Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 3. Хохол

Ветер стоял в карауле и его одолевали нелёгкие думы. Было так тихо, что казалось, нет никаких военных действий повсюду. Линия фронта была в трёх километрах на восток, на западе же солнце медленно садилось за горизонт. Тени стали длинными и тянулись своими щупальцами в сторону границы, словно стремились таким образом прорвать оборону непримиримых.

«Оборону не прорвёшь. Да и надо ли это дурманящим? Скорее всего, нет. Им хватает тех, кого они обманом уводят к себе. Так и я давным-давно ушёл словно телок. Красивой жизни захотелось, а тут сразу на тебе, получи, самая что ни на есть настоящая красивая жизнь. Только потом от этой красивой жизни чуть не помер. Сейчас все оправдания – лепет детский. А тогда и «заниженная самооценка» и «меня никто не любит», и «меня никто не уважает». Это не оправдание. Причин много недуга, только вот следствие всегда одно. Болезнь и грех. Вернее сначала грех, потом болезнь. А как себя бывало жалко. Ох, и бывало», - Ветер осмотрел окрестности в бинокль.

Место для базирования они выбрали удачное. С юга их прикрывало непроходимое болото, с севера насколько хватало глаз, простиралась выжженная гряда сопок. Распадок, где они встали на стоянку, надёжно скрывал от лишних глаз. Да и нести охранение было удобно. С высотки, где залёг Ветер, всё просматривалось как на ладони. Врасплох их было не взять.

«Когда же я перешёл рубеж, после которого возврат к нормальной жизни крайне труден? Алкоголиком стал давно, не признавал только. Когда признал, было уже поздно. Крепко попал в лапы дурманящих. Кого винить было тогда? Выжить бы. Да, если бы не взяла на себя жена подвиг заступнической молитвы, где бы был сейчас? Под крестом на погосте? Если ещё под крестом», - далеко за горизонтом сверкнула молния – «Не зарядил бы дождь на всю ночь», - поёжился Ветер.

Сзади раздался еле уловимый шорох. Ветер насторожился. На всякий случай он вынул из ножен солекс. Кто-то тихо крался в сумерках. Ветер словно барс пополз навстречу. Тот, кто крался, был явно не боец, шумел как ёжик, хоть видимо и думал, что ступает абсолютно бесшумно. Рубгар слился с ближайшим деревом и затаился. Остановился и тот, что подкрадывался. Теперь нужно было запастись терпением и ждать. Ждать Ветер умел. Сумерки плавно перетекли в ночь, а неизвестный так и не двинулся дальше. Олег уже было начал сомневаться, а не показалось ли? И тут совсем рядом треснул сучок. Высокая тень показалась из-за ближайшего куста. Рубгар напрягся, словно гепард перед прыжком и на всякий случай вынул ещё и нож. Тень, постояв немного, двинулась прочь. Намерений незнакомца Ветер явно не понимал и, это было хуже всего. Надо было или поднимать тревогу, или нападать в одиночку.

«Но один ли он? Вот в чём вопрос», - размышлял рубгар – «И кто?»

Когда Ветер уже было, решил, как кобра броситься на тень и пленить незнакомца из-за куста вышли ещё трое.



«Ого», - пригнул голову рубгар.

Это были уже не шутки. Или их окружают, или просто кто-то не замечая отряд, движется мимо. Ветер стал скрытно и бесшумно отползать назад и как молодой и незрелый боец, задел сухой сучок. Хрясь, словно разорвался пластиковый пакет. Вверх сразу полетела ракета. Шар разорвался ярко белым высоко в небе и на несколько мгновений осветил всё вокруг. Ещё не пропали тени от ракеты, а рубгар уже по широкой дуге уводил за собой троих дурманящих и ещё одного то ли дурманящего, то ли человека вниз в распадок. В свете ракеты Ветер различил их более чем. Видимо это был простой патруль. Не похоже было, что это погоня за группой накрыла их. Не могли дурманящие их накрыть. Очень уж искусно они запутали следы за двое суток. Ветер рубанул пространство, вбросил кресало и установил связь с Данилой. Никто не знал, как происходит общение в таких случаях. Ветер просто знал по каким-то вторичным признакам, что Данила слышит. Слышит сердцем.

«Видим тебя Ветер», - стукало в сознание – «Они тебя прижимают к болоту. Про нас видимо не знают. Мы осмотрелись, никого больше нет, кроме этих четверых. Подлец ушёл к тебе на помощь. Мы выжидаем».

Загрузка...

«Подлец, я уйду болотом, не встревай», - и Ветер прибавил ходу.

«Я зайду с юго-востока».

«Не обнаруживай себя! Раскроешь себя, всю группу засветишь. На крайний случай затаись на высотке, оттянешь их на себя».

«Понял».

Ветер с ходу прыгнул на ближайшую болотную кочку и, не останавливаясь, перепрыгивая с кочки на кочку, стал уходить вглубь болота.

«Скоро кончатся и кочки, потом надо слегу искать», - пытался высмотреть какое-нибудь чахлое деревце на болоте Ветер.

Луна ещё не взошла, и его глаза видели только тёмные неясные очертания вокруг. Теперь он шёл медленно и каким-то кошачьим чутьём находил болотные кочки и ставил ногу туда. Сзади раздавались всплески болотной жижи. Сзади шла погоня. Ветер прибавил ходу. Пару раз он проваливался и, тогда болотная жижа накрывала его с головой. Кочки кончились. Начиналась топь. Рубгар остановился и прислушался. Всплески сзади прекратились. Дурманящие видимо потеряли его из виду и сейчас пытались ориентироваться на слух. Ветер стал крадучись и стараясь не шуметь пробираться дальше уже по грудь в воде. Под ногами правда была ещё более менее твёрдая основа.

«Надолго ли?», - подумал Ветер и неожиданно услышал, как ухнул филин, потом ещё и ещё раз.

Рядом, по всей видимости, был островок. Неожиданно сзади, метрах в трёхстах левее вспыхнула ракета. Дурманящие пытались найти его. Это оказалось как ни, кстати, на руку рубгару. В размытых очертаниях он увидел островок посреди болота. Весь превратившись в тишину, он стал пробираться к островку. По нескольку раз, ставя ногу и проверяя дно, он метр за метром, продвигался к острову. Наконец весь мокрый, в болотной тине и похожий больше на водяного, чем на человека, он выполз на довольно сухую почву островка. Перевернувшись на спину, Ветер устало вздохнул.

«Лежать!», - как гром с ясного неба, раздался голос.

Ветер, было, дёрнулся, но в горло ему упёрся солекс.

«Фу, cвои», - пронеслась мысль.

Человек наклонился к нему и в неясных очертаниях, Ветер разглядел знакомое лицо.

- Хохол, - растянулись его губы в радостной улыбке.

- Ветер, во как! Вот так встреча. Ты то, как здесь?

Олег вкратце рассказал Хохлу суть дела.

- Слушай, это они меня встречали и тебя со мной перепутали. Гонят меня уже четвёртый день. Я через болото пошёл. Думал, отстали, а они вона как, обошли, значит.

- Что ни говори, карты у дурманящих отменные.

- Это да.

- Чего делать будем?

- Отдышись и тину хоть убери, а то и прям водяной. Ты когда на остров выползал, я думал, леший лезет.

На берегу болота загорелся огонёк. Дурманящие вернулись и разожгли костёр.

- Смотри, во наглость.

- Так они и не подозревают, что нас теперь двое. Догадываются, что назад я через болото не пойду, там усиленный кордон уже и засада, буду пробиваться тут.

- Нас теперь четверо и балласт ещё.

- Это как?

- Я, Подлец, Данила, ты его не знаешь и Игорёк ведомый, тот ещё тип, балласт короче. Плюс ты теперь.

- Конец поганым, - расплылся в широкой улыбке Хохол – Ну, и зададим же мы им жару на рассвете! Ох, и зададим!

«Я около лагеря поганых», - стукнуло в сознание – «Осмотрюсь пока»

- Степан около лагеря дурманящих, - тихо проговорил Ветер.

- Это ещё кто?

- Ну, ты даёшь! Подлец, вот кто. Ты, что его позывной только знаешь?

- Угу.

- Кстати Хохол, а правду говорят, что это ты всем нам название придумал: рубгар?

- Угу.

- Что угу? Давай колись.

- Чего?

- Расскажи.

- А, так это, парнишка один раз на улице палкой махает, играет в нас. Да, так играет реально. Рубит поганых, как косой косит и приговаривает: - Я воин, меня вам не одолеть, зарублю, всех поганых зарублю. Ну, и тому подобное, а я ему: - Да ты парень рубака гарный, говорю. А он посмотрел на меня, да как заорёт: - Я рубгар! Я рубгар! Так, что это парнишка нам название придумал, я только распространил. Вот так. Так и прилипло.

- Хохол, а имя у тебя есть?

- А як жи, Тарась я.

- Не Бульба случаем?

Тарас выпучил глаза и, сдерживая смех, пару раз хрюкнул. Смех давил изнутри и Ветер тоже еле еле сдерживался. Рассмеяться сейчас, значит выдать себя. Звук по болоту полетит как птица. По воде вообще звук передаётся как по проводам. Ветер отвернулся, пару раз тоже хрюкнул и, пересиливая себя, замолк. Так в полной тишине они просидели около получаса. Взошла луна, и её блеклый свет феерически отражался в болоте. Кочки теперь были похожи на каких-то мистических животных. Стала видна правда и тропа, по которой прошёл Ветер. Утром это будет не лишнее. Они долго всматривались в болотный пейзаж, стараясь запомнить максимально тропу. Перед самым рассветом луна зайдет, и атаковать надо будет в кромешной тьме.

«К поганым подошли ещё трое. Атаку начнём по вашему сигналу. Вы шумните, чтобы дурманящие на вас внимание отвлекли», - стукнуло в сознание.

«Понял», - ответил Ветер и добавил уже вполголоса: - Надо поспать часа два хотя бы.

Он выставил хронометр и через минуту уже провалился в забытье. Олег даже не представлял, как же сильно он устал. Почти тут же его толкнули в бок. Ветер разлепил глаза и недовольно пробурчал: - Тарас, чё спать не даёшь. Самому не спиться?

- Два часа того, прошли. Не слышишь, «котлы» твои сигналят.

- А ты чего даже не вздремнул?

- Спал.

- Ну, ты и мамонт, блин.

- Мамонт не мамонт, а только давай вот что сделаем, давай ка остров подожжём.

- Ну, вообще-то мысль. У дурманящих мозги набекрень съедут. Внимание точно плотно приковано будет.

- Чего собственно нам и надо, - почти хором, в два голоса проговорили бойцы.

Когда в спины уже упирался огонь и, стало нестерпимо жарко, они, вынув мечи из ножен, глянули друг на друга и не слова не говоря, прыгнули в холодную рассветную болотную жижу. Решимости им было не занимать. Два рубгара шли на бой. Мышцы буграми играли под кольчугой. Как два застоявшихся скакуна, они буравили болотную тину и со скоростью парового баркаса продвигались к берегу. Остров полыхал, и сполохи огня освещали путь. До берега оставалось неполных метров двести, когда с берега в их сторону пошла волна огня. Огонь стеной шёл прямо на них. Нырнув с головой, они, выждав, когда волна огня пройдёт, вынырнули и ускорили темп.

- Что это было?

- Не знаю. Ходу! Ходу! Ходу!

На берегу вдруг раздался громкий хлопок, ярко полыхнуло, ещё раз бухнуло и затихло. События развивались по какому-то им пока неизвестному сценарию. Олег с Тарасом перед выходом на берег разделились и, охватывая фланги, начали атаку. Как потом, оказалось, атаковать было уже некого. Олег не ощущал никакой угрозы. Через береговой тальник, он увидел еле горящий костерок.

- Подлец, Данила, - громко позвал Ветер.

- Чисто, - раздалось в ответ.

Рубгар вышел из чащи на полянку где горел костерок. В тусклом свете костра он увидел странную картину. Дурманящие были разоружены, но не убиты. Связаны только. Они плотной кучкой сидели на земле, рядом Степан читал Псалтирь. Поодаль Данила склонился ещё над одним дурманящим и видимо вёл допрос. Игорёк сидел подле костра. С ним разговаривал Тарас.

- Они нам зачем? – подошёл Ветер к Даниле, показывая на дурманящих.

- Убъём, на той стороне болота узнают. Начнётся погоня. Так держать будем, время выиграем. Логично?

- Логично. А этот что?

- Присмотрись.

Ветер наклонился, чтобы рассмотреть дурманящего, которого допрашивал Данила. Это был не дурманящий. Такой же волосатый и противный, но не дурманящий.

- Ба, да тут у нас колдун, - проговорил Ветер и, опустившись на одно колено, с силой воткнул солекс в землю – Теперь понятно, что за огонь на нас шёл. Клоун постарался.

- Хохол послан вывести обманутых вот этой мразью. Понятно, что этот гад в группе с дурманящими. Гуру блин. Мразь, - Данила со злостью замахнулся на колдуна.

- Куда его теперь?

- Куда, куда, через линию фронта надо тащить и сдавать военному трибуналу.

- Мне теперь понятно, почему меня от самой границы пасли, - подошёл к ним Тарас – Он предупредил их.

- Так чей ты адепт? – Ветер пнул колдуна в спину.

- Я не адепт. Я избранный. Я учитель церкви избранных, - хриплым голосом, похожим на скрип, ответил колдун.

- Ещё какая-то новая зараза, не слышал о такой. Каков план братья? – повернулся Олег к бойцам.

- Этого срочно в тыл надо, - кивнул на колдуна Данила.

- А мне ещё вчера своих ведомых нужно было встретить. Зарублю поганого! – махнул мечом у носа колдуна Тарас.

- Тогда так, предлагаю, двое выводят Игорька и этого предателя к своим. Один помогает Тарасу. Кинем жребий?

- Я пойду с Тарасом, - ответил Ветер – Вы с Подлецом лучше контачите, вам и линию фронта вместе переходить. Сподручнее так сказать.

- Ну, смотри. Тогда…

- Я домой не пойду, - вдруг перебил Данилу Игорёк.

- ЧТО???

- С ними останусь, - кивнул Игорёк в сторону Тараса с Олегом.

- Назад захотел. А в печень? – Степан угрожающе навис над парнем.

- Дядя Степан, не бейте, - присел от страха на землю Игорёк – Я не в том смысле, я…

- А в каком смысле?

- Дома никто не ждёт. Я там не нужен. Я лучше воинскому ремеслу буду учиться.

Среди бойцов наступила тишина. Никто не ожидал от Игорька такого заявления. Желание было, правда, похвальное, но…

Это «но» и было основным препятствием.

- Ты хоть представляешь, куда ты собрался? Представляешь?

- В общих чертах.

- Ничего себе «в общих чертах»! Тебя на первом же рейде срубят, что мы матери твоей скажем?

- Не нужен я ей.

- Ладно, пусть идёт с нами. Я его на поруки беру, - Ветер дал понять, что разговор окончен – Бери Псалтирь и иди дурманящих сторожи, - обернулся он к Игорьку.

Игорёк схватил Псалтирь и быстро смылся с глаз долой. Уже через минуту со стороны пленных раздавалось мерное бубнение Игорька. Видно было, что Псалтирь он брал в руки крайне редко, да ещё к тому же на церковнославянском. Парень то и дело сбивался, путался в словах, но проявлял нешуточное усердие. Домой он явно не хотел.

- Научим, - сказал, как отрезал Ветер и повернулся к Тарасу – Что ты там ему такого напел, что парень с нами запросился?

- Да, так, потом расскажу. Планы, какие? – обратился он уже ко всем.

- Да, собственно ничего особенного. Мы с группой Слона выйдем. Они как раз уже на подходе, - буднично ответил Данила – Вам трудно будет. Надо бы набросать план вашего выхода.

Следующие полчаса группа занималась составлением примерного плана действий по выходу группы Хохла. Наметив квадрат и сектор коридора для перехода границы, они ещё раз сверили хронометры, проверили карты, уточнили условные знаки.

- Ничего Ветер, теперь проще будет. На границе мы вас встречать будем. Даже если в прорыв пойдёте, это не простая пехота будет. Спецназ своих не бросает. Как по маслу проскочите. Ну, бывай, до встречи на границе, - Подлец крепко пожал ему руку.

Данила ещё раз проверил, крепко ли связан колдун. Потом попрыгал на предмет, не бренчит ли чего.

- Ну, мы двинули братья.

Подлец сразу ушёл вперёд. Данила выждал минуту, и резко дёрнув колдуна, пошёл следом.

- Данила, - окликнул его Ветер.

- ???

- У тебя какой позывной?

- Гюрза.

- Семь футов под килем брат.

- Спаси Господи, Ветер.

- Данила.

- Ну, что ещё?

- Ты кто?

- Игроман я Ветер. Ну, всё, на той стороне поговорим. До встречи через неделю брат.

- До встречи брат.

Если бы они могли себе представить, что ни через неделю, ни через две, группа Хохла не появится возле границы. Как потом показала жизнь, события стали разворачиваться совсем не так, как они думали. Группа Хохла пропала с поля боевых действий надолго, и никто не мог сказать, что с ними случилось. Они не выходили на связь. Они не были замечены в контрольных точках. Ничего. Пустота. Только неизвестность и тревога.

 


Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 58 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 1. Прорыв| Глава 4. Погоня

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.015 сек.)