Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Я.Рейтенфельс[9] о царе Алексее Михайловиче

Читайте также:
  1. Екатерина II Великая Алексеевна
  2. Преемником царя Алексея Михайловича стал ... Федор Алексеевич
  3. Тришин Валерий Алексеевич, г. Ярославль

 

<..> Алексей Михайлович, ныне благополучно царствующий, принял бразды правления после смерти достохвального отца своего в 1645 году, юношею 16 едва лет от роду. Так как его деяния еще свежи в нашей памяти, то я коснусь их лишь кратко и в общих чертах. Кро­ме разных обременительных войн со шведами, поляками, казаками, татарами и турками, против него происходили и опасные восстания. Наиболее замечательны из них два: одно в городе Конотопе, кото­рое, впрочем, было подавлено главным образом немецкими солда­тами; другое — необузданное восстание московских жителей, выз­ванное чрезмерным своеволием бояр и судей, Морозова главным образом, по отношению к людям низшего сословия, но и это вос­стание было погашено почти в самом начале его. В последнее вре­мя, наконец, Степан Разин с своей шайкою доставил Московскому царству немало хлопот. В 1647 году Алексей сочетался браком с дочерью боярина Илии Даниловича, меж тем как на сестре ее же­нился боярин Морозов, управлявший до сего дворцом царя. Но, после смерти первой супруги в 1671 году, Алексей, с Божьего благослове­ния и по общему желанию вступил во второй, счастливый и плодо­творный брак с Натальей Кирилловной, дочерью Кирилла Полуэктовича, смоленского боярина и войскового тысяцкого, которого он впоследствии, как тестя своего, удостоил первого места между бо­ярами. В разное время отправлял он посольства, чрезвычайно пыш­ные и прославившие имя его, не только ко всем христианским госу­дарям Европы, но даже и в Азию к персам, татарам и китайцам и, в свою очередь, принимал таковые же от чужеземных правителей. <…>

Росту Алексей, впрочем, среднего, с несколько полным телом и лицом, бел и румян, цвет волос у него средний между черным и рыжим, глаза голубые, походка важная, и выражение лица таково, что в нем видна строгость и милость, вследствие чего он, обыкно­венно, внушает всем надежду, а страха — никому и нисколько.

Нрава же он самого выдержанного и, поистине, приличеству­ющего столь великому государю: всегда серьезен, великодушен, милостив, целомудрен, набожен и весьма сведущ в искусстве уп­равления, а также в совершенстве знает выгоды и планы чуже­земцев. При этом он немало времени посвящает чтению книг (на­сколько это возможно при отсутствии у них литературы) и изучению наук, касающихся природы и политики. Большую часть дня он уделяет совещанию о государственных делах, немалую также размышлению о вопросах веры и богослужения, часто вставая даже по ночам для воздавания Богу хвалы по псалтири царя Давида. До­вольно редко выезжает он на охоту в поместья, т.е. загородные дворцы. Посты он соблюдает строже, чем кто-либо, а пост сорока­дневный, перед Пасхой, он строжайше соблюдает, добровольно воздерживаясь от употребления даже вина и рыбы. От всяких на­питков, а в особенности водки, он так воздержан, что не допуска­ет беседовать с собою того, кто выпил этой водки. В военном деле он сведущ и неустрашим, однако предпочитает милостиво пользо­ваться победами, нежели учить врагов миру жестокими мерами. Особенно он явил себя достойным славы великодушия во время войны с ливонцами, когда он обложил стены Риги осадою. Он занимается и благотворительностью и щедро оделяет нищих, коим не только почти ежедневно, собрав их толпу около себя, подает обильную милостыню, а накануне Рождества Христова посещает заключенных в темницах и раздает им деньги. Иностранцам, сос­тоящим за жалованье на военной службе либо приехавшим в Московию для исполнения какой-либо иной царской службы, он щедро дарит как бы в залог своей милости платья, коней и иные подарки, а также предоставляет им, движимый все тою же добротою души, более свободы, нежели прежде, в сношениях с мосхами. Это — государь доблестнейший и справедливейший, равного имеют не­многие христианские народы, все же по справедливости желают иметь. <…>



 

Рейтенфельс Я. Сказания о Московии // Утверждение династии. –

М.:Фонд Сергея Дубова, Рита-Принт,1997. – С. 287-289

 


Дата добавления: 2015-08-03; просмотров: 131 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: VIII. Государственное устройство России в XVII в. | Соборное Уложение 1649 года (извлечения) | Н.Витсен[2] о казнях в Москве | Из постановления собора 1682 г. | О светском состоянии и о внутреннем строе у русских | О русском судопроизводстве, правосудии и видах наказаний | Грамота в Соль Вычегодскую о сыске тяглых людей, ушедших с посадов (1619 г., июля 27) | Изложение челобитной посадских людей (1648 г., октября 30, из Переписной Книги сыскных дел) | Соборное Уложение 1649 года (извлечения) | Из сочинения Г.Котошихина |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
А.Мейерберг[8] о царствовании Алексея Михайловича| Призывная грамота Крапивенскому воеводе Василию Астафьеву о присылке в Москву выборных людей (1651 г., января 31)

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.008 сек.)