Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 3 3 страница

Читайте также:
  1. Contents 1 страница
  2. Contents 10 страница
  3. Contents 11 страница
  4. Contents 12 страница
  5. Contents 13 страница
  6. Contents 14 страница
  7. Contents 15 страница

«Прекрасная служба, Мыслящий!» – объявил огромной ментальной силы голос. – «То, что я сотворил сегодня, станет проклятием моих врагов!»

Все зерги, как один, повернулся к Рейнору. Мужчина буквально кожей почувствовал исходящие от них волны ненависти.

«Пусть не выживет ни один терран...»

Лед в голосе невидимого собеседника сковал душу Джима. Бывший шериф попытался вскинуть «каратель», чтобы открыть по зергам огонь. Пусть ситуация безнадежная, но он не собирался умирать без боя.

Гаусс-автомат не шелохнулся.

Джим перевел взгляд с погибших товарищей, с окровавленых зергов на оружие и увидел на стволе руку. Пеструю зеленую руку с похожими на лезвия когтями, без особых усилий удерживающую автомат дулом вниз, и не давая поднять его. Повернув голову назад и чуть приподняв ее вверх, Рейнор встретился взглядом с созданием из хризалиды.

Это был холодный взгляд, – глаза, хоть и сверкали ярко, совершенно не выражали никаких эмоций; зрачки двигались независимо друг от друга, оставляя в воздухе траекторию движения в виде блестящих дорожек.

Это был взгляд ксеноса. В нем не было намека на женщину, которую знал Джим.

– Матерь Божья! – охнул Рейнор, не в силах сдержаться. – Керриган, что они с тобой сделали!?

 

[1]Лампа Тесла (Палантир) — декоративный прибор, состоящий обычно из стеклянной сферы с установленным внутри электродом. На электрод подаётся переменное высокое напряжение с частотой около 30 кГц. Внутри сферы находится разреженный газ (для уменьшения напряжения пробоя). В качестве наполнения могут выбираться разные смеси газов для придания «молниям» определённого цвета.

[2]Дреды, дредлоки (от англ. dreadlocks — устрашающие локоны) — традиционная и ритуальная причёска. Волосы заплетаются во множество толстых прядей, которые долгое время сохраняют свою форму.


 

Глава 5

Хлынувшая к Рейнору лавина ксеноморфов замедлилась, а затем и вовсе остановилась. Террана и зергов разделяло расстояние вытянутой руки. Зерги застыли. Ошеломленный Рейнор смотрел сквозь тварей, тупо внимая словам беседы, которая велась рядом с ним. Зерги решали его судьбу, и он никак не мог на это повлиять.

«Уничтожьте Террана», – потребовал церебрал. – «Такова воля Сверхразума».

– Этот терран мой, – заявила бывшая Керриган тоном, не оставляющим места для споров. – Я поступлю с ним так, как сочту нужным. Оставьте нас.

Рядовые зерги остались на месте, не приближаясь, но и не отступая. Их неповиновение привело женщину-зерга в бешенство – ее игольчатые тентакли-волосы[1] встали дыбом, а крылья выгнулись вверх, вибрируя от еле сдерживаемой ярости.

– Оставьте нас! – повторила Керриган таким тоном, что зерги-солдаты опустили головы к самой земле.

«Как прикажете, о Королева», – наконец уступил церебрал.

Сам он покидать зал не стал, только снизил интенсивность свечения и частоту пульсации. Рейнор понял, что слизняк сосредоточился на других вещах. И Джим знал, куда сейчас направлено внимание церебрала.



Остатки зергов устремились в арку и исчезли из вида.

Проводив их взглядом, Рейнор осознал, что в пещере никого не осталось. Исчезли даже гигантские личинки. Подземный зал был совершенно пуст, за исключением Рейнора, Керриган, бездействующего церебрала и... останков убитых рейдеров, посреди гор трупов зергов.

Когда живые твари исчезли из поля зрения, Джим оставил попытки поднять гаусс-автомат. Керриган ослабила хватку, позволив мужчине убрать оружие и освободить руки. Рейнор отступил назад, чтобы охватить взглядом фигуру «новой» Керриган целиком. Зараженная женщина без тени всякого беспокойства выдержала пристальный взгляд близкого когда-то человека. Игольчатые тентакли хоть и поникли, однако сохранили подвижность. У Джима сложилось впечатление, что их острые кончики следят за каждым его движением, словно живое оружие, – ему стало не по себе. Лишенные плоти крылья Керриган опустились, и двумя громадными ладонями устроились по бокам хозяйки, словно укрывая ее от возможных опасностей. Как и волосы, крылья-клинки тоже постоянно шевелились, вызывая у Рейнора неприятное чувство того, что столь экзотические конечности способны действовать без непосредственного контроля со стороны Керриган.

Загрузка...

– Сара? – Дар речи, наконец, вернулся к Джиму. Он протянул руку к лицу зараженной Керриган но, едва не коснувшись, замер. Странная внешность любимой очаровывала, но в тоже время вызывала чувство отторжения. – Это правда, ты?

– В некотором роде, – ответила Керриган.

Повелительный тон исчез из ее голоса, и он прозвучал практически как голос женщины, которую знал и помнил Джим. Ответив на вопрос, Керриган сосредоточилась на созерцании своих рук. Осматривая их, она сжала длинные пальцы в кулак, а потом распрямила, продемонстрировав угрожающего вида когти. Концы крыльев повторили это движение.

– Теперь я гораздо большее, чем была когда-то, Джим.

Услышав свое имя, Рейнор вздрогнул.

Керриган взглянула на него, и ее руки сжались в кулаки.

– Тебе не следовало приходить сюда, – без обиняков сообщила она.

Джиму показалось, что в голосе Керриган проскользнули нотки печали и, возможно, даже жалости. Это поразило его. Горя Сара познала в избытке, но жалость никогда не входила в число ее добродетелей.

Только вот сами слова смутили его.

Ему не следовало приходить?

– Но сны... – возразил Рейнор, – во снах я видел, что ты всё ещё жива... что каким-то образом... ты зовешь меня.

Неужели он ошибся? Неужели все его потуги – одна большая ошибка? Все это плод его воспаленного воображения? Но каким образом он тогда узнал, что с ней случилось после пленения? Каким образом он тогда слышал и понимал тот ужасный Голос, если не через нее?

Посылать эти видения кроме нее было некому!

– Да, это была я, – подтвердила Керриган, отвечая на мысленные вопросы Джима. Она, казалось, уменьшилась в росте. Пятна на коже побледнели, крылья сложились и спрятались за спиной. Из «прически» исчезло напряжение, дредлоки стали мягкими и гибкими, и во всей фигуре женщины-зерга проявились черты прежней Керриган.

Женщина отвернулась, но Джим знал, какое выражение сейчас на ее лице. Потому что прекрасно расслышал боль в ее голосе. Когда Сара взывала о помощи на Тарсонисе, он мысленно видел перед собой такое же лицо.

Она просила об эвакуации, но Менгск бросил ее умирать.

– Так и было, – призналась она. – Пока я была в хризалиде, я в мыслях инстинктивно звала тебя и Арктура. По-видимому, Арктур отправил сюда Дюка, чтобы вернуть меня...

Рейнор услышал горечь в последней фразе, и последовавший за ней мягкий смех.

– Да уж... он тут чуток увлекся строительством империи, – сказал мужчина. – Так что, вместо доморощенного императора сюда прилетела его комнатная собачонка.

Вспомнив Дюка, Рейнор улыбнулся.

– Ты бы видела его лицо, когда я появился.

Сара чуть повернула к нему голову. Кончики ее губ тронула грустная, но такая знакомая Джиму улыбка.

– Я представляю.

– Ну вот, теперь я здесь, – подытожил Рейнор. – Как и ты. Мы можем вытащить тебя отсюда, Сара. Не просто вытащить, а еще и увезти в какое-нибудь безопасное место.

«Мы можем исправить то, что они с тобой сделали», – хотел добавить он, но не смог.

Хотя в этом не было нужды. Керриган и раньше свободно читала его мысли, а сейчас, по всей видимости, она стала еще более мощным псиоником.

Она покачала головой, и пятна вновь проступили на коже, словно отражение внутреннего смятения.

– Но это было тогда, Джим, – сказала Керриган, развернувшись к Рейнору целиком. – Теперь я одна из зергов. И мне это нравится.

Женщина развела руками в триумфальном жесте. Костные пластинки на теле и конечностях заходили ходуном, еще больше вызывая ассоциации с защитным панцирем. Керриган расправила крылья в полный мах, тентакли на голове устремились вверх, приняв форму клубка гремучих змей. В тусклом мерцании слизи Рейнор увидел, как вспыхнули глаза зараженной зергом женщины.

– Ты и представить не можешь, каково это... – наконец сказала она, опустив руки.

В этот момент до Рейнора дошло, что Сара говорит не только о физических изменениях. Женщина не стала опускать крылья, словно в доказательство того, насколько кардинальным оказалось перерождение.

– Теперь я одна из зергов, – повторила она с хищной улыбкой. – Это просто восхитительно, Джимми. Я словно в объятиях. Мы как единое целое. Я больше никогда не останусь в одиночестве.

– Они называют тебя королевой, – медленно произнес Рейнор, вспомнив слова церебрала, перед тем как тот покинул их.

Улыбка Керриган стала шире. Широко растопырив пальцы, словно удерживая невидимый шар, она вытянула правую руку вверх.

– Да. Я – Королева Клинков! – Слова прозвучали как вызов. Когти на руках, игольчатые тентакли, крылья – дрогнули в унисон каждому слову.

– Полагаю, ты не собираешься отказываться от титула, – покачав головой, констатировал факт мужчина.

Керриган не потрудилась ответить. Да и в этом не было необходимости.

Рейнор прочел ответ в ее улыбке.

– Так что теперь? – спросил он, отступая на шаг и положив руку на гаусс-автомат. На случай, если возникнет нужда оперативно воспользоваться им. – Собираешься убить меня, дорогая?

– Конечно, я легко могу это сделать, – ответила женщина-зерг, и он знал, что это чистая правда. Керриган еще до перерождения была самым смертоносным бойцом, которого он когда-либо видел.

Ее навыки в обращении с оружием просто поражали, а мастерство владения ножами было просто феноменальным. Рейнор мог только догадываться, на что она способна сейчас, когда лезвия стали частью ее тела, а физическая форма и скорость возросли за счет мутации. Однажды Майк рассказал ему о том, как Керриган в одиночку зачистила полное солдат помещение за считанные минуты. Причем до нее никто даже не дотронулся. Скорей всего, она в одиночку смогла бы справиться со всеми рейдерами, что находились по ту сторону арки.

В глубине души Джиму хотелось увидеть Керриган в действии, чтобы оценить ее новые способности. Но здравый смысл кричал, что надо бежать, не оглядываясь. Вместо этого он молчал и не двигался с места, ожидая решения зараженной «королевы». При любых раскладах, сейчас была игра в одни ворота.

Керриган, раскрыв ладонь, потянулась когтями в сторону Рейнора, а затем угрожающе сложила пальцы в кулак. На какое-то мгновение мужчина подумал, что все – это смерть. Однако Керриган по-прежнему улыбалась той грустной улыбкой из прошлого, и не пыталась сократить расстояние между ними.

– Но я не считаю тебя угрозой, Джим, – сказала она, наконец, отступая назад и отдаляясь от Рейнора. – Будь умницей, – голос Керриган снова стал гулким, – уходи немедленно и никогда больше не пытайся противостоять зергам.

Последняя фраза прозвучала как приказ, и Рейнор буквально физически ощутил силу в ее словах – личность Керриган давила на него, заставляя подчиниться.

– Похоже, что выбора у меня нет, – пробормотал он, надеясь, что не сказал ничего такого, что уязвило бы ее.

На мгновение они застыли, вооруженные и готовые к сражению. Они не двигались, и возникшее между ними напряжение, чуть ли не светилось в воздухе. Затем момент ушел, и Керриган отвернулась от Рейнора, словно забыв о его существовании.

В следующую секунду Джим подумал о том, чтобы вскинуть «каратель» и выстрелить любимой в спину. С такого расстояния у нее не будет шансов увернуться. Несмотря на всю ее силу, органическую броню, пятнистую кожу и ужасные волосы. Очередь обедненных ураном стальных шипов прикончит зараженную при любых раскладах.

Джим был в этом уверен.

То есть, практически был уверен.

Но возможности проверить теорию на практике не представилось. Как только Керриган отвернулась от него, ее фигура начала обесцвечиваться и становиться прозрачной. Сначала «растворились» в воздухе руки, крылья, ноги, потом голова и остальное тело. В мгновение ока женщина-зерг полностью исчезла. В сумраке пещеры Рейнор остался один.

Джим знал, что Керриган все еще находится в пещере. Она стала невидимой, аналогично тому, как становилась невидимой, будучи «призраком». Хотя, мужчина думал, что тут все дело в специальных технологиях комбинезона-хамелеона.

Похоже, что он ошибался. Или, возможно, Королева Клинков просто перестала нуждаться в подобных ухищрениях.

Королева Клинков.

Повторив про себя это имя, Рейнор поежился, словно от порыва ледяного ветра. Приняв этот титул, Керриган ясно дала понять, что перерождение в зерга «окончательно, и обжалованию не подлежит».

Сары Керриган больше нет. Есть только Королева Клинков. И она отнюдь не дружелюбна.

«И все-таки, она оставила меня в живых», – подумал Рейнор. – «Уж что-что, а это решение я обжаловать точно не буду».

Джим убрал пистолет в кобуру, проверил гаусс-автомат и, пошатываясь, побрел к арке. Добравшись до выхода из подземного гнездовья зергов, Рейнор заставил себя посмотреть на останки бывших с ним рейдеров. Они заслуживали этого, как дань уважения к их жертве. Он должен был попрощаться с ними. Если он отвернется от них, лишь потому, что ему неприятна картина побоища, это будет оскорблением их памяти.

Джим убедился, что узнал каждое лицо, вспомнил имя каждого – только тогда позволил себе уйти прочь.

Минуя арку, он вернулся в катакомбы. Бой в каменном мешке тоже закончился. Трупов было много – рейдеров, зергов – они грудами устилали весь пол. Несколько выживших бойцов еще держались на ногах, привалившись спиной к стенам туннеля. Когда рейдеры увидели своего лидера, то нестройным хором приветствовали его.

– Сэр! – это был Кейвз, перевязанный и вымотанный, но все-таки живой. – Вы в порядке?

Долговязый парень захромал к Рейнору, когда тот замер в нерешительности – как пройти вперед и не наступить на что-нибудь мертвое.

– Жить буду, – ответил Рейнор, испытывая мимолетное чувство дежавю[2].

Оценив свое состояние, он смутился, осознав, что абсолютно цел, если не считать нескольких синяков и царапин. Кейвзу досталось куда больше от зергов, но именно он справлялся о состоянии командира, а не наоборот. Впрочем, Джим прекрасно понимал, что Кейвз интересуется его состоянием не только на предмет ранений. Боец хотел знать, способен ли командир снова отдавать распоряжения.

«Дерьмовый из меня лидер», – думал Рейнор, осматривая горстку выживших рейдеров. – «Это я виноват, что вы ранены. Виноват в том, что ваши друзья мертвы. Виноват в том, что вы очутились здесь. Я потащил вас за собой через всю галактику и положил больше сотни людей, чтобы разыскать женщину, которой я даже даром не сдался».

Последняя мысль показалась ему настолько нелепой, что Джим едва смог сдержать смешок. Мужчина почувствовал, как подпитываемый близкой истерикой, внутри него закипает неудержимый смех.

Джим знал, что если он засмеется, то уже не сможет остановиться.

Вместо этого он заставил себя собраться.

Кейвз и большинство остальных бойцов были ранены. Им требовалась медицинская помощь, а значит он, Джим, должен вытащить их из подземелий и доставить наверх.

– Бойцы, – выкрикнул он, – ста-а-новись! Ищем напарника и строимся! Мы должны в точности повторить наш путь, чтобы вернуться на корабли! Не исключена вероятность, что наверх есть более быстрый путь, так что смотрим в оба!

Рейнор сделал паузу, наблюдая за реакцией людей, затем закончил:

– Две минуты на сборы и выдвигаемся.

Рейдеры приступили к выполнению приказа. Пока люди собирались, Рейнор подозвал к себе Кейвза, и в паре с ним двинулся по туннелю в сторону спуска в пещеры, исследуя пространство на наличие каких-либо признаков зергов. Но пока, кроме камня и остатков слизи, присутствия живых зергов не наблюдалось. Зерги, выжившие после недавнего боя, ушли.

Рейнор старался не думать о том, где они могут быть сейчас.

Изрядно потрепанному отряду понадобилось около часа, чтобы подготовиться к возвращению на поверхность.

Зерги больше не показывались, но рейдерам все равно пришлось туго – будь то лабиринты и переплетения подземных коридоров, завалы и слепые ответвления, обвалоопасные туннели или разломы с кипящей лавой. Кроме того, помимо опасностей естественного происхождения, скорость отряда сильно зависела от состояния людей. Большинство выживших воинов были ранены – в основном не слишком серьезно, но некоторые были не в состоянии передвигаться самостоятельно. Для отдыха люди использовали широкие и прямые туннели, чтобы в случае чего иметь возможность для полноценной обороны.

Одного бойца Рейнор отправил вперед, в качестве дозорного, и еще одному приказал следовать в арьергарде[3] отряда, поручив им следовать на границе приема радиосигнала, чтобы в случае чего предупредить об опасности остальных. За время перехода разведчики ни разу не сообщили о наличии зергов.

Впрочем, Джим и не ждал появления инородцев. Судя из того, что сказал "Голос", для Керриган – у него язык не поворачивался называть любимую «Королевой Клинков», – подошло время участия в каком-то грандиозном замысле.

Зерги, которых рейдеры встретили на Чаре, вероятней всего сломя голову летели осуществлять то, чем озадачила их Керриган. И для выполнения этой миссии, определенно требовалось время. Которого должно хватить «спелеологам-любителям», чтобы выбраться из катакомб на поверхность.

Джим твердо решил выяснить намерения зергов, как только отряд выберется из-под земли. Там-то рейдеры будут как рыбы в воде – не ограниченные в маневренности и мобильности.

– Если бы люди прозябали жизнь в пещерах, – пробормотал он, – то имели бы толстенную кожу с густым мехом, были бы слепые как кутята и горбатые, чтоб не разогнуться. – Джим сплюнул. – Вот поэтому-то мы и изобрели лифты, фонари и лазеры.

– Что-то сказали, сэр? – откликнулся ближайший к Рейнору солдат. Его голова, кроме рта и глаз, целиком скрывалась под слоем бинтов.

– Ничего, сынок, – ответил Рейнор. – Так, мысли вслух.

Отряд возвращался тем же путем, что и пришел, по крайней мере, стараясь его придерживаться. В нескольких местах рейдерам пришлось отклониться от маршрута и двигаться по соседним проходам – виной тому послужил обвал, вызванный недавним сражением. Туннель у точки входа в катакомбы тоже пострадал – от него остался узкий, заваленный породой, проход. Из-за поднявшейся пыли дышать без фильтров было невозможно. Впрочем, жерло микровулкана, по которому рейдеры спустились вниз, никуда не делось.

Джим проклял себя за такую безответственную беспечность – крутой спуск превратился в крутой подъем! Отвесные, гладкие как стекло стены канала не давали ни единого шанса измотанным и раненым рейдерам выбраться на поверхность. Их лидер с огорчением признал, что даже ему это не под силу.

Дважды Рейнор отправлял разведчиков обследовать прилегающую территорию и, в конце концов, они нашли альтернативный путь, по которому можно было продолжить подъем к поверхности.

«Пусть мы выйдем не там, где спустились, главное, что вообще вылезем отсюда», – размышлял Джим. – «Наверх, к небу, к кораблям. Не хотелось бы остаться тут навечно...»

Мужчина выбросил из головы глупую мысль. Замкнутое пространство пещеры угнетающе действовало на него. Мысли о заточении настойчиво лезли обратно, но Рейнор не давал воли воображению.

Наконец, Кейвз, который добровольно взвалил на себя тяготы поисков, вернулся к отряду. С широкой улыбкой на грязном, в засохшей крови, лице, парень ворвался в туннель, подбежал к Рейнору, и объявил:

– Я видел свет, сэр!

Люди воодушевились. По туннелю пронеслись одобряющие возгласы, смех облегчения. У многих от волнения на глаза навернулись слезы, но осуждать их за столь открытое проявление чувств никому не пришло в голову.

У Джима отлегло от сердца.

– Молодчина! – сам едва сдерживая слезы от переизбытка чувств, поблагодарил он парня. – Показывай дорогу!

Рейдеры последовали за молодым солдатом, и вскоре действительно очутились на дне неглубокого, но относительно широкого колодца, естественного происхождения. Рейнор поднял голову вверх и увидел красноватый свет солнц Чара.

Так или иначе, пусть до открытого пространства было, что называется, – «рукой подать», одного желания подпрыгнуть и выбраться было недостаточно – сейчас требовалось мастерство скалолазания.

Крупный парень по имени Нон вызвался добровольцем. Пара человек подсадила его, чтобы он смог зафиксироваться в стволе колодца и приступить к подъему.

Нон уперся спиной и ногами в стены вертикальной шахты, затем, помогая себе руками в качестве дополнительных точек опоры, начал медленно подниматься вверх. На такую сложную процедуру восхождения ушло полчаса. В конце концов, здоровяк добрался до края колодца и выглянул наружу.

– Все чисто, сэр, – крикнул он вниз, обращаясь к Рейнору.

Все с облегчением вздохнули.

Услышав рапорт бойца, Джим позволил себе чуть расслабиться и перевести дух. Пока Нон карабкался наверх, он все боялся повторения трагедии Айерса. К счастью, все обошлось.

– Следи за периметром, солдат, – крикнул Рейнор. – Осматривать достопримечательности будешь после!

Нон усмехнулся и козырнул. Резко оттолкнувшись спиной и ногами, парень ухватился руками за край колодца и сделал «выход силой».

Перевалившись через край, он исчез.

Мгновением позже рейдеры вновь увидели его лицо. Нон достал тонкий трос, и сбросил его конец товарищам.

Первым Рейнор приказал подниматься Кейвзу, как самому быстрому и легкому. Юноша шустро вскарабкался по тросу до края колодца, где Нон подал ему руку и помог выбраться наружу.

Затем, уже вдвоем, бойцы начали вытаскивать из катакомб Чара и остальных рейдеров.

Когда, наконец, настал его черед подниматься наверх, Рейнор всеми силами попытался облегчить задачу самоотверженным подчиненным. Он пытался упираться в стены колодца, подтягиваться, – не понимая, что этим только мешает. Впрочем, Джим был настолько вымотан, что его хватило ненадолго. Он чувствовал, как руки и ноги превращаются в неподъемные бревна, а рассудок сковывает апатия. В конце концов, он сдался и позволил бойцам просто тянуть его наверх, лишь изредка отталкиваясь от стен, чтобы облегчить им работу.

Наверху Джима ждали.

Рейдер Линг наклонилась и подала руку командиру. Рейнор воспользовался дополнительной поддержкой и, совершив последнее усилие, перевалился через край колодца.

Лидер рейдеров рухнул на землю, не обращая внимания на взвившийся в воздух пепел. Зольные частицы принялись стремительно оседать на нем, покрывая белым, как мел, слоем. Какое-то мгновение Рейнор просто лежал, устремив взгляд в небо. Вспоминания о событиях дня нахлынули на него и, сам того не желая, мужчина закрыл глаза.

 

[1]Тентакли (также щупальца, лат. tentacula) — щупальцеподобные образования некоторых живых организмов.

[2]Дежавю (фр. déjà vu, — «уже виденное») — психическое состояние, при котором человек ощущает, что он когда-то уже был в подобной ситуации, однако это чувство не связывается с конкретным моментом прошлого, а относится к прошлому в общем.

[3]Арьергард (франц. arriere-garde — тыловая охрана), орган походного охранения, предназначенный для охранения войск.


 

Глава 6

В этот раз Джим стал свидетелем другой картины. Видения изменились, стали другими. Более того – мужчина не мог поручиться за то, что это фантазии, а не реальность.

Он стоял в тускло освещенной пещере, с неровными стенами. Несмотря на скудность освещения, он мог свободно различить каждую трещинку, каждую шероховатость на скальной поверхности. Он мог чувствовать камень под босыми ногами, чуять оттенок серы в воздухе, ощущать дразнящий запах крови и плоти в застывшем, спертом воздухе. Его чувства обострились до предела, а тело прямо искрилось от кипевшей в нем энергии.

Он чувствовал себя великолепно.

Как и в прошлых видениях, его окружали зерги. Но они больше не пугали его. Толи они уменьшились, или он вырос – в любом случае, монстры больше не возвышались над ним. Сейчас он мог свободно смотреть им в глаза, а то и даже свысока. Зерги не давили, не напирали на него, они просто расположились рядом и замерли. Атмосфера неизвестности, неопределенности, чуждости исчезла. Лишь где-то на окраине сознания осталась мимолетная тень отчуждения. В этот раз зерги не были монстрами, ужасными созданиями, чей внешний вид не укладывался в рамки восприятия, не говоря уже об их мыслях и намереньях. Теперь он понимал их. Можно сказать – видел насквозь. Зерги перестали быть чем-то неведомым, и вместе с неизвестностью исчез и страх пред ними.

С какой стати ему бояться этих созданий, когда он знает их имена и может разговаривать с ними на равных? Или даже с определенной долей превосходства?

И в этот момент Джим понял, что он действительно с ними разговаривает!

Только фразы, что вылетали из его уст, на самом деле произносил не он.

Слова принадлежали Керриган.

Она разговаривала с существом, внешним видом напоминающего огромного, свернутого в клубок слизня.

«Церебрал, – сказала она, – ты заботился обо мне во время инкубации, и за это я выражаю тебе благодарность».

В ответ на похвалу «слизень» едва заметно затрепетал.

Джим удивился, осознав, что это странное существо может испытывать чувства удовольствия и гордости. Сей факт, что зерги способны выражать эмоции, просто не укладывался в его голове. Где-то на задворках мышления у него возникла мысль – а не пытается ли он очеловечить этих инородцев, чтобы хоть как-то интерпретировать их действия. Это было не лишено смысла. Джим неожиданно понял, что не только ему пришла в голову такая мысль. Керриган думала о том же и пришла к такому же выводу. При столкновении с необъяснимыми явлениями или неизученными существами, человеческий разум стремится отыскать знакомые черты и подобрать приемлемые ассоциации, – а мышление Керриган, несмотря на недавнее «перерождение», в большинстве своем осталось человеческим.

«Мое желание таково, – она протянула руку к церебралу, – продолжай службу с таким же рвением! Тогда я смогу увеличить свое могущество! А затем, с моей помощью, Рой обретет величие!»

Нет!

Джиму хотелось кричать.

Ты не с ними! Ты не одна из них! Не помогай им, они враги!

Он изо всех сил попытался ударить себя по голове, дернуть за волосы, сделать что-то, – хоть что-нибудь! – чтобы избавиться от этих помыслов об избранности и вовлеченности. Но в отличие от других видений, в этот раз он не мог ничего контролировать, – даже собственное тело! Он был просто наблюдателем, не способным повлиять ни на действия Керриган, ни на развитие происходящих там событий.

Погруженный в водоворот собственных мыслей, Джим прослушал окончание фразы, а когда спохватился, то говорила уже не Керриган, а другой церебрал. Тот, который находился рядом с Сарой во время ее появления из хризалиды. Джим с ужасом осознал, что теперь он свободно понимает речь этих созданий.

«Пусть ты и любимый слуга Сверхразума, – огрызнулся церебрал, и Джим услышал в его голосе гнев, – ты не должна забывать, что ты – всего лишь слуга. Тебе известно о нашей великой миссии, Керриган. Неужели ты хочешь поставить свои личные капризы превыше воли Сверхразума?»

Ощущая возникшее между предводителями напряжение и предчувствуя драку, зерги-солдаты попятились назад. Прекрасно зная темперамент Керриган, Джим тоже ждал схватки. Поэтому, когда Сара не стала атаковать, казалось бы, беззащитного церебрала, он искренне удивился. Керриган лишь приосанилась и одарила «слизняка» суровым надменным взглядом. Однако костяные крылья женщины раскрылись и выгнулись в сторону дерзкого церебрала, в страстном желании раскромсать его на куски.

Джим почувствовал реакцию Керриган на это движение – это была смесь ужаса и восторга. С одной стороны ее тело несколько своевольно и своенравно, но с другой – защитные инстинкты новой формы доведены до автоматизма и не требуют осознанного управления.

«Не препятствуй мне, Зазз, – вздернув подбородок и прищурившись, предупредила церебрала Керриган, – я поступлю так, как сочту нужным». – Преисполненная достоинства женщина-зерг демонстративно отвернулась от собеседника. – «И ни тебе, и никому либо из других церебралов лучше не вставать у меня на пути».

Пренебрежительный тон и неприкрытые оскорбления Керриган вывели Зазза из себя. Свернутая рогаликом туша напряглась, пульсация внутреннего свечения усилилась. Через мгновение все тело церебрала засверкало сериями коротких вспышек. В унисон всплескам ярости своего лидера, некоторые зерги вырывались вперед из общей массы, угрожающе вскидывая когти, иглы, «косы», чтобы осуществить желания церебрала.

Этот идиот собирается напасть!

Когда Джим понял намерения церебрала, то почувствовал, как волна возбуждения накрывает его с головой. Но мужчина быстро осознал, что это возбуждение испытывает вовсе не он.

Керриган прекрасно отдавала себе отчет, что и как надо сказать. Она специально вывела церебрала из себя. Она хотела, чтобы Зазз сорвался и приказал своим слугам атаковать. Тогда она уничтожила бы его, и подчинила себе обезглавленную стаю.

И Джим знал, что Керриган может это сделать.

Церебрал был лидером и стратегом, но не бойцом.

Сара была и тем и другим и третьим. Особенно в новом воплощении.

Церебрал был неподвижным, уязвимым, и в вопросах сражения полагался на свою стаю, в то время как Керриган могла победить любого из зергов. Она была способна прорубить путь хоть через всю стаю, чтобы добраться до Зазза и уничтожить его.


Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 65 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 3 1 страница | Глава 3 5 страница | Глава 3 6 страница | Глава 3 7 страница | Глава 3 8 страница | Глава 3 9 страница | Глава 12 1 страница | Глава 12 2 страница | Глава 12 3 страница | Глава 12 4 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 3 2 страница| Глава 3 4 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.031 сек.)