Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

КОЛОНИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ. ОСОБЕННОСТИ КОЛОНИАЛЬНОГО СИНТЕЗА

Читайте также:
  1. I. Особенности правового статуса акционерного общества.
  2. I. Политически устроенное мировое общество против мировой республики
  3. III. 1. ПАРАДИГМА И НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО
  4. III. Особенности учебного процесса.
  5. IX. Отметить особенности дигоксина в сравнении с дигитоксином
  6. N. Возвращение в общество
  7. V. Особенности осуществления спортивной подготовки по отдельным спортивным дисциплинам по виду спорта велоспорт-шоссе

В Африке колониализм в значительной мере совпал с хронологическими рамками века. Окончательное установление колониальных режимов в большинстве африканских владений произошло на рубеже ХIХ - ХХ веков, а провозглашение независимости последних колоний Черной Африки приходится на 90-е годы ХХ века. В 1990 году получила независимость Намибия, а в 1994 году с особым колониальным режимом было покончено в ЮАР, где после первых всеобщих выборов к власти пришло правительство черного большинства.

Оценок колониализма существует множество, но самые крайние из них - однозначно позитивная и однозначно негативная - сходятся в оценке его исторического места. Действительно и так называемая «буржуазная историография» (в частности, приверженцы всякого рода теорий модернизации), и сторонники марксистского подхода к всемирно историческому процессу - формационной теории (переход от докапиталистических формаций к капиталистической) видят в колониализме нечто временное, переходное, причем переходное именно к современному капитализму. Действительно, в исторической ретроспективе один век - период весьма короткий. И все же, рассмотрение колониализма как периода промежуточного, переходного, одним словом несамостоятельного, приводит к значительным упрощениям в его понимании.

Наоборот, конструктивным подходом к пониманию колониализма, в частности, колониализма в Африке, как исторического феномена представляется разрабатываемая в отечественной африканистике концепция колониального общества.

В отечественной историографии понятие «колониальное общество» впервые применил один из основоположников нашей африканистики член-корреспондент Академии наук Д.А. Ольдерогге. Однако Д.А. Ольдерогге, конечно, не был автором этого термина. Его ввел в научный оборот французский ученый Ж. Баландье, но подразумевал под ним нечто совсем другое - общество белых колонистов в Африке.

В нашей науке под колониальным обществом подразумевается некий особый тип социальности, сложившийся в Африке (и не только в Африке) в результате ее взаимодействия с Западом. Как бы ни называлось это взаимодействие «традиционного» и «современного» - встреча культур, межцивилизационные или межформационные контакты - оно приводило к неким результатам. Возникали некие новые структуры, процессы, явления, отличные как от исходных местных, так и от исходных привнесенных. Поэтому более правильно говорить о колониальном синтезе, подчеркивая, этим самым возникновение новых, порой весьма нежелательных для одной или даже обеих взаимодействующих сторон качеств.

Такой подход к колониализму помогает понять, что колониальное общество - не просто некий промежуточный исторический период «модернизации», перехода от «архаического» к «современному», от «докапиталистического» к «капиталистическому», а особое явление, со своими собственными законами развития, социальными группами, политическими институтами и пр. Он подразумевает также, и это очень важно, что колониальное общество как тип социальности не заканчивается с достижением африканскими странами политической независимости, а живет по сию пору.



Африканские колонии можно разделить на два типа - поселенческие и непоселенческие. Поселенческие, или переселенческие колонии – такие, в которых выходцы из Европы жили поколениями и вели производящее хозяйство. В другиех европейцы жили временно, занимаясь частным предпринимательством или находясь на государственной службе – военной или гражданской. В последнем случае они были чиновникакми колниальной администрации.

В колониях на Африканском континенте существовало два уровня государственного управления – «белая» и «туземная» администрации. Существовал некий уровень, на который приходился «стык» той и другой - в английских колониях это был, например, дистрикт, где заканчивалась иерархия европейских и начиналась иерархия африканских чиновников. На местном уровне администрация колоний повсеместно оставалась африканской. Управление африканцами на местах осуществлялось в понятных формах и на понятном языке их сородичами. Африканская община в колониальном обществе сохранилась, сохранилась и ее верхушка - деревенские старейшины. Они-то и способствовали интеграции рядовых общинников в колониальное общество, выполняя на местах функции, оставленные европейцами в ведении «туземных» администраций - сбор налогов, организация общественных работ, поддержание законности и порядка.

Загрузка...

Таким образом, общинная верхушка стала проводником колониальных установлений, воплощением своеобразного синтеза ибо в положении ее появился некоторый дуализм: будучи продуктом традиционного общества, она стала одновременно нижним этажом колониальной администрации.

Множество копий в связи с «туземной» и «белой» администрацией в Африке было сломано вокруг проблемы так называемого «косвенного управления». Косвенное управление - некий колониальный миф, поднятый на щит такими известными британскими деятелями, как например лорд Лугард. В отечественной африканистике этот миф медленно, но верно развенчивался, причем от критики позитивного смысл косвенного управления постепенно переходили к отрицанию самой уникальности этой системы.

Главным элементом, и той, и другой системы «туземной» администрации являлись вожди. Колониальный вождь и был главным порождением колониального синтеза в области политической организации общества. Он олицетворял в себе черты и функции как традиционного носителя власти, так и служащего колониальной администрации. Характерно, что изначально колониальные вожди нижних «этажей» не получали никакого жалования, используя в качестве источников своих доходов традиционные личностные отношения. Постепенно и этих вождей включали в категорию оплачиваемых служащих колониальной администрации, однако традиционные личностные отношения с рядовыми общинниками они сохраняли, используя их по-прежнему для личного обогащения. Различие между прямым и косвенным управлением и состоит, главным образом, в том, сохраняются ли эти традиционные личностные связи только на самом нижнем этаже «туземной» администрации или распространяются на один-два, а то и на более высокие уровни. Такое распространение традиционных отношений власти-подчинения зависело от того, сложились ли в данной конкретном обществе в доколониальные времена вертикальные властные структуры и от того, насколько опять же в каждом конкретном случае европейцы хотели использовать местные системы власти.

В доколониальные времена у африканских народов существовала целая гамма традиционных носителей власти - от деревенского старейшины до наследственного монарха, но вождями можно с полным правом называть лишь глав вождеств - вполне конкретной формы политогенеза. Европейцы же заменили всю эту гамму универсальной и нивелированной фигурой колониального вождя.

С официальным исчезновением колониализма вожди как порождение колониального синтеза не исчезли. Даже если в независимой Африке их таковыми не называют, а они функционируют под названиями вполне современными, все равно традиционная компонента в их деятельности в той или иной степени присутствует. Сами африканские общества заинтересованы в сохранении администраторов синтезированного типа, сочетающих в себе как элементы традиционных носителей власти, так и современных управленцев западного типа.

 

Об экономике колониальной Африки написаны горы литературы. Как правило, в рамках каждой колонии различались зоны развития, зоны застоя и зоны исхожа рабочей силы. Не вызывает сомнений, что экономика колониальных обществ была многоукладной. А вот другой распространенный ярлык - о переходности этой экономики - представляется несколько поспешным. Иначе с концом колониализма мы бы имели сплошь капиталистическую Африку. Но ведь даже в самых «капиталистических» странах Черного континента - Кот д’Ивуаре, Нигерии, даже в ЮАР мы найдем полунатуральные секторы хозяйства, не совместимые с развитым капитализмом.

Много говорят в связи с Африкой о «зависимом» капитализме. Но исследования показывают, капиталистический уклад в колониальный период в Африке ведущего места не занимал. Он, как и практически каждый из элементов, каждый из укладов колониального общества был синтезированным. Трансформация традиционных личностных связей в условиях втянутости в мировую капиталистическую систему стала общим местом, способствовавшим возникновению всех остальных укладов и связанных с ними социальных групп - они также не могли не быть синтезированными.

Страны-метрополии, имея дело в Африке с докапиталистическими обществами, сами неизбежно пользовались докапиталистическими методами их эксплуатации - принудительный труд, просуществовавший в африканских колониях практически до конца второй мировой войны, является тому самым ярким примером. Другой - массовые сгоны африканцев с земель и переселение их в резерваты, что было характерно для переселенческих колоний, в частности, Кении, Родезии (Зимбабве), Юго-Западной Африки (Намибии).

На землях, присвоенных европейцами, возникали крупные фермерские, или плантационные, хозяйства. Но европейский сектор функционировал в основном в среде доклассовых, в лучшем случае раннеклассовых отношений Поселенческие хозяйства, следовательно, представляли собой не феодальный, но и не капиталистический уклад и уж никак не крупнокапиталистический. Его можно назвать колониально-капиталистическим, или квазикапиталистическим, и этот уклад является новым, синтезированным укладом колониального общества.

То же можно, видимо, сказать и о промышленном частном предпринимательстве. В жизни африканских предпринимателей (которых долгое время однозначно считали представителями местного капиталистического уклада, африканской буржуазией) большую роль играют традиционные личностные связи, пришедшие из доколониальных времен и по-новому проявляющиеся. В реальности, видимо, правильней говорить и здесь о некоем синтезированном квазикапиталистическом укладе.

Столкновение докапиталистических обществ с элементами европейского капитализма приводило к тому, что даже такой, казалось бы, классический пример капиталистического уклада в Африке, как горнодобывающая промышленность, также нельзя считать чисто капиталистическим, ибо там использовался принудительный труд или труд отходников.

Отходник – одна из центральных социальных фигур колониального общества. Это - индивид, часть жизни проводящий на заработках, но не выключенный из своего исконного хозяйства, где продолжает жить и работать его семья. Отходник является не промежуточной, а самостоятельной фигурой колониального общества, ибо существовать он может только за счет двух источников дохода - заработков на стороне плюс личного хозяйства, причем сочетания тут могут быть самыми разнообразными.

Таким образом, колониальный крестьянин, - социальная абстракция, представленная в реальном колониальном обществе отходником, батраком с наделом, общинником, ведущим практически натуральное хозяйство и пр. Все перечисленные группы сельскохозяйственного населения, а также и многие другие также являются результатом все того же колониального синтеза.

В социальной структуре колониальных обществ, отсутствуют чистые укладные формы и четко выраженные классовые образования. Один и тот же индивид персонифицирует различные экономические отношения. При этом сочетания могут быть самые разнообразные. Социальные группы колониального общества - продукт колониального синтеза, поэтому их «неартикулированность» неудивительна.

В условиях колониального общества в правовой области существовал (и продолжает существовать!) некий дуализм в правовой области. В традиционных африканских обществах в основном существовало обычное право - т. е. совокупность норм, не устанавливаемых органами государственной власти, а вырабатываемых в течение длительного времени в данном социуме и закрепляемых в нем тем или иным способом. Исключение составляли исламизированные государства, например, средневековые империи Средней дельты реки Нигер (Гана, Мали, Сонгаи) или Занзибарский султанат, где господствовало шариатское право. Однако и там оно функционировало, как правило, на верхушечном уровне, рядовые же общинники продолжали веками жить в основном по нормам обычного права.

В колониальную эпоху это положение изменилось. Каждая колониальная держава старалась навязать своим владениям собственную правовую модель. Так, во Французской Западной Африке и Французской Экваториальной Африке, а также на Мадагаскаре было введено французское право, в Бельгийском Конго- бельгийское, в Анголе и Мозамбике - португальское, в английских же колониях - так называемое общее право.

Однако в реальности дело обстояло значительно сложнее. Так, во французских колониях было введено романо-германское право и французский гражданский кодекс, но большинство е жителей колоний считались субъектом «туземного права и обычая». В Бельгийском Конго также признавалось «туземное» право. В британских колониях было введено общее право страны-метрополии и ее законы. Однако и там внутренняя жизнь африканской общины оставалась в сфере действия обычного права. В португальских колониях права и обязанности «туземцев» регулировались специальным законодательством - индиженатом, также включавшим в себя нормы обычного права.

Однако при сложности и неоднозначности процессов колониального синтеза в Африке в африканских колониальных обществах в жизни реальных индивидов разграничить сферы действия «западного» и «туземного» права становилось все труднее, оба типа правовых систем вступали в неизбежное взаимодействие и взаимопереплетались.

В постколониальной период в африканских странах правовому дуализму был положен конец. Были проведены правовые реформы, составлены новые кодексы права. В каких-то странах было отдельно зафиксировано на бумаге именно обычное право, причем с учетом их модификации, произошедшей в колониальном обществе.

В целом же можно сказать, что нормы обычного права в той или иной степени были интегрированы в законодательства практически всех африканских стран. Таким образом, можно отметить, что и в области права в колониальных и постколониальных странах Африки имел место синтез традиционного и привнесенного. Результаты этого синтеза - реалии сегодняшней Африки.

 

Подводя некоторые итоги, можно отметить следующее. Двадцатый век в Африке был веком активного взаимодействия традиционных, автохтонных элементов и новаций, привнесенных колониализмом, по всем линиям. В результате этого взаимодействия повсеместно рождались некие новые феномены, отличные от исходных составляющих, но несущие в себе их отдельные черты. В условиях независимости эти феномены никуда не исчезают, но продолжают видоизменяться.

Африка вступает в новый век, не являясь просто отсталой частью капиталистического мира. Это - часть мирового сообщества, имеющая свои характерные особенности. Подходить к ее изучению надо с учетом этих особенностей.

 


Дата добавления: 2015-11-26; просмотров: 344 | Нарушение авторских прав



mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.023 сек.)