизу; эти духи: а) обладают воздушной сущностью; Ь) после долгой жизни умирают как люди; с) злы по природе; d) способны предвидеть, атаковать, вредить; е) подвластны Плутону; f) именуются злыми. Такие духи включают в себя Фавнов, Сатиров, Нимф, и др.


МАТЕРИЯ 475

П. Психология.Основу учения М. о человеческой (индивидуальной) душе (в роли которой выступают Филология, ее паланкин, на котором она поднимается на небеса для бракосочетания с Меркурием, и богиня Психея) составляет представление об обожении такой души (I, 94-96; II, 125; II, 131). Обожение является участью тех, кто заслужил его в земной жизни; напротив, участью тех, кто использовал земную жизнь плохо, будет вечное мучение в Перифлегетоне. Обожение души достигается через процесс очищения, состоящего из двух стадий: изрыгания письменных наук всех родов (И, 136) и испития из яйца, соотносящегося с округлой и одушевленной сферой (II, 140) и символизирующего ее. Символизм человеческой души проявляется в описании украшенного звездами паланкина (И, 133), которого не касается бренное (И, 134), поднимаемого ввысь четырьмя персонифицированными психологическими качествами: идущими впереди «Работой» (Labor) и «Любовью» (Amor), и держащимися позади Заботой (Epimelia) и Бдительностью (Agrypnia).

M. говорит о двойственной природе души: земной (происхождение Филологии) и божественной (достигаемой через приобретение Филологией определенных качеств и свойств: сияющего эфира, жилища богов, родства с Юпитером). Двойственная природа отдельной души, ее связь с космической (мировой) душой и её небесная сущность заданы происхождением Психеи - дочери Энтелехии (источника всех душ; ср. Cic. Tusc. I 22) и Солнца (наиболее важного из небесных тел, I, 7).

Соч.:Martianus Capeila. De nuptiis Philologiae et Mercurii. Ed. A. Dick. Lpz., 1925; Martianus Capeila. De nuptiis Philologiae et Mercurii. Ed. J. Willis. Lpz., 1983; Martianus Capella and seven liberal arts. Tr. and notes by W. H. Stahl, R. Jonson, E. L. Bürge. Vol. II (N. Y.; L., 1971-1977); на франц. яз.: Martianus Capella. Les noces de Philologie et de Mercure. T. VIL Livre VII: L'Arithmétique. Texte et. et trad, par J.-Y. Guillaumin. P., 2003; Idem. Les noces de Philologie et de Mercure. T. IV. Livre IV: La dialectique. Texte et. et trad, par M. Ferré. P., 2007.

Лит.:Fabricius J. A. Bibliotheca latina mediae et infimae latinitatis. Hamb., 1734-1736 (repr. Fir., 1858), p. 305-306; Courcelle P. Martianus Capella, - Idem. Les lettres grecques en Occident de Macrobe à Cassiodore. P., 1943, p. 198-205; Shanzer D. A. Philosophical and literary commentary on Martianus Capella's «De nuptiis Philologiae et Mercurii». Bk. I. Berk.; L.Ang.; L., 1986, p. 1-44; Cameron A. Martianus and his first editor, - CPhil 81, 1986, p. 320-328; Gersh S. Martianus Capella, - Idem. Middle platonism and neoplatonism. The Latin tradition. Vol. IL Notre Dame, 1986, p. 597-646; Turcan R. Martianus Capella et Jamblique, - REL 36, 1958, p. 235-254; Weinstock S. Martianus Capella and cosmic system of the Etruscans, - JRS 36, 1946, p. 101-129. Уколова В. И. Брак Филологии и Меркурия. Марциан Капелла, - Поздний Рим. Пять портретов. М., 1992, с. 85-101; Лосев А. Ф., Тахо-Годи А. А. Макробий и Марциан Капелла - философствующие писатели поздней античности, - Античность в контексте современности. Вопросы классической филологии. Вып. 10. М., 1990, с. 5-33; Лосев, ИАЭ VIII. Итоги тысячелетнего развития. Кн. 2. М., 1992, с. 153-161 («Марциан Капелла»); Петрова М. С. Марциан Капелла (просопографический очерк), -Диалог со временем. Вып. 2. М., 2000, с. 110-141; Шишков А. М. «Марциан Капелла», в кн.: Средневековая интеллектуальная культура. М., 2003, с. 12-18.

М. С. ПЕТРОВА

МАТЕРИЯ(υλη), понятие древнегреческой, затем всей европейской философии; играет важную роль в онтологии, натурфилософии, теории познания. Основные значения понятия материи: 1) субстрат, «подлежащее», «то, из чего» (Аристотель) возникают и состоят вещи и Вселенная; 2) бесконеч-


476 МАТЕРИЯ

но делимый континуум, пространство, «то, в чем» (Платон); 3) принцип ин-дивидуации, т. е. условие множественности (Платон, Аристотель, Прокл); 4) вещество, или тело, обладающее инертностью, т. е массой, и непроницаемостью, т. е. упругостью или твердостью (стоики). Материя противопоставляется духу, разуму, сознанию, форме, идее, благу, Богу, актуальному бытию (как чистая потенция), или, напротив, вторичным явлениям сознания как подлинное, объективное, первичное бытие, в зависимости от философской системы.


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 93 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: А. А. СТОЛЯРОВ 23 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 24 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 25 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 26 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 27 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 28 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 29 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 30 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 31 страница | А. А. СТОЛЯРОВ 32 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
А. А. СТОЛЯРОВ 33 страница| Ю. А. ШИЧАЛИН 2 страница

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.087 сек.)