Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Quot;Потенциал для развития этой болезни существует в каждом человеке, и при определённых обстоятельствах любой может быть переведён на

Читайте также:
  1. Biovite Shampoo №1, Deep Cleansing Shampoo, Condition Plus, Magic Touch №1. Для щенков может быть использовано средство от колтунов Ultimate Detangling Spray.
  2. IV.4. ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ПЕРЕРАСТИ ОКРУЖЕНИЕ
  3. Quot;Никакой организм не может существовать без кремния..." (В. И. Вернадский).
  4. ROLAND 500 не может только сам нажимать пусковую кнопку.
  5. А) Найдите в каждом абзаце текста 3 предложение, выражающее его основную мысль.
  6. А. История развития системы гражданской обороны страны.

«ту сторону», как они говорят. Обстоятельства эти имеют чётко выраженный характер, возможно именно поэтому «обратная сторона» характеризуется одинаквыми признаками, указанными разными больными.
Возможно, "обратная сторона" - не самое лучшее выражение. Между «здесь» и «там» нет никакой стены. Граница проходит между реальностью и нереальностью. Близко, и в то же время бесконечно далеко.
Однако, это явление не болезнь. А я врач, а не философ. Лечить здесь нечего.
Иногда я задаю себе вопрос:
Его мысли - плод больного воображения, сублимированного мозгом и разумом. Для него другой реальности просто не существует. Он счастлив там. Так почему для лечения мы должны возвращать сознание в чуждый ему мир реальности?"

Джеймс швырнул листки на пол и посмотрел на Марию:
- Больше ничего не было?
- Нет, ничего. Ни ключей, ни следов. Но знаешь, что-то не так с этим местом.
- В смысле?
- Несмотря на вывеску, это не больница.
- А что?
- Сумасшедший дом. Там на столе есть больничные карты...
Джеймс ощутил ползущий по спине холод, готовый в любую секунду схватить за горло. Сумасшедший дом. Как он раньше не догадался?! Решётки на окнах неуместны в обычной больнице...
«Боже, Лора, почему ты выбрала это место? Куда ты ведёшь нас..?»
Только сейчас до Джеймса дошло, что Мария продолжает что-то рассказывать:
- ... пациенты, у всех агрессивное поведение. Убийцы и самоубийцы. Чрезмерная склонность к насилию...
- Подожди, но как это связано с дневником? - Джеймс стоял в

замешательстве, пытаясь переварить полученную информацию.
Мария изящно пожала плечами - как и всегда, она не знала или не хотела отвечать.

***


На первом этаже Лоры не было. Они по очереди проверили двери, но почти все оказались запертыми, а некоторые вообще завалены всяким хламом. Ясно, что девочка здесь не проходила, да и кто-либо ещё - тоже.
- Джеймс, подожди, - проговорила Мария и остановилась.
- Что?
- Ничего не слышишь?
Он прислушался, но госпиталь молчал, как затаившийся хищник.
- Погоди, я точно что-то слышала.
Девушка медленно прошла к большим двустворчатым дверям и приложила ухо к их ледяной поверхности. Джеймс хотел было возразить, но Мария подняла руку, призывая его к молчанию:
- Слушай.
И он услышал. Лёгкий, почти неуловимый, детский смешок донёсся из-за толстого слоя металла и с гулким эхом разлетелся по мёртвым коридорам. Сердце точно ждало этого - как отпущенная пружина, пульс подскочил почти вдвое.
- Отойди, - выдохнул Джеймс.
Он дёрнул ручку, но ничего не произошло. Замка не видно - дверь словно примёрзла к полу, а быть может завалена чем-то с другой стороны...
- Джеймс... посмотри сюда, - Мария показала на разбитую кнопочную панель. - Причина в этом?
«Механизм просто заклинило. Но тогда как прошла Лора?»
- Должен быть другой ход, - прошептал он.
- Что?

- Должен быть другой способ попасть туда.
- Я видела карту у входа…
… Бумага была старая и рассыпалась прямо в руках. Тем не менее все надписи ещё можно было разобрать.
- Нам туда не попасть. На окнах решётки, а выход только один - и тот заперт.
- Погоди. Этот квадрат вроде лифт. Видишь букву "Л"?
- И ты так уверена, что это лифт?
Мария подняла голову, и Джеймс догадался, что она и сама удивилась собственной осведомлённости.
- Я... я не знаю. Просто в голову пришло. Я не...
- Ладно, неважно. Думаешь он работает?
- Проверим, - сказала она и посмотрела на Джеймса.
«Смотрит - будто смеётся надо мной…»
Старый замок треснул с первого же удара. Его коричневые от ржавчины потроха с глухим звоном упали на пол и развалились на части, сигнализируя о том, что путь свободен. Джеймс посветил фонариком и вопросительно повернул голову.
- Да, это здесь. По лестнице мы поднимемся на второй этаж, сядем в лифт и спустимся снова на первый.
- Мария, - Джеймс набрал в грудь побольше воздуха, - мне не нравится это здание. Эта дрянная девчонка водит нас за нос. Если лифт не работает, я предлагаю уйти.
- Джеймс, как ты можешь...
- Могу. Я приехал сюда не для этого.
Мария улыбнулась до боли знакомой лучезарной улыбкой и ехидно заметила:
- Конечно, Джеймс. Искать мертвую жену, несомненно, более важное занятие...
- Не будь смешной, - Джеймс выходил из себя. - Ты ничего не понимаешь.



- А ты? Ты понимаешь? Джеймс?
Мужчина понял, что побеждён.
- Ищем Лору и уходим. Скоро стемнеет, - буркнул он и побежал вверх по лестнице.

Загрузка...


Часть вторая: «Ночь, когда невозможно заснуть»


Дверь на второй этаж оказалась не запертой и, едва Джеймс приоткрыл её, резкий треск радио полоснул по нервам. Лоб покрылся холодным потом, а рука, сжимающая пистолет, вздрогнула. Снова повторение кошмара. Опять придётся сражаться с порождениями тумана или чьего-то больного сознания.
Джеймс попытался выглянуть и осмотреть коридор, но это едва не стоило ему жизни. Металлический прут со свистом пронёсся мимо затылка и обрушился на пол, раскрошив в пыль несколько кафельных плит. Рефлексы сработали молниеносно, и рука врага, сжимающая оружие, хрустнула под ударом тяжёлого ботинка. Теперь Джеймс смог детально рассмотреть противника. Уродливый - не то слово, но похож на человека. Точнее на женщину - медсестру. Рваный больничный халат, пропитанный спёкшейся кровью, прикрывал облезшее, усыпанное язвами тело. Вся кожа в пузырях и покрыта струпьями омертвелой плоти. Синяки, изуродованное лицо и сломанная шея довершали отвратительную картину.
Джемс поднял ствол и дважды нажал на курок. Вспышки выстрелов на мгновение рассеяли окружающий мрак, а громоподобные, оглушающие звуки проникли в самое сердце.
Голова адской медсестры взорвалась, выплеснув на ближайшую стенку добрый литр вязкой субстанции. Мёртвое тело рухнуло на пол и забилось в конвульсиях, орошая окружающее пространство кровавыми брызгами.
Джеймс поморщился и выстрелил ещё раз, довершая начатое дело.

Пуля с чавкающим звуком вошла в протухшую плоть и монстр затих. Всё кончено.
Джеймс махнул перепуганной Марии и та тоже выбралась в коридор.
- Куда дальше? - спросил мужчина, меняя обойму в дымящемся пистолете.
Мария молча указала рукой на ближайшую дверь с противоположной стороны коридора и испуганно взглянула на своего спутника.

 

***

Там было холодно. Поток ледяного воздуха свободно гулял вдоль разбитых стен, вороша случайный мусор и вызывая озноб. Радио потрескивало, поэтому Джеймс почти крался по этому тёмному перешейку, изредка поглядывая на семенившую следом Марию.
Монстры были совсем рядом. Их неуверенная поступь чувствовалась и за толстыми слоями бетона, иногда перерастая в глухие стуки, когда искалеченная нога наступала на что-нибудь хрупкое.
Лифт сложно узнать с первого взгляда - монолитная двустворчатая дверь выглядит очень солидно, и сделала бы честь любому захудалому банку. Панель управления закрыта крышкой и сколько Джеймс не бился, ему не удалось сдвинуть её ни на миллиметр.
- Нужен ключ? - Мария обеспокоено глядела на Джеймса, но тот не знал что ей ответить.
- Не уверен. Замка нет - он открывается как-то ещё...
- Что будем делать? - Мария выглядела настолько беспомощно, что Джеймс на мгновение смягчился:
- Можно проверить третий этаж. Может быть там открыто?
Мария грустно взглянула на него и попыталась улыбнуться. Получилось у неё не очень.

***

Холл третьего этажа копировал второй почти во всём, кроме одной детали - тяжёлые двери с кодовым замком были закрыты. Джеймс потянулся к панели контроля не надеясь даже на чудо, но тем не менее оно произошло - там горела лампочка, а грязные кнопки с писком реагировали на нажатия, предлагая ввести пароль.
Мария не находила себе места:
- Давай сходим вниз, ещё раз осмотрим приёмную. Мы должны найти код.
- Не стоит, - Джеймс перехватил пистолет за ствол. - Времени нет.
- Что ты задумал?
Не обратив на её слова никакого внимания, Джеймс коротко замахнулся, и тяжёлая рукоятка пистолета опустилась прямо на светящееся цифровое табло. Механизм заискрил и выпустил откуда-то изнутри ровное облачко дыма, зависшее в воздухе на пару секунд.
Джеймс навалился на дверь, но она не открывалась. Вены на шее вздулись от напряжения, а на лбу обозначились морщины. Вдруг внутри что-то щёлкнуло, и дверь распахнулась, да так, что Джеймс едва сохранил равновесие и по инерции сделал несколько шагов вперёд.
- Идём, - коротко бросил он, устремляясь в темноту затхлого прохода.
Но не успел мужчина сделать и пары шагов, как сзади послышался кашель.
«Нет!..»
Он обернулся и успел подхватить оседающую на пол Марию.
- Что с тобой?! Мария! Ответь мне!
Она без сознания... Едва в голову пришла эта мысль, как девушка открыла глаза.
- Погоди, Джеймс. Я так устала...
- Успокойся, Мария. Я с тобой, - Джеймс озирался по сторонам,

пытаясь что-то придумать.
- ...так устала. Мне холодно.
Джеймс на секунду растерялся, но тотчас понял, как нужно поступить. Он поднял Марию на руки и понёс к ближайшей палате. Идти она всё равно не сможет.
Замёрзшие и занемевшие руки обвили шею, а бледные губы прошептали:
- ... устала.
Внутреннее убранство палаты поразило Джеймса не столько интерьерами, сколько атмосферой. Здесь было тепло. Через окно проникало немного лунного сияния, а кровать была аккуратно застелена. Временная пристань покоя и свободы от порождений этого тихого ада.
Джеймс опустил Марию на кровать, а сам просто стал рядом. Девушка негромко застонала и перевернулась на бок. Руки стали инстинктивно шарить в поисках одеяла, и Джеймс заботливо помог ей укрыться.
И всё-таки она прекрасна. Каждая чёрточка лица напоминала о той, которую он потерял очень давно. Именно память поддерживала его, ободряла, не давала сойти с ума. Он держался, держался долгих три года, внезапно растянувшихся в целую жизнь.
И это письмо. Оно всё изменило. Вот только к лучшему ли?..
Мария снова застонала и открыла глаза.
- Всё в порядке, - поспешил успокоить Джеймс.
- Лора...
- Мы не можем сейчас искать её.
- Джеймс... Найди Лору. Прошу тебя. Не бросай её.
- Но я не могу бросить тебя, Мэр... рия. Не могу оставить тебя здесь.
- Ты должен, Джеймс. Найди эту девочку.
Её глаза заслезились, и Мария быстро заморгала.

- Пожалуйста...
Джеймс стоял и не знал как ему поступить. Просто не знал.


Часть третья: «Он не закончил своего дневника. Он довел его лишь до момента своей смерти»


Джеймс вышел на крышу и полной грудью вдохнул морозный ночной воздух. Лёгкие словно покрылись инеем, а во рту остался непонятный привкус болотных трав и плесени, который ещё долго не хотел проходить.
Он подошёл к самому краю ограждения и взглянул вниз.
Казалось, что в мире осталась только эта пустая крыша, возвышающаяся над океаном мрака. Отвратительное чувство потерянности захлестнуло его с головой... Заполнило до краёв. Что он ищет здесь? Мэри? Она умерла три долгих года назад. Не признать этот факт бессмысленно. Джеймс подумал, что гораздо более бессмысленным было стоять ночью на крыше мёртвого госпиталя с пистолетом в руке и со страхом вглядываться в клубящийся вокруг чёрный туман.
«Не разговаривай сам с собой!»
Отчаяние.
Именно это слово подходило больше всего. Он уже давно потерял всё, что мог потерять. Даже собственную душу.
Едва он начал думать об этом, его глаза заметили что-то в самом дальнем углу. Неприметное и, вместе с тем, бросающееся в глаза. Частичка системы Хаоса. Джеймс подошёл ближе и поднял этот предмет. В руках оказалась кучка исписанных листков бумаги, покоробившаяся от времени и осевшей влаги. Чернила расплылись, но фразы читались чётко:

"9 мая
Дождь. Выглядывал в окно весь день. Здесь достаточно спокойно и нечего делать. Мне всё ещё не разрешают выходить на улицу.

10 мая
Всё ещё идёт дождь. Немного поговорил с доктором. Интересно, лечили бы они меня, если б я не имел семью? Я знаю, что очень слаб. Не каждый может найти в себе силы выдержать такое.

11 мая
Дождь продолжается. Медперсонал мне надоел. Веду себя лучше под воздействием препарата. Кто я такой?..

12 мая
Опять дождь. Я больше не хочу никому причинять проблем, но я всё равно обеспокоен. Неужели это такой сильный грех - бежать вместо того, чтобы сражаться?
Многие могут сказать, что они живут так, как я. Это эгоистично, но это именно то, что мне нужно. Это трудно и очень тяжело.

13 мая
Снаружи всё чисто. Очень солнечно. Врачи сказали, что меня выписывают, и я могу вернуться домой"
.

Джеймс перехватил пистолет в левую руку, а правой раскрыл карту. Комната контроля лифтов должна быть где-то здесь. Совсем рядом.
Пока Джеймс обследовал техпомещение, его мысли были где-то в другом месте. Странный дневник стоял перед глазами и был совсем как настоящий. Даже запах чернил чувствовался. Необычный и удивительно знакомый почерк сумасшедшего, ведущего свои записи изо дня в день, изо дня в день... Отчаяние, сквозившее за каждой страницей... Да что там! - за каждой буквой этого послания.
Безысходность, которая сочилась с бумаги и заполняла воздух вокруг исписанных листков.

Фраза за тринадцатое мая странным образом расходилась по духу с остальным текстом. Даже почерк немного другой. А содержание...
Джеймс искал рубильник активизации лифтов и одновременно пытался понять - как могли выписать человека, которому даже не разрешали выходить на улицу?.. Наверное он что-то напутал... или окончательно сошёл с ума.
«Покончил с собой?»
Искомый рубильник был найден и, не без труда, выжат. За стеной заработали какие-то механизмы - Джеймс надеялся, что всё сработает, и лифты поедут. Но Лора могла уже давно убежать отсюда...
Когда он вышел на крышу, то сразу же замер на месте. Что-то большое было совсем рядом. Джеймс почувствовал, как леденеет кожа, и шевелятся волосы на голове. Неужели..?
«Но радио же МОЛЧАЛО..!»
Да, это был он - оживший демон смерти прямиком из ада. Монстр стоял всего в нескольких шагах, перегораживая своим массивным телом единственный выход, а громадное копьё поблескивало в призрачном свете невидимой луны. Джеймс отшатнулся назад, но наткнулся на проволочный забор, идущий по всему периметру крыши.
Существо не двигалось, пытаясь напугать свою жертву ещё больше. Боже, как он страшен - не противен, как остальные твари, а именно страшен.
Джеймс попытался выхватить пистолет, но руки так дрожали, что он запутался в собственной куртке.
Последнее что он запомнил – огромную окровавленную пику прямо перед собой и долгое падение во мрак. Казалось, что дна нет...

Часть четвертая: «Тщетность»


Пробуждение было весьма болезненным. Прямо над собой он увидел звёзды и сегмент проволочного забора. Кажется, он упал с крыши... Джеймс поморщился от боли и попытался подняться на ноги. Вроде всё цело - кости в порядке, серьёзных ушибов-растяжений нет... Удивительно.
Мозг словно заволокло туманом. Джеймс попытался сообразить, где он, но ничего не вышло. Если он упал с крыши, то должен был очутиться во внутреннем дворе госпиталя - разве нет? Он поводил фонариком и обнаружил, что помещение, где он оказался, совсем крошечное. Длинный, узкий коридор и четыре одинаковых двери. И ещё одна в противоположной стене.
Луч света задержался на одинокой табличке: "Отделение специальной терапии". Интересно, что подразумевают под специальной терапией здесь, в этом месте? Вскоре он узнал - едва распахнул первую попавшуюся дверь из тех четырёх.
Бесильня. Комнатка обитая войлоком или подобным уплотнителем - катализатор внутренних страхов и паранойи. Джеймс на секунду представил как массивная дверь хлопает за спиной и ты остаёшься один в этом мраке, наедине со смирительной рубашкой...
Один из углов комнатушки был залит кровью, пропитавшей ткань насквозь. Джеймса замутило и он, сдерживая тошноту, попытался сообразить - может ли в человеке уместиться столько крови?
Нужно уходить. Этот госпиталь – настоящий ад.

***

Отделение специальной терапии находилось на третьем этаже и, сделав несколько шагов, Джеймс оказался в холле – практически возле Марии.
- Джеймс, - её голос был слаб, и мужчина с ужасом подумал, что

будет, если пирамидоголовый монстр найдёт её здесь.
- Мария…
- Ты уже нашёл Лору? - Нет, но…
- Я вот всё думаю, Джеймс. Что, если ты так и не найдёшь Мэри? Что тогда будет?
- Не знаю… Я стараюсь не думать об этом… Так проще.

Лифт работал и с невероятным лязгом опустил Джеймса вниз. Нужно найти её - ту девочку. Подумать только - она ведь совсем одна здесь. Или всё же нет?
Кабинка дрогнула и замерла, остановив все звуки. Двери разъехались в стороны и Джеймс опасливо вышел в коридор, тщательно вслушиваясь в негромкое бормотание радиоприёмника. Здесь точно кто-то есть...
Джеймс всем сердцем пожелал, чтобы Лору нашёл именно он. Иначе будет поздно…

 

 

Глава VI: "Обратная сторона"

 

Часть первая: «Шепот страха»

 

Первый этаж был точной копией остальных. Тот же самый безликий переход, оба конца которого теряются во тьме.
Опять смех... Он раздавался чуть дальше по коридору – в одной из комнат.
«Жива... Я успел».
Посреди палаты валялись две заржавевшие койки, а между ними, прямо на полу, сидела девочка и играла с двумя плюшевыми мишками. Она заметила свет фонарика и обернулась. Но тут же зажмурилась и прикрыла глаза ладошкой.
- Лора, с тобой всё в порядке?
- Эй! А откуда ты знаешь моё имя?
- Эдди сказал...
- Я так и знала! Этот большой, жирный толстяк...! - в её голосе прорезались нотки плохо скрываемого раздражения.
Джеймс не смог побороть нетерпение и прервал её тираду:
- Лора, откуда ты знаешь Мэри?
Девочка отошла подальше и недоверчиво взглянула на мужчину снизу вверх:
- А тебе какая разница?
Джеймсу надоело с ней пререкаться - он слишком устал, чтобы подыгрывать ребёнку:
- Почему ты не можешь просто рассказать мне всё?!
- Потому что ты будешь меня ругать! - парировала девочка.
Джеймс улыбнулся, но улыбка вышла слишком натянутой и фальшивой. Тогда он присел на одну из коек и внимательно посмотрел на Лору:
- Я не буду тебя ругать, просто расскажи. Хорошо?

Та еще раз посмотрела на Джеймса, вздохнула и стала рассказывать:
- Мы и Мэри - друзья. Мы встретились в больнице в прошлом году...
- Лжешь! Как это возмож..?! - но, увидев слезы в глазах девочки, вспомнил о своем обещании. - Лора... Извини, я не хотел.
Она вскочила и закричала:
- Да, давай – не верь мне! Но это правда! Правда!!!
- Но... но в прошлом году Мэри уже... Прости... Давай уходить отсюда. Мы поговорим обо всём позже, хорошо? Тебе здесь не место. Повсюду столько ужасных вещей, что я до сих пор не могу понять, почему на тебе нет ни царапины.
Лора недоумённо покосилась на него:
- А почему я должна была оцарапаться?
- Ну потому что...
Она не дала ему закончить:
- Стой! Стой! Мне нужно кое-что забрать! Подожди же!
Джеймс слабо отреагировал на это – его мысли были заняты совсем другим...
- Джеймс! Но это очень важно!
- Что ещё такое?
- Письмо! Письмо от Мэри!
- Что ты сказала..?
Джеймс присел на корточки и тихо переспросил:
- Это правда, Лора?
- Да! Правда! Я хочу забрать его. Можно?
- Да. Конечно! Пойдем, заберем его.
Джеймс не знал что и думать. Но выбора нет - нужно верить ей.
Лора повела его в противоположный конец коридора и остановилась перед большими двойными дверями. Достала из кармана ключ и открыла дверь.
Мужчина взглянул на ребёнка, и ему не понравилось то, что он увидел. В глазах девочки играл нехороший огонек, и она...

усмехалась.
- А ты уверена, что оно там? Не обманываешь?
- Я говорю правду! Оно в самом конце комнаты!
Джеймс переступил порог оглянулся: Лора стояла в дверях и наблюдала.
- Там, на столе...
Когда мужчина достиг середины комнаты, двери захлопнулись, и хлынувший от них поток воздуха словно покрыл спину изморосью.
В комнате было что-то живое!
- Лора! Что ты делаешь?! - Джеймс забарабанил кулаками по шероховатой обивке двери, разбивая в кровь костяшки пальцев.
- Ну как, Джеймс? Я тебя разыграла!
Чья-то тень скользнула по потолку и замерла над попавшим в ловушку человеком. Ещё одна, точно такая же, заходила со спины.
- Лора! Открывай дверь! - зарычал Джеймс.
- А почему это я должна открывать дверь? Я же лгунья, да? Хочешь, чтобы я открыла? Хочешь? А где "волшебное" слово?
- Открывай!!!
Она рассмеялась:
- Хмм... плохо... Я думаю, что не стану открывать тебе дверь. И оставлю тебя здесь совсем одного в этой страшной комнате!
Джеймс вытащил пистолет и, направив ствол в потолок, закричал в последний раз:
- Лора, чёртов гадёныш, быстро открывай мне дверь!
- Ты... Ты...
Из-за двери донёсся только шорох удаляющихся шагов.
Мужчина развернулся к центру комнаты, глядя, как два отвратительных куска гнилого мяса спускаются сверху. Существа были заключены в ржавые клетки и при движении издавали абсолютно дикие звуки – наполовину животные, наполовину механические.

Джеймс не стал медлить – просто направил ствол в сторону одного из них и нажал курок. Монстр взвыл и содрогнулся, разбрызгивая повсюду кровь и слизь. Второй зашёл чуть сбоку и бросился на человека.
Он промахнулся самую малость, но Джеймс воспользовался оплошностью и всадил ему в бок, одну за другой, пять пуль. Ошмётки внутренностей прилипали к стене, а брызжущая кровью туша агонизировала в луче фонарика.
Первый монстр к тому времени оправился от раны и выпустил в мужчину чёрное щупальце, с конца которого капала какая-то вязкая масса.
Джеймс пригнулся, и скользкий жгут ударил по стоящему возле стены шкафчику, разнеся последний вдребезги.
Пистолет выстрелил оставшиеся четыре патрона и затих. Однако этого хватило – оторванное свинцом щупальце упало на пол, где начало дико извиваться, сворачиваясь кольцами, как раненная змея. Сам монстр захрипел и безвольно повис в своей клетке. Вытекающая из него эмульсия образовывала на полу блестящее пятно...
Джеймс прислонился к стене и почувствовал, что его сейчас вырвет. Больше не существовало ничего – ни шума собственного дыхания, ни трескотни приёмника, ни дымящегося пистолета...
Всё стало меняться.


Часть вторая: «Лазейка за черту реальности»


Шум приёмника вдруг стал невыносимым, заполняя собой всё сознание. Ярость, треск и красный туман в глазах... Он на секунду прикрыл веки, надеясь, что это чувство пройдёт, но стало только хуже – последовало отчаянное головокружение, и через секунду мужчина почувствовал, что куда-то проваливается. Туда, откуда нет выхода. Туда, где нет дна...

Движение...
Дождь.
Джеймс открыл глаза и обнаружил, что лежит на земле, уткнувшись лицом в мокрую траву.
С неба лились потоки холодной воды, освежая горячее тело. Отдельные капли стекали по уголкам губ, и в эти моменты мужчина отчётливо ощущал привкус... ржавчины.
Голова реагировала болью на все попытки встать, но, несмотря на это, Джеймс всё же поднялся. В глазах на секунду позеленело, и он был вынужден закрыть их.
«Что произошло? Кто вынес меня сюда? Или... я сам пришёл?»
Пистолет валялся рядом и был ещё тёплым. Обойма разряжена, значит это был не сон и не галлюцинация. Разум кольнула мысль о Марии. Надо что-то делать!
Джеймс повертел головой и обнаружил, что, несмотря на траву под ногами и дождь, это было помещение - кирпичные стены с трёх сторон и бетонная - с четвёртой. Там же - дверь.
Джеймс подполз к двери и, опираясь на ручку, поднялся на ноги.
«Главное не упасть...»
Дверь открылась, и он вздрогнул от неожиданности. Как там всё изменилось! Это был госпиталь... и в то же время нет. Стены... словно обтянуты свежей кожей, непонятные органические наросты, вываливающаяся из вентиляции бурая масса, забитый слизью вентилятор. Стоял запах гари, но дыма не было. Джеймс достал карту и попытался понять где находится. Это было несложно - первый этаж, северо-западная сторона, больничный сад.
«Странный сад... небольшой клочок земли, окруженный стенами. На карте он явно больше».
Драматические перемены затронули весь первый этаж. Двери превратились в полуразвалившиеся обугленные куски, а стены

комнат напоминали бойню - все в брызгах и засохших пятнах; кровяные подтёки простирались от потолка и до самого пола.
«Но как... как это произошло? За такое время - даже пистолет ещё тёплый... »
Радио трещало беспрерывно, но монстров не видно - они точно растворились в этих интерьерах, привнеся в общую запущенность здания частичку своего отвратительного облика. И этот запах... Пахло палёной плотью.
Джеймс толкнул ближайшую уцелевшую дверь, но та не открылась, а просто рухнула на пол, рассыпавшись в пепел. Предметы мебели, словно вуалью, были обтянуты непонятным материалом - то ли тканью, то ли паутиной. Тишина часто прерывалась звуками бьющегося стекла, идущими из ниоткуда.
«Отсюда надо уходить. Срочно!»
Он выбежал в коридор и направился к лифту.

Третий этаж не так сильно отличался от первого. Кроваво-красные пятна сменились серо-зелёным слоем высохшей грязи, обильно покрывающей все плоскости. Этаж напоминал палубу корабля, затонувшего полсотни лет назад и выдернутого на поверхность.
Дверь в комнату Марии была приоткрыта, и Джеймс на секунду остановился. Пистолет незаметно оказался в руке, и он немного расслабился, чувствуя тяжесть оружия. Серьёзным опасностей пока не было... Пока...
Комната пуста. Кровать тщательно заправлена, а небольшая тумбочка густо усыпана разноцветными флакончиками из-под лекарств.
Джеймс схватился за голову и присел на кровать. Ощущение такое, словно череп внезапно стал на два размера меньше мозга, а мысли трансформировались в разъярённый осиный рой – где каждая оса жалила немилосердно и непрерывно.

«Где Мария?.. Что случилось?.. Лора... Мэри... Мария... Госпиталь...
Дурдом»
.
Взгляд упал на упаковки из-под таблеток. Неужели Мария принимала их? Но зачем?
Из коридора донёсся приглушённый шум. Чёрт возьми! Здесь даже шум тихий!
В этот момент Джеймс понял, что звуки доносились издалека. Это где-то не на этаже - ниже, или выше... Быть может крыша или подвал ...
Мужчина поднялся с кровати и вышел в коридор, надеясь, что шум повторится. И не ошибся.
"Дджжжееееейммммссс...." - эхо причудливо исказило крик, вытянув его и многократно продублировав. Кричала женщина.
Это внизу.

Джеймс понёсся к лестнице, не думая о том, что на этаже могут быть монстры. Кошмары и пережитые ужасы оставили такой огромный шрам на его нервах, что эмоции казались чуждыми. Перед глазами проплывали обшарпанные лестничные пролёты, опалённые пламенем стены, мокрые потолки... Джеймс смотрел на это со стороны - как зритель.
Внезапно ему стало всё равно. Мэри, Мария, Энжела, Эдди, Лора - имена перестали что-либо означать, превратившись в пустой набор звуков. Джеймс отчётливо почувствовал горьковатый привкус наступающего безумия.
- Нет! - он остановился, чтобы отдышаться. - Вспомни, вспомни, вспомни, - шептали губы, - вспомни о письме. Вспомни о фотографии. Она такая красивая, на фоне озера... Ты должен Джеймс... Она ждёт тебя. Ждёт тебя!
Холодные ступени снова замелькали под ногами. Только бы успеть...

Подвал был заперт, но пуля быстро решила эту проблему. Откуда-то снизу слышались сдавленные крики.
Отпечатки. Кровавые отпечатки рук на монолитной книжной полке. Какой идиот поставил её здесь? Джеймс постарался на время выкинуть это из головы.
Он засунул пистолет за пояс и упёрся ладонями в полку - точно так же, как это делал ранее его неизвестный враг. Пальцы скользили по свежей крови, а препятствие медленно, сантиметр за сантиметром, продвигалось вперёд. Вскоре взгляду открылся небольшой ход и короткая грязная лестница, противоположный край которой уходил во мрак...
- Мэри?
Шорох. Но не из подвала – из-за спины.
Луч фонарика высветил короткую стрижку и перепуганные, голубые глаза Марии.
- Мария... это ты, - Джеймс на секунду растерялся, словно забыл, зачем здесь находится. – В любом случае... я рад, что ты жива.
Девушка глубоко вдохнула и взглянула на Джеймса, который замер, различив огонёк злобы в её глазах:
- "В любом случае"?.. Что значит "в любом случае"?! Ты совсем не рад видеть меня!
- Нет, я...
Голос девушки дрогнул:
- Почему ты не пришёл спасти меня?..
- Я пришёл...
- Они пытались убить меня, - в её глазах блеснули слезы, - и мне было страшно так, как никогда в жизни!
- Мария, успокойся...
Она не обращала внимания на его слабые попытки протестовать:
- Ты больше не заботишься обо мне. Как ты мог...
Девушка отвернулась, и Джеймс заметил, что она выглядит измотанной, уставшей и очень... уязвимой.

Прежде чем он успел заговорить, она бросилась ему на шею:
- Останься со мной, Джеймс! Не оставляй меня одну... Ты же обещал защищать меня... - Мария тихо заплакала, прижимаясь к нему изо всех сил.
- Я не собираюсь бросать тебя... - Джеймс хотел ее обнять, но девушка вдруг резко отстранилась от него и спросила:
- А Лора? Ты нашёл её?
- Да но... - Джеймс замешкался с ответом, но быстро сориентировался. - Она убежала.
- Мы должны найти её.
Джеймс с удивлением отметил, что в её глазах нет ни капли страха. И они сухие...
- Но почему, Мария? Ты знаешь эту девочку?
- Нет, но... у меня такое странное чувство, будто я... будто мы можем защитить её.
- Хорошо.

Он не сказал Марии, что у него возникло точно такое же чувство. К лучшему ли?
Время покажет.


Часть третья: «С тобой и без тебя»


- Но здесь заперто, - Мария дёргала дверную ручку, искоса поглядывая на Джеймса.
- Я же здесь недавно проходил...
Он внезапно понял как глупо это звучит. Всего несколько секунд - и он очутился в саду. Минута - и первый этаж превращается в пепелище. Десять минут, а Мария говорит так, словно просидела в подвале несколько часов... Как невообразимо наивно звучит гибкое словечко "недавно".
«Стоп! Как это?! Она ведь не была в подвале... Она подошла

со спины. Но, но это же... Дверь не открывается... Не открывается?! Почему?!»
Марии хватило одного взгляда, чтобы понять, что что-то идёт не так.
- Джеймс, что происходит?
Его глаза ответили лучше всяких слов.
- Я не знаю. Ты... Я... Дверь! Только что здесь было открыто. Может...
- Что?..
- Я не знаю как объяснить, но госпиталь изменился. Я ничего не понимаю.
- В смысле?
- Изменился, может не совсем то слово но... словно что-то завладело им. Я не знаю, как это передать...
- И что дальше? – она, казалось, ничуть не удивилась.
- Двери закрылись, словно нас хотят запереть... Поднимемся на третий, там должно быть открыто.
- Джеймс.
- Да?
- Постарайся не сойти с ума.
Тот хмыкнул. И, не проронив ни слова, зашагал по ступенькам.

***

Мария переступила через трепыхающееся тело медсестры и прижалась поближе к Джеймсу.
- Это последняя, - сказал он, перезаряжая пистолет. - Нужно здесь всё обыскать и найти выход.
Мария задрожала, но Джеймс только улыбнулся:
- Теперь я тебя не брошу.
На этаже ничего не было. Немногочисленная уцелевшая мебель была аккуратно обёрнута бесцветной тканью, точно также как и многие двери. Джеймсу отчего-то казалось, что именно этой тканью

обивают гробы, и из-за этого становилось не по себе. Ни одного звука не долетало снаружи - можно было услышать биение сердец друг друга...
На душе возникло гадкое чувство изоляции. Всё исчезло - город, дорога, озеро, прошлая жизнь растворилась в тумане... А будущее растаяло в беспросветном мраке ночи.
- Джеймс, что это? - Мария остановилась возле лифта и указала на кусок стены. - Здесь что-то есть.
Она не ошиблась. Странная картина, тщательно пообтёртая временем и сыростью. Походит на икону, но исполнение такое необычное... Картина словно была частью стены, объёмной, но не выпуклой.
- Странно, что я не заметил её раньше, - мужчина положил ладонь на рисунок и слегка пошевелил пальцами, проверяя шероховатость поверхности. - Это не бетон и, определённо, не металл. Похоже на дерево...
- Может дверь?
- Судя по карте, её здесь нет.
Мария посмотрела в его сторону, улыбаясь лишь уголками губ:
- Проверим?
Они ощупали дверь миллиметр за миллиметром, но ничего похожего на замок или замочную скважину не нашли.
Заработало радио. Одиночный треск сменились постоянным, монотонным шумом, нарастающим как снежный ком.
- Джеймс.
- Я знаю.
- Джеймс!! Их много...
- Нет, - тихо ответил он, беря разбег. – Всего один...
Прогнившие доски сломались с негромким чавканьем и зашелестели по полу, поднимая столбы пыли. Помещением давно не пользовались...
«А может и никогда не пользовались».

Транзистор визжал как обиженный младенец, издавая абсолютно дикие звуки. Нервы лопались одна за другой.
- Мария! Лестница!!! Бежим!
Джеймс первым нырнул в плотное облако пыли, поднятое сломанными досками.
Длинная череда ступенек, ведущих вниз. Пылинки вспыхивали в луче фонарика, принимая жуткие сюрреалистические образы. Джеймс бежал практически на ощупь, чувствуя, что один неверный шаг может обернуться сломанной ногой.
Мария периодически кашляла. Может от пыли, но не похоже...
«Только не сейчас! Не теряй сознание!»
Через мгновение Джеймс понял, что произнёс эту мысль вслух. Радио совсем обезумело, рыча почти громовыми раскатами.
Лестница плавно перетекла в узкий извилистый коридор, настолько узкий, что два человека не смогли бы разминуться в его ограниченном пространстве. Джеймс с ужасом подумал, что если им встретится что-то большое... Словно читая мысли, его обогнал истошный вопль Марии:
- Сзади!
Боковое зрение заметило движение, но у Джеймса не было желания рассматривать что-то детальнее. Он и так знал, КТО мог двигаться в этом мраке...
Сердце выпрыгивало из груди, захлёбываясь адреналином. Луч фонаря отплясывал бешеные узоры, мечась в пыльном воздухе как попавший в засаду кролик.
Тело почувствовало догоняющий его холод - холод чуждый всему живому.
«Быстрее! Быстрее!!!»
Впереди показался лифт. Мужчина с удесятерёнными силами рванул туда, оставляя хриплое дыхание девушки позади.
Они почти успели.
Двери начали съезжаться.

Джеймс вывернулся, и боком буквально влетел в тесную кабинку, но Мария уже не успела. Кровавый туман затмил глаза, лишая способности мыслить. Рука сама застучала по кнопкам, но двери и не думали останавливаться, отсекая Джеймса от внешних ужасов. Гибкая рука проникла сквозь узкую щель и сжала его кисть мёртвой хваткой. Свет освещал перепуганное женское личико и расширившиеся от ужаса зрачки.
- Джеймс! Джееееймс!!! - её голос забился в истерике, скатываясь на визг.
За спиной Марии медленно вырастала коричневая туша монстра, заполняя всё остальное видимое пространство.
- Джей..! - крик застыл у неё в горле.
Глаза закатились... Рука ослабила хватку и обмякла буквально за секунду. Рывок назад и хруст ломающихся костей - Мария исчезла, а тонкая щель между створками теперь заполнилась сплошным красноватым месивом.
Двери съехались. Джеймс не видел, а скорее чувствовал капельки чужой горячей крови, медленно стекающие у него по лицу.
Лифт качнулся, завёлся невидимый двигатель, и ржавая кабинка повезла мужчину вверх. Но ему было уже всё равно.
Сознание работало урывками, фиксируя лишь частички информации.
Дверь открыта... пометки на карте, сделанные чёрным маркером и небрежная надпись... записка... ключ. В глазах расплывается и больше ничего не видно... За окном мелькнула Лора, убежав куда-то в темноту... сзади хлопнула дверь... холодный бетон... ступеньки...
Ночь.
«Я не хотел. Я ничего не мог сделать. Я ничего не мог сделать для неё. Я не виноват... не виноват... виноват…»

Часть четвёртая: «Вглубь»


Едва Джеймс очнулся, как сразу вскочил на ноги. Окружающая обстановка удивила его до глубины души. Он был не на пороге госпиталя, а в баре... Да, бар. Он был здесь раньше.
«У Нилли...»
Всё та же пыль на полу, древняя витрина, сплошь оклеенная газетами. Правда теперь за стеклом сияла монохромная ночь. Ни огонька, ни звука, ни тумана…
«Надпись. Здесь была надпись. Про дыру, которая исчезла».
Её не было. Зато появилась другая, сверкающая бордовыми подтёками:

"Джеймс, чтобы вновь увидеть Мэри, ты должен сделать одну простую вещь – умереть. Но помни – ты можешь оказаться в совершенно другом месте".

Это сон? Реальность? Джеймс провёл рукой по стене и задумчиво посмотрел на красные пятна у себя на ладони. Чем бы это ни было, но оно не плод его больного воображения.

«Проснуться. Я хочу этого больше всего на свете. Я устал бродить в тумане. Память крошится в пыль. Будь оно всё проклято...»

« ...ты должен... умереть» - бросился в глаза мрачный приказ.

«Может быть в этом ответ - чтобы проснуться нужно умереть? Иначе этот кошмар не отогнать. А что, если…»
Джеймс вынул из кармана карту, найденную в госпитале, и ключ. На бумаге была пометка – «Историческое общество». Обведена чёрным маркером.

«От судьбы не уйдёшь. Любая история может иметь два финала.
Я могу умереть. Погибнуть здесь и сейчас, – просто пустив себе пулю в лоб. Но это не выход. Нужно дойти до конца. И преодолеть страх. Найти источник, питающий этот кошмар»
.
Джеймс глубоко вздохнул и вышел наружу.

 

 

***

"Историческое общество Безмолвного Холма.
Земля «Толука»"
- гласил дорожный щит, подсвеченный лучом фонаря. Джеймс задержался на нём взглядом и невольно замедлил ход. Возникло странное ощущение... словно осталось совсем немного.
Но... Сколько часов он уже блуждает в этом мраке, сам толком не зная, что ищет? Сколько времени он уже в этом городе? Сколько?..
Влажная одежда раздражала кожу, а ручка пистолета натёрла мозоль.
Джеймс медленно шёл дальше. Силы почти оставили его... а возможно, их никогда и не было.
Три долгих года выжали из него весь запас жизненной энергии. Пока он держался лишь благодаря надежде... надежде на невозможное, даже абсурдное. Ночной город растянулся в один большой кровавый кошмар. Раскачивающийся луч фонаря завораживал, погружая в транс. Перед глазами всплывали размытые фигуры, тут же растворявшиеся в сжимающемся кольце тьмы.
Мысли покинули его. Джеймс просто шёл.

***

Железный ключ вошёл в замок, осыпав руку мелкой ржавой

пылью. Щ-щёлк! – и вход свободен.
«Историческое общество» разительно отличалось от всех прочих зданий - чисто, светло, тепло... Единственное «но» - дверь в соседнюю комнату. Вывернутая и выдранная с корнями, одна из створок лежала на полу, а вторая каким-то чудом ещё держалась на одной петле. Джеймс закрыл глаза и сжал зубы... Хватит обманывать самого себя. Он прекрасно знал, кто здесь прошёл.
Переступив через порог, Джеймс сразу увидел ЕГО. Своего врага. Тот просто стоял и смотрел вперёд. Джеймс не видел глаз, но всем сердцем чувствовал его тяжёлый, холодный, беспощадный взгляд.
... всего лишь картина... Старая и отсыревшая, но в неприкосновенности сохранившая гнилой образ страха. Палач держал в руке громадное копьё, холодное прикосновение которого Джеймс уже успел почувствовать на собственной шкуре. Местность позади палача утопала в тумане, изредка прерываясь большими ржавыми клетками, подвешенными на тросах и уходящих во мглу. В них были люди. Мёртвые люди. Грифы давно склевали всё мясо, а то, что осталось, давно протухло, припекаемое солнцем, поливаемое дождями, ласкаемое туманом...
Джеймсу стало дурно. Причём не столько физически, сколько морально. Город выигрывал битву. А сознание дало опасную трещину.
Рука поднялась сама собой, указательный палец вздрогнул. Дымящаяся дыра появилась в центре пропитанного кровью колпака палача, и Джеймс сразу почувствовал облегчение. Но ненадолго.

«Туман - единственное, что осталось от их преступления» - было написано под картиной.

Джеймс развернулся и медленно прошёл в следующую комнату, чувствуя за спиной незримое присутствие. Злые глаза невидимого врага буквально ввинчивали в затылок острое сверло ненависти.

Мужчина чувствовал это, как чувствовал и то, что скоро... он всё выяснит.
И выяснит до конца.
Быть может за следующей дверью...
... которая распахнулась сама, едва Джеймс дотронулся до ручки. Поток воздуха вырвался из комнаты, холодя кожу и обмораживая вспотевший лоб. Запах этого сквозняка, мёртвый, напоминающий запах свежей могилы, был омерзителен. Джеймс подумал, что именно так должна пахнуть свежая могила.
Левая стена комнаты была... пробита. В ней зияла дыра – гораздо выше человека и порядочной ширины. Джеймс осторожно подошёл поближе и посветил - луч нырнул во мрак, но утонул в его ледяных объятиях.
Чем-то невыносимо зловещим веяло от этого места. Джеймс почувствовал это вполне отчётливо и намного сильнее, чем во всём остальном городе. Именно в этом месте стиралась грань между реальным и нереальным, между "здесь" и "там".
Уходящий в чёрную бесконечность туннель казался дорогой в ад.
Мужчина застыл у разрушенной стены, не решаясь сделать первый шаг. Растерянность... и плохо скрываемое отчаяние. Готов ли он? Всё окончательно запуталось в этом сложном и одновременно простом городе. В который раз в голове завертелся вопрос "что здесь происходит?". Но ответа опять не было. Безмолвный Холм не хотел опровергать своё название.
Всё здесь "не так". Абсолютно всё! Эти картины на стенах... они неправильны и... и... ненормальны. Странная дыра на ровном металлическом полу; портрет директора госпиталя; сама больница, стоящая посреди пустоши...

"1880г. Больница «Небесный Ручей». Построена в разгар эпидемии чумы, бушевавшей в этих местах..

Позже была расширена и преобразована".

Джеймс поймал себя на том, что, читая таблички, он пытается оттянуть момент, когда ему придётся войти в коридор за спиной. Но это было неизбежно - у него просто нет выбора.
Как же там холодно...

***

Джеймс шёл, бежал, потом снова переходил на шаг. Грязный потолок и скользкий пол уводили человека вглубь, ровно и монотонно понижаясь.
Стены не менялись, и их зеленоватый оттенок начинал дразнить глаза. Джеймс остановился и посмотрел назад. Темнота... Точно такая же, как и впереди, по бокам, под потолком, под ногами... Темнота подобралась вплотную, схватив за шею и проведя сквозняком по волосам.
Мелькнула мысль: что будет если... Не думай об этом. Что будет, если... фонарик потухнет?
Джеймс вздрогнул и ускорил шаг. Вниз, вниз, вниз... Глаза слипались от однообразия окружающей реальности. Голова неприятно кружилась.
Луч фонарика бледнел, оставляя наступающему мраку всё больше и больше жизненного пространства. Свет пожелтел. Джеймс с ужасом ждал той минуты, когда батарейка испустит свой последний вздох. Да, у него есть запасные... Но... он чувствовал, что стоит опуститься тьме, и он в ту же секунду сойдёт с ума.
Луч заморгал. А коридор продолжался, продолжался, продолжался...
В глазах потемнело и Джеймсу даже показалось, что фонарик потух. Мысли обжигали, как раскалённый металл - одна сильнее другой.
Внезапно Джеймс поймал себя на том, что его глаза закрыты.

Когда он их открыл, фонарик уже горел нормально. Сквозняк исчез. Узкий ход перестал понижаться, а пол - выровнялся. В нескольких шагах впереди виднелась заплесневелая дверь - петли скрипнули, проворачивая тяжёлую раму.
Он пришёл.
Но куда?

 

 

Глава VII: "Заложник ускользающей истины"

 

Часть первая: «Колодец, наполненный страхом»

 

Комната была совсем маленькой и, словно подчёркивая тесноту помещения, все стены были покрыты толстым слоем грязи и... новыми картинами.
Столь же странными и ненормальными, как и в музее наверху:
"Пир богов" - какие-то люди, один из них в белом...
"Смерть от сажания на кол" – маленькие фигурки, скорчившиеся от невообразимых мук. Боль, нанизанная на грязные заострённые палки...
"Тюрьма Толука" - небольшое строение на фоне кроваво-красного неба.
На рисунке тюрьма удивительно походила на музей Исторического общества, хотя... нужно говорить наоборот – здание общества удивительно походило на тюрьму. Но... почему тюрьма оказалась под землёй? Такой длинный спуск вниз...
«В этом месте логика бессильна...»
Он ещё раз обвёл глазами комнату. Впереди виднелась одна-единственная дверь, а справа стоял небольшой металлический стол, на котором лежало несколько разрозненных листков.
Бумаги датировались началом девятнадцатого столетия, и на каждой стоял штемпель "Тюрьма Толука". Неужели это помещение было нетронутым… с позапрошлого века?!
Джеймс положил их на место и двинулся дальше. За дверью была развилка: два одинаковых коридора разбегались в разные стороны.
«Выбирать наудачу?»
Джеймс свернул налево и через несколько секунд уткнулся в очередную дверь.
Комнату он узнал с первого взгляда, хотя в начале отказывался верить своим глазам. Картина в музее не врала. Прямо в центре

пола была дыра. Джеймс подошёл ближе и посветил фонариком. Ноль. Был только один способ выяснить, что там внизу... Джеймс усмехнулся и понял, что окончательно свихнулся. Прыгать бессмысленно. Более того - самоубийственно.
Он нащупал рукой обломок кирпича и бросил его вниз. Тишина ничуть не изменилась. Либо у ямы нет дна, либо там находится что-то... Мягкое?
«К чёрту смерть! Да что она сможет забрать у меня?!»
Прыжок... Свет остался где-то наверху...

***

Джеймс открыл глаза и с удивлением обнаружил, что всё ещё жив. Он осторожно пошевелился - всё в норме. И даже боли нет.
Он медленно поднялся, с трудом ворочая занемевшими конечностями. Фонарик валялся рядом и светил в стену, - Джеймс поднял его и провёл лучом по кругу. Теперь понятно, где он оказался.
В колодце.
К счастью - высохшем, если не считать тонкого слоя воды. Каменные стены были абсолютно гладкими и невероятно скользкими. Пытаться по ним забраться - пустая затея. Джеймс обошёл днище колодца по окружности, пытаясь придумать хоть что-нибудь. Дрожа от холода в своей каменной ловушке, человек силился рассуждать логически. Не получилось - ответа так и не было. Лишь одна мысль никак не хотела уходить - о том, как через несколько лет кто-то найдёт его сгнившее тело...
Внезапно всё прошло. Ужас, паника, отчаяние. Всё исчезло в один миг, едва слабый ветерок коснулся лица. Ветер... Откуда ЗДЕСЬ ветер? Но факт очевиден.
Джеймс ещё раз обошёл этот каменный капкан, ведя рукой по скользким кирпичам. И оказался прав - мокрая ладонь сразу уловила поток воздуха, сочащийся извне. За стеной была пустота.

Он отступил на шаг, одновременно поднимая пистолет. От выстрела несколько камней разлетелись на куски, а остальные стали легко ворочаться руками. Джеймс работал как заведённый, разрушая кладку и вырывая камни из размякшего цемента. Он сорвал несколько ногтей, но не отступил. Дело пошло быстрее, и вскоре проход уже мог пропустить через себя человека.
Джеймс вывалился из проделанного отверстия и лишь с большим трудом упал на колени, а не плашмя. Здесь было гораздо больше воды. Слева высилась решётка, но она не интересовала истерзанного мужчину. Поток воздуха шёл не оттуда.
Мутная вода хлюпала под ногами, раздражая и утомляя. Но путешествие было недолгим - двойной уступ поднял его выше уровня воды; тут же была и дверь. Очередная комната...
Едва Джеймс проник туда, как внезапный приступ головокружения вынудил его схватиться за стену. Он стоял на решётке, под которой чернела пустота, но это была не главная причина недомогания. Двери... Они были расположены вдоль направления взгляда. И всё выглядело так, словно... словно коридор поставлен вертикально.
«Тогда на чём же я стою?»
Джеймс глянул под ноги и увидел замок и пару ржавых петель. Так и есть. Пол был... дверью.
«Ведь это тюрьма. Решётки перегораживают все важные коридоры, чтобы осложнить побег. Но почему коридор расположен стоймя?»
Ничего не соображая, Джеймс отступил назад в коридор и, расположившись на полу, попытался открыть эти напольные двери. Замок был заперт, но сломался, едва его рванули посильнее. Скрип петель разлетелся по всем направлениям, резанув слух этим уродливым стоном трущегося металла.
«Опять прыгать?..»
Джеймс схватился за прутья и осторожно свесился вниз. Тьма была настолько плотной, что кончиков собственных ботинок уже не

было видно. Отбросив прочь мысли о смерти, Джеймс разжал пальцы и во второй раз с головой погрузился во мрак...


Часть вторая: «Гнев слабых»


На сей раз, пробуждение было намного болезненнее - ныла каждая мышца в отдельности. Джеймс со стоном перевернулся на спину и попытался сесть. Удалось это не сразу. Ещё толком не разлепив глаз, он уже рассматривал помещение, в котором очутился. Оно было довольно большим... Огромным, если сравнивать его с предыдущими. Потолок нависал массивным серым пятном, изредка поддерживаемым тёмными монолитами колонн. Повсюду стояли столы, стулья; валялись битые тарелки и погнутые ложки.
«Столовая...»
Джеймс перевёл луч влево...
Эдди прищурился от яркого света и загородил лицо рукой:
- Убить кого-то не составляет труда... просто подносишь пистолет к голове и... Паф! – последнее слово он произнес нараспев, и в его глазах чётко обозначились тусклые огоньки накатывающего безумия.
В руках у парня виднелся револьвер просто огромных размеров – «Магнум», насколько позволяли судить познания Джеймса. Чудовищный калибр, отдача такая, что может сломать запястье неопытному стрелку...
Оцепенение ещё больше завладело телом, когда он увидел труп, уткнувшийся носом в крышку стола, за которым сидел. Запёкшееся месиво из мозговой жидкости и крови тёмной массой растекалось от простреленного черепа. Этот парень был мертв... С гарантией.
- Эдди. Ты... Это ты убил его?
- Но... это же не моя вина. Он сам заставил меня сделать это! -

возмутился Эдди.
- Успокойся... Просто расскажи мне, что произошло.
- Ну, этот парень... Я ему ничего не делал! Он просто пришел после меня. Смотрел и улыбался. Я видел это молчаливое презрение в его глазах! Впрочем, как и у всех остальных!!!
- Остальных? И, что... Поэтому ты его и убил?!
- Что значит "поэтому"?! – взревел тот и поднялся на ноги.
- Эдди, ты не можешь убивать кого-либо только потому, что он на тебя не так посмотрел!
- Ну да! А почему бы и нет? Все просто вытирают об меня ноги, как и этот идиот! Он поступил так же, как и все остальные!! И получил то же, что и все остальные.
- Эдди! - Джеймс повысил голос, почувствовав, что теряет контроль над ситуацией.
- Я просто пошутил, Джеймс, - Эдди натянуто улыбнулся. - Он уже был мертв, когда я пришел сюда. Честно. О, я должен идти, прости... - он посмотрел за спину Джеймса и направился к выходу из столовой.

***

«Псих. Все люди тут - психи. Только монстры кажутся уместными. Интересно, а как я выгляжу в глазах остальных? Безумец, ищущий мёртвую жену... Я такой же ненормальный, как и все? Не знаю... Я просто не знаю».

Когда-то это помещение являлось столовой. На одной из боковых стен было меню, написанное мелом на зеленой школьной доске. Но вот что странно – там стояло число, 18 марта 1956 года, когда наверху, в журнале, стояла дата начала девятнадцатого века. Джеймс отчетливо это помнил.
- Что за чёрт?
На доске также были перечислены блюда, которые будто

издевались над ним, дразня пустой желудок: горячий чилли, банановый пудинг, франкфуртские рулеты... Когда в тюрьме готовили такие обеды? Впрочем, если и готовили, сейчас от них даже запаха не осталось.
Джеймс прошел в дальний конец помещения, где вроде бы висело зеркало. Но его отражения там не было. Он подошел ближе и протянул руку...
«Это не зеркало...»
Картина, на которой изображена столовая в мельчайших подробностях, включая труп с простреленной головой...
Но, но... КАК??? Каким образом на картине оказалось тело..?
Присмотревшись внимательнее, он заметил отличия – совсем незначительные, но пугающие до дрожи. Одежда на трупе была совсем другая.
«Какого чёрта на картине нарисована моя одежда?!»

***

В коридоре за столовой было темно. Очень. И подозрительные шумы доносились из этого мрака, – словно острые когти скребли металл.
В темноте плавно очертились контуры врага, обуреваемого желанием смерти непрошеного гостя. На счастье Джеймса, оно было неуклюжим, и когда до человека осталось метров пятнадцать, существо задело ногой выступающий из стены огрызок трубы и рухнуло на пол.
Но Джеймс знал, что тварь скоро поднимется, и поэтому, вскинув пистолет, вогнал несколько пуль в распластавшееся тело.
Однако звуки не прекратились, – скорее усилились. Захрипело и радио – с запозданием, как и всегда.
Выстрел во тьму, еще один. Тихое хлюпанье, когда свинец врубался во что-то мягкое и живое...
Кажется, в пистолете не осталось патронов, и теперь Джеймс

точно знал что ему делать – бежать, бежать пока есть силы. Уже в движении он выкинул пустую обойму и вставил новую.

***

Первая дверь, встретившаяся на его пути, была заперта, но вторая поддалась сразу. Он вбежал внутрь и заперся, подперев ручку куском ржавой арматуры.
Это была подсобка – по всему потолку шла череда труб, внутри которых слышалось еле слышное шуршание.
«Крысы».
Кроме шуршания, единственным звуком в комнате был стук мерно падающих капель. В луче фонаря они напоминали бусинки красного жемчуга. Вековая ржавчина окрасила воду в неестественно яркий цвет.
В дверь ударили. Сила атаки была столь велика, что арматура согнулась, а в замке хрустнул металл.
Джеймс быстро оглядел комнатку, но выхода не было.
Удар в дверь повторился, и подпорка лопнула с диким лязгом. Ещё одна попытка – и всё.
Глаза снова пробежались по интерьерам в поисках спасения. Через мгновение взгляд остановился на небольшой решётке, крепившейся к противоположной от двери стене. Джеймс спрятал пистолет и схватил подвернувшийся металлический табурет. Решётка сдалась с двух ударов, и мужчина отбросил погнутую железку в сторону. Когда на дверь обрушился очередной удар, Джеймс уже перебрался в смежную комнату, с трудом перевалившись через образовавшееся «окно».
Дальше была целая череда бойлерных, пол которых был завален непонятными железками, остатками паровых котлов и обрывками истлевшей одежды. Джеймс обыскивал каждую комнату, в тайной надежде обнаружить что-нибудь полезное.

Вскоре удача улыбнулась ему – фонарь упёрся в табличку «Оружейная».
Все полки в комнате были сломаны, ящики из-под патронов пусты, стекло, за которым находились ружья, - выбито. Два ружья из трех были в нерабочем состоянии: ствол одного изогнут буквой «г», а у другого он просто отсутствовал.
Но с третьим все было в порядке.
Мужчина повертел находку в руках. Хорошее приобретение – надёжная вещь, подходящая убойная сила, целый коробок патронов, которые он тут же разложил по карманам.
Ружьё зажато в руках, а пистолет заткнут за пояс – можно уходить. Но тут что-то привлекло его внимание.
Журнал. Относительно новый – бумага даже не успела пожелтеть, а обложка – покрыться пылью...

"Озеро Толука - излюбленное место туристов. Но чистое и красивое озеро имеет также и обратную сторону. Вероятно, это будет выглядеть как обычная история о призраках, которую можно услышать в любом из старых городов страны. Но эта история - не легенда, а чистая правда.
В один туманный ноябрьский день 1918 года, корабль «Маленькая Баронесса» с туристами на борту не вернулся в порт. В газетной статье позже написали: «Скорее всего, судно утонуло по какой-то неизвестной причине. Но несмотря на усиленные поиски, ни один фрагмент судна и ни одно из тел 14-ти пассажиров и команды не найдены и по сей день...»
В 1939 произошел подобный инцидент..."
- дальше несколько страниц отсутствовали.

"Множество тел покоятся на дне этого озера. Их костлявые руки тянутся к лодкам, проплывающим по нему, и возможно они иногда достигают своей цели..."

«Любопытно, почему я не слышал всего этого раньше?»
Рай для туристов теперь напоминал бойню...

Блуждая среди камер заключенных, Джеймсу иногда попадались ползучие твари неопределённой формы, которых он убивал выстрелом в упор. Дробь вырывала из скользких тел куски мяса, кровавым фейерверком разлетавшиеся по сторонам и пачкающие стены и пол.
Со стороны некоторых запертых камер доносились странные звуки, напоминающие чьё-то бормотание. Но увы – мрак темниц не мог нарушить даже фонарик. Однако залп дроби заставлял звуки утихнуть.
Но больше всего Джеймса напугала камера с раскиданными книгами. Это были старинные манускрипты по призыву демонов. Все эти книги беспокоили его. И дверь в камеру была открыта...

***

В поисках выхода Джеймс наткнулся на железный люк в полу. Пламя у поднесенной к нему зажигалки потянулось вниз, ведомое невидимым потоком воздуха. Значит, там есть ход.
Люк был тяжёл, и мужчине пришлось воспользоваться ружьём в качестве рычага. Вскоре задача была выполнена – в полу открылась квадратная дыра.
Посветив туда фонариком можно было увидеть, что ход идет вертикально вниз, но насколько глубоко – неизвестно. Джеймс наклонился, чтобы прислушаться, но вдруг из кармана выпал патрон. Через несколько секунд эхо принесло из глубины звонкий удар - высоковато...
Он начал аккуратно спускаться. Ноги упёрлись в одну из стен, а спина - в противоположную. Человек медленно заскользил вниз, перебирая ногами по бетону. Но, миновав несколько метров, подошва угодила во что-то скользкое, прилипшее к стене, и тьма перед глазами начала неистово вращаться от долгого падения в бездну...

***

Первое, что почувствовал Джеймс, когда очнулся, – отвратительный запах разлагающихся тел.
«Морг...»
Кругом из зияющих дыр в стенах торчали ноги мертвецов, сплошь покрытые трупными пятнами. Небольшой столик для вскрытий заляпан кровью.
Зажав нос ладонью, Джеймс выбежал из морга и увидел впереди лифт. Огромный подъёмник, какие бывают только в шахтах по добыче угля.
Он отправлялся вниз...

 

 

Глава VIII: "Катакомбы забытых грехов"

 

Часть первая: «Пустота»

 

Ржавая клеть лифта ожила и медленно поползла вниз, отмечая глухим ударом каждый преодолённый метр. Старые механизмы трещали, и Джеймс всё ждал падения... Но спуск продолжался.
С каждым мгновением воздух становился теплее. Он сгущался и уплотнялся… Страх концентрировался, и пот градом повалил с воспалённого лба. Джеймс прислонился спиной к сетке и медленно сполз на пол. Сказалась накопленная усталость. Сказались километры бесконечного тумана. Внесли свой вклад трупы, стоящие перед глазами. И Мария...
Кто она... была? Он так и не выяснил этого. Сейчас даже сомневался в её существовании... Всё что от неё осталось - лишь мягкий голос, запавший в душу, и глаза... Они, казалось, не имели цвета, но точно магнитом притягивали взор, погружали в невероятно глубокую бездну чувств, наполняли душу чужими переживаниями, ощущениями...
Джеймс в полудрёме пошарил по карманам и извлёк оттуда фотографию. Мэри по-прежнему великолепна, но... каждая чёрточка её лица напоминает ему о недавней утрате. Мэри... Мария. Даже имена схожи.
Прошлое стояло как в тумане. Город... треск и змеиное шипение старого радио... олузатопленные подвалы апартаментов... сырые стены госпиталя... вечный мрак и холод подземной тюрьмы, из которой уже никто не выберется наверх... и фото той, чей образ привёл его сюда.
Когда он открыл глаза, лифт уже остановился, а тяжёлые двери распахнулись. Тело болело и ныло. Каждая мышца противилась желанию встать.
Джеймс перевалился на колени и поднялся. Нащупал фото в

кармане и это придало немного сил... Но он абсолютно не помнил как положил его туда.
Очередная комната – тёмная как ночь. Под ногами что-то хрустело, но Джеймс не нашёл в себе смелости посмотреть что именно. Он воспринимал всё как во сне и реальность казалась ему ничуть не страшнее ночных кошмаров. Стоило только открыть глаза...

Один единственный выход. Боже! Он уже запутался в этих бесконечных коридорах, дверях, переходах, закоулках, стенах, поворотах...
Коридоры. Бесконечные коридоры... Как тяжело слушать эхо собственных шагов. Тяжело шагать по этим муравьиным ходам, ощущая как нечто холодное и безжизненное навсегда завладевает сознанием.
Джеймс глубоко вздохнул и продолжил монотонную прогулку. Раз, два, три четыре, пять, шесть... Шаг за шагом. Вдох. Выдох. Мёртвый воздух безликих пространств давил на глаза, словно пытаясь продавить их внутрь черепа. Он на секунду опустил веки...
...вентилятор медленно вращался, звонким лязгом выводя человека из транса. Джеймс заморгал и стал испуганно озираться по сторонам. Как он пришёл сюда..? Когда..?
Помещение напоминало бойню. На небольшой деревянной тумбе лежал тесак палача. Лезвие густо покрыто кровью, которая стекала на опору бурыми дорожками, образуя лужицу. Стены... местами покрыты чем-то неопределённым, и источают отвратительный запах гниющей плоти.
Джеймс подумал, что его сейчас вырвет, но в желудке не было ни крошки. Мужчина повернулся и быстро зашагал прочь, пытаясь отогнать подпёрший горло комок. А за его спиной лопасти вентилятора продолжали смешивать тяжёлый воздух подземелья

с удушающим смрадом чьих-то разлагающихся останков...

Всплески воды захватили его слух полностью. Хлюп, хлюп... Словно волны бьются о прибрежные камни.
Озеро...?
Нет.
Кажется, нет.
Глаза застилал красный туман, пульсирующий и вспыхивающий с каждым ударом сердца. Джеймс не чувствовал никаких запахов, не ощущал, как мокрые штанины облепили его ноги, не ведал накапливающейся усталости. Лишь только красный туман перед глазами и отвратительное хлюпанье... изредка прерываемое предвестниками беды – шепотами и хрипами старого радиоприёмника... В этот момент он был близок к безумию.
Когда он снова пришёл в себя, то обнаружил, что стоит посередине какой-то комнаты. Кубической, и с абсолютно ровными стенами. На каждой из них было нарисовано стилизованное изображение человеческого лица с горящими угольками глаз. Холодно... Всё это уж больно напоминало какой-то неведомый склеп.
- Что происходит?! – заорал Джеймс в пустоту, но лишь слабое эхо было ему ответом. Эхо и шуршание сквозняка, обдувающего истлевшие стены...
Джеймс зашагал вперёд, минуя ещё одну комнату. Воздух резко потеплел. Но в следующий миг он совершенно забыл об этом...


Часть вторая: «Оскал твоего прошлого»


Комната была разделена решеткой на две части. Очередная тюремная камера. За преградой стояла кровать, посередине - стул, а на нем ...
... совершенно здоровая и живая, Мария пристально смотрела на Джеймса и улыбалась.

Когда мужчина отошел от первого потрясения, то подбежал к решётке:
- Мария! Ты жива! Я... Я думал... что тот монстр убил тебя!
Девушка, казалось, его не слушала. Джеймс немного успокоился и присел на стул, стоящий неподалеку от решетки с его стороны.
- Этот монстр, он... проткнул тебя насквозь своим копьём! Там было столько крови!..
Мария подалась вперед, отчего ее глаза на мгновение превратились в чёрные провалы:
- Джеймс, дорогой, все в порядке?
- Когда мы бежали к лифту, в больнице, ты не успела и тот палач... - он замолк, поразившись теплоте и отстраненности ее взгляда.
- После того, как мы расстались в том длинном коридоре? - она кивнула и вежливо спросила. – Ты путаешь меня с кем-то?
Мягкая, чуть дразнящая улыбка не сходила с ее лица. Джеймс шумно выдохнул:
- Неужели ты ничего не помнишь?
- Я – нет. А вот ты всегда был забывчивым, - Мария приглушенно рассмеялась. – Помнишь время, проведенное в отеле?
Джеймс с нарастающим чувством тревоги смотрел в ее без


Дата добавления: 2015-10-28; просмотров: 320 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Quot;Здесь была дыра. Теперь же она просто исчезла".| ПОКИНУТЫЙ ПРИЮТ

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.179 сек.)