Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Интриги явные и не очень

Читайте также:
  1. I очень тонкие металлические пластины;
  2. Quot;Ману-самхита" очень серьезна в рассмотрении темы брака, целомудрия и подчиненности жены и однозначна в отношении развода.
  3. Volkswagen - очень удобный автомобиль для...
  4. Александр Ладейщиков. Очень удачная вылазка
  5. Бог, Отец — одно очень важное послание для человечества
  6. В идентификационном движении очень ярко проявляется игровая сущность искусства пантомимы.
  7. В фазе можно очень долго находиться
Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Охранник открыл металлическую дверь камеры своей карточкой, втолкнул старейшин по одному и закрыл створку. Сара тяжело осела на узкую металлическую кровать, обхватила руками голову.

- Бедная девочка, Боже всемогущий, дай ей сил пережить это и сохранить рассудок… - шептала она, печально глядя в пол.

Адам подсел к ней, приобнял за плечи:

- Да, ей очень досталось… Где мы с вами ошиблись, Сара – вот чего я не могу понять…

Гадаэл сел на койку напротив, скрестил руки на груди и смотрел молча исподлобья на остальных. Клэр села с другой стороны от Сары, также приобняв ее.

- Как это все ужасно, - прошептала она, - как ужасно…

- Я надеюсь, она его убила! – с ненавистью процедил Нидал, остальные старейшины подняли на него глаза.

- Как вы можете так говорить, Седжик… то есть, Нидал, - возмутилась Сара, - как Вы на него похожи!

- Нидал, он же человек, - с упреком сказал Адам, - и к тому же у корабля на попечении двадцать два его ребенка, и еще семь беременных женщин. Они-то не виноваты!

- Да… - сварливо отозвался Гадаэл – Дерек тоже не был виноват… Сирота, черт его дери! «Ребенок ни в чем не виноват, давайте воспитаем из него достойного человека…»

- Дерек двадцать лет работал на корабль, на наше с вами благополучие, и потом еще двенадцать лет провел без дела и в одиночестве по нашей прихоти!

- Но он получил все, о чем только можно мечтать! Лучших женщин, возможность не беспокоиться о будущем, питание, обеспечение… - мелочно перечислял Нидал.

- И отсутствие каких бы то ни было перспектив, планов, возможностей самореализации, - педантично добавила Сара.

- Это неважно, - разъярился Нидал, - у всех у нас перспективы одинаковые: умереть тут, на корабле! Еще триста лет наши потомки будут лететь неизвестно куда, и не понятно, долетят ли!

- Надо признать, мы сами его таким сделали, - горько резюмировал Адам, - из-за своего страха мы отобрали у него свободу. И не вы ли, Нидал, поставили на голосование вопрос о том, чтобы отобрать у него жизнь, после того, как родится сороковой ребенок?

- Вот вам и выгода, - проворчал Гадаэл, - не придется убивать.

- А заодно мы лишили корабль старшего техника и капитана! – подлила масла Клер, - мы уже убедились, что достойных помощников у Ирины Байер нет, да и Лаура Майерс вряд ли легко оправится после такого ужаса!

- Так, по-вашему, надо было отдать корабль этому монстру? – взвился Нидал, багровея.

- История не знает сослагательного наклонения, юноша, - брюзжал Гадаэл, - мы имеем, что имеем теперь. Молитесь, чтобы капитан вспомнила о нас, и не только плохое! Как бы она, вслед за Альфой, не решила, что после первого убийства последующие не имеют веса… Сколько я ее знаю, она девушка амбициозная и решительная.

- Вот и надейтесь, что она удержится в рамках традиционных ценностей, - парировала Клер, - или помогите ей удержаться в них, черт возьми!

- Чтобы ей помочь, мы должны быть снаружи, а не внутри, - заметил Гадаэл язвительно.

- Капитан все-таки вызвала медиков, - задумчиво сказал Адам, теребя подбородок, - я бы не стал списывать ее со счетов так рано… Она успокоится рано или поздно.

- Ох, Адам! – Сара схватила его за руку, - это так обнадеживает!

- Хватит уже мусолить эту тему, - буркнул Гадаэл, - предлагаю сделать выводы и ложиться спать.

- Какие могут быть выводы! – петушился Нидал, - мы ничего не знаем! Что с Лаурой, что с Ириной, что будет завтра! Мы не можем добыть ни крупицы информации!

- Завтра будет день, - жестко сказала Клер, - мы живы, и корабль цел. Пока это главное. Думаю, можно закрывать собрание.

Адам и Сара невольно улыбнулись.

На следующее утро дверь открылась:

- Заключенные, построиться! – скомандовал охранник.

Старейшины встали с коек, еще не до конца проснувшись.

- Пришел приказ о переводе на уровень 37. Выходите по одному, - продолжил он.

- Можно переговорить с капитаном? – спросил Адам.

- Я передам Вашу просьбу начальству, - без эмоций ответил охранник.

Пленников перевели в изолированный блок, где раньше жил Дерек с женщинами.

- Наслаждайтесь, коллеги, - невесело хохотнул Адам, осматривая каюты сектора, - мы на своей шкуре можем испытать все радости жизни в ЭТОМ отсеке…

- Да… Лаура, по всей видимости, ничего не забыла… - добавила Сара, - Радует то, что ее разум не помутился от горя…

В отсек прошел врач в сопровождении двух охранников.

- Старейшины, мне приказано осмотреть вас, - сказал он с порога, - дамы, пройдемте в каюту.

Осматривая Сару первой, он спросил:

- Почему вас держат взаперти? Меня не предупреждали о возможной эпидемии…

- А вы ничего не знаете?

- О чем?

- О переменах на корабле?

- О капитане Лауре Майерс? – расплылся доктор в улыбке, - слышал! Это такая новость! Корабль празднует!

- Празднует? – Клер подошла ближе, - а где капитан?

- Не знаю, я видел только трансляцию ее назначения. Нам некогда ломиться в рубку и жать капитану руки…

- И больше ничего вам не известно? – уточнила Клер, застегивая комбинезон.

- Подождите, мне надо записать ваши данные, - доктор включил электронный журнал и надиктовал информацию о здоровье женщин, - все, можете идти, пригласите сюда остальных, - попросил он.

- Так вам больше ничего не известно? – настойчиво повторила Клер, - о восстании Альфы, сына Аулфа?

- Тогда, это было самое бескровное восстание, - заметил доктор с улыбкой, решив, что над ним шутят, - ни убитых, ни раненых…

- Мы все еще живы только благодаря капитану. И здесь мы по ее решению, - солгала Клер, - служба безопасности не уверена, все ли мятежники взяты под контроль. Поэтому капитан Майерс предложила нам изолированный и охраняемый отсек… на время…

- Вы что – не шутили? – поднял глаза доктор, - было восстание?

-Было, - подтвердила Сара, выходя из каюты, - было…

Мужчины прошли к доктору, тот осматривая их, задавал вопросы.

- А кто этот «альфа»?

- Мы сами точно не знаем, - ворчал Гадаэл, - похоже на обычное внезапное помешательство… Если бы не полковник Майерс…

- И чего он хотел? Повернуть к планете Прародителей? – спрашивал он дальше.

- Никто толком не понял, - солгал в свою очередь Адам.

- Так ни убитых, ни раненых не было же… В медицинском отсеке никого не прибыло, - недоверчиво уточнял доктор, осматривая Нидала, - я вчера отдыхал, а сегодня смену принял…

- А точно никого не доставили? – спросил Адам.

- Точно. Ну, может, кому-то на месте оказали помощь и отправили домой… - доктор взял электронный журнал, - я посмотрю сейчас… Да, был вызов на капитанский мостик, четверо пострадавших, все живы. Ничего особенного, судя по всему…

- Все? – переспросил Нидал разочарованно, - а труп из рубки забрали?

- Какой труп? – спросил медик, - записи о трупе нет.

- Значит, выжил, - прошипел Нидал.

- Что-что? – переспросил доктор.

- Нет, ничего, - раздраженно буркнул ему старейшина, - занимайтесь своим делом!

Когда мужчины вышли в общий холл, Сара и Клер уже завтракали. Доктор попрощался, охранник открыл ему дверь и старейшины снова остались сами с собой.

- Я вас поздравляю, - скривился Гадаэл, садясь за стол и беря себе контейнер с синей полосой и надписью «Комплекс», - Альфа выжил! Наши проблемы только начинаются, господа!

- Слава Богам! – всплеснула руками Клер, - капитан Майерс его не убила! Какое для нее облегчение.

- Значит, будут еще дети, - тихо просияла Сара, глядя на Адама.

Адам молча кивнул ей.

- Какие дети? – Нидал смотрел на женщину с ужасом, - вам нужны еще носители гипнотического дара на корабле?

- Нам нужно восстановление популяции, Нидал! – осадил его Адам, - и работающая репродуктивная функция – нашим потомкам осваивать планету, не забывайте!

- И вы собираетесь снова довериться этому… - Нидал не мог подобрать слов от ярости.

- Я думаю, нас и спрашивать не будут! – Гадаэл на миг оторвался от завтрака, - надеюсь, у капитана хватит ума держать его взаперти!

- Она разумный человек, - выступила в защиту капитана Клер, - конечно, о программе «Эдем» придется забыть, но мне кажется, она сумеет поддерживать порядок на вверенном ей корабле.

- Вот и поймет, насколько это нелегко, - желчно заметил Гадаэл, - может, донесет до своего Альфы. Раз уж он выжил…

- Что можно донести до сумасшедшего??? - Нидал никак не мог справиться с крышкой контейнера – руки тряслись от гнева.

- Я подозреваю, здравомыслия в Альфе намного больше, чем в вас сейчас, коллега Нидал… Если помните, он до последнего пытался убедить нас выпустить его миром… - отозвался Адам.

Снова открылась дверь шлюзовой камеры, и охранники ввели пятерых помощников старейшин. Клэр облегченно выдохнула:

- Лаура сказала правду… все живы.

- Старейшины, - помощница Сары Эвелина бросилась вперед, - Что происходит? Нас вчера вечером арестовали и держали в изоляторе!

- О, можно будет еще и еще рассказывать историю, - Гадаэл ухмыльнулся, - есть желающие поперемывать старые кости?.. Ну что же… раз никто не хочет, буду я… - Он отставил доеденный завтрак, - Наш «любимый» и т.д. и т.п. «эдем» оказался совсем не так прост, как ожидалось… Верней, теперь он уже не «эдем», - он хмыкнул, глядя на Адама, - он принял родовое имя и поднял восстание…

- О, Боже! – Эвелина прикрыла рот рукой, - он стал звать себя Альфой? Он узнал про отца?

- Не только это… Он получил от отца кое-какое наследство, - съязвил рассказчик, - дар управлять людьми. И испытал его для начала на женщинах, которых мы для него подбирали.

- Управлять людьми? – Эвелина вытаращила глаза, - это же невозможно!

- Увы, мы все убедились, что возможно, - вздохнул Гадаэл.

- И я бы на вашем месте не стал просить свидания с Альфой! – встрял Нидал, - пусть сидит под арестом, раз уж капитан Майерс с ним справилась.

- Не забегайте вперед, коллега Нидал, - попросил Гадаэл, - я еще не все рассказал. На наше счастье, к его гипнозу оказались восприимчивы не все. Иначе бы вы, наши юные помощники, бороздили вакуум без скафандров.

- Он хотел нас убить? – поразилась Су Дэй, помощница самого Гадаэла.

- Мы были уверены, что убил… Первые несколько часов… - кивнул Гадаэл важно, - и скорбели… Спасла вас официальная жена «эдема» - полковник Майерс. Девочка оказалась невосприимчива к уловкам мужа, и у нее хватило смелости нам открыться. Мы приняли решение назначить ее капитаном, чтобы она могла распоряжаться подчиненными Альфой людьми. Он совершил большую глупость: запрограммировал своих рабов на подчинение капитану… Хотел сам занять пост. Но мы успели раньше!

- Не мы, коллега, - поправил Адам с некоторой язвой, - как мы с вами успевали – так летели бы сейчас без корабля и скафандров!

- Ну ладно, ладно! – досадливо поправился Гадаэл, - Лаура Майерс успела раньше! Решила переиграть ситуацию и взять ее под свой контроль.

- А они не сговорились? – у Ральфа в голосе звучали параноидные нотки, - может, это он…

- Нет, это точно не он, - Клер отмела сомнения Ральфа, - он попытался сделать хорошую мину при плохой игре – пришел под конец церемонии назначения, стал порочить свою жену в наших глазах, оскорблять ее… А потом пытался убить.

- Что с капитаном? – встревожилась Су Дэй, - она ранена?

- Нет, она не ранена, Су, успокойся, - остановил ее Гадаэл, - она все же сотрудник службы безопасности, тренированный боец – успела первой и защищалась… эффективно. Обезвредила…

- Это было очень некрасиво, ужасно болезненно для нее, - вставила Клер, - госпожа Майерс подумала, что убила его.

- Этот мерзавец оказался слишком живуч! – перебил ее Нидал, красный как рак. Он только открыл контейнер, но есть так и не приступил – вилка плясала в руках.

- И хорошо, что выжил! – надавила Сара, - иначе что бы случилось с нашим капитаном?

- Я продолжу, коллеги? – Клер взглядом попросила Сару замолчать, - да, Альфа выжил. Что происходит сейчас – мы в точности не знаем. Можем предположить, Альфа все-таки арестован.

- А почему мы здесь? И под охраной? – задал вопрос Ральф.

Старейшины переглядывались. Солгать помощникам как врачу не получилось бы, потому что они уже открыли, кто был лидером восстания, и каким образом оно было подавлено на самом деле. С минуту ни один не решался что-то сказать, то ли подыскивая слова, то ли просто стыдясь.

- Скажем так, госпожа Майерс имеет на нас большой зуб, - наконец сказал Адам, - по здравому размышлению, мы могли бы избежать большей части проблем, если бы не поставили ее семью в столь неудобное положение с этим «эдемом».

- И что нам делать? – спросила Эвелин.

- Выбирайте каюты, коллеги! – желчно усмехнулся Гадаэл, - думаю, мы тут надолго.

 

У дверей тюремного отсека старейшинам пришлось ожидать довольно долго, пока солдаты вызовут нового главу службы безопасности, майора Уильяма Санчеса. Вместе с ним подошла и Лаура, не питавшая особых иллюзий, но согласившаяся допустить их к Альфе.

- Вынуждена напомнить, - официально заявила она старейшинам, - хотя Альфа и не имеет возможности мгновенного гипноза, вы все равно рискуете, посещая его! Для вашей безопасности я прошу вас строго следовать моим приказам.

- Я вообще не понимаю, что вы хотите услышать от этого... - Нидал пощелкал пальцами.

- Нидал, вы вообще-то сами решили пойти, никто вас за галстук не тянул, -Адам усмехнулся, - я так понимаю, тянет поглумиться над павшим львом?

- А вас значит, нет?

- Он человек... возможно, его можно разбудить, - пожала плечами Клер.

Лаура покачала головой, переглянулась с Уильямом и кивнула охранникам. Один открыл считыватель, капитан и майор по очереди приложили свои карты и толстая дверь принялась открываться. За шлюзовой дверью находился короткий коридор, разделенный еще одной дверью. Уильям включил монитор и заглянул в камеру, потом приложил карту к считывателю. Дверь ушла в стену. Альфа поднял голову от книги:

- О, полковник... вас все-таки приняли решение посадить? Я полагаю, вы успели избавиться от этих старых пердунов?

Лаура молчала, глядя на Альфу сверху вниз. Альфа ухмыльнулся, увидев входящих старейшин:

- Капитан, предстоит суд над предателями? Только мне кажется, мы все не уживемся в одной камере... она, знаете ли, в пору только одному... хотя... мы вполне можем поменяться - вы сюда - а я на свободу.

- Прекратите паясничать! - потребовал Нидал.

- Паясничать? - удивился Альфа, отложил книгу, - разве это паясничанье, старейшина? Даже если я буду стараться, мне никогда не достичь вашего мастерства. Только ваш талант способен самое спокойное заседание совета превратить в великолепный цирк! Я бы предложил вам заняться великим делом - утешением страждущих идиотов.

- Дерек, неужели вам доставляет удовольствие общаться с рабами? - Клер отошла чуть назад, но Альфа с великолепной улыбкой заметил:

- Не меньше, чем вам с моей рабыней! Не так ли, моя дорогая предательница? - он глянул на жену, - И как же ваше высокоморальное чувство чести? Но видимо совету вполне морально общаться с человеком, который поставил себе в заслугу предательство, который нарушил брачные клятвы, который пришел к цели путем обмана и захватил власть на корабле не легитимным выборным путем, а запугав совет и воспользовавшись его бедственным положением... да, да, дорогая старейшина, вся ваша честь и совесть всего лишь использование человеческих слабостей в целях управления людьми - и унижение этих людей, чтобы они были послушной массой.

Он поднялся, мягко и гибко, словно не сидел уже полгода в маленькой камере. Уильям поднял оружие, но Альфа только отмахнулся от него:

- Ты всего лишь слуга... Кто ты без капитана? Служака без фантазии и особых талантов. Выстрелив, ты покажешь свой страх - и ничего более, а ведь убить меня ты не решишься, так называемая совесть сожрет тебя сегодня же вечером. Да и ничего выше ты уже не выслужишь... в конце концов моя дорогая и любимая женушка завоевывала капитанский пост для себя... и вовсе не собиралась ни с кем делиться... так что не позорься и убери оружие.

Уильям покраснел, бросил отчаянный взгляд на капитана, но пистолет вернулся в кобуру. Альфа сел на край маленького столика и обвел взглядом смущенных и молчащих старейшин, понявших, на что они нарвались и не желающих попадать под удар. Он на секунду опустил взгляд, потом снова поднял голову, с улыбкой, вызвавшей дрожь у присутствующих.

- Да, Гадаэл, я смотрю вы тоже тут... неужели ваш реализм и офигительное чувство правильности собственных действий заставляют вас поверить, что вы можете изменить эту смешную до нелепости ситуацию, внушить мне... мне, Альфе, понимание, что я поступил неправильно? А теперь вспомним, что именно ваши самые правильные поступки привели к нынешней ситуации. Нравится вам это? Быть самым правильным... и этим портить жизни всем окружающим.

- Я давно подозревал, что ты пойдешь на все, лишь бы уничтожить корабль.

- О, благодарю... какое точное выражение. Вы подозревали - и поэтому лишили меня права делать полезное для корабля... и когда ваши подозрения сбылись - вы поставили это себе в заслугу... вместо того, чтобы поставить себе в заслугу то, что вы сделали все, чтобы все события пошли именно так... браво, старейшина, браво...- он с усмешкой поаплодировал, потом повернул голову набок, - Сара, а вы куда же? Мы же еще не закончили суд... я еще не осознал и не проникся... тем более, дверь все равно заперта... мне же не доверяют.

Он соскользнул со стола и мягко, как кошка обошел вокруг жены, внимательно оглядывая ее, потом повернулся к старейшинам.

- Сара, Адам... Я так ничего от вас не услышал... вы же всегда говорите вместе... что это... научный консенсус... или неуверенность в своих мыслях и желание их потверждения от другого... забавно, наверное, что вместо того, чтобы сесть и подумать, вы выносите недопереваренные мысли для подтвержения другими, которые не могут и не хотят задумываться и поэтому просто отвязываются от вас.

- Есть еще желающие слушать этот бред? - Лаура отвернулась от Альфы и достала свою карту, - я уже предупреждала вас. Он навсегда бесполезен...

- Конечно, моя любимая предательница, тебе я уже бесполезен... ты же уже получила от своего обмана все... но тогда я имею право потребовать последнее желание приговоренного. - он выпрямился, продолжил повелительным тоном, - Лаура, обернись! Подойди!

Женщина медленно развернулась и сделала шаг среди окаменевших от ужаса старейшин. Альфа усмехнулся, -последняя милость к павшим... горячий и нежный поцелуй... Лаура, поцелуй меня!

Женщина обвила его руками и прильнула к губам. Неожиданно она шатнулась назад, и широко распахнув глаза, отскочила. Не примеряясь, она с размаху влепила Альфе тяжелую пощечину, от чего тот осел и рванулась к двери. Позади несся дикий хохот. Держась за щеку, Альфа не прекращал смеяться:

- Беги, моя рабыня, беги... пусть ты стала капитаном, но всегда будешь помнить, что ты уже навсегда моя!

 

 


Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 105 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Внезапное открытие | Неэтичное расследование | Подготовка проекта | Как летят головы | В клетке | Вероника и Альфа | История Квин | Одинокий одинокий одиночка | Б. Альфа и Корабль | Первая встреча |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Альфа и Совет| А. Новая надежда

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.062 сек.)