Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

1 страница. Магдалина, А. А

Читайте также:
  1. 1 страница
  2. 1 страница
  3. 1 страница
  4. 1 страница
  5. 1 страница
  6. 1 страница
  7. 1 страница

УДК 821.161.1-31

ББК 84(2Рос=Рус)6-44

М 12

 

 

Магдалина, А. А. Орден Света. Кара небесная [Текст] / Анна Анатольевна Магдалина; под ред. А.Н. Серова, Л.Н. Постниковой, О.В. Гайкиной; худож. Юрий Латухин. – Архангельск: Гефест, 2012. – 244 с.: ил.

 

Книга Анны Магдалиной «Орден Света. Кара небесная» является продолжением романа «Уроки для ангела» и частью трилогии о приключениях отважной Вероники (Ники). Героиня попадает в Орден Света - организацию, которая борется с силами Тьмы: предотвращает преступления, обезвреживая убийц и маньяков, и нейтрализует сверхъестественные силы, несущие угрозу людям. В Ордене Ника встречает свою любовь - Алекса, и вместе им предстоит пройти через множество испытаний.

Во второй книге «Кара небесная» Веронике вновь предстоят нелегкие испытания. Сражения с вампирами, противостояние Чёрному Магу Ворону, похищение инопланетянами и спасение Земли – это лишь немногие из тех проблем, которые ей придется решить.

Но самая главная её задача – это спасение Алекса, так как жизнь без него будет для неё адом. И всё же иногда будущее бывает укрыто даже от тех, кто его делает…

 

٭ ٭ ٭

Не загадывай надолго,

Будь в надеждах осторожен:

Колесо судьбы коварно,

Поворот любой возможен…

(Хусрави, туркменский поэт Х века)

 

– Шах и мат! – победоносно объявила Ника, переставляя энергетическим лучом белую пешку на шахматной доске и сразив наповал чёрного короля.

– Увы… – уныло протянул Саймон, со вздохом откидываясь на спинку кресла.

Они сидели в его комнате и, как в старые добрые времена, сражались в шахматы.

С того дня, как она попала в Орден Света – тайную организацию, борющуюся со злом на Земле и возглавляемую советом старейшин – ясновидящих, – прошёл почти год.

Впрочем, Нике иногда казалось, что с тех пор пролетела целая вечность. Если бы год назад кто-нибудь сказал ей, что она, обычный библиотекарь, станет Воином Света и будет сражаться с вампирами, магами, привидениями, убийцами, маньяками и другими неприятными субъектами, и что именно в Ордене встретит настоящую любовь – Алекса, она сочла бы, что этот человек, в лучшем случае, просто шутник, а в худшем – социально опасный псих.

Но, как сказал ей когда-то Алекс, реальность оказывается порой удивительнее любого вымысла.

Год назад её едва не убили Воины Тьмы. Глава их Обители – Ворон, с помощью Дара предвидения понял, что Ника является для них угрозой, и послал своих людей уничтожить её до того, как она попадёт в Орден.

Но Алекс вместе с друзьями – Дмитрием и Дэном, спас её и доставил в Орден. Когда Мария сообщила, что давно погибшие в автокатастрофе родители девушки были членами Ордена, а сама она является сестрой отца Вероники и, следовательно, её родной тётей, – девушке было сложно в это поверить. Но ещё труднее было поверить в то, что она обладает каким-то особым Даром, который достался ей от родителей.

Тогда, год назад, Мария поставила девушку перед выбором: стать одной из них либо уйти и навсегда забыть об Ордене.

Осознав, что в Ордене она сможет оказывать реальную помощь людям, спасать человеческие жизни, Ника решила остаться.



К тому же мысли об Алексе не покидали её с самой первой минуты их встречи, когда, повалив девушку в придорожную канаву, он своим телом прикрыл её от пуль, а она с испугом всматривалась в его красивое, волевое лицо, лучистые серые глаза и улыбку.

Алекс стал её другом, тренером и возлюбленным. Она уже не представляла себе жизни без него.

И теперь, сидя в уютной комнате Саймона, коротая время за игрой в шахматы, она с нетерпением ожидала возвращения Алекса с очередного задания.

– Мозг – это оружие, Саймон, – поучающе произнесла Ника. – А шахматы – один из лучших тренажёров. Ты плохо тренируешься! – ехидным тоном прочла она лекцию, слово в слово повторив то, чему Саймон, специалист по биоэнергетике, учил её год назад, когда она была ещё желторотым новичком.

– Научил на свою голову! – рассмеялся он, патетически вскидывая руки.

Серые глаза Саймона были, как обычно, хитро прищурены, а к его дерзкому, смеющемуся взгляду Ника уже давно привыкла. Она воспринимала его таким, какой он есть. Его внешний облик остался прежним: та же короткая стрижка, светлые волосы, небольшая щетинка на лице. Единственным нововведением была серьга в левом ухе. Саймон почему-то был уверен, что она красиво оттеняет его большой мужественный нос и чувственные губы.

Загрузка...

Саймон стал её надёжным и верным другом, и они с Никой старались не вспоминать о том, что когда-то были любовниками.

Внезапно в дверь постучали.

– Входи, Дэн! – крикнул Саймон, телепатически определив, кто нарушил их покой.

Заглянув в комнату, Дэн передал послание:

– Ника, в рабочий кабинет, к Марии!

– Иду! – отозвалась девушка, поднимаясь с кресла.

– Очень приятно было с тобой пообщаться! – уже в дверях с хитрой улыбкой она повернулась к Саймону, на расстоянии энергетическим поцелуем игриво чмокнула его в щёку и вышла за дверь.

 

Обычно по длинному светлому коридору деловито сновали сотрудники Ордена Света, но на этот раз здесь никого не было, за исключением какого-то старичка, еле плетущегося вдоль стены. Ника уже не раз сталкивалась в стенах Ордена с необычными личностями, начиная с домовых, заканчивая магами и привидениями, и поэтому не обратила особого внимания на этого пожилого человека.

Седая косматая голова с длинной бородой, изборождённое глубокими морщинами лицо, шаркающая походка, сгорбленная спина и едва заметно дрожащие руки говорили о том, что старец немало повидал на своём веку, и жить ему осталось недолго.

Но, как только он поравнялся с Никой, от его немощности не осталось и следа. Энергичным прыжком подскочив к девушке, он резко прижал её к стене и впился в рот поцелуем.

Этот старческий разбой продолжался недолго: уже через пару секунд резвый дедуля согнулся пополам от боли, так как Ника, поначалу обалдев от такой наглости, заехала ему коленом в пах.

– Ох, Ника!!! – простонал старец, и лишь по голосу девушка узнала в престарелом маньяке своего возлюбленного – Алекса.

– Если хочешь от меня детей – больше не делай так!

– А-Алекс?! – запинаясь, с удивлением и возмущением воскликнула девушка. – Я же тебя чуть не убила! Что за маскарад?!!

– Меня загримировали по приказу старейшин для очередного задания, - объяснил он, постепенно выпрямляясь и, хитро прищурившись, отметил:

– А классный получился розыгрыш! Ты бы видела своё лицо! – добавил он с довольной улыбкой. – Ну ладно, не сердись! Может, мне не снимать грим после задания, – лукаво произнёс он, притягивая её к себе, и его руки тут же настойчиво зашарили по её телу. – Давай вечером поиграем в Старичка – лесовичка и заблудившуюся невинную дачницу, которая пошла в лес по ягоды, не подозревая, какой сексуальный беспредел её ожидает, и…

– Остановись, Алекс! – рассмеялась Ника.

В её душе боролись два чувства: ей хотелось обнять его и придушить одновременно. Алекс был единственным человеком, кто мог рассмешить её в любой ситуации, как бы она на него ни злилась, и поэтому весь её гнев куда-то быстро испарился.

– Ты неисправим! – с улыбкой покачала она головой.

– Я вам не мешаю, робятки? – прошамкал кто-то у неё за спиной.

Ника обернулась и, лишь внимательно приглядевшись, по ироничным карим глазам узнала в другом седовласом, морщинистом и длиннобородом старце Дмитрия.

– Дима?! – не удержавшись, воскликнула девушка. – Да вас совсем не узнать! И что у вас за задание такое?! Надеюсь, вы не потащите меня сейчас гримироваться под старушку? – подозрительно покосилась она на этих двух типов.

– Нет, зайка, портить твоё красивое личико было бы кощунством! – успокоил её Алекс. – А наше задание заключается в том, чтобы загримировавшись под старичков, на бронированном Запорожце уничтожить наркодилеров, предварительно изъяв у них чемодан с деньгами и сумку с наркотиками.

– На бронированном Запорожце? – с сомнением переспросила девушка, не уверенная в том, что её опять не разыгрывают.

– Это для эффекта неожиданности, – объяснил Дмитрий. – Мало кому придёт в голову, что пара дедов, приехавших на обычном с виду Запорожце с номерами из самостийной Украины, могут представлять какую-то опасность.

– Идея Архангела, кстати, – добавил он, с пренебрежением передёрнув плечами, и Ника поняла, что он не в восторге от этой затеи.

Дмитрий предпочитал действовать прямолинейно: пришёл – увидел – перестрелял (взорвал). Никаких сложностей и ухищрений. И этот маскарад был ему не по душе.

– Да ладно, Димон, поприкалываемся! – приободрил его Алекс, которому всё происходящее явно нравилось. Артистизм был врождённой частью его натуры, и он весело похлопал лучшего друга по спине:

– Устроим шоу!

 

В рабочем кабинете Нику уже ждали Мария и Архангел. Они сидели за столом, негромко и спокойно что-то обсуждая.

Милая семейная идиллия, – автоматически отметила про себя девушка.

– Здравствуй, Ника. Проходи, садись, – коротко поприветствовала её Мария.

Как всегда, она была безупречно подтянута и элегантна. И лишь умиротворённый блеск её глаз, светившихся тем особым сиянием, какое бывает только у счастливых женщин, отличал её от строгой, холодной дамы, встретившей Нику год назад.

В облике Архангела тоже произошли перемены. В чисто выбритом, коротко постриженном и аккуратно одетом сорокалетнем мужчине трудно узнать того заросшего, небритого отшельника, каким он был раньше. Теперь он был одет «с иголочки», а его неизменный серый заношенный плащ уже давно был выкинут Марией на помойку.

Усаживаясь за стол напротив людей, которые стали для неё родными, Ника обратила внимание, что между Марией и Архангелом то и дело пробегают золотистые искорки. Она уже привыкла к этому, ведь между ней и Алексом пробегают такие же. Любовь – это чувство, которое невозможно не заметить, – сказал ей когда-то старейшина Фёдор Матвеевич. И теперь, когда её Дар раскрывался всё больше, она могла видеть это чувство наглядно.

– Как ты уже догадалась, мы вызвали тебя для очередного задания, – произнесла Мария. – Ты знаешь, что после смерти Иннокентия Михайловича и предательства Борфа в Ордене остались всего три старейшины. Нам повезло, что Архангел согласился стать четвёртым, – отметила парапсихолог, кинув быстрый благодарный взгляд на Михаила. – Но, тем не менее, мы всё ещё находимся в уязвимом положении. Пять старейшин Ордена составляли определённую пентаграмму, что позволяло нашей организации работать с максимальной эффективностью. Поэтому… – протянула Мария.

– Мы должны найти пятого старейшину, – закончила за неё Ника.

– Верно, дорогая, – улыбнулась Мария. – Собственно, мы уже нашли его. Осталась самая малость: мы должны его спасти.

– Спасти от чего? – насторожилась Ника.

– От лоботомии, – ответил Архангел. – Наш избранник находится в сумасшедшем доме. Сегодня вечером ему должны вскрыть черепную коробку, после чего он превратится в растение. Его Дар нужен нам, мы должны забрать этого человека и доставить в Орден. Когда я говорю «мы» – это значит ты и я. Инструкции получишь в дороге. Готовность – двадцать минут. Вопросы есть?

– А кто он? Как его зовут? И сколько ему лет? – поинтересовалась девушка. Она знала, что любопытство губит даже кошек, но никак не могла удержаться.

– Его зовут Захар Михайлович, – снизошла до объяснения Мария. – Фамилии мы не знаем, и точный возраст я тебе сказать не могу. В качестве кандидата в старейшины его предложил Фёдор Матвеевич. В молодости они вместе уничтожали вампиров в Польше и Венгрии. Сам он называет себя Хантером.

– Хантер? – удивилась девушка. – Он считает себя охотником? А почему он…

– Об этом – спросишь у него самого, после задания, – отрезал Архангел. Поднявшись со стула, он направился к дверям. – Нам пора.

– Как скажешь, босс, – покорно вздохнула Ника, выходя вслед за ним.

 

Ахмад, степенного вида выходец с Кавказа, спокойно сидел за рулём серебристого джипа, припаркованного на окраине города у одного из гаражных кооперативов и расслабленно поигрывал мобильником. Он ожидал известий от своих людей, которые должны были позвонить ему с минуты на минуту и сообщить об успешном проведении ещё одной операции.

Как и множество предыдущих, она была тщательно спланирована и подготовлена, и никаких накладок не должно было быть в принципе. И когда мобильный торжественно заиграл сонату Бетховена, Ахмад, владелец сети ресторанов и саун в престижных районах города, а по совместительству – главарь одной из самых многочисленных и влиятельных банд в области, лениво поднёс телефон к уху.

– Алё! – буркнул он, и через несколько секунд от его спокойствия и невозмутимости не осталось и следа.

– Что? На вас напали? Ограбили? Забрали всю наркоту? Весь герыч? Кто? Деды? – не поверил своим ушам Ахмад. – Два деда с бородами, как у Зи-Зи-Топ, на бронированном «Запоре»? – потрясённо переспросил он.

– Вы что там, вашу мать, товара нажрались? – заорал Ахмад, выслушивая какой-то невнятный бред, и от души добавил несколько цветистых, и судя по всему, очень оскорбительных, кавказских ругательств.

Но он так и не успел услышать в ответ ничего вразумительного, поскольку выросший словно из-под земли один из поминаемых недобрым словом дедов, весело подмигнув оторопевшему Ахмаду карим глазом, кинул под его машину гранату.

– Как страшно жить! – тряхнув бородой, посетовал дед, наблюдая, как машину окутало облако взрыва, и ещё до того, как последние частички искорёженного металла и обугленной плоти упали на землю, Дмитрий скрылся из виду.

 

– Когда ты говоришь с Богом – это молитва. Когда Бог с тобой – шизофрения, – произнёс старую истину Архангел, деловито прорезая дыру в проволочном заграждении городской психиатрической больницы № 4.

Белые халаты санитаров маячили где-то вдали, за кустарниками, и проникновение на территорию больницы прошло быстро, легко и незаметно.

Приятный нежный ветерок тихо шуршал жёлто-зелёно-красными листиками. Стояло настоящее бабье лето. Погода была не просто тёплая, она была необыкновенная. Жаркое солнце и ясное синее небо никак не вязались с тем, что на дворе был уже конец октября.

– Кажется, лето вернулось, – растерянно пробормотала Ника, с удивлением заметив на берёзах серёжки. Видимо, природа тоже не понимала, что происходит, и не знала, как реагировать на такое потепление.

– Оружие не применять! – отдал приказ Архангел.

– А что, если нас заметят? – уточнила Ника.

– Будем косить под заблудившихся иностранцев-туристов, – с лёгкой иронией ответил Михаил.

– Хочешь, чтобы нас здесь оставили? – усмехнулась девушка.

– Я па руски не панимать, ферштейн? – весело отозвался старейшина и, жестом приказав Нике ждать у забора, скрылся из вида.

Лучезарный солнечный свет, буйство красок и энергично порхающие воробьи, с весёлым чириканьем облепившие багряную рябину, – всё это создавало радужно-чудесное, приподнятое настроение.

Но оно несколько омрачилось, когда Ника перевела взгляд на больницу. Серые фигурки больных, уныло слоняющихся по периметру, вызвали в её душе щемящее чувство жалости.

Пожалуй, из всех болезней на Земле потеря разума – самая страшная, – подумала она.

Впрочем, когда до Ники донеслись обрывки мыслей одного из пациентов, её чувство сострадания несколько притупилось.

Она уже давно могла воспринимать мысли других людей. Для этого ей нужно было лишь немного сконцентрироваться и настроиться на «волну» конкретного человека. А иногда она слышала чужие высказывания даже помимо воли, особенно когда они были вызваны сильными эмоциями.

Но то, что она уловила в данный момент, – заставило её поёжиться от омерзения. Она услышала набор самых пошлых и отвратительных нецензурных фраз и выражений. Самым противным было то, что все эти эпитеты адресовались именно ей.

Сдерживая подкатывающую к горлу тошноту, Ника сосредоточилась и просканировала прошлое этого человека. Она поняла, что он находится здесь на принудительном лечении за несколько попыток изнасилования. Суд признал его невменяемым и отправил сюда.

А когда она увидела, что психопат с идиотской мечтательной улыбкой на лице направился к ней, Ника уже приготовилась к решительному отпору и защите своей чести и достоинства.

Но больной успел сделать всего несколько шагов, как внезапно появившийся у него за спиной Архангел быстро и аккуратно нажал на определённую точку на его сонной артерии, погрузив неудачливого маньяка в глубокий сон.

– Дыру в заборе надо будет заделать, – чуть нервно отметила девушка.

– Боишься, как бы любовничек не сбежал? – усмехнулся Архангел. – Пока ты не устроила личную жизнь, давай займёмся делом! – с иронией добавил он. – Нам туда! – махнул он в сторону небольшой обшарпанной постройки суицидально-серого цвета.

За этим облупившимся сараем, на котором красовалась надпись «Хозчасть», она увидела щуплую фигурку пожилого человека в больничном халате, сидевшего на старой деревянной скамейке. Он был абсолютно неподвижен, словно изваяние.

Когда Ника подошла ближе, то подумала, что реденькая бородка, всклокоченные короткие седые волосы на голове и высохшие худые руки не дают даже намёка на то, что этот человек обладает какой-либо особенной силой. Он производил впечатление старца, не способного поднять даже тапочки.

Но когда она посмотрела в его яркие, эбонитово-чёрные глаза, они показались ей необыкновенными. Из них словно исходило сияние.

Старец неторопливо перевёл задумчивый взгляд на девушку, и вдруг от его спокойствия не осталось и следа.

– Кара небесная! – ошарашенно пробормотал Хантер, резко вскакивая и пристально вглядываясь в лицо Ники.

– Я что, так плохо выгляжу? – опешила она.

– Твой внешний вид мы обсудим позже, а пока нам надо поторапливаться, – подколол её Архангел, подхватывая Хантера под руку.

Даже не подумав сопротивляться, старец спокойно засеменил рядом со своими похитителями.

– Не бойтесь, мы не причиним вам вреда! – на всякий случай успокоила его Ника.

– Разумеется, ведь короткий сон ещё никому не повредил! – с неожиданной иронией отозвался он, коротким кивком головы указав на неподвижное тело маньяка, мирно похрапывающего в траве.

И почему сегодня все меня подкалывают?! – мысленно проворчала Ника. – Ну явно не мой день! – тихо вздохнула она.

 

– Кажется, сегодня не мой день! – пробормотал Даниил Ростовцев, следователь седьмого отделения полиции, случайно наступив в глубокую лужу возле своего подъезда.

Он возвращался домой с работы, мечтая, как нальёт чашку горячего ароматного кофе и расслабится наконец в мягком, уютном кресле перед телевизором. И хотя бы на время выкинет из головы мысли об убийствах, кражах, изнасилованиях, избиениях и тому подобных преступлениях против человеческой личности и собственности. А промоченные ноги сделали эти мечты ещё более желанными.

Но, видимо, этим сладким грёзам не суждено было сбыться, поскольку поравнявшийся с ним молодой человек в чёрном плаще приставил к его боку пистолет. Чувствуя, как ствол давит на рёбра, Даниил безропотно позволил завести себя в подъезд собственного дома, вытащить из своей кобуры пистолет Макарова, а затем и ключи из кармана.

– Я знаю, о чём ты сейчас думаешь, но поверь мне – сегодня твой день! – изрёк незнакомец, открывая дверь квартиры следователя, и Даниил наконец смог его разглядеть. Чёрный плащ, рост чуть выше среднего, крепкое телосложение, прямой нос, правильные черты лица, коротко стриженные русые волосы, серые глаза, – автоматически отметил он про себя.

– Ты смотришь на меня так, словно составляешь ориентировку! – усмехнулся незваный гость. – Расслабься, дружок, скоро ты будешь благодарить Бога за встречу со мной! – произнёс он, бесцеремонно проходя внутрь и усаживаясь в любимое кресло Даниила.

– Извини, но я предпочитаю встречаться с девушками! – тоже не удержался от иронии следователь.

– Рад за тебя, – одобрил Алекс. – Прости, что пришлось изъять твой ствол, но это для твоей же безопасности, чтобы ты не думал о разных глупостях.

– Я не занимаюсь глупостями с незнакомыми мужчинами, – сдержанно откликнулся Даниил.

– Тогда давай знакомиться, – невозмутимо улыбнулся гость. – Я Алекс. И в честь нашего знакомства позволь преподнести тебе небольшой подарок. Презент, так сказать, – произнёс он, кидая Даниилу спортивную сумку.

Поймав её на лету, следователь на пару секунд замер в нерешительности, раздумывая, стоит ли открывать столь подозрительную вещь. Но, решив, что в данной ситуации ничего хуже уже быть не может, осторожно извлёк оттуда большой прозрачный пакет, наполненный белым порошком.

– Что-то мне подсказывает, что это – не сахарная пудра, – произнёс он, выжидательно уставившись на Алекса.

– Это героин. Чистейший, без примесей, – со знанием дела пояснил даритель.

– Ты думаешь, я буду распространять эту дурь? – удивился Даниил. – У тебя с головой всё в порядке?

– Нет! – весело рассмеялся Алекс. – Я хочу, чтобы ты использовал эту дрянь по назначению. А именно – передал своему начальству, оформив официальный протокол. И все лавры по обнаружению большой партии героина достанутся тебе.

– И в чём подвох?

– Подвоха нет. Но есть проблема, – спокойно ответил Алекс. – Проблема в том, что тебе придётся объяснять происхождение этого подарка. И эту красивую сказку тебе предстоит придумывать самому. Боюсь, объяснения типа «нашёл на улице» или «друзья подарили» не прокатят, – усмехнулся он. – Поэтому советую тщательно поразмыслить над этим, создать идеальную легенду. Люди, пославшие меня, уверены в тебе, – уже серьёзно добавил он. – Надеюсь, ты оправдаешь наши ожидания.

– Но для чего всё это? Почему? – не поверил внезапно привалившему счастью следователь.

– Так надо! – без лишних комментариев отрезал Алекс. Он не мог сейчас объяснить, что таким путём старейшины начинают план по привлечению Даниила в Орден.

Следователь с изумлением смотрел на него, пытаясь понять, не розыгрыш ли это. В его голове стало что-то немножко проясняться, когда он вспомнил истории о людях в кожаных плащах или куртках, которые вовремя оказывались на месте преступления, спасали людей, иногда – убивали преступников, и всегда растворялись в неизвестности. Видимо, этот странный тип – один из них.

В памяти Даниила тут же всплыло другое лицо – белокурой незнакомки с зелёными глазами. Когда-то ему поручили расследовать дело об убийстве троих уголовников, похитивших и истязавших женщину в заброшенном лесном доме. Прибывший наряд полиции обнаружил трупы преступников и женщину, прикованную наручниками в подвале. Она нарисовала портрет своей спасительницы, портрет, который не выходил у Даниила из головы вот уже в течение года.

– Ника… – изумлённо прошептал Алекс, уловив мысли следователя.

Перехватив взгляд Даниила, он подошёл к его рабочему столу и увидел среди бумаг знакомый до боли портрет.

– Это я заберу с собой! – не терпящим возражения тоном произнёс Алекс, изымая рисунок. – Мне тоже нравятся блондинки! – пояснил он причину этого наглого грабежа.

– «Плэйбой» покупать не пробовал? – стиснув зубы, поинтересовался Даниил.

– Рекомендуешь? – подколол его незваный гость. – Ладно, не кипятись! – добавил он примиряющее. – Думаю, это не последняя наша встреча. Так что давай завершим её вежливо и культурно…

 

– Какая вежливая встреча! – прокомментировал Хантер, наблюдая, как охранники Ордена Света торжественно отворяют перед ним главные ворота. – Прямо из грязи – в князи, – усмехнулся старец.

Пройдя несколько шагов по каменной дорожке, он вдруг застыл как вкопанный, окидывая здание Ордена изучающим взглядом.

С виду этот оплот Добра выглядел как самый обыкновенный четырёхэтажный особняк. Дом из белого кирпича за чертой города, посреди лесной поляны, обнесённый высоким забором, у которого дежурили охранники, не выделялся ничем особенным.

Но Хантер рассматривал не его фасад, а энергетический потенциал, которым обладало здание.

– Я вижу ваш Защитный Экран, – изрёк он наконец с видом профессионала. – Слабоват, – оценил он с лёгким пренебрежением.

– Прошу внутрь, – проигнорировав последнюю реплику, жестом пригласил Архангел, распахивая двери перед этим странным типом.

Неторопливо переступив порог, Хантер снова остановился, с интересом разглядывая всё вокруг. Длинный светлый коридор Ордена, на стенах которого висели изящные ажурные светильники, был в данный момент пуст.

– Нам сюда, – Архангел попытался направить гостя к лестнице и аккуратно взял его под локоть, но старичок оказал неожиданное сопротивление.

Резко отстранившись от сопровождающих, он гордо вскинул голову и тоном, не терпящим возражений, произнёс:

– Расслабьтесь, детки! Вы можете посылать меня, куда угодно, но куда мне идти – я решаю сам!

С удовлетворением отметив, что «детки» в растерянности переглянулись между собой, он развернулся к ним спиной и неторопливо засеменил по коридору.

– Может, отвезём его назад, пока не поздно? – шепотом обратилась Ника к Архангелу.

– Я всё слышу! – не оборачиваясь, прикрикнул старец. Его неожиданно сильный голос эхом прокатился вокруг.

– Понимаете, вас ж… – попытался объяснить Архангел, изо всех сил стараясь оставаться вежливым.

– Подождут! – грубо перебил его Хантер, не давая договорить. – Так, что тут у вас интересненького? Ага, столовая, – сразу определил он, даже не раскрыв красивую двустворчатую дверь из светлого дерева. – Ну, с этим мы разберёмся чуть позже. А здесь что? Спортзал, – произнёс Хантер на подходе к очередным дверям.

На протяжении всего пути он разговаривал сам с собой, не дожидаясь ответа от провожатых, и определял, что находится за закрытыми дверями, даже не заглядывая внутрь.

– Постирочная, – продолжал монолог Хантер, когда они подошли к прачечной.

– Оружие. Ещё оружие, – прокомментировал он двери, за которыми находились оружейный склад и комната с оборудованием для проведения боевых операций.

– Ага, больница! – с удовлетворением отметил он, дойдя до медчасти и, впервые за всё время раскрыв двери из белого тонированного стекла, вошёл внутрь.

Комната была пуста: все целители собрались в Тронном Зале, ожидая встречи с кандидатом в старейшины, который в этот момент хозяйским шагом обходил их владения.

– Как вы могли!!! – вдруг заорал он, потрясённо взмахнув руками, и уставился на Архангела таким взглядом, что Нике почудилось, что сейчас им придётся оправдываться за все грехи человечества.

– Это же немыслимо!!! Ставить стол для операций на энергетическом сквозняке! Вы же поставили этот стол между окном и дверями! – возмущённо объяснил он ничего не понимающему Архангелу.

– Сегодня же переставьте! – потребовал он и, решив, что опешившие собеседники получили от него достаточную взбучку, – отправился дальше по коридору.

Ника впервые видела Архангела в такой растерянности. С одной стороны, ещё никто не осмеливался разговаривать с ним в таком тоне! По крайней мере, безнаказанно. Но, с другой стороны, он вынужден уважать преклонный возраст этого типа и считаться с тем, что у того, возможно, уже начался старческий маразм. Не случайно же он в сумасшедшем доме оказался!

А может, он так достал врачей, что лоботомия была бы самым гуманным способом лечения из всех, что они могли применить?

– Если бы не Федор Матвеевич, я сгрёб бы этого вредного старикашку в охапку и вернул туда, где ему самое место, – едва слышно, сквозь зубы процедил Архангел.

– Ещё не поздно, – так же тихо ответила Ника, выходя из медчасти вслед за Михаилом.

– Поздно, касатики мои, уже поздно! – громогласно донеслось до них уже с другого конца коридора.

Дойдя наконец до лестницы, Хантер опять остановился и с задумчивым видом устремил взгляд вверх. Постояв так несколько секунд, он удовлетворённо хмыкнул и стал неспеша подниматься.

– Я рад, что ты с почтением относишься к Феде, – обратился старичок к Архангелу, когда они поднялись до второго этажа. – Поверь мне – этот человек заслуживает самого огромного уважения! Уж я-то знаю! – загадочно прищурился он.

– Не сомневаюсь, – сдержанно откликнулся Михаил. Вопреки его ожиданиям, что кандидат в старейшины продолжит путь по лестнице до четвертого этажа, где около тридцати сотрудников Ордена давно ждали его появления в Тронном Зале, этот упрямец развернулся и неторопливо засеменил по следующему коридору.

– А что у вас там? Ага, место для заметания следов, – определил он на расстоянии отдел зачистки.

Эта же участь постигла гримёрную («Размалёвочная», как выразился Хантер) и бухгалтерию («Раздаточная!» – с энтузиазмом воскликнул гость).

– Библиотека, – произнёс Хантер с явным уважением в голосе, останавливаясь перед очередными дверями. – Это самое интересное место во всём здании, верно, милочка? – подмигнул он Нике.

– Да, – лаконично, но искренне ответила девушка, до прихода в Орден проработавшая шесть лет библиотекарем.

Рывком распахнув двери, он вошёл внутрь и внимательным взглядом окинул ровные ряды стеллажей. Ника заметила, что при виде книг в чёрных эбонитовых глазах Хантера загорелся восторженный огонёк, и даже почувствовала к нему невольную симпатию.


Дата добавления: 2015-08-02; просмотров: 402 | Нарушение авторских прав


3 страница | 4 страница | 5 страница | 6 страница | 7 страница | 8 страница | 9 страница | 10 страница | 11 страница | 12 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Писарев А.Е.| 2 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.039 сек.)