Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

II. Культурные ценности и особо ценные объекты культурного наследия, как предметы реституции

Читайте также:
  1. I. Ценности и принципы
  2. II этап – знакомство с уравнением и овладение способом его решения.
  3. II. Предметы ведомства и пределы власти волостного суда
  4. II. Предметы ведомства и пределы власти губернского присутствия
  5. Items Предметы
  6. IX. Производственные объекты

Правдами и неправдами требования передачи касаются преимущественно тех особо ценных объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) – соборов, храмов и иных зданий для оправления культа, которые находятся в оперативном управлении музеев, и в которых размещены на постоянной основе предметы Музейного фонда РФ. По нормам международного права они также являются культурными ценностями [8, 1].
Большая их часть была конфискована органами советской власти и впоследствии передана музеям. Это их спасло, и глубокий поклон тем подвижникам: церковным служащим, гражданам и музейным работникам, которые сохранили их, часто ценой своих жизней. Поступление их в музеи легитимно, а нахождение в ведении музеев, как показал опыт, благоприятно для существования. То же касается и церковной утвари, хранящейся в музеях. По статусу – это национальные культурные ценности с известной историей, и к бесхозным они никак не относятся.
Несмотря на гонения, беды и войны, именно музейные работники спасли, сохранили и приумножили материальные свидетельства духовного опыта предшествующих поколений. Эти действия, совершаемые с целью постижения полноты Бытия, стали смыслом их жизни и задачами всего музейного сообщества народов России.
Представители общественности не могут понять, почему эти музейные предметы должны передаваться в церковные общины, которые не имеют ни финансовой, ни технической, ни научной, ни организационной возможности их хранить, обеспечивать их глубокое изучение и широкое публичное представление.
Конечно, не все музеи имеют финансовые средства, достаточные для нормативного обеспечения учета, хранения, научного изучения, реставрации и публичного представления музейных предметов и зданий, в которых размещены музейные комплексы. Но это проблема собственников музеев, т. е. органов государственной власти различных уровней.
Имеют ли? За редким исключением религиозные общины не имеют достаточных финансовых средств на содержание и нормативное обслуживание музейных предметов и памятников истории и культуры, более того, они настаивают на субвенциях на их содержание из государственного бюджета. При этом какая-либо нормативная база особого отношения в части учета и хранения церковного имущества, не говоря уже о культурных ценностях, у религиозных организаций отсутствует. В этой части церковные общины плохо поддаются государственному и общественному контролю и не склонны создавать прозрачную систему учета.
Принципы православной религии, как особого пути, и метод достижения абсолютного Блага стали принципами отечественного музееведения. Гениальные ученые, самоотверженные граждане и музейные работники в своей деятельности исходили из предположения, что восприятие человеком реальностей Горнего Мира осуществляется только через посредство видимых и осязаемых символов, воплощенных как в соборах, так и в иконах, священных текстах и иных предметах культа. В этом наблюдается сходство с восприятием сакральных предметов культа и музейных предметов, но имеется и существенное отличие.
Культура не только имеет общий корень со словом культ. Почитание материальных артефактов – это основа культурной парадигмы. Культурные ценности, по праву относимые к базисным ценностям народов, населяющих Россию, в преобладающем большинстве связаны с религией. Неудивительно, что у российских народов, православных в большинстве своем, музейные ценности в значительной мере составляют предметы, одновременно призванные служить для оправления религиозного культа (иконы, части алтарей, лампады, богослужебные книги и т. п.).
Нормативно-правовое определение музейных предметов, как культурных ценностей, качество, либо особые признаки которых делают необходимым для общества их сохранение, изучение и публичное представление [19, с. 3], предполагает, что предметы культа могут составлять и составляют значительную часть Музейного фонда РФ.
Конечно, не каждый предмет для оправления религиозного культа может быть включен в состав музейного собрания. Так, в числе предметов, используемых при богослужении, могут быть предметы мелкосерийного и массового производства, не имеющие отношения к музейным предметам. Это предметы инвентаря, некоторые из них могут представлять ценность для членов церковной общины и даже приобретать сакральный характер. Но даже получив статус ценности, особо почитаемой не только членами общины, но и всеми представителями религиозной конфессии, икона остается простым артефактом материального мира, потенциально несущим на себе образ Господа, Богородицы, честных ангелов, святых и преподобных. Таким образом, любой предмет материального мира, прославляющий образ Божий или дающий, по представлению верующего, возможность соприкоснуться с Миром Горним, представляет для него ценность.
Завершая свое творение «Иконостас», П. А. Флоренский пишет: «Где бы ни были мощи святого и в каком бы состоянии сохранности они ни были, воскресшее и просветленное тело его в вечности есть, и икона, являя его, тем самым уже не изображает святого свидетеля, а есть самый свидетель. Не ее, как памятник христианского искусства, надлежит изучать, но это сам святой ею научает нас. И в тот момент, когда хотя бы тончайший зазор онтологически отщепил икону от самого святого, он скрывается от нас в недоступную область, а икона делается вещью среди других вещей. В этот момент живая связь между горним и дольним, т. е. религия, в данном месте жизни распалась, пятно проказы умертвило соответственный участок жизни, и тогда должно возникнуть опасение, как бы это отщепление не пошло далее» [5, с. 204]. Исходя из этого предположения, что всякая культурная ценность (КЦ) по своему составу может быть представлена в виде произведения степени вероятности подлинности предмета на его ценность, выраженная в нравственных ожиданиях эксперта [21, с. 548], установим ряд соответствий.
Первое отличие музейного предмета и церковной ценности, которое раскрывает определение КЦ, заключается в том, что отнесение культурной ценности в разряд музейных предметов производится на основании комплексной экспертизы фондо-закупочных комиссий музеев, с учетом мнений специалистов-знатоков об их культурном, историческом, религиозном и научном значении.
В церкви сакральный характер устанавливает Комиссия Межсоборного присутствия (Русской православной церкви), при наличии связи предмета культа и некоего субъекта Горнего Мира.
Второе отличие музейного предмета и церковной ценности заключается в принципах его изучения.
Изучение культурной ценности в музее происходит путем разрешения антиномии первого порядка «материальное – духовное»: в начале содержание понятия культурной ценности сконцентрировано в антитезисе (духовной составляющей ценности), а тезис (предмет – носитель духовности) представляет собой форму материального объекта. В процессе научного изучения культурной ценности на ее форму переносится содержание из антитезиса. Так материальный носитель культурной ценности становится воплощением опыта социума.
В музее превалирует принцип, что культурные ценности имеют конкретно-спекулятивную природу, их духовная составляющая, представляющая индивидуальный или коллективный опыт коммуникации с окружающим миром, стремится воплотиться в предмете – максимально совершенной форме материального мира [20]. Для общества культурная ценность неисчерпаема по содержанию, и задача музейных специалистов заключается в установлении новых коммуникаций Социума – Человека – Универсума с помощью каждой конкретной культурной ценности, имеющей музейное значение.
Алгоритм музейного обращения культурной ценности:
выявление феномена духовной жизни – закрепление его в материальном носителе – присвоение материального носителя конкретным собственником (федерацией, субъектом федерации, муниципалитетом, корпорацией или частным лицом) – отнесение культурной ценности музейному хранению (экспертиза ФЗК, внесение в книгу поступлений основного фонда, передача на ответственное хранение) – включение в состав Музейного фонда РФ – научное изучение музейного предмета – публичное представление музейного предмета и сопряженных с ним знаний о коллективном опыте.
Центр церковной жизни – Литургия – «общее служение» Церкви создает основной принцип отношения к церковной ценности. Предмет материального мира настолько является церковной ценностью, насколько позволяет осуществлять «опыт церковного переживания вечности во времени (соединения двух реальностей), имеющий центром Литургию» [4].
Церковная ценность и образ Горнего Мира для верующих нераздельны, и пока эта связь существует, нецерковная ценность служит напоминанием о Горнем Мире, а сам Горний Мир или его обитатели выступают перед верующим в форме предмета. Но цитата из размышлений о. Павла Флоренского, приведенная выше, иллюстрирует, что если связь предмета и образа хотя бы на миг утрачена, церковная ценность пропадает, оставляя зрителю только вещь – предмет материального мира.
Восстановление этой связи не совершается по приказу гражданских или церковных чиновников. Потребуются усилия коллективного общения с предметом, и совсем не факт, что чудо будет явлено.
Алгоритм обращения церковной ценности:
приобретение (обретение) предмета культа – использование предмета в ходе богослужения (Литургии) – выявление органической связи Первообраза и Лика – почитание церковной ценности, как Первообраза – восприятие Блага, исходящего от Первообраза, сопряженного с церковной ценностью.
При заметном сходстве обращение культурной и музейной ценности заключает в себе и заметное различие, если в музейном деле выявление, учет, научное изучение, реставрация, публичное представление и т. п. подчинены главной задаче – сохранению материального носителя культурной ценности. Любые действия в отношении музейного предмета не должны ухудшать его состояние, но в отношении церковной ценности актуально сохранение органической связи Лика и Первообраза. Утрата такой связи превращает церковную ценность в вещь, и никакие художественные качества произведения, мастерство автора, соблюдение канона или принадлежность к школе не способны повлиять на этот процесс.
Музейный предмет, принятый на постоянный учет в государственный музей, может быть заменен копией в случае утраты, но коллективный опыт, ассоциируемый с оригиналом, в копии будет несколько иным. Различие может быть небольшим и не каждому заметным. Оно может быть настолько большим, что превратится в карикатурное искажение оригинала. Но различие все же есть, и какая-то часть реальности будет утрачена.
Церковная ценность, как предмет культа, актуальна именно своей живой связью Первообраза – Лика, сопряженного с церковной ценностью – Верующего. Церковная ценность может быть и копией (список иконы), неотъемлемое условие почитания – наличие связи Первообраза и Лика, образа, представляемого предметом. Таковым может и выступать храм, как прообраз Церкви Небесной.
Третье отличие музейного предмета и церковной ценности: все музейные предметы считаются включенными в государственную часть Музейного фонда Российской Федерации [11, с. 2, 3; 23].
Цель включения в состав Музейного фонда РФ состоит в том, что предмет выделяется в особый оборот предметов, который не предполагает свободное хождение предмета как товара. Культурная ценность, отнесенная к Музейному фонду РФ, с момента выявления и внесения в книги поступлений музеев должна храниться с соблюдением особых условий, предполагающих соответствующий уровень юридической защиты и физической безопасности предмета в процессе учета, научного изучения, реставрации, перемещения и публичного представления.
Музейный предмет может быть временно передан в пользование иным организациям, подарен или продан (по решению Министерства культуры РФ, но с согласия музея, в котором он находится на постоянном хранении) только в порядке универсального правопреемства [18]. Иначе говоря, временный пользователь или новый собственник получает вместе с музейным предметом и обязательства (обременения) учитывать предмет, хранить, изучать, реставрировать и публично перемещать его в соответствии с едиными правилами и условиями, определяемыми Министерством культуры Российской Федерации, независимо от того, в чьей собственности или владении они находятся [11, с. 13]. Количество музейных предметов, находящихся на хранении, только отчасти влияет на структуру организации. Главное – это функции по созданию и поддержанию нормативных условий выявления, хранения, учета, научного изучения и публичного представления. Их следует выполнять обязательно особым штатом сотрудников [15, с. 2–7]. Приняв предмет Музейного фонда РФ на хранение, необходимо смириться с тем, что его состояние будет контролироваться специально уполномоченными органами [11, с. 17; 19], и предмет будет изъят с хранения при нарушениях законодательства.
В отношении церковных ценностей таких ограничений оборота не существует. С одной стороны, они представляют для верующих ценности самого высшего порядка, с другой – остаются товаром, предметом материального мира. Критерием отношения к церковным ценностям являются нравственные убеждения служащих церковного прихода. Ветхий предмет при богослужении заменяется на новый, например, икону заменяет её список.
Анализ отличий позволяет установить, что некоторые церковные ценности могут быть отнесены к предметам Музейного фонда РФ, если экспертами фондо-закупочной комиссии музея будет выявлено что качество, либо особые признаки [культурной ценности], делают необходимым для общества ее сохранение, изучение и публичное представление, либо церковные ценности представляют собой совокупность культурных ценностей, которые приобретают свойства музейного предмета, только будучи соединенными вместе в силу характера своего происхождения, либо видового родства, либо по иным признакам [19, с. 3]. К числу таких признаков можно отнести атрибуты предмета, раскрывающие коллективный опыт народов, значимый для истории, культуры, науки, искусства и религии.
Среди артефактов материального мира культурная ценность, имеющая музейное значение, занимает более высокий ранг, чем просто культурная ценность, и тем более – чем предмет культа.
Статус предметов Музейного фонда РФ устанавливается приказом Министерства культуры Российской Федерации, на основании протокола заседания фондо-закупочной комиссии музея, в который они поступили на постоянное хранение.
Для отнесения религиозной ценности к составу Музейного фонда РФ требуется согласие собственника предмета и компетентное положительное заключение фондо-закупочной комиссии музея, в котором данный предмет будет находиться на постоянном хранении. Если в музее не имеется фондово-закупочной комиссии музея, назначается независимая экспертиза с привлечением специалистов-знатоков данного типа культурных ценностей. Четко определен порядок и перечень причин исключения предмета из состава Музейного фонда РФ [11, с. 9].
Таким образом, перевод музейных предметов от одного собственника или пользователя к другому не влияет на условия бытования предметов Музейного фонда РФ, т. е., даже после передачи музейного предмета из федеральной собственности в собственность церковного прихода предмет Музейного фонда РФ должен храниться в музее, до создания в церковной организации музея организованного, оборудованного и оснащенного в соответствии с законодательством Российской Федерации [14].

Загрузка...

Дата добавления: 2015-07-14; просмотров: 365 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: I. Экспертная деятельность в системе профессиональных компетенций культуролога | II. Виды экспертно-аналитической деятельности и ее основные принципы | III. Экспертно-аналитическая деятельность как часть системы государственно-общественного регулирования | IV. Система мотиваций культуролога при включении в экспертные процедуры | V. Экспертная и научно-аналитическая деятельность в контексте культурной политики | Культурологическая экспертиза в процессах социального контроля и управления | Креативные технологии принятия решений в гуманитарной экспертизе | Особенности экспертного знания и культурологическая экспертиза | Традиционные и новые виды экспертиз | Экспертиза законодательной деятельности |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
I. Возвращение религиозным организациям церковного имущества| III. Практика и перспективы использования предметов Музейного фонда РФ в культовых целях

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.007 сек.)