Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 4. Ничего страшнее Брейган в жизни еще не испытывал

Ничего страшнее Брейган в жизни еще не испытывал. Он для того и пошел в монахи, чтобы спастись от войн, насилия, засухи и голода, — и вот теперь, не дожив и до двадцати лет, встретился со смертью лицом к лицу.

Больше половины братьев убегали через задние ворота к овечьим загонам и к лесу. Брат Анагер выскочил из главного здания с мешком за плечами и крикнул стоящему неподвижно Брейгану:

— Пойдем с нами, брат! Зачем зря умирать? Брейгану очень хотелось откликнуться на его зов. Он сделал несколько шагов, оглянулся на Кетелина под сводом передних ворот и сказал:

— Не могу. Удачи тебе, Анагер.

Тот молча поправил мешок и затрусил вверх по зеленому склону. В этот миг на молодого послушника снизошел покой. Он глубоко вздохнул и подошел к настоятелю. Кетелин с улыбкой потрепал его по плечу.

— Я видел во сне свечу, Брейган. Она не гасла под натиском мрака. Этой свечой будем мы.

Толпа приближалась, и Брейган уже видел впереди тощего, долговязого булочника Антоля — волосы схвачены бронзовым обручем, в выпученных глазах злоба. Рядом шел арбитр, напавший на Брейгана и укрощенный братом Лантерном. Брейган бросил взгляд на самого Лантерна — тот стоял спокойно, с бесстрастным лицом.

— Подайте сюда преступника Рабалина, — крикнул Рас-сив Каликан, — или пеняйте на себя!

Кетелин сделал шаг навстречу толпе.

— Я не понимаю, о чем вы. Мы не укрываем преступников. Юного Рабалина здесь нет.

— Лжешь! — проревел Антоль.

— Я никогда не лгу. Мальчика у нас нет. Я вижу здесь офицера городской стражи — пусть он обыщет монастырь, если так нужно.

— Твое разрешение нам не требуется, предатель! — гаркнул арбитр.

Толпа подалась вперед.

— За что вы ополчились на нас, братья? — Кетелин воздел свои тонкие руки. — Никто из моих иноков не делал вам зла. Мы живем, чтобы служить…

— Получай, предатель! — Антоль рванулся вперед, его длинный нож сверкнул на солнце. Брат Лантерн бросился ему наперерез. Кетелин пошатнулся, и Брейган увидел на ноже кровь.

— Выпусти ему кишки! — завизжала в толпе Марджа, жена Антоля.

Брейган подхватил падающего Кетелина. Удар пришелся чуть выше левого бедра, сквозь голубую рясу проступила кровь. Антоль снова замахнулся ножом, но Лантерн перехватил и вывернул его руку. Булочник с воплем выронил нож. Лантерн поймал его правой рукой и обернул Антоля лицом к толпе.

— Вы пришли сюда за смертью, подонки, — сильным и резким голосом заговорил он, — и вы ее получите. Ты, кажется, кишки просила выпустить? — спросил он, глядя на толстую Марджу. — Это мы мигом.

Антоль стоял спиной, и Брейган не видел удара — слышал только, как Антоль закричал, а потом что-то хлопнулось из его живота на землю. Крик человека, которому вспороли живот, пронизал душу Брейгана, а брат Лантерн запрокинул Антолю голову и перерезал ему горло.



— Нет! — взвыла Марджа, бросившись к телу мужа. Лантерн, не обращая на нее внимания, ступил вперед.

— Ну как, позабавились? Или еще охота? Выходите, кому неймется — я к вашим услугам.

Горожане попятились от него, но двое стражников выбежали вперед с саблями наголо. Один замахнулся, Лантерн отклонился вбок, солдата шатнуло назад, и Брейган увидел, что в горле у него торчит нож Антоля. Его сабля непонятно как перешла к Лантерну. Монах отвел ею удар второго солдата и вонзил ее стражнику в грудь. Тот с криком отпрянул, освободив лезвие.

Лантерн отступил немного, и Брейган подумал, что сейчас он вернется к Кетелину, но сабля со свистом обрушилась на шею стражника. Отсеченная голова упала наземь. Обезглавленное тело постояло еще несколько мгновений, потом правая нога подломилась, и оно сползло вниз.

 

Мертвое молчание охватило толпу. Лантерн с двумя саблями в руках прошелся вдоль первого ряда.

— Ну что, есть еще охотники? Может, ты, арбитр? Я зашил твою прореху, могу и другую проделать. Давай выходи! Я тебе фору дам. — И Лантерн воткнул обе сабли в землю.

Загрузка...

— Всех нас ты не убьешь! — крикнул арбитр. — Бей его, ребята!

Он ринулся на Лантерна. Тот левой рукой вывернул ему запястье, вынудив и его, как Антоля, бросить нож. Поддев упавший клинок ногой, Лантерн поймал его правой и всадил арбитру в глаз.

Когда тот упал мертвым, Лантерн выдернул из земли свои сабли.

Он хоть и дурак был, а правду сказал. Всех вас мне не перебить, но вот десяток или дюжину — запросто. Может, жребий бросите, сиволапые? Или навалитесь на меня всем скопом, а мертвых сочтете потом?

Никто не двинулся с места.

— Как насчет тебя? — Лантерн ткнул саблей в сторону плечистого молодого парня. — Не хочешь, чтобы я и тебе кишки выпустил? Говори, мужлан! — Лантерн подступил к парню поближе, и тот с испуганным криком попятился сквозь толпу. — А вы что скажете, советник? — Лантерн двинулся к Рассиву Каликану. — Готовы вы умереть за ваших возлюбленных горожан? Или вам кажется, что мы на сегодня достаточно повеселились?

Рассив стоял, моргая от яркого солнца. Толпа отхлынула от него.

— Да, довольно… довольно кровопролития, — пробормотал он, когда окровавленное острие сабли коснулось его груди.

— Громче! Твое стадо тебя не слышит.

— Не убивай меня, Скилганнон, — взмолился Рассив.

— Стало быть, ты меня знаешь. Тем лучше. Поговори со своими баранами, Рассив Каликан, пока у тебя еще есть язык. Ты знаешь, что надо сказать.

— Довольно кровопролития! — завопил Рассив. — Расходитесь по домам, друзья. Прошу вас. Я не хотел, чтобы кто-то из вас пострадал. Антоль, напав на отца настоятеля, поступил опрометчиво и поплатился за это жизнью. Будем же разумны и отойдем от края пропасти.

— Мудрые слова, — одобрил Скилганнон.

Какое-то время толпа стояла, застыв без движения. Скилганнон упер свой ледяной взгляд в того, кто был ближе. Тот попятился, остальные последовали его примеру, и толпа начала расходиться. Рассив тоже хотел уйти, но Скилганнон, похлопывая его саблей по плечу, усмехнулся:

— Нет, советник, ты погоди. И ты тоже, капитан. Давно ли вы знаете, кто я?

— Всего несколько дней, генерал, — не моргнув глазом, ответил Сергис. — Я заметил вашу татуировку, когда вы задали трепку арбитру.

— И послал гонца на восток.

— Само собой. За вашу голову назначено три тысячи рагов.

— Понимаю, — бросил Скилганнон и повернулся к Рассиву: — Завтра меня уже здесь не будет, но если после моего ухода с моими братьями случится что-то дурное, я узнаю об этом и вернусь. И убью тебя старинным наашанским способом — по частям.

С этими словами он повернулся спиной к обоим и подошел к Брейгану, который, стоя на коленях, поддерживал распростертого на земле Кетелина.

— Ублюдок! — внезапно завопила Марджа, оставив мертвого мужа, и кинулась на него. Скилганнон повернулся на каблуках, и женщина, пролетев мимо, зарылась носом в землю.

— Я ее всегда недолюбливал, клянусь небом, — сказал Скилганнон. Он осмотрел рану Кетелина. Нож Антоля вспорол кожу на боку, но вошел неглубоко.

— Я зашью тебе рану, — предложил Скилганнон.

— Нет, сын мой. Не трогай меня. Ненависть и гнев, исходящие от тебя, жгут мою душу. Брейган и Наслин отведут меня в келью и позаботятся обо мне, а ты приходи после. У меня кое-что есть для тебя.

Брейган с Наслином подняли старика на ноги. Кетелин, глядя на трупы, покачал головой, и Скилганнон увидел слезы у него на глазах.

 

Двое монахов повели настоятеля через двор. Скилганнон вытер о рясу липкие от крови руки и сел на каменную скамью под сводом ворот. Лежащая ничком Марджа зашевелилась, приподнялась, увидела тело мужа и разрыдалась. Горе ее, хоть и подлинное, не трогало Скилганнона. Она из тех, кто никогда не задумывается о последствиях. Желала видеть, как выпустят кишки, вот и полюбуйся.

Еще четверо душ отправились по долгой темной дороге.

Ярость, подавляемая в течение двух лет, разрядилась за несколько мгновений. Он провалил роль брата Лантерна, которую так старался сыграть хорошо. В памяти возникло лицо отца, такое, каким он всегда его видел — в обрамлении бронзового шлема с белым, сверкающим на солнце плюмажем.

«Мы такие, какие мы есть, сынок».

Скилганнон никогда не забывал этих слов. На отце, Декадо, не было боевых доспехов, когда он произнес их. Он приехал на одну из редких побывок домой, чтобы залечить рану в верхней части бедра и сломанное запястье. Скилганнона как раз в это время с позором выгнали из школы, где он избил двух мальчиков до бесчувствия.

— Это кровь нашего рода говорит в тебе, Олек. Воинская кровь. Люди — они, как собаки. Есть маленькие, пушистые комнатные собачки, есть поджарые и длинноногие, которых выпускают на бега, и есть волки. Это особая порода. Они сильны, у них крепкие челюсти, и в ярости они страшны. Мы такие, какие мы есть, сынок. Мы волки, и пусть всякая мелочь, виляющая хвостами, остерегается нас.

Два месяца спустя отец погиб.

Зажатый между двумя отрядами пантийской пехоты, Декадо предпринял последний рывок вниз по склону. Немногочисленные выжившие говорили о его невероятном мужестве. Еще немного, и он пробился бы к пантийскому царю. Армия, прибыв на поле боя, нашла все тела насажанными на колья — все, кроме одного. Декаде по-прежнему сидел на своем привязанном поблизости коне. Подоспевшие на подмогу солдаты подумали сначала, что он жив. Лишь потом они разглядели, что он примотан веревками к седлу и к палке, поддерживающей его спину. Мечи висели в ножнах у него на поясе, на пальцах остались перстни. В сжатом кулаке обнаружили золотую монету с пантинским гербом.

Солдат-кавалерист привез эту монету Скилганнону.

— Плата паромщику, — объяснил он мальчику. — Пантиане позаботились о том, чтобы он переправился через Темную Реку.

— Как же он переправится, если вы забрали монету? — ужаснулся Скилганнон.

— Не беспокойся. Я вложил ему в руку другую, нашу. Она тоже золотая, и паромщик ее примет. А эту я решил отвезти тебе. Пантиане почтили его — пусть у тебя сохранится память об этом.

Мы такие, какие мы есть, сынок. Мы волки.

Скилганнон Проклятый таков, каков он есть, и будет таким всегда.

Позади послышались негромкие звуки — это возвращались домой беглые монахи. Из всей братии только Кетелин, пожалуй, искренне верил во всеисцеляющую силу любви. А остальные? Наслин ищет искупления, Брейган безопасности. Анагер и прочие беглецы скорее всего выбрали монашество как одно из ремесел, наподобие сапожного или портняжного.

Скилганнон не находил в себе ненависти к Рассиву Кали-кану и капитану Сергису. Эти по крайней мере знают, ради чего действуют.

Стоя рядом с Кетелином, он почти убедил себя, что не окажет сопротивления. «Мир без меня хуже не станет», — говорил он себе. Но когда негодяй-булочник пырнул Кетелина ножом, в нем что-то хрустнуло, и зло вырвалось на волю.

Тихо подошедший брат Анагер увидел тела у ворот и сделал знак Хранящего Рога.

— Что здесь произошло, брат? — спросил он шепотом.

— Я тебе не брат, — ответил Скилганнон.

Он ушел в свою келью и вытащил из-под кровати узкий сундучок. Оттуда он достал полотняную, отделанную шелком рубашку без воротника и рукавов. За рубашкой последовали тугие кожаные штаны и широкий пояс. Скилганнон скинул замаранную кровью рясу и надел на себя вещи из сундука. Высокие, до колен, сапоги показались ему тесными после двух лет, которые он проходил в сандалиях. Его наряд завершила безрукавка из промасленной замши. Плечи украшала длинная кожаная бахрома с оправленными в серебро концами. От долгого небрежения наконечники почернели, как и кольца, вделанные в его сапоги от колена до щиколотки, по пять с каждой стороны. Скилганнон вышел из кельи, ни разу не оглянувшись. Брейган поджидал его во дворе.

— Рана большая, но Наслин зашил ее. Думаю, все будет хорошо.

— Я рад.

— Ты нас покидаешь?

— Мне нельзя здесь оставаться, Брейган. Они знают, кто я, не говоря уже о четырех трупах. Скоро сюда явятся охотники, искатели наживы.

— Ты правда тот, Проклятый?

— Да.

— В это трудно поверить. То, что о тебе рассказывают, должно быть, вымысел.

— Нет, не вымысел. Все, что ты слышал, правда. Скилганнон оставил Брейгана и поднялся к настоятелю.

Тот лежал в постели. Наслин, сидевший с ним, при появлении Скилганнона встал и тихо вышел.

— Я сожалею, святой отец, — сказал он, глядя на серое лицо старика.

— Я тоже, Скилганнон. Я думал, что свеча, увиденная мною во сне, означает любовь, но это было пламя войны. Теперь все, чего мы пытались добиться здесь, запятнано. Мы, монахи, убивали ради спасения собственной жизни.

— Ты предпочел бы умереть там, у ворот?

— Да, Скилганнон. Предпочел бы. Священник Кетелин предпочел бы — но слабый человек благодарен за еще несколько дней, месяцев или лет жизни, подаренных ему. Подойди вон к тому шкафу и достань снизу узел, завязанный в старое одеяло.

Взяв узел в руки, Скилганнон сразу понял, что в нем лежит, и сердце у него бешено забилось.

— Развяжи, — велел Кетелин.

— Я не хочу их брать.

— Тогда унеси их отсюда и избавься от них. Я ощутил исходящее от них зло, как только ты отдал их мне. Я надеялся, что ты сможешь освободиться от их темной власти. При виде твоих страданий я гордился тобой, гордился силой, которую ты проявлял. Ты предложил мне продать или выбросить их, но я не мог. Это было бы все равно что выпустить в мир чуму. Они твои, Скилганнон. Возьми их и унеси прочь отсюда.

Скилганнон, положив узел на стол, развязал его. Солнечный свет из окна упал на костяные рукояти Мечей Дня и Ночи, на общие, сверкающие черной полировкой ножны. Надев на себя перевязь с серебряной каймой, Скилганнон повесил ножны за спину. В узле, кроме них, лежал туго набитый черный кошелек. Скилганнон взвесил его на руке.

— Здесь двадцать восемь рагов, — сказал ему Кетелин. — Все, что осталось от денег, вырученных за твоего жеребца. На остальные мы закупили провизию для бедных в засушливый год.

— Ты знал, кто я, когда я пришел сюда, отец?

— Знал.

— Почему же ты разрешил мне остаться?

— Любой человек способен искупить свои грехи, даже Проклятый. Наш долг — любить тех, кого любить невозможно, и тем открывать их сердца Истоку. Сожалею ли я об этом? Да. Сделал бы я то же самое снова? Да. Если ты помнишь, я просил тебя об услуге. Ты по-прежнему согласен оказать ее мне?

— Разумеется.

— Я посылаю Брейгана в Мелликан, с письмом к Старейшинам. Возьми его с собой и проводи до столицы.

— Брейган — чистая душа. Не боишься, что я испорчу его?

— Что поделаешь? Он действительно чист душой, неопытен и мало что знает о жестокости этого мира. Если он сумеет сохранить свою чистоту, дойдя с тобой до Мелликана, из него выйдет хороший монах. Если нет, то ему лучше поискать себе другое поприще. Прощай, Скилганнон.

— Мне больше нравилось, когда ты звал меня братом Лантерном.

— Брат Лантерн умер у наших ворот, Скилганнон. Он ушел, когда пролилась кровь, но когда-нибудь, возможно, вернется, Я буду молиться об этом. А теперь ступай — мне больно смотреть на тебя.

Скилганнон молча вышел. Стоявший за дверью Наслин сжал ему руку.

— Спасибо тебе, брат.

— За что спасибо? За жизнь?

— За то, что дал мне мужество остаться. Я не философ — вздохнул Наслин. — Быть может, Кетелин прав. Быть может, мы должны дарить свою любовь миру и не противиться, когда мир терзает нас. Не знаю. Но если я мог бы выбирать, кому оставить жизнь — Кетелину или булочнику Антолю, я знаю, кого бы выбрал. А ты смелый человек, и я тебя уважаю. Куда ты пойдешь теперь?

— Сначала в Мелликан, а потом — не знаю.

— Да пребудет с тобой Исток, куда бы ты ни направился.

— Боюсь, что мы с ним раззнакомились. Всего тебе хорошего.


 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 49 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 1 | ГЛАВА 2 | ГЛАВА 6 | ГЛАВА 7 | ГЛАВА 8 | ГЛАВА 9 | ГЛАВА 10 | ГЛАВА 11 | ГЛАВА 12 | ГЛАВА 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 3| ГЛАВА 5

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.014 сек.)