Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 1. Неисповедимы пути Господни

Неисповедимы пути Господни

 



Имя автора: Key-ta (Key-ta_88@mail.ru)
Имя бета-редактора: Juliann
Pairing: Гарри/Драко
Рейтинг: NC-17
Размер: Миди
Жанр: Romance
Размещение: да, пожалуйста,… только все-таки предупредите
Summary: жизнь Серебряного Принца круто меняется, когда на факультете узнают, что он – гей…
От автора: война с Волдемортом закончена. Все почти счастливы… На книги опираюсь мало. А так… читайте и оценивайте очередной продукт моей дурной головушки…
Посвящаю: MaryKo. Я очень старалась все закончить к твоему Дню Рождения.
Te quiero mucho…

Неисповедимы Пути Господни…



Глава 1

Вы можете меня не принимать,
Пускай меж вами буду я унижен,
Вы можете меня не понимать,
Но я хотел бы с вами быть поближе
Автор неизвестен

После того, как Теодор Нотт застукал меня в пустом купе, занимающимся сексом с парнем, весть о том, что я, Драко Люциус Малфой – гей молниеносно распространилась по всему Хогвартсу уже в первые десять минут нового учебного года. И в тот же день на меня началась травля. Если признаться честно, то я никогда не думал, что попаду в подобную ситуацию, но, тем не менее, так и получилось. Мой седьмой год обещался стать адом. Слизеринцы воротили нос и не упускали возможности поглумиться надо мной, нападали на каждом шагу, и пару раз жестоко избивали. Валяясь на больничной койке под бдительным присмотром мадам Помфри, я даже и не помышлял о бунте. Протекции отца у меня больше не было – Люциуса посадили в Азкабан, поэтому те, кто раньше боялись связываться со мной из-за фамилии, теперь дали волу своим действиям, и действия эти далеко не всегда были лицеприятными. Как глупо вышло, что в итоге, мне пришлось выживать на собственном факультете. Пенелопа Паркинсон расторгла помолвку, но вот за это-то как раз я ее и не осуждаю. Лучший друг превратился в мразь, готовый растоптать меня в любой момент.
Прожив два месяца в такой атмосфере, я начал ломаться. Все уже стало неважным. Хоть каким-то более-менее значимым был вопрос: «Как там мама?», но и он постепенно начинал утрачивать свою цветность. По замку я передвигался подобно сомнамбуле, но и на это мне было начхать. Самым обидным было то, что издевались надо мной и те, кто сами были нестандартной ориентации, а в глазах так и читалось: «Надо было лучше скрывать». Лицемеры чертовы.
Неизвестно, чем бы все это дело закончилось, если бы одним поздним ноябрьским вечером ко мне не пришел Снейп. Тогда я не понял смысла одной единственной сказанной им фразы.
- Завтра директор Дамблдор сделает официальное заявление, Драко. Отказаться от того, что тебе предложат, ты не сможешь. Считай, что это будет своего рода приказ.
На следующее утро начался новый этап моей жизни.

***

Сидя вдалеке от общей массы слизеринцев, я имел возможность, не отвлекаясь на посторонние факторы, изучать студентов остальных факультетов. Мне и раньше нравилось это делать, но постоянно был кто-то, кто не давал насладиться этим в полной мере. По утрам ученики всегда вялые, редко кто улыбается и веселится, наслаждаясь жизнью. Преподаватели тоже сидят мрачнее тучи. Еще бы, уже через час им предстоит слушать бредни учеников.
Снейп, обычно раздражительный, сегодняшним утром был в ярости, но не уступала ему и МакГонагалл. Зато Дамблдор сидел и загадочно улыбался. Из постоянства выбивались и гриффиндорцы – за их столом царил хаос. Кто-то в гневе швырялся продуктами, кто-то просто сидел, прожигая взглядом дыры в столе. В Золотом Трио тоже не все шло гладко – Поттер и грязнокровка пытались в чем-то убедить взбешенного Уизела. Чтобы понять, в чем дело мне понадобилось не слишком много времени. Ровно столько, сколько нужно было директору, чтобы подняться со своего места и начать говорить:
- В свете последних событий, произошедших в школе, Драко Люциус Малфой переводится в Гриффиндор, где и будет заканчивать седьмой курс, - все студенты, кроме красно-золотых, впали в ступор, те же наоборот молчали и хмурились. Директор между тем продолжил, - мистер Малфой, будьте так любезны, займите место за столом вашего нового факультета.
Ноги меня слушались плохо, и все же я, судорожно сжимая в руке ремень собственной сумки, стараясь не споткнуться, медленно брел между рядами к агрессивно настроенным гриффиндорцам. С каждым шагом, сопровождаемый глумливыми взглядами слизеринцев, я чувствовал, что шагаю в пропасть, из которой вряд ли смогу выбраться. Даже без легиллеменции я знал, о чем думают мои прежние сокурсники: представители львиного факультета завершат то, что начали слизеринцы – добьют. Каково же было изумление мое и всех остальных студентов, когда, ни слова не говоря, Джинни Уизли и сидящая рядом с ней темноволосая девушка отодвинулись друг от друга, освобождая мне место. Я тихо опустился на скамью и затравлено осмотрелся по сторонам. Знаю, что не должен был выдавать своего страха, но по-другому никак не выходило. Поттер, отпив из своего кубка, молча протянул мне новое расписание. Молчали и остальные. Многие просто игнорировали присутствие за своим столом чужака – что ж, меня это вполне устраивало, но страх все равно никак не хотел отпускать. Девушка, сидевшая раньше с девицей Уизли, тихо хмыкнула и, дотянувшись до жареной картошки, наложила ее в появившуюся передо мной тарелку.
- Я – Бьянка Хенсон. Добро пожаловать в Гриффиндор, - произнесла девушка и вручила мне вилку.
Похоже, вид у меня был настолько ошарашенный, что сидящий напротив Финниган тихо засмеялся и покачал головой.
- Привыкай, Малфой, тебе еще с нами целый год жить. И… давай уже ешь, никто тебя здесь голодом морить не собирается.
Я покосился в сторону Поттера, его реакция меня беспокоила больше всего. Лохматый гриффиндорец о чем-то сосредоточенно думал, рассеянно водя подушечкой указательного пальца по краю кубка, и в этот момент был так красив, что дух захватывало. То, что Гарри Поттер – самый сногсшибательный парень в школе (после меня, конечно), я понял еще летом, но какой от этого прок?! Понял-то я, понял, но шансов у меня все равно «0». И причин, более чем предостаточно.
Сделав глубокий вздох, я отправил картошку в рот, тщательно пережевывая, и стараясь не замечать, что за другими столами студенты молчат и внимательно слушают, что творится за тем, где сижу я. Сказать: «За нашим столом», язык не поворачивался.
Постепенно ученики начинали расходиться, ушел кое-кто и из Гриффиндора. Поттер и Уизли начали разговор о предстоящем матче со Слизерином, и уже было собрались уходить, когда к их столу приблизилась МакГонагалл.
- Мистер Поттер, мистер Уизли, и вы, мистер Малфой, подойдите сюда.
Мы трое подошли к декану и приготовились слушать. Вместе с нами подошла и Грейнджер.
- Мистер Малфой, вы теперь студент моего факультета, и я очень надеюсь, что вы сумеете найти общий язык с остальными учениками. Мистер Поттер, я так же взываю к вашему здравому смыслу и прошу вас не затевать ссор и драк, то же касается и вас, мистер Уизли.
- Профессор, мы не полезем первыми в драку, если нас не станут трогать. Могу пообещать, что со своей стороны, я не стану делать агрессивных выпадов, но за других ручаться не буду, - ответил Поттер, окинув меня оценивающим взглядом, - Вы сами должны понимать, слишком многое нам сделал Драко Малфой, чтобы мы взяли и простили ему его выходки.
Уизел мрачно усмехнулся и, развернувшись, целенаправленно задев меня при этом плечом, быстро пошел к выходу из Большого Зала. Поттер проводил его взглядом и снова обернулся к МакГонагалл.
- Нам надо идти, профессор, иначе мы опоздаем на Историю Магии. Вы же не хотите, чтобы с нас сняли баллы?
Грейнджер страдальчески закатила глаза, и что-то пробормотала себе нос. Декан факультета коротко кивнула и махнула рукой, давая понять, что мы можем быть свободны. Не разговаривая друг с другом, мы поплелись на занятия. Наверное, впервые за все время моего обучения в Хогвартсе, мы с Поттером не старались нахамить друг другу, у меня не было желания даже Грейнджер обзывать. Я могу и не общаться с гриффиндорцами, но, будучи здесь, в этом лагере, я смогу унизить слизеринцев своего курса. Теперь, когда я ушел, у них не осталось никого умного.
Добравшись до класса, меня снова обуяла паника, на этот раз от того, что мне предстояло теперь войти туда студентом другого факультета, и это выбивало из колеи. Очутившись сидящим между Томасом и Лонгботтомом, я медленно выуживал из сумки пергамент и перья – все, что угодно, лишь бы потянуть время. Сзади, спереди и вокруг меня о чем-то оживленно болтали, и я чувствовал себя не у дел.
- Малфой, а ты как считаешь?
Я даже подпрыгнул от неожиданности – голос над моим ухом принадлежал Симусу. Финниган наклонился ко мне с верхнего ряда и теперь терпеливо ждал ответа.
- Извини, Финниган, я не расслышал вопроса.
- За какую команду болеешь?
- За «Черривинд Юнайтед», - не задумываясь, ответил я. Симус удовлетворенно хмыкнул.
- О, ну, хоть что-то.
Финниган хотел еще о чем-то спросить, но в кабинет вошел преподаватель. Сириуса Блека оправдали летом этого года, когда в сточной канаве был найден и опознан труп Питера Петигрю, и в сентябре он занял должность профессора Истории Магии. Ни для кого не было секретом, что Блек – крестный Гарри Поттера, но, судя по серьезному виду только что вошедшего, поблажек он своему крестнику давать не будет. По крайней мере, не больше, чем Северус – Драко.
- Доброе утро, класс. Тема сегодняшнего занятия – Охота на ведьм. Учитывая то, что не один Салем славится своей историей, сегодня мы будем рассматривать историю другого города, не менее значимого. Кто-нибудь знает его название?
Я поднял руку. В свое время, гуляя в одном из крупных универмагов магловского Лондона, я купил для себя “Путеводителя по колледжам США”, но только потому, что в нем была статья об этом самом городе. Для маглов ничего примечательного, для магов – история.
- Пожалуйста, мистер Малфой, - кивнул Блек, и выжидающе глянул на меня.
- Уиндейл. США, шт. Массачусетс. С гордостью носит титул одного из самых древних населенных пунктов в стране (основан пуританами в 1684г.). Как и находящийся неподалеку город Салем, Уиндейл живет за счет туристов: их привлекает одна из самых темных страниц истории - прокатившаяся по Новой Англии в конце 17 столетия волна “охоты на ведьм”. Памятью о массовой истерии 300-летней давности дышит в городе все - от названия улиц (Ведьмин Холм, дорога Черной Кошки и т.п.) до эмблем на дверцах машин (силуэт ведьмы, летящей на помеле), - процитировал я, и добавил, - Можно имена главенствующих ведьм я не буду перечислять?
- Можно, мистер Малфой, иначе мне самому уже не о чем будет рассказывать. Да, и…, - могу поклясться, что Блек мне улыбнулся, - двадцать баллов Гриффиндору. Берем перья, начинаем записывать.
Немедленно заскрипели перья. Я в числе красно-золотых исправно записывал за профессором информацию, одновременно пытаясь разобраться в себе. Просто никак не мог понять, как сам отнесся к присвоению баллов ненавистному факультету, и кажется только сейчас, я до конца осознал, что больше не принадлежу Слизерину.
На стол порхнула записка. Сначала я хотел ее проигнорировать, но потом любопытство взяло вверх. Аккуратно развернув пергамент, я прочел послание.
«Даже если по баллам ты выведешь Гриффиндор на первое место, ты все равно был и останешься мерзким трусливым хорьком».
Сначала я подумал, что это Поттер, но, повернув голову в его сторону, обнаружил, что тот что-то усердно строчил. И явно не по предмету. Осмотрев еще раз класс, я наткнулся на яростный взгляд Уизела – вот ведь блин подфартило.
По окончанию занятия Блек раздал списки. Люди поделились на две группы, в которых им предстояло работать над курсовым проектом. Лонгботтом, Финниган, Патил, Браун и Томас были в первой группе. Во второй оказался я, Поттер, Грейнджер и Уизли.
- В ваших списках указаны имена нескольких ведьм. Пишите о них все, что вам заблагорассудится. Работу сдадите в конце семестра. Занятие закончено. Дождавшись, когда все разойдутся, рыжий подошел к Блеку.
- Профессор, я не…, - начал было возмущаться Уизли, но Блек холодно взглянул на него, припечатывая к месту.
- Рон, я не позволю ставить под сомнение мое решение, - затем обернулся к Поттеру и Грейнджер, - у вас тоже есть проблемы с этим?
- Профессор, это не принципиально с кем работать, - Гермиона укоризненно посмотрела на Уизли, и тот стушевался.
Блек засмеялся и откинул со лба рано поседевшую прядь волос.
- Гарри, а ты разве не хочешь высказаться?
- Вообще-то хочу, Сириус, - буркнул Поттер, и глаза Уизли радостно заблестели, но, впрочем, тут же снова и погасли, - если мы в ближайшее время не выберемся из этого класса, то опоздаем на Трансфигурацию, и тогда МакГонагалл нас линчует, а я еще пожить, как бы, хочу.
Блек хихикнул и кивнул на дверь. Дважды просить не пришлось – мы тут же вымелись из кабинета и направились на следующее занятие. Всю оставшуюся дорогу Уизли дулся на своих друзей, изредка бросая на меня косые взгляды. Можно подумать, мне есть до него дело.
- Поттер, - позвал я, в целом и общем не особенно надеясь, что мне ответят, но Поттер обернулся ко мне, вопросительно изогнув бровь. Не так изящно, как получается у меня, но тоже эффектно.
- У нас ведь сдвоенное, так?
Поттер кивнул, а Грейнджер обеспокоено закусила губу.
- Если я не пойду, МакГонагалл сильно вопить будет?
Поттер остановился посреди коридора, придержав за руку Грейнджер, и обратился к Уизли.
- Рон, ты не мог бы сказать МакГонагалл, что мы опоздаем?
Рыжий кивнул и пошел дальше по коридору, ни разу не оглянувшись. Мне снова стало не по себе. Интересно, это неприятное ощущение у меня когда-нибудь пройдет?
Поттер устало вздохнул, и потер лоб. Затем бросил на меня внимательный взгляд.
- Я уже говорил сегодня, что не стану нападать первым, Малфой. К тому же, пусть это нам всем и не по душе, но ты теперь причислен к дому Годрика Гриффиндора, а на своих мы не нападем никогда. Конечно, иногда бывают и исключения, но крайне редко. Так что гриффиндорцев тебе боятся незачем. Остается лишь угроза, исходящая от твоих бывших сокурсников.
- И к чему это все было сказано? – я усмехнулся, Поттер явно что-то не стал договаривать, и это что-то очевидно было достаточно весомым.
- Это он к тому, Малфой, что если слизеринцы попытаются тебя достать, то мы тебя отобьем. Своих у нас не принято бросать.
- Отобьем, Малфой, но и только, - тон Поттера оставался все таким же серьезным, - Не жди, что мы все бросим и примем тебя с распростертыми объятиями после всего, что ты делал и говорил. Но сейчас ты можешь смело идти на Трансфигурацию, зная, что если понадобиться, мы будем рядом. Так пойдет?
- Спасибо, - мне действительно было несложно благодарить людей, но только тогда, когда я чувствовал, что они этого достойны.
- На здоровье, - хором ответили гриффиндорцы, и впервые за все время нашего обучения здесь – улыбнулись мне.

***

К МакГонагалл мы опоздали минут на пять, когда все уже приступили к работе.
- Можно узнать причину вашего опоздания?
- Извините, профессор, так вышло, - пролепетала Грейнджер, и шмыгнула к Рону. Наблюдать за гриффиндорцами, будучи одним из них, было, честно скажу, интересно.
На этом занятии мы должны были осуществить трансфигурацию человека в животное. Причем тот, кто накладывает заклинание, сам выбирает форму. Снова стало тошно. Может быть, гриффиндорцы и заступятся за меня перед моими бывшими сокурсниками, но вряд ли откажутся от удовольствия постебаться. К тому же не хотелось мне снова красоваться в образе хорька.
- Малфой, Поттер, приступайте к работе, - сурово поджав губы, к нам приблизилась МакГонагалл, - я, пожалуй, понаблюдаю.
Поттер бросил на меня оценивающий взгляд, слегка прищурив глаза. Где-то за нашими спинами раздались сдавленные смешки слизеринцев, но в данный момент меня это не особенно волновало. Словно что-то решив для себя, Поттер усмехнулся и вскинул палочку, произнося заклинание. Сознание будто раздвоилось, и я смог увидеть себя со стороны. Нет, я определенно был не хорьком, у лохматого фантазия была раз в двести лучше, чем у Грюма. Поттер превратил меня в белоснежного волка. Моя человеческая сущность склонила голову на бок, и волчара повторил за ней это движение. Голос профессора звучал глухо, но все равно отчетливо.
- Десять баллов Гриффиндору, мистер Поттер. Теперь отзовите заклинание.
Секунда и я снова стал человеком.
- Ваша очередь, мистер Малфой. Попробуйте на мисс Грейнджер.
Я прикинул в голове несколько вариантов, и остановился на самом выигрышном, по моему скромному мнению. В итоге, из Грейнджер вышел отличный леопард.
- Мистер Нотт, потрудитесь подойти и посмотреть, как должен выглядеть настоящий леопард. То, что вы сотворили с мистером Забини, даже отдаленно не напоминает это животное. К тому же, думаю, ему будет весьма проблематично передвигаться, имея три лапы и одну человеческую ногу, - МакГонагалл отвернулась от побледневшего Тео, и снова стала обходить тренирующихся, по пути добавив, - все, кто справились с заданием, могут быть свободны. Десять баллов мистеру Малфою…
Я победно улыбнулся, может быть, и сумею здесь выжить.

Накануне…

Гарри Поттер, по обыкновению, сидел в кресле и смотрел на огонь, когда в гостиную Гриффиндора зашла МакГонагалл.
- Мистер Поттер, вас ожидает директор. Пароль: мятные ириски.
У Гарри тут же возникли вопросы, относительно того, зачем он мог понадобиться, но декан лишь молча пожала плечами. Мол, знать ничего не знаю. Гриффиндорец бегом помчался по коридорам и остановился только тогда, когда достиг каменной горгульи. Пробормотав пароль, он взбежал по лестнице и, отдышавшись, постучал в дверь.
- Извините, сэр, можно?
- Да-да, Гарри, заходи, - приветливо пригласил Дамблдор, - чаю?
- Нет, спасибо. Вы хотели о чем-то поговорить со мной, - произнес Гарри, без приглашения усаживаясь в кресло.
Дамблдор заметно нервничал. Хоть он и чувствовал, что прав в своих умозаключениях, возможная реакция Гарри на его следующие слова, крайне беспокоила.
- Прежде, чем я скажу, Гарри, пообещай, что будешь терпелив и дослушаешь меня до конца.
Скрепя сердце, гриффиндорец согласился, а иначе можно было вообще никакой информации от Дамблдора не добиться.
- С завтрашнего дня мистер Малфой будет учиться с вами.
Поттер сам удивился собственному спокойствию. На самом деле то, что сейчас сказал Дамблдор, очень смахивало на бред сумасшедшего. Хотя… разве это не обычное дело для старика?
- На каких основаниях, сэр? Чем ему Слизерин не угодил?
Дамблдор откинулся на своем жестком кресле, и устало потер переносицу.
- Ты знаешь о его предпочтениях в… отношениях? – дождавшись, когда Гарри утвердительно кивнет, директор продолжил, - из-за этого у него начались неприятности. Теперь он бывает в Больничном Крыле чаще, чем ты, мой мальчик. На самом деле, я даже не уверен, что поступаю правильно, переводя Драко в Гриффиндор, учитывая всю предысторию. Но одно точно, слизеринцы не успокоятся, пока не сживут его со свету. Как думаешь, Гарри, сумеете вы принять мистера Малфоя?
Гарри молчал. Да и что тут можно было сказать…. Желание оставить Малфоя по уши в дерьме была крайне заманчива. Но с другой стороны, ненавидеть человека просто за то, что он предпочитает свой пол, казалось Гарри крайне глупым. Теперь же перед ним стоял выбор: помочь слизеринцу или уничтожить его своим бездействием. И что самое неприятное, ответственность за выбор будет лежать на нем, Поттере.
- Стоп. Профессор, но почему именно к нам? Почему не в Когтевран? Или в Пуффендуй, на худой конец?
- В Пуффендуй? Мистера Малфоя? – директор насмешливо фыркнул, - Думаю, и Когтевран будет не совсем то, что нужно. А вот Гриффиндор… Гриффиндор – это идеально.
- Вы просто хотите примирить непримиримых врагов, - насупился Гарри, но Дамблдор покачал головой.
- Не совсем. Я перевожу его к вам еще и потому, что вы не зациклены на предрассудках. Его предпочтения не будет первоочередной проблемой, и мистер Малфой легче переживет то, что случилось. А твое бесконечное присутствие, Гарри, будет подстегивать его, вернется жажда жизни.
Гарри тяжко вздохнул. С директором стоит бесполезно, если уж он что-то решил.
- Хорошо, сэр, я подготовлю людей с нашего факультета. Они мне не простят, если поймут, что я знал и ничего им не сказал.
С этими словами Гарри Поттер вышел из кабинета директора Хогвартса. Пути назад уже не было…

***

К концу дня я едва не выл от усталости, а еще мне было одиноко и тоскливо. Если так будет продолжаться дальше, я просто-напросто свихнусь. Чтобы хоть как-то убить время, решил немного почитать, в мягком уютном кресле, рядом с камином.
- Гарри будет недоволен, - раздался девичий голос у меня над ухом.
- Чем?
В поле зрения появилась та девушка… точно, Бьянка Хенсон. Она лишь пожала плечами.
- Да, все знают, что это его любимое место. Поэтому его никто и не занимает.
Да, вот именно этого мне сегодня и не хватало для полного счастья – сцепиться с Поттером из-за кресла. Если я обижу их Героя, гриффиндорцы же меня, не задумываясь, уничтожат.
- Когда он придет – освобожу.
- Ну, как знаешь, - хмыкнула Бьянка и поспешила ретироваться.
В гостиную ввалилась хохочущая компания, которая, впрочем, тут же и перестала смеяться. Вместе с остальными напрягся и я, слишком устал и не желал драки. Вопрос был лишь в том, затеют ли ссору сами гриффиндорцы. Сзади подошли Поттер, Уизли, Грейнджер и… Патил, вроде.
Я попытался, было, встать, но лохматый лишь махнул рукой, опускаясь на ковер, спиной к камину, уткнувшись подбородком в колени.
- Всегда знал, что когда-нибудь ты будешь у моих ног, Поттер, - не удержался, съязвил, и Уизли тут же взбесился, вскакивая с диванчика, на который только что опустился.
- Ты должен понимать одну вещь, Малфой, - спокойно начал Поттер, и это остудило пыл рыжего, он сел обратно, - ты будешь жить с нами в одной комнате, и не в твоих интересах хамить нам.
Я пожал плечами. А что тут говорить, они, безусловно, правы. Их много, я один, и выпендриваться, действительно, лучше не стоит. Поттер, тем временем, рассматривал меня из-под челки… ни агрессии, ни ненависти, только сдержанное любопытство.
- Что читаешь? – казалось, что Золотого Мальчика на самом деле это интересует, поэтому я все же ответил.
- Морис Дрюон. Первая книга из цикла: «Проклятые короли», - я показал светло-синюю обложку, на которой был изображен коленопреклонный тамплиер.
- Не знал, что ты увлекаешься магловской литературой, - удивленно отозвался Поттер.
- Ты до черта обо мне не знаешь, - огрызнулся я и хотел, было, уйти, но передумал, увидев проскользнувшее в изумрудных глазах разочарование.
Дальше сидели молча, разговор не клеился. На самом деле, мне хотелось о многом их всех расспросить, но я был абсолютно точно уверен, что мне не ответят. Рассеянно водя пальцами по корешку своей книги, я не заметил, как Грейнджер и Поттер переглянулись.
- Малфой, - тихо позвала Гермиона, - мы не кусаемся, по крайней мере, пока нас не трогают.
В ответ на подобное заявление, Уизли недовольно засопел, а Патил весело фыркнула, и бросила насмешливый взгляд на рыжего. И как прикажете реагировать на подобное заявление?
- Малфой, скажи нам, за что тебя били слизеринцы?
Я бросил неприязненный взгляд на Поттера, но тот лишь невинно захлопал ресницами.
- Зачем спрашиваешь, если давно знаешь?
- А ты представь, что я не знаю, - парировал гриффиндорец, - Вот ты приходишь со своими проблемами в новый коллектив, где тебя никто не знает. Что будешь делать, Малфой? Врать? Или все же правду скажешь? – Поттер с интересом наблюдал за мной, и я неожиданно для самого себя улыбнулся.
- Я предпочитаю мужской пол. За это и били, - признавшись в этом гриффиндорцам, я впервые за долгое время облегченно вздохнул.
- Вот видишь, - Грейнджер усмехнулась, - это не сложно. А тот парень как отреагировал на огласку?
- Никак…, - я отвечал нехотя, но все же отвечал, при этом мне никак не удавалось понять, почему я рассказываю все это самым ненавистным людям, - он никак не отреагировал. Испугался и бросил меня. Вот такая арифметика, - закончил я, вызывающе глядя на красно-золотых.
- Значит, не достоин он тебя, Малфой, - ни с того, ни с сего выдал Поттер, откидывая со лба непослушную прядку. - Раз испугался, и не стал бороться, значит, не дорожил тобой. Другими словами, выбрось и забудь, найдешь себе другого. Меня вот только удивляет, как ты со своим видением мира и людей, мог выбрать себе… да, ладно, чего я тут говорю, ты и сам все прекрасно знаешь, - отмахнулся Поттер.
- Абсурд, - пробормотал я себе под нос, но Патил меня все же услышала.
- Что именно?
- Да, все! - немедленно вскинулся я, - Все - абсурд! Вся эта ситуация в целом. Вы со своей жалостью, и я... в Гриффиндоре..., - по мере того, как я говорил, лица присутствующих становились все более и более серьезными.
- Малфой, остынь, - Поттер поднялся с ковра, и направился в сторону общей спальни. За ним последовали и остальные.
Все оставшееся время, что я просидел в гостиной, меня не покидало отчетливое ощущение, что я что-то сделал неправильно. Разве это не то, чего мне всегда хотелось? Сидеть, вот так, как недавно, в кругу людей, которые бы меня понимали... Не боясь злых насмешек или еще чего-нибудь в этом роде... Покопавшись глубоко в себе, я понял, что двигало теми людьми, которые только что поднялись наверх. Сначала я ошибся... это была не жалость. Это был просто-напросто первый маленький шажок к примирению... И единственное, что теперь оставалось мне - сделать второй шаг. Не так уж и много... и в то же время, слишком тяжело.



Загрузка...

Дата добавления: 2015-10-16; просмотров: 67 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Официальное обсуждение на форуме |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Билет №36.| Глава 2

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.007 сек.)