Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Работа, затраченная на точное определение ощущения, затрачена с пользой. Благодаря ей становится гораздо легче найти происшествие.

Читайте также:
  1. D) шаровидные пузырьки, ограниченные мембраной, содержащие гидролитические ферменты, обеспечивает внутриклеточное пищеварение, защитные реакции клетки.
  2. D) шаровидные пузырьки, ограниченные мембраной, содержащие гидролитические ферменты, обеспечивает внутриклеточное пищеварение,защитные реакции клетки.
  3. I ОФИЦИАЛЬНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ УГРОЗ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
  4. I. ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ЦЕЛИ
  5. II. Определение для каждого процесса изменения внутренней энергии, температуры, энтальпии, энтропии, а также работы процесса и количества теплоты, участвующей в процессе.
  6. III. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЛАДАТЕЛЕЙ ПРИЗОВ
  7. IV. Определение массы груза, опломбирование транспортных средств и контейнеров
Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Когда мы достаточно точно определили ощущение, следующий шаг—найти происшествие. Есть много способов спросить о происшествии, но нужно помнить несколько ключевых вещей.

Мы ориентируемся на ОЩУЩЕНИЕ. Именно оно как путеводная нить приведет нас к происшествиям, которые нужно прояснить. Поэтому не просите клиента НАЙТИ происшествие. Это часто подразумевает, что клиент сможет увидеть происшествие, прежде чем войти в него, и требует зрительного поиска. То, что человек может видеть на расстоянии—обычно НЕ то, что его беспокоит. Нам нужно получить происшествие через ощущения.

И мы ищем то, о чем человек пока НЕ знает сознательно. Если бы он знал, что это, у него не было бы проблем с этим. Нам нужно использовать механизм автоматического ответа, чтобы узнать что-то скрытое. Поэтому мы не хотим, чтобы клиент думал о происшествиях и пытался вычислить, какое из них выбрать. Он не должен что-то вычислять, ему нужно просто брать то, что всплывает. Что бы вы ему не говорили, поощряйте его просто дать происшествию появиться. Я обычно говорю что-то вроде:

“Закрой глаза, и теперь, ощущая (ощущение _____), перенесись обратно во времени к происшествию, в котором содержится это ощущение.”

Все разговоры о “возвращении” или “перемещении” во времени нужны просто для того, чтобы приспособиться к убеждению клиента в том, что происшествие находится “в другом месте”. На самом деле оно не находится где-то в другом месте. То происшествие, которое нам нужно прояснить, находится прямо здесь и связано с тем ощущением, которое находится прямо здесь. На самом деле не нужно куда-то перемещаться, а просто заметить то, что здесь есть. Для большинства людей это немного непривычнее, чем идея о том, чтобы вернуться и найти более раннее происшествие.

Хорошая аналогия этого—кинопленка. Вы можете держать её перед глазами. Вы можете двигать кинопленку вверх или вниз, чтобы увидеть разные части фильма, или вы можете запустить её перед глазами и увидеть, как происходят события в фильме. Это “прохождение” фильма. Вы никуда не перемещаетесь, а перемещаете фильм и создаете иллюзию движения и действия в разных местах. “Реальный” мир не так уж сильно отличается от фильма. Вы на самом деле не двигаетесь, а перемещаете разные части реальности в центр своего внимания.

Поэтому может быть лучше дать клиенту указание, которое оставляет его неподвижным и приводит действие в настоящее. Например:

“Удерживая ощущение _____, дай появиться происшествию, в котором оно содержится.”

Клиенту нужно согласиться давать происшествию появляться по кусочкам. Он может получить не развернутую четкую картину, а только разрозненные кусочки. Это прекрасно. Нужно отбивать у него охоту думать о происшествиях, пытаться вычислить самое логичное происшествие. Нам нужны именно нелогичные, ненужные вещи, а не что-то логичное.

Фасилитатор помогает сложить происшествие по кусочкам, задавая вопросы о том, что там есть. Клиент может сказать: “Я вижу только зеленую стену”. Тогда можно спросить о других восприятиях: “Тепло или холодно, ночь или день, внутри чего-то или снаружи, из чего сделана стена, на каком она расстоянии, какой у нее запах, есть ли какие-то звуки” и так далее. Обычно на эти вопросы есть ответы, даже хотя клиент сначала не заметил их. Когда мы складываем вместе больше деталей, происшествие становится яснее.

Когда мы получили более полную картинку того, что там есть, в ней может еще не быть движения. Тогда мы спрашиваем о том, что было до этого и после этого. Как ты попал в это место, куда ты шел? Затем постепенно запустите последовательный сюжет.

Такая помощь нужна новому, неуверенному клиенту. Более опытный исследователь может вскочить прямо в происшествие и сразу же полностью воспринимать его. Но первые несколько раз, большинству людей нужно много указаний о том, как получить происшествие. По ходу дела нужно разобраться со многими беспокойствами клиента, например, воображает он это или нет.

Не нужно пытаться убедить клиента в том, что это РЕАЛЬНО, что это действительно внутриутробные происшествияОшибка! Закладка не определена., или что это действительно прошлые жизниОшибка! Закладка не определена., и так далее. Суть не в этом. На самом деле, чем больше клиент готов воображать что-то, тем легче ему будет позволить появиться полезному материалу. Происшествия не подаются ему автоматически, ему нужно воображать их. Он может делать это с помощью механизма авотматического ответа, но ему нужно так или иначе воображать происшествия. Если просто сидеть и ждать, что что-то произойдет, то это не даст особой пользы.

Клиент является причиной, и в самих происшествиях, и в повторном переживании происшествий. Мы не собираемся насильно пичкать его этой идеей, но и конечно не собираемся скрывать это. Если он рассчитывает пережить что-то как следствие, то это не так эффективно. Это действует для некоторых людей, но как бы устанавливает им неверное направление. Если клиент сидит и ждет, что что-то произойдет, и говорит: “Я ничего не вижу”, то нам нужно довести до его сознания идею: “Так увидь что-то!!”. Мы не собираемся говорить это прямо, но идея именно такая. Вы видите что-то, видя его. Это не делается ВАМ. Если нужно, мы обсуждаем это с хорошим взаимопониманием, пока клиент не поймет, что ОН участвует в этом. Не опровергайте его реальность, просто мягко направляйте его.

Не нужно заставлять человека наблюдать происшествие с “его собственной” позиции. Нет ничего особо благородного в страдании от большой боли в происшествии. На самом деле ошибка прежде всего в том, что человек отождествляет себя с одним из персонажей происшествия и его ощущениями. Нам нужно вывести человека из этого, а не вводить еще глубже.

Если что-то в происшествии болезненно, можно сначала переживать его на некотором расстоянии. Желательно каждый раз наблюдать происшествие с удобной точки зрения, а не с самой болезненной позиции. По мере прохождения через происшествие всё оно может стать более удобным и то, что было болезненным, может стать пустяком.

Пользу в прояснении происшествия дает не обязательно разрядка сильной боли, её повторное переживание до безразличия. Это эффективно, но грубовато.

Что мы стараемся сделать—так это дать больше свободы и гибкости, чтобы человек перестал застревать в единственной неэффективной возможности. Вместо обязательного присутствия какого-то ощущения, желательно добавить свободы выбора. Можно в итоге превратить боль во что-то другое, но скорее мы разовьем способность с удобством НЕ быть в этой боли.

Когда мы получили происшествие, нам нужно пережить его. Клиент может считать это “прохождением через” происшествие, как будто он движется сквозь него. Это прекрасно. Но будет лучше, если он сможет дать происшествию произойти перед собой, а не проводить себя через происшествие.

Я обычно не использую слишком формальных указаний, чтобы провести человека через происшествие. Главное—поощрить его воспринимать то, что есть, включая последовательность происшествия. Если он делает это сам, отлично. Если нет, я направляю его через происшествие. Что происходит дальше, что ты видишь, куда ты идешь?

Клиент обычно рассказывает мне, что он переживает. Разговор об этом часто делает происшествие реальнее, а также держит события на некотором расстоянии. И вы можете лучше помогать клиенту, если всё время знаете, где он находится.

Может всплыть информация о времени, продолжительности или месте происшествия. Но она не существенна для прояснения происшествия. Такая информация может быть доступна и клиент может её высказать, но я её не требую. Подчеркивание даты и времени часто поощряет вычисление того, каким должен быть логический ответ. И это к тому же может закрепить жесткое представление о линейности времени. Можно обойтись без этого убеждения.

Итак, вы просите клиента пройти через происшествие с какого-то места, где оно началось, до какого-то места, где оно закончилось. Обычно человек это довольно хорошо знает. Просто после определенного момента это уже другое происшествие. Нам только нужно убедиться в том, что клиент не остановился из-за чего-то в происшествии.

Часто клиент застывает как раз перед тем, как происходит что-то бурное и невыносимое. Эта остановка может быть неожиданной для клиента. Часто происшествие снова приходит в движение, если просто спросить, происходит ли дальше то, на что человеку не хочется смотреть. Если вопрос не помогает, то может быть, есть более безопасная точка зрения, с которой можно пережить происшествие и оно будет более терпимо. Или же можно просто еще раз пройти через первую часть происшествия, или посмотреть, можно ли перепрыгнуть в часть после “плохой” части.


Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 95 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Отрицание—это одна из основных вещей, которые фасилитатору нужно преобразовать. | Нежелательные ощущения наносят больше всего ущерба в первой позиции. Но по крайней мере они здесь доступны. Нам нужно в итоге преобразовать их в третьей или четвертой позиции. | Как находить фиксированные идеи | Из-за этого подсознание в основном становится просто интересной бурлящей кашей дурацких ассоциаций. Но нам для целей процессинга особенно интересна обработка встроенных команд. | То он бы взвесил это сознательно решил бы, что для этого утверждения нет разумных обоснований, что я не имею права так говорить, и отбросил бы его. | Прояснение нежелательных реакций | Человеку полезно помнить события, которые он пережил. Он может научиться чему-то и может знать, что он этому научился. Но есть класс воспоминаний, которые могут вызвать проблемы. | Для начала традиционное представление о времени, которое общепринято в этой цивилизации в это время, даст нам рабочую теорию того, как организованы происшествия. | Или можно начать со списка частей тела, или со списка того, что у большинства людей есть в жизни, и попробовать найти нежелательные ощущения в каждой из этих областей. | Единственное правило, которое клиент должен знать о механизме автоматического ответа - |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Есть еще такая вещь, как будущие происшествия, которые можно с пользой прорабатывать. Но это более сложная тема, так что мы займемся ей позже.| Когда мы один раз прошли через происшествие, у нас есть несколько возможностей в зависимости от того, как у нас обстоят дела.

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.021 сек.)