Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Особенности экономического и социально-политического развития российского общества 4 страница

Читайте также:
  1. A Christmas Carol, by Charles Dickens 1 страница
  2. A Christmas Carol, by Charles Dickens 2 страница
  3. A Christmas Carol, by Charles Dickens 3 страница
  4. A Christmas Carol, by Charles Dickens 4 страница
  5. A Christmas Carol, by Charles Dickens 5 страница
  6. A Christmas Carol, by Charles Dickens 6 страница
  7. A Flyer, A Guilt 1 страница

Левые силы, в особенности большевики, высказывались за пере­дачу полномочий Совету и прекращение двоевластия. Правые пытались заставить правительство порвать с Советом и установить единовлас­тие буржуазии. Однако глава правительства Г.Е.Львов, зная о под­держке Совета массами, высказался в пользу углубления партнерства с ним. Руководители Совета после некоторых колебаний согласились. Они надеялись, что, войдя в правительство, смогут добиться наибо­лее быстрого осуществления реформ, прекращения боевых действий и предотвращения как контрреволюционных действий справа, так и выс­туплений слева. В итоге было принято решение сформировать коали­ционное правительство. Председателем нового совета министров ос­тался князь Г.Е.Львов. Кадеты сохранили семь портфелей, эсеры по­лучили два кресла министра, меньшевики - два, независимые социалисты - два. Соци­алист И. Г. Церетели стал министром связи, В. М. Чернов - сельского хозяйства, А.Ф.Керенский - военным. Петросовет выразил полное доверие новому составу. Однако "примиренчест­во" не дало ожидаемых результатов. Оно несколько запоздало. В обществе вызрело недовольство масс сложившейся в стране ситуацией, и обострились конфликты между различными политическими силами. Большевики, в частности, требовали, чтобы пролетариат воору­жался, и уже появились первые отряды красногвардейцев. Кадеты подталкивали предпринимательские круги к сопротивле­нию. Начались локауты, что привело на заводах и фабриках к нарастанию социальных конфлик­тов, забастовочной борьбе. В рабочей среде усилилась тенденция не считаться с правами собственности и оспаривать права администрации. Родилось новое движение фабрично-заводских комитетов, в которых преимущество оказалось за больше­виками. В сельской местности еще в марте появились первые вспышки недовольства крестьян. Крестьяне приступили к захвату помещичьих земель, не дожидаясь созыва Учредительного собрания. Между тем деятельность коалиционного прави­тельства была противоречивой и вследствие этого малоэффективной. В центре внимания кабинета министров вновь стал вопрос о войне и мире. Правительство попыталось определить свою концепцию внешнеполити­ческой деятельности и следовать ей в практической жизни. Новое направление было разработано И.Г.Церетели. План заключения мира состоял из двух пунктов: добиться от союзников согласия заключе­ния мира без аннексий, а в случае сопротивления правительств воюющих держав, оказать на них давление со стороны социалистичес­ких партий этих стран. Предполагалось собрать в Стокгольме для разработки программы мира и определения тактики конференцию соцпартий. Однако концепция коалиционного правительства не была реа­лизована. Союзники не пошли даже на обсуждение идеи мира и дали понять, что война должна быть продолжена. Не удалось консолидиро­вать и социалистов, ибо им не выдали паспорта для выезда в Сток­гольм. К тому же прекращения войны, верный обязательствам Антанты, не хотел российский ге­нералитет. В конечном итоге коалиционное правительство, как и прежнее, настроилось на продолжение войны. Имея сторонников среди командования, правительство решило обеспечить себя поддержкой и солдатских масс. А.Ф.Керенский предпринял поездку по войсковым частям и на какое-то время поднял патриотический дух рядового состава армии. Кроме того, сместили ряд генералов, открыто противостоящих новому режиму, офицерам запретили уходить в отставку, провозгласили "Декларацию прав сол­дата". Решив, что поддержка обеспечена, правительство предприняло наступление, которое, как все надеялись, должно было завершить войну. Но эта надежда оказалась иллюзией. Наступление, начавшееся 18 июня, после нескольких первоначальных успехов провалилось, породив кризис уже коалиционного правительства. Сказалась дезор­ганизация армии, где часто менялся генералитет. В армии участилось дезертирство, наблюдалось неподчинение рядовых полевым ко­мандирам. К тому же армия стала все хуже снабжаться вооружением, обмундированием и продовольствием. А это уже было результатом экономического кризиса. Занятые решением проблемы войны и мира, министры-социалисты оставили на втором плане экономические и социальные вопросы. Со­циально-экономическая программа, которую разработало правительст­во, состояла всего из двух не самых главных направлений: введение процедуры арбитража социальных конфликтов и госконтроль над про­изводством и распределением. Предприниматели, по природе своей противники всякого контроля, игнорировали решения правительства, ущемляющие их права. Они открыто отказывались сотрудничать с пра­вительством, саботировали развитие производства, чтобы дискреди­тировать кабинет министров, объявляли его некомпетентным в экономи­ческих вопросах. Все более упорно владельцы предприятий уклоня­лись от выполнения требований трудящихся, чаще прибегали к локау­там, выбрасывая на улицу тысячи рабочих. В этих условиях более решительными стали действия фабзавкомов, которые начали объеди­няться. В Петрограде состоялась конференция фабричных заводских комитетов, избравшая Исполком и принявшая решение о замене государственного контроля на предприя­тиях рабочим. По сути на предприятиях вводилось рабочее самоуправление. К ноябрю 1917г. эта мера была реализована на 576 предприятиях. Большевики, которые были в меньшинстве в профсоюзах и Советах, всячески поддержива­ли фабзавкомы. В результате они получили большинство в Исполкоме и превратили его в трибуну для политической пропаганды. Коалиционное правительство отрицательно отнеслось к появлению и активизации деятельности фабзавкомов, опубликовало, направленное против них, воззвание, что еще более подорвало доверие рабочих к официальным властям. Правительство теряло свою популярность и в деревне. Новая власть, так же как и предыдущий состав кабинета министров, оста­вила решение вопроса о наделении крестьян землей до созыва Учре­дительного собрания. До тех пор она занялась переписью земель и взяла на себя контроль по расп­ределению зерна через комитеты по снабжению. Крестьяне, устав ждать получения земли от власти, стали делать это самочинно. Решением сельских сходов крестьяне создавали собственные комитеты, по наделению крестьян землей. Крестьянские комитеты принимали решения об отчуждении в пользу крестьян необрабатываемых земель, санкционировали захват помещичьих сельскохозяйс­твенного инвентаря и скота, снижали арендную плату за землю, устанавливали льготы при использовании выпасов и т. д. Другой организационной формой самостоятельного решения крестьянских земельных проблем стали районные, во­лостные, уездные сходы, которые принимали такие же радикальные решения. Параллельно с неофициальной деятельностью сходов шло на­рушение порядка, определенного властями, со стороны отдельных лиц. Оно заключалось в незаконном занятии имений, воровстве, вы­рубке леса, захвате сена, хищении инвентаря. В ответ землевладельцы потребовали от правительства наведе­ния порядка в деревне, сократили посевы, что привело к обострению продовольственной проблемы. Ситуация заставила министров присту­пить к обсуждению аграрной проблемы. Как и следовало ожидать, единого подхода по решению этого вопроса не было. Кадеты ратовали за выплату компенсации собственникам земель, эсеры предлагали пе­редать земли сельским сходам без всякой компенсации. Министр сельского хозяйства В.М.Чернов настаивал на том, чтобы до Учреди­тельного собрания вообще не решать эту проблему. Таким образом, коалиционное правительство не смогло решить самых неотложных задач, и это ускорило развитие революционного движения. В авангарде протеста шли большевики. Их авторитет в массах все более возрастал. Это можно было проследить на соста­ве Советов. Если, в мае 1917г. на I Всероссийском съезде кресть­янских депутатов было несколько большевиков, то в июне на I Все­российском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов они сос­тавляли 10% делегатов. На этом съезде В.И.Ленин открыто заявил о готовности большевиков полностью взять власть в свои руки. При этом большевики не без основания рассчитывали на поддержку масс. Лозунги "Мир", ''Земля", "Рабочий контроль", выдвигаемые большевиками, на­ходили отклик в народе. Меньшевики и эсеры, взявшие на себя от­ветственность за неизбежное в тех условиях (при любом правитель­стве) ухудшение экономической ситуации, были обречены на непопу­лярность. Большевики занимали более удобную позицию сторонних критиков. В своих интересах они использовали и объективные трудности и любой промах правительства. О том, что чаша весов начала склоняться в сторону большевиков, свидетельствовала демонстрация 18 июня. Она была назна­чена I съездом Советов как демонстрация доверия Временному прави­тельству. Но солдаты и рабочие вышли под иными, большевистскими лозунгами: "Вся власть Советам!", "Долой министров-капиталис­тов!", "Долой войну!". Демонстрации, а затем провал наступления на фронте еще более обострили ситуацию в стране, привели к июнь­скому кризису Временного правительства, в результате которого 2 июля ушли в отставку министры-кадеты. Июньский успех вдохновил большевиков, и значительная часть коммунистов заявила о том, что настало время вооруженного восста­ния. Целями восстания должны были стать: арест Временного прави­тельства, захват телефона и телеграфа, мостов и вокзалов, соеди­нение с "революционными" матросами Кронштадта, создание Временно­го революционного комитета под руководством большевиков. Момент для антиправительственной акции был вполне удачным, так как обстанов­ка после провала на фронте накалилась до предела. Особенно волновались солдаты столичного гарнизона, которые, узнав о немецком контрнаступлении, опасались отправки на фронт. Вечером 2 июля состоялись многочисленные митинги в 26 солдатских частях, отказавшихся идти на фронт. Лидер Во­енной организации большевиков Н.А.Семашко заявил, что у них дос­таточно пулеметов для свержения Временного правительства. Однако единого мнения о целесообразности вооруженного вос­стания в большевистской партии в начале июля не было. Эту идею поддерживала и активно реализовывала Военная организация большевиков, а члены ЦК и ВЦИК, были про­тив этого преждевременного выступления. Неясной осталась позиция В.И.Ленина. 2 июля он уехал из Петрограда. На этом основании многие историки счи­тают, что он ничего не знал о готовящемся выступлении. Некоторые исследователи, напротив, ставят под сомнение неосведомленность В.И.Ленина о предстоящей вооруженной акции. Как бы то ни было, вооруженная демонстрация все же началась 3 июля, продолжилась 4 июля и завершилась 5 июля. В ходе выступления возникли драки, пе­рестрелки между моряками, солдатами и полками, верными официальной власти. В столкновениях погибло несколько сот человек. Правительство, расценив выступление как мятеж, прибегло к жестким мерам наведения порядка. Петроград был объявлен на военном положении. Части, принимавшие участие в демонстрации, были разоружены. Была закрыта газета "Правда", большевистская печать сно­ва стала нелегальной. Лидеры большевиков, включая Л.Д.Троцкого, были арестованы. В.И.Ленин и Г.Е.Зиновьев скрылись от грозившего им суда по обвинению в шпионаже и проти­воправительственной деятельности. Против большевистского вождя разверты­вается активная пропаганда, разоблачающая В. И. Ленина как "немец­кого шпиона"[597]. На фронте была восстановлена смертная казнь, введены военно-полевые суды и военная цензура. Власть полностью сосредоточилась в руках правительства, с двоевластием было по­кончено. После июльских событий началась новая реорганизация прави­тельства. Переговоры между различными политическими силами были долгими (с 6 по 22 июля) и сложными. Князь Г. Е. Львов подал в отс­тавку, и с 8 июля премьером стал А.Ф.Керенский. Он считал, что необходимо сохранить коалицию с либералами. После продолжи­тельных консультаций А.Ф.Керенский сформировал второй коалицион­ный кабинет, в состав которого вошли 8 социалистов и 7 либералов. Новый состав Временного правительства приступил к работе 24 июля. За прошедшие с июльского восстания дни ситуация в стране сильно изменилась. Суть этих изменений заключалась в нарастании процесса поляризации классовых и политических сил. Она происходила на фоне углубления экономического кризиса, роста политических стачек в городах и крестьянских волнений в сельской местности, выступлений народов за национальное са­моопределение, дальнейшего развала армии. В этих условиях стрем­ление нового премьер-министра сохранить широкую правительственную коали­цию, призывы правительства к единению всех политических сил плохо соответствовали реальной ситуации и наталкивались на растущее противодействие и правых, и левых сил.

Загрузка...


В особенности активизировались правые силы. Это были сторон­ники "твердой руки" и, если понадобится, военной диктатуры. По­добные настроения распространялись в среде крупных предпринимате­лей и землевладельцев, верхушки офицерства и духовенства, а также казачества Представители этих сил объеди­нялись в особые организации, среди которых наиболее влиятельными являлись Общество за экономическое возрождение России, Союз земельных собственников. Союз армейских и флотских офицеров, Союз георгиевских кавалеров, Военная лига, Союз бежавших из плена, казачьи организации. Сначала в задачу правых входило убедить А.Ф.Керенского отказаться от лавирования, а если он не пойдет на такой шаг, заменить его любой ценой более решительным и твердым политиком. В середине июля они сделали ставку на генерала Л.Г.Корнилова[598]. Генерал после провала очередного июльского нас­тупления на фронте был назначен вместо А.А.Брусилова главнокомандующим русской армии. Л.Г.Корнилов, будучи сторонником жесткого порядка в армии, запретил митинги на фронте, ввел расстрел дезертиров, строго ог­раничил полномочия солдатских комитетов и наложил запрет на боль­шевистскую пропаганду. Он предложил А.Ф.Керенскому ужесточить порядок в тылу, милитаризировать железные дороги и оборонные предприятия. Премьер, согласившись на наведение порядка в армии, высказался против подобных мероприятий в тылу. Он опасался волнения масс и не хотел усиления позиций правых сил и само­го Л.Г.Корнилова. Вместе с тем, правые силы предложения главнокомандующего приняли с восторгом. Это стало ясно во время государственного со­вещания в Москве (12-15 августа), созванного главой правительства с намерением примирить и консолидировать политические си­лы страны. После совещания А.Ф.Керенский все же пошел на некоторые уступки главно­командующему. Благодаря Б.В.Савинкову удалось договориться о ко­ординации действий правительства и армейского командования. С санкции премьера создавалось Петроградское военное губернаторс­тво, подчиненное непосредственно Ставке. Договорились также о пе­реброске к столице надежных частей с фронта, чтобы их можно было использовать в случае наступления немцев на Петроград (что было вполне реально после сдачи 21 августа Риги) и для подавления возможного выступления левых. Однако этого было недостаточно. Л.Г.Корнилов, получив поддержку на государственном совещании, еще более укрепился в мысли о необходимости установления во­енной диктатуры. Он перестал верить в возможность сотрудничества с главой государства по наведению порядка в стране. Вскоре недолговечный союз главнокомандующего и премьера был сорван. Некоторые историки полагают, что это произошло в ре­зультате интриги, развернутой бывшим обер-прокурором Синода В.Н.Львовым, который, представившись посредником, сначала явился в Ставку верховного главнокомандующего и от имени А.Ф.Керенского объявил о готовности премьера отказаться от поста. Затем он отправился в Петроград и передал А.Ф.Керенскому подложный ультиматум о немедленной передаче власти Л.Г.Корнилову. Впоследствии А.Ф.Керенский и Л.Г.Корнилов отвергали наде­ление В.Н.Львова такими полномочиями. Результатом интриг стала отставка Л.Г.Корнилова с должности главнокомандующего. Генерал не подчинился приказу и продолжал двигаться к столице. А.Ф.Керенс­кий выдвинул лозунг «революция в опасности», объявил Л.Г.Корнилова мятежником, получил чрезвычайные полномочия от прави­тельства и ВЦИК Советов на разгром мятежа. Главу правительства поддержали профсою­зы и социалистические партии. Их представители создали Комитет народной борьбы с контрреволюцией. В столице быстро сфор­мировались вооруженные отряды рабочей Красной гвардии. Служащие почты, телеграфа, солдаты и железнодорожники мгновенно вывели из строя систему связи. Лояльные правительству войска столичного гарнизона выступили навстречу Л.Г.Корнилову. В самом лагере Л.Г.Корнилова многие солдаты и офицеры не желали выступать против законного правительства и отказывались выполнять приказы главнокомандующего. В итоге всенародной мобилизации мятеж был быстро ликвидирован, генерал Л.Г.Корнилов арестован. Разгром Корнилова означал поражение правых политических сил, кадеты в правительстве ушли в отставку. А.Ф.Керенский создал новое беспартийное правительст­во-директорию с участием военных. Тем временем после подавления мятежа Корнилова упрочились позиции большевиков. В июле под воздействием разоблачений, сделанных правительством в адрес большевиков, рост численности их организаций приостановился.. YI съезд партии заявил о разры­ве с Советами и всеми колеблющимися партиями, по существу, поста­вив большевиков в положение самоизоляции не только от политичес­ких противников, но и от масс. Трудно предположить, чем могла бы закончиться такая полити­ка, если бы бурные события августа не вынудили большевистские ор­ганизации отступить от решений YI съезда. Угроза Корниловского мятежа заставила большевиков вступить в коалицию с другими парти­ями. На выборах в Петроградскую думу большевики не выставили собственного списка кандидатов, а вошли в блок "социал-демократи­ческих интернационалистов". Вместе с меньшевиками и эсерами они участвовали в подавлении мятежа. Угроза мятежа превратила А.Ф.Керенского в главу революции. Революционная солидарность проявилась в из­менении отношения власти к большевикам. Из тюрем выпустили боль­шевистских лидеров, которые начали агитацию против Л.Г.Корнилова и приняли активное участие в работе Коми­тета по борьбе с контрреволюцией. С помощью фабричных комитетов, районных советов и рабочей милиции большевики мобилизовали 40 тыс. человек для подав­ления мятежа. Зарекомендовав себя активными организаторами масс в борьбе с Л.Г.Корниловым, большевики стали главными героями дня. Большевизм вновь возродился. Рост влияния большевиков свидетель­ствовал об углублении радикализации настроений солдатской, матросской и рабочей среды и о скором крахе созданных февральской революцией институтов демократической влас­ти. В армии после мятежа Л.Г.Корнилова и под влиянием больше­вистской пропаганды окончательно упало доверие солдат к офицерам. Все приказы командования ставились под сомнение, долго обсужда­лись и часто не выполнялись. Армия не только утратила способность воевать с другими державами, но и не могла быть использована пра­вительством для подавления левых сил. Еще более усилилось дезер­тирство, вооруженные банды солдат разбрелись по стране. Не лучшим было настроение и у солдат Петроградского гарнизона. Они боялись отправки на фронт. Большевики, зная это, настраивали их против А.Ф.Керенского, обещая, что, свергнув его, можно будет немедленно заключить мир. Одновременно, пользуясь слухами о предстоящей сда­че Петрограда немцам, большевики настояли на сохранении вооружен­ных рабочих отрядов Красной гвардии, которые позднее стали их опорой в борьбе за власть. После августа рабочие полностью были на стороне большевиков. Правые силы, включая и предпринимателей, мстя за поражение мятежа Л.Г.Корнилова, под предлогом трудностей в снабжении закрыли сотни предприятий. Десятки тысяч рабочих оказались безработными. Реак­ция рабочих последовала незамедлительно. Она проявилась не только в рос­те числа стачек и забастовок, но и в усилении агрессивности рабочего движения. Увеличилось число незаконных арестов предпринимателей и захватов предприятий. Требования рабочих стали носить политичес­кий характер, включая отставку правительства и переход всей власти в руки Советов. Когда глава министерства труда М.И.Скобелев зап­ретил устраивать собрания на предприятиях в рабочее время, это было воспринято как настоящее объявление войны рабочему классу. Большевики же обвинили правительство в сделке с правыми силами – предпринимателями, чем еще более расположили к себе ра­бочих.

Завоеванию власти большевиками помогал нарастающий в стране экономический кризис. Локауты, сознательный экономический саботаж со стороны вла­дельцев предприятий, забастовочное движение, ориентация экономики в основном на военные нужды окончательно дезорганизовали произ­водственную жизнь страны. Вмешательство государства в экономику не улучшало положение. Управлять ею сверху при сопротивлении предпринимателей и скованности народной инициативы оказалось невозможно. Продукция фабрично-заводской промышленности сократилась по сравнению с 1916г. на 36.4%, упала добыча угля и нефти, почти полностью парализованным оказался железнодорожный транспорт. Ухудшалась ситуация в деревне. Здесь росло крестьянское дви­жение. При этом селяне уже не довольствовались одним захватом земли. Они грабили и сотнями сжигали барские имения, захватывали инвентарь и скот, необходимый для обра­ботки участков. В районах, где был значительный слой богатых крестьян, вышедших из общины благодаря столыпинской реформе, крестьяне-общинники повернулись против "выходцев-кулаков", вынуж­дая последних возвращать земли. Большевики были единственными, кто подталкивал крестьян к захвату земель, хотя особым авторите­том они в деревне не пользовались. Правительство, видимо, как и любая государственная власть, попыталось остановить аграрные бес­порядки. Оно публично осудило бесчинства в деревне, призывая дож­даться Учредительного собрания, которое решит вопрос о земле. За­тем в сельскую местность были направлены войска. Однако действия правительства оказались безрезультатными. Солдаты не хотели расс­треливать крестьян. Крестьяне также игнорировали комитеты по снабжению, созданные правительством, и отказывались, как и поме­щики, сдавать хлеб по твердым ценам. В результате углубился про­довольственный кризис, норма выдачи хлеба работникам физического труда в столице уменьшилась за лето на 50%. С июля в Петрограде были введены карточки на яйца, сахар, жиры, мясо. Нехватка продо­вольствия вызвала рост цен, которые с июля по октябрь поднялись в 3 раза. Началась инфляция, обострился финансовый кризис. Параллельно с центром дестабилизировалось положение в нацио­нальных окраинах. По инициативе Украины был созван съезд 13 наци­ональностей, признавший право всех народов на самоопределение и заявивший о том, что данная проблема должна решаться не на обще­российском Учредительном собрании, а на собраниях каждого народа. Правительство приняло меры по удушению национального движения. Были арестованы лидеры борьбы за независимость в Финляндии. Украинская рада, созданная после революции, была поставлена под жесткий контроль центра. Были применены суровые меры против крымских татар (был арестован муфтий), сохранилась колониальная политика в Сред­ней Азии. Большевики в противовес правительству вели активную агитацию и пропаганду за право наций на самоопределение, чем снискали себе расположение народов. В итоге национальное движение расширялось. Таким образом, большевики для возрастания своего влияния умело пользовались острейшим экономическим кризисом, политической и национальной нестабильностью, прорехами в деятельности правительства. Они вели настойчивую пропаганду, выдвигали популистские лозунги, обещали народу в короткий срок решить все его насущные проблемы, и получили поддержку значительной части населения.

Правительство А.Ф.Керенского после Корниловского мятежа не раз пыталось упрочить положение в стране. 1 сентября 1917г. Россия провозглашается республи­кой. 14 сентября было созвано Демократическое совещание, на которое были приглашены представители политических партий, земств и го­родских дум, профсоюзов и Советов. Был избран постоянно действую­щий Демократический совет республики (Предпарламент). В конце сентября А.Ф.Керенский сформировал третье коалиционное правитель­ство в составе кадетов и социалистов. Большевики, посчитав это провокацией, заявили, что только II Всероссийский съезд Советов, назначенный на 20 октября, будет иметь право сформировать "под­линное правительство". Но действия правительства уже не могли дать желаемых результатов. Хрупкий баланс сил оказался нарушен необратимо, призывы к единению повисали в воздухе. Государствен­ная власть была дезорганизована, уступила место многочисленным комитетам, совещаниям, советам, борющимся за первенство В этих условиях любая политическая группа, даже малочислен­ная, но отлично организованная, сплоченная и решительная, могла завоевать доверие народа. Этой силой и стала большевистская партия. О доверии народа к сторонникам Ленина свидетельствовало такое явление как большевизация Советов. В Петроградском Совете большевики впервые одержали победу 31 августа, когда была принята их резолюция о создании правительства без буржуазии. Следующим шагом в завоевании Советов стало избра­ние 9 сентября Л.Д.Троцкого председателем Исполкома Петроградского Совета. Затем большевики одержали победу на выборах в Петроградский и Московский Совет. В середине сентября В.И.Ленин написал письмо, где призывал вернуться лозунгу "Вся власть Советам". В двух последующих письмах он заявил, что большевики силой должны взять власть. Об этом красноречиво свидетельствовало само название этих посланий: "Большевики должны взять власть" и "Марксизм и восстание". Факти­чески вся вторая половина сентября ознаменовалась непрерывным на­тиском В.И.Ленина на лидеров партии с целью побудить их к немедленной организации вооруженного восстания. В данном натиске была, необходимость, так как единого мнения по этому вопросу в большевистской среде еще не сложилось. Часть большевиков, помня о провале июльского выступления, предлагала дождаться более благоприятного момента и более тща­тельно подготовиться к захвату власти. Против немедленного захва­та власти высказались Л.Б.Каменев и Г.Е.Зиновьев, так как счита­ли, что победа социалистической революции в России возможна лишь при поддержке западноевропейского пролетариата, а ее пока нет. Некоторые большевики выступали за демократический путь получения власти: предлагали дождаться II съезда Советов и добиться отстав­ки на нем правительства А.Ф.Керенского. Однако гораздо громче звучали голоса тех. кто выступал за открытую конфронтацию с властью. С возвращением В.И.Ленина в на­чале октября победа оказалась на его стороне . Вождь больше­виков сумел убедить колеблющихся. На заседаниях ЦК партии 10 и 16 октября В.И.Ленин показал, что ситуация в стране благоприятствует осуществлению вооруженных замыслов. Правительство А.Ф.Керенс­кого не обладало реальной властью, произошел раскол в партии эсе­ров, углубились разногласия в стане меньшевиков, упала популяр­ность кадетов, были деморализованы правые силы после августовских событий. Таким образом, серьезного противодействия со стороны противников левым силам не будет. В.И.Ленин подчеркнул, что только большевики не скомпрометировали себя в глазах народа и их авторитет непрерывно растет. В итоге был принят план вооружен­ного восстания, детально разработанный В.И.Лениным. Практической подготовкой восстания руководил Л.Д.Троцкий. Восстание готовилось почти открыто, о нем писали в газетах, говорили на заседаниях кабинета министров. А.Ф.Керенский не смог организовать эффективного противодействия перевороту, хотя и де­монстрировал полную уверенность в своей силе, так как рассчитывал на поддержку меньшевиков, эсеров и получил заверения, командующего гарнизоном в абсолютной лояльности войск правительству. Однако когда премьер-министр потребовал у Предпарламента особых полномочий для борьбы с большевиками, меньшевики и эсеры ему отказали. Они предложили объявить о начале аграрной реформы и мирных переговоров с немца­ми и тем самым снять накал страстей. Это была запоздалая попытка проведения преобразований, которая ничего не дала. Волна восстания уже нахлынула на страну. 21 октября Петроградский гар­низон перешел на сторону Военно-революционного комитета (ВРК), созданного большевиками. А.Ф.Керенский лишился военной поддержки. Он покинул столицу и отправился в штаб Северного фронта, надеясь подавить мятеж силами боевых частей. Но и эта акция запоздала. Большевики стали уже серьезной политической силой. Они имели прочную организационно-партийную структуру, располагали военной организацией, контролировали вооруженные отряды рабочей Красной гвардии численностью свыше 100 тыс. человек. 22 октября ВРК направил комиссаров во все воинские части Петроградского гарнизона, устранив правительство от руко­водства ими. С 24 октября Красная гвардия и несколько военных частей, действуя от имени Петросовета, стали занимать ключевые пункты столицы. Беспрепятственно были захвачены невские мосты, почта, телеграф, вокзалы. В течении нескольких часов весь город перешел под контроль восставших, за исключением Зимнего дворца, где засе­дало Временное правительство. Утром 25 октября было опубликовано воззвание ПВРК, в котором объявлялось, что Временное правительст­во низложено и власть переходит в руки ПВРК. Подобное заявление до открытия II съезда Советов и решения на нем вопроса о власти нередко расценивается как государственный переворот в пользу большевиков. Вечером 25 октября Военно-революционный Комитет направил ультиматум правительству с требованием капитуляции. В ночь на 26 октября начался захват Зимнего дворца, в два часа утра министры были арестованы. А.Ф.Керенский бежал. Штурма, как представляли большевики взятие Зимнего дворца, не было. Не пострадали те, кто брал дворец, а среди защитников правительства было убито 6 человек. Незадолго до этих событий начал работу II Всерос­сийский съезд Советов. На нем присутствовало 670 делегатов, в том числе 300 большевиков, 193 эсера. 82 меньшевика. После того как пришло известие об аресте кабинета минист­ров, меньшевики и эсеры расценили действия большевиков как "военный заговор", орга­низованный за спиной Советов. В знак протеста они покинули зал заседаний съезда. После ухода представителей социалистических партий съезд проголосовал за резолюцию, которая передавала всю власть Советам. Это было фикцией, так как на самом деле власть перешла в руки партии большевиков. Резолюция узаконила результаты восстания, что позволяло большевикам править от имени народа.


Дата добавления: 2015-10-29; просмотров: 90 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава III. Русские земли в конце XI – XIII вв. Альтернативы развития. | Становление единого Московского государства. XIV - начало XVIвв. | Эпоха Ивана IV. | Смутное время конца XVI – начала XVII вв. | Россия в царствование первых Романовых. | Начало масштабной модернизации России при Петре I. | Внутренняя политика Екатерины II и Павла I | Обновление традиционного общества в первой половине XIX в. | Особенности экономического и социально-политического развития российского общества 1 страница | Особенности экономического и социально-политического развития российского общества 2 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Особенности экономического и социально-политического развития российского общества 3 страница| Глава IX. Советский период российской истории.

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.015 сек.)