Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 49

 

Поверхность тут же забурлила. Шэд молниеносно схватился за копье почти у самого наконечника и крикнул: — Хватай другой конец и держи крепче!

Склонившись над болотом и держась только одной лапой, Шэд другой потянулся за цепью и умудрился ухватить ее.

— Все! Тащите обратно, скорее! Они быстро подняли его из почти горизонтального положения, в котором он вылавливал цепь, и дружно потянули за нее. Пончик показался на поверхности, он изо всех сил продолжал сжимать цепь, отплевываясь грязью и отбиваясь от скользких рептилий:

— Вытащите, тьфу… вытащите меня отсюда! Бе‑е, какая гадость! Быстрее, я не могу больше!

Шэд и Перекоп подхватили его и рывком подняли на выступ, а Краклин с Пижмой тут же принялись вытирать с него грязь.

— Все, дружок, успокойся, — утешал дрожащего бельчонка Шэд. — Все самое страшное позади.

Бросив последний взгляд на болото и мутноглазых монстров, они по очереди полезли в кротовый туннель.

— А он точно выведет нас к свету? — с сомнением спросил поваренок, вытирая глаза от грязи.

— Уж можешь мне поверрить, все крротовые ходы ведут к свету! — заверил его Перекоп.

Подъем был крутой, вначале почва под ногами скользила, пропитанная болотными испарениями, но постепенно стало суше. Начали попадаться корни деревьев, вросшие достаточно глубоко, и за них можно было цепляться, что несколько облегчало продвижение вверх.

— Это один из древнейших кротовых туннелей, — объясняла попутно Краклин. — Я читала об этом. Для того чтобы затопить Котир, кроты прорыли несколько таких, а потом русло реки повернули так, чтобы вода по этим туннелям ринулась вниз и затопила страшную крепость.

Пижма, которая поднималась следом за Краклин, усмехнулась:

— Все это очень интересно, моя дорогая, но не могла бы ты ступать немного осторожнее, чтобы земля не сыпалась все время мне за шиворот?

Вдруг поваренок Пончик, который взбирался первым после Перекопа, радостно заверещал:

— Воздух! Свежий воздух! Я не могу в это поверить, наконец‑то я чувствую свежий воздух! Неужели мы и вправду выберемся?!

Они подналегли и уже через несколько минут оказались на лужайке аббатства, освещенной лунным светом. И хотя все они очень устали, их радости не было предела. Больше всех веселился Пончик, он прыгал выше головы и кричал во все горло:

— Свежий воздух, любимый мой свежий воздух! Травка, любимая моя зеленая травка! О жизнь, ты прекрасна, прекрасна!!!

Перекоп, который привык много времени проводить под землей, с доброй усмешкой поглядывал на восторженного бельчонка:

— А как же сокрровища, господин? Помнится, вы говоррили, что это очень важно… А рразве нужны они вам теперрь, хурр‑хурр?

— Еще бы не нужны! — неожиданно отпарировал Пончик. — Они у меня с собой, все, что собрал, до последнего камешка!

— Как? — удивленно ахнули Краклин и Пижма. — Неужели ты не выпустил их из лап даже в болоте?



— А почему, вы думаете, я поехал вниз по цепи? — подмигнул Пончик. — Неужели вы считаете, что я такой толстяк? Это все заветный мешочек!

— Ах ты хитрец! — воскликнул Шэд.

В этот момент Пончик ступил на лунную дорожку, и все на минуту замерли, пораженные. А потом покатились со смеху.

— Что? Что такое случилось? — не понял он.

— Ты… ты… — пыталась объяснить Краклин, вытирая выступившие от смеха слезы, — ты только посмотри на себя, зеленый лягушонок!

Пончик опустил глаза: присохшая болотная грязь, покрывающая его с ног до головы, светилась ярко‑зеленым в бледном лунном свете. Он удивленно открыл рот, а потом еще радостнее гикнул:

— Я зеленый! Нет, вы только посмотрите, я совершенно зеленый! Класс‑то какой!

И он принялся скакать по лужайке, выделывая смешные кренделя и коленца. Друзья просто лопались от хохота. Наконец Пончик взмахнул зеленой лапой:

— А теперь — на кухню! Нам надо хорошенько подкрепиться!

На кухне ласково потрескивал костер. Руссано мирно спал в колыбели, Матушка Хлопотунья бережно покачивала ее одной лапой и сама подремывала. Вот барсучонок повернулся, открыл глаза и тут же сел, а потом встал в колыбели, путаясь в длинной пижаме и указывая на дверь:

Загрузка...

— Ня‑ня!

— А? Что? — не поняла спросонок Матушка Хлопотунья, потирая глаза. — Что ты сказал, малыш? А‑а‑а!!! Что это, Великие Сезоны?

В дверях стоял Пончик, широко улыбаясь и гордо сверкая фосфоресцирующей болотной зеленью:

— Это я, Матушка, я!

— Пончик! Ну наконец‑то! И остальные с тобой! Вот радость‑то! Мы вас обыскались. Проходите, выпейте октябрьского эля и расскажите, что случилось.

— После, Матушка, после мы все расскажем, а сейчас мы так голодны, будто не ели целую жизнь!

Руссано весело хихикал в колыбельке, пока все усаживались за стол. На кухню чинно вошли Орокка и Таунок. Пижма радостно улыбнулась им:

— Доброй ночи, мои дорогие! Как поживаете? Как ваши совята?

Таунок с достоинством поклонился, глаза его светились теплом.

— У нас все хорошо, настоятельница. Позвольте выразить глубокую радость по поводу вашего возвращения. Добро пожаловать назад в аббатство!

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 85 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 38 | ГЛАВА 39 | ГЛАВА 40 | ГЛАВА 41 | ГЛАВА 42 | ГЛАВА 43 | ГЛАВА 44 | ГЛАВА 45 | ГЛАВА 46 | ГЛАВА 47 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 48| ГЛАВА 50

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.022 сек.)