Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

волчье воспитание.

Читайте также:
  1. Печатается по: Бехтерев В. М.Внушение и воспитание. СПб., 1912.
  2. Суровое воспитание. Религия и отношение к сексу

ДОПОЛНЕНИЕ К МОИМ ВОСПОМИНАНИЯМ О ПРОШЕДШИХ ГОДАХ ЖИЗНИ (1937-2014 годы)

ВСТУПЛЕНИЕ.

В своих предыдущих воспоминаниях я довольно подробно описал три периода моей жизни (детство, учеба в школе, учеба в военном училище, служба в армии и жизнь на пенсии). Но сейчас жизнь продолжается, вспоминаются отдельные моменты, ранее не описанные мною, и я решил написать дополнение к моим воспоминаниям. Они, мне кажется, заинтересуют вас, ведь читать реальные моменты из жизни гораздо интереснее, чем выдуманные в художественной литературе.

Я опять даю вам некоторые рекомендации, пожелания, рецепты, полезные советы для молодежи, которая только набирается опыта жизни и делает непростительные ошибки. Запомните простую истину: никогда повторно не наступайте на одни и те же грабли. Прежде чем что-то делать, сто раз подумайте, и только после этого принимайте взвешенное решение.

Я часто задумываюсь над своими ошибками, упущениями, недоработками, которые совершил в молодости. А произошли они из-за того, что некому было вовремя подсказать, направить, предупредить, да еще, к сожалению, в молодости мы мало прислушиваемся к советам старших, считаем себя слишком «умными». Я пишу эти строки на примере моего внука Володи, который тоже бурчит, когда я начинаю его чему-то учить. Жизнь устроена так, что мы начинаем что-то понимать и чувствовать только тогда, когда получаем шишки на лбу, притом болезненные. Конечно, эта практика порочная, но она, к сожалению, существует сплошь и рядом. Переломить ситуацию может каждый индивидуально. Надо только больше думать о своей жизни, о последствиях своих поступков, о перспективах на будущее, и все будет нормально.

Дополнения также состоят из четырех частей.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.Детство и юность. Учеба в школе (1937-1954 годы).

Мое детство.Я удивляюсь, какой же я был маленький, когда началась война, ведь мне было всего четыре годика. Сейчас я смотрю на нашего правнучка Егорку (сына нашей внучки Оксаны, которому в феврале 2014 года исполнилось четыре годика), и сравниваю его с собой. Не верится, но я хорошо запомнил первые часы оккупации нашего села Зеленый Гай немцами, когда они зашли к нам во двор, и заехала какая-то бронемашина. А ведь были впереди три года мучений, лишений, унижений и голода. Всё мы пережили, перестрадали и вышли победителями. К счастью, мы остались живы.

После освобождения нашего села от немцев (в ночь с 7 на 8 марта 1944 года) мне было около 7 лет. Мне запомнились многие моменты первых часов и дней после освобождения, радость и ликование жителей села. На полигоне, в садах сельчан и даже у нас во дворе валялись груды исковерканного оружия, неразорвавшихся боеприпасов, сожженной и подбитой боевой техники, разбитых мотоциклов и велосипедов, с которых мы, ребятня, снимали фары, разноцветные стекла и другие блестящие детали. А патронов было такое множество, что у нас глаза разбегались. У нас в зарослях сирени валялись ящики с патронами, а россыпи было несчетное количество.



Военное командование начало предупреждать всех родителей, чтобы они не пускали своих детей на полигон и в сады, так как появились первые случаи подрыва малых детей со смертельным исходом.

Я с соседским парнем Леней Овчаренко собирал фары, разноцветные стекла, подсветку, да и патроны тоже, и мы игрались с ними. Мы строили из разбросанных по дворам деталей и частей различные укрепления с бойницами, устанавливали в них винтовки и автоматы и играли в войну. Моя мама, отлично помню, заметила наши опасные игры, отругала меня, как следует, и больше я с оружием не игрался.

Военные саперы сразу же начали обезвреживать взрывчатку, собирали патроны, снаряды и мины, а тягачи стаскивали разбитую боевую технику на площадку в районе железнодорожной станции Моисеевка. Я до сих пор помню гигантские горы исковерканной боевой техники, которую затем грузили на железнодорожные платформы и отправляли в Кривой Рог на переплавку.

Загрузка...

Так как наступала весна, а трупов было очень много, все взрослые жители села (в основном женщины и подростки) вышли на сбор и захоронение трупов. Конечно, зрелище было не для слабонервных, когда хоронили не тела, а фрагменты солдатских тел. Советских солдат хоронили с почестями в братских могилах, а трупы немцев зарывали, как собак. До такой степени была злость на них за все их злодеяния и причиненные страдания и унижения.

Помню, как через село гнали колонну пленных немцев и сельчане плевали им вслед. Немцев гнали в Кривой Рог на восстановление города, рудничных шахт и заводов. По рассказам жителей города Самары, где мы сейчас живем, здесь также работали пленные немцы, которых кормили впроголодь, многие не выдерживали такой нагрузки и умирали. Чего хотели, то и получили, хотя, конечно, многие немцы воевали по принуждению, особенно старшее поколение. Остались на всю жизнь эти страшные воспоминания.

Освобождение Кривого Рога и нашего села от немцев. Прошло ровно 70 лет с того замечательного события (февраль-март 1944 года), и все моменты нашего освобождения вспоминаются мною с особой точностью.

Немецко-фашистское командование, пытаясь любыми путями удержать Криворожский рудный бассейн, перебросило в район Кривого Рога четыре танковые, моторизованные и две пехотные дивизии вермахта из Западной Европы, а также значительные силы с соседских участков фронта. Оно намеривалось нанести ряд контрударов, чтобы потом развить их в контрнаступление и отбросить советские войска за Днепр. Жестокие, кровопролитные бои с большим количеством потерь с обеих сторон шли с 24 октября 1943 года по 22 февраля 1944 года. Войска 2-го и 3-го Украинских фронтов вначале успешно отражали удары немецких танковых дивизий, но потом, ослабленные в боях, вынуждены были отойти на реку Ингулец. Потеснить советские войска дальше, к Днепру, врагу не удалось. Понеся слишком большие потери, он перешел к обороне.

Начиная с декабря 1943 года, наши фронты продолжали наступательные действия на криворожском и кировоградском направлениях. Были освобождены Днепропетровск, Днепродзержинск, Александрия, Знаменка и Пятихатки. Бои за освобождение Кривого Рога шли до февраля 1944 года. Войска 3-го Украинского фронта под командованием генерала (будущего Маршала Советского Союза, нашего освободителя) Р.Я. Малиновского 8 февраля заняли Апостолово и Никополь, а также Кировоград, а 22 февраля – город Кривой Рог. Первый прорвавшийся в город танк Т-34 установлен в Кривом Роге на площади Освобождения, недалеко от дома, где в настоящее время живут Вера, Лена, Женя и Софийка.

Село Зеленый Гай наши войска освободили утром 8 марта, хотя расстояние от Кривого Рога было 8 км. Бои шли страшные, в полном понимании этого слова. Это был настоящий ад. Наши войска применяли знаменитые «катюши», которые кого угодно запугают страшным грохотом и свистом улетающих ракет. Я удивляюсь, как мы остались живы в этой страшной мясорубке. Село наше, несмотря на страшные бои, особо не пострадало, так как основные бои шли на полигоне и в наших садах. Вся территория полигона и сады были завалены тысячами погибших советских и немецких солдат. Царство им небесное! Пусть им земля буден пухом! Я имею в виду наших советских солдат.

Дальше я буду описывать отдельные моменты моей жизни после нашего освобождения от немцев. Многое вспоминается, оценивается со «стариковской» точки зрения, иногда я удивляюсь своим ошибкам, упущениям, которые сейчас бы никогда не совершил. Поэтому я и хочу предостеречь вас, дорогие мои, от таких же ошибок

Бункер Сталина.Я находился на оккупированной немцами территории, а в это время (1941-1942 годы) в Куйбышеве соорудили сверхсекретный объект – бункер Сталина. В 1991 году, когда Куйбышев переименовали обратно в Самару, в центре города для посетителей был открыт объект, о котором на протяжении полувека знали только несколько человек.

Бункер Сталина – самое глубокое сооружение времен Второй мировой войны. Подземные сталинские апартаменты свидетельствуют о том, что главнокомандующий советскими войсками из-за угрозы захвата немцами Москвы не исключал возможности переезда в Куйбышев. В Куйбышев из Москвы было эвакуировано советское правительство, город был официально запасной столицей Советского Союза. Если бы Москва была взята врагом, руководство военными действиями осуществлялось бы с волжских берегов – из бункера.

Глубина бункера – 37 метров, это высота 12-этажного дома. Гигантская «нора» была выкопана менее чем за 9 месяцев круглосуточного труда. Работы были под контролем Берии. Бункер герметичен и рассчитан на полную автономность в течение пяти суток. Секретное подземелье представляет собой многоэтажное сооружение, снабженное лифтами. Бункер мог выдержать прямое попадание самой большой авиационной бомбы – над всем этим сооружением монолитный бетон толщиной три метра, песчаная прослойка и еще один метр бетона.

Бункер возводили лучшие специалисты страны – московские метростроевцы, а также донбасские шахтеры и простые рабочие. По неофициальным данным в сооружении бункера принимали участие заключенные, о судьбе которых стараются не говорить. Со всех была взята подписка о неразглашении государственной тайны, не имеющая срока давности.

Святая святых – комната Сталина. Выше четырех метров, она стилизована под кремлевский кабинет вождя: паркет, дубовые панели на стенах, массивный стол с зеленым сукном, лампа под белым колпаком, настенные бра и символ уюта и покоя – диван в белом чехле, столь напоминающем саван. В сталинской комнате по стенкам устроены подобия окон, задрапированные небесно-голубым шелком. А своды зала заседаний копируют перекрытия московской станции метро «Аэропорт».

Главный вопрос, который волнует всех, кто попадает в бункер: был ли здесь сам Сталин? По официальным данным, во время войны его здесь не было. Возможно, это лишь легенды, которые гласят, что вождь никуда из Москвы не уезжал. Однако это утверждение в настоящее время многими историками подвергается сомнению. Сейчас уже не секрет, что в нескольких кварталах от бункера жила во время эвакуации дочь Сталина Светлана. По некоторой информации, она во время бомбежек несколько раз пряталась в этом бункере. Отец любил свою дочь, вполне мог навестить ее в Куйбышеве и зайти в свой бункер. Вот такая краткая экскурсия в прошлое, которую я вам кратко рассказал.

Детские развлечения после освобождения. Все ребята нашего села ловили воробьев, которых мы почему – то не любили из-за того, что они клевали подсолнухи. Ловили мы их интересным способом. Я брал небольшую старую миску, пришедшую в негодность, переворачивал ее и подпирал короткой палочкой, к которой привязывал толстую нитку. Я насыпал около миски и под ней пшено или семечки и прятался в сарай, держась за конец нитки. Как только воробей начинал клевать зерна и запрыгивал под миску, я дергал за нитку, миска падала и воробей в западне. Аккуратно просунув руку под миску, я ловил воробья, сердце которого трепетало, как сумасшедшее (воробьи очень пугливые птицы). Немного подержав воробья в руке, я его отпускал на волю. Обычно ловлей воробьев занимались мы вдвоем с соседским мальчиком, одного возраста со мной. Интересное было развлечение для нас, ребятни. Играться с патронами и боеприпасами мы перестали, научились оценивать их опасность для нашей жизни.

Проблемы с игрушками в настоящее время. Я прочитал статью в газете «Комсомольская правда» о завале игрушек в современных детских комнатах, и решил написать свое мнение по этому важному вопросу. Сразу же вспомнилось мое тяжелое детство, и игрушки, которыми я игрался в то время. До войны (остались воспоминания) я игрался с различными обрезками досок и деревянными кубиками, которые мне давал мой папа. Во время войны приходилось играться с пустыми спичечными коробками и пустыми пачками из-под немецких сигарет, которые они выбрасывали во двор, а я их сразу же подбирал и прятал. После войны магазинных игрушек не было, поэтому все сельские дети игрались всем, что попадало им под руку: делали из катушек от ниток юлы, из алюминиевой проволоки крутили различные фигурки, из ученических ручек делали хлопушки, из бумаги мастерили самолетики, из носовых платков – парашюты и др. Девочки шили с помощью мам и бабушек простейшие куколки и игрались ими. Каждая игрушка была на вес золота.

А что творится сейчас? И в страшном сне не увидишь такого безобразия! Комнаты завалены игрушками. Для мишек, зайчиков, машинок, кукол впору снимать отдельную комнату, из конструкторов можно строить дачу. Игрушек горы. И от этого плохо и родителям и ребенку. У нашего правнучка Егорки игрушек точно полная комната. Каких только машин у него нет? Все, что есть в магазинах, у него есть дома. И, что интересно, он просит еще и еще. Игрушки теряют свою ценность, малыш не учится ценить то, что имеет. Он может легко сломать игрушку, забыть про нее. Когда много игрушек, практически невозможно выбрать любимую. А это важно, ведь у ребенка должны формироваться привязанности. А что выходит? Игрушки валяются повсюду, ребенок хватает то одну, то другую, не расстраивается, если они теряются или ломаются.

Есть много способов избавиться от излишков игрушек. Надо потихоньку убрать не нужные, которыми ребенок не играется длительное время. Вспомнит – вернуть. Не заметит – не нужны. Разобрать игрушки надо вместе. Высыпать все из коробок на пол, расставить все машинки, куколки на две кучки – нужные и не нужные. И обязательно спрашивать ребенка, почему он любит эту игрушку или почему готов с ней расстаться. Обычно это очень увлекает детей и учит принимать решения и делать выбор.

Хочется посоветовать мамам и папам: учите детей заботиться о вещах своим примером. Как вы сами заботитесь о своих «игрушках»? Где лежат ваши очки, телефоны, книги, вещи? Вот точно также и будут разложены машинки, куклы и конструкторы.

Питьевая вода – основа нашей жизни. Питьевую воду мы носили из колодца, расположенного в двухстах метрах от нашей хаты. Воду приходилось носить в ведрах на деревянном коромысле. Мне пришлось учиться поднимать коромысло с двумя ведрами на одно из моих плеч. Тяжело было, но быстро научился.

В наших соседей, рядом с нашим сараем, был глубокий колодец с журавлем, вода была чистая, но горькая и соленая, непригодная для питья и полива растений и деревьев. По-видимому, когда рыли колодец, попали в такую водную жилу, а в балке уровень воды был гораздо ниже, поэтому и вода была лучше. Так как с питьевой водой были проблемы (в ведрах не наносишься), то мама и Вера на огороде не высаживали капусту, помидоры, огурцы и баклажаны, которые Вера выписывала в небольших количествах в колхозе, где были поливные плантации.

Заготовка кормов для нашей коровы.Хочу написать более подробно о заготовке кормов для нашей кормилицы – коровки Зорьки. Я был сравнительно малым ребенком, учился в 4-7 классах, сил было маловато, оказать существенную помощь в заготовке кормов на зиму не мог. Но все же какую-то пользу я принес. Так мне кажется в настоящее время. Я по несколько раз в день ходил в колхозный сад и там рвал траву, набивал ею мешок, завязывал его, с трудом поднимал на плечи и нес домой. Траву я высыпал в тень, чтобы она не пересохла и не превратилась в труху. После каждой ходки (расстояние 1 км) я немного отдыхал и опять шел с такими же ребятами. За лето я приносил довольно много травы. Кроме того, в корм шли кукурузные побеги после уборки кочанов, которые мы рубили в поле, складывали на повозку и отвозили с поля домой. Дома также заготовляли кукурузные побеги с нашего огорода. В корм шла также вся трава после прополки огорода. Мы собирали буквально каждую травинку и складывали в общую кучу. Использовали также побеги от тыквы, листья со свеклы, шляпки от подсолнухов, опавшие листья с деревьев.

Кроме того, я рвал вручную много травы между нашими фруктовыми деревьями, на огороде, на полигоне, на склонах балки, в лесополосе, то есть во всех доступных местах, где росла трава. Рвать траву было сравнительно легко, когда шли дожди, и трава росла дуром, как говорят, но в засушливую погоду проблем с заготовкой корма было очень много. Приходилось искать траву в увлажненных местах, по оврагам и балкам. Насколько я помню, нам изредка привозили солому из колхоза, но коровка ела ее без особого удовольствия. Чаще всего солому использовали для топки печи и как подстилку для коровки в зимнее время.

Вот так, правдами и неправдами мы умудрялись заготовлять корм для коровки. Все с нетерпением ждали весну, чтобы выгнать ее на зеленую траву в поле. Наконец-то наши мучения и мучения коровки заканчивались. Особенно напряженная обстановка с кормами складывалась в голодные годы 1947-1948 годов, когда мне было всего 10 лет. Из-за сильнейшей засухи в Украине вся трава полностью выгорела, кормить скот было нечем. Я с болью вспоминаю время, когда ходил по грязи на кукурузное колхозное поле за железной дорогой, собирал там остатки после уборки кукурузы, и приносил нашей коровке. Она моментально всё съедала, и я опять шел за новой порцией корма.

Кто не жил в селе, тот не может себе представить, как жаль смотреть на коровку в сарае, когда она и-за сильного голода смотрит на тебя просящими глазами и тихонько мычит. От жалости сердце разрывается. Всё пришлось пережить и запомнилось на всю жизнь.

Чтобы спасти нашу коровку от голода, Вера со мной отогнала ее в соседское село Зеленую Балку к родителям Васи, мужа моей сестры Гали. Его папа работал в колхозе и имел возможность доставать корм. Вера со мной периодически (раз в неделю) ходила пешком в любую погоду в село и приносила немного сметаны, сливок, масла. Расстояние в одну сторону было 6 км. Весной мы забрали нашу коровку, и она перешла на подножный корм.

Заготовка дров для топки печки. Я часто задумываюсь над непростым вопросом, как мама и Вера отапливали в селе нашу плиту во время немецкой оккупации и в послевоенный период. Газа и электричества в то время и в помине не было. Приходилось топить плиту дровами, изредка углем и всем, что могло гореть. Во время войны мама не могла заготовлять дрова, и ей, по-видимому, дрова давали немцы, которым мама готовила еду.

Я писал в своих воспоминаниях, что мой папа перед войной посадил в селе на своем участке громадный фруктовый сад и несколько декоративных деревьев (осокорей и кленов) со стороны улицы. Во время войны многие деревья вырубили немцы, многие посекли снаряды, мины и бомбы, но основное количество деревьев все же осталось. Эти деревья и стали источником отопления нашей хаты и приготовления пищи. Сначала дрова заготовляли мама и Вера, помогал углем Вася, муж моей старшей сестры Гали, но позже, когда Вера вышла замуж и уехала с мужем в Литву, вся тяжесть заготовки топлива легла на мои детские плечи (мне было 10-14 лет).

В саду было множество сломанных и засохших деревьев и веток, сгнивших пеньков, которые я рубил, пилил, ломал, выкорчевывал. Из крупных, неподъемных стволов деревьев и веток я сначала рубил боковые ветки, которые затем рубил топором на мелкий хворост. А крупные, толстые обрубки я, по мере своих сил, рубил топором на мелкие чурки, которые можно было засунуть в печь. Сырые, свежие ветки рубить было сравнительно легко, а сухие – очень тяжело. Приходилось их пилить поперечной пилой, так как ручной пилы у меня не было. Рубить ветки приходилось часто, долго и нудно, ведь зима долгая, а топить печку приходилось ежедневно. Ну уж, когда плита разогревалась, становилась красной, от нее шел приятный согревающий тело и душу жар, становилось легче жить на белом свете. Мне очень нравилось сидеть в полутемной комнате и смотреть на потолок, по которому бегали зайчики и блики. Просто прелесть!

Очень тяжело приходилось выкорчевывать из земли пеньки деревьев. Многие подгнили, и их легко было выкапывать. Но были пеньки свежие, над которыми я долго мучился, пока их выкапывал. Игра стоила свеч, как говорят, так как пеньки с корнями хорошо и долго горели в печке и давали много тепла. Выкорчевать пенек полдела, другая половина этого изнуряющего труда – порубить его, ведь корни рубились очень тяжело. Сначала я отряхивал пенек от земли, давал ему немного подсохнуть, и затем раскалывал его с помощью топора и костылей, с помощью которых крепятся рельсы к шпалам. Надо было прорубить в пеньке небольшую трещину, в которую постепенно, друг за другом, я забивал костыли, которые рвали древесину на куски. А ведь силенок у меня было маловато, но все же я успешно справлялся с этой тяжелой работой.

В конце сада разросся сплошной непролазный вишняк, который я легко рубил на мелкий хворост. Дрова и хворост мы аккуратно складывали вдоль стены сарая на солнечной стороне для просушки. Сверху штабеля накрывали дерюгой для защиты от дождя. Работы было много, да еще настоящих инструментов для заготовки дров у нас не было. После развода Веры с ее мужем, положение с заготовкой дров улучшилось. Я стал более взрослым, и мы сравнительно легко пилили дрова поперечной плитой. Мне нравилось топить плиту соломой. Приходилось беспрерывно засовывать в печь небольшие жгуты соломы, которые быстро сгорали, но тепла давали много. Кроме всего вышеописанного, я собирал вдоль улицы и на поле, где паслись коровы, сухие лепешки навоза, которые хорошо горели. Приносил домой мешки этих лепешек. Приходилось использовать для топки печки сухие стебли кукурузы, подсолнуха, тыквы, сухую траву из поля (курай) и могое другое, что могло гореть и давать тепло и радость в нашей непростой сельской жизни.

О наших домашних котах.Знакомство с домашними котами началось у меня с детства. В селе было принято в каждой хате держать кота, который бы ловил мышей и был забавой для малышни. У нас длительное время жила черная кошка «Цыганка», которая отлично ловила мышей. Я помню, когда ночью слышался молниеносный бросок кошки и писк мыши. Все это было забавно и интересно для малышни, вроде меня. Наша кошка состарилась, и ее решили отвезти подальше от хаты и выбросить в поле. Мама завязала ее в мешок, и какой-то мужик отвез кошку в сторону военного лагеря. Какое же было наше удивление, когда через какое-то время кошка возвратилась домой. Как она могла ориентироваться в завязанном мешке?

Кошки удивительные животные, хищные и беспощадные со своими жертвами, поэтому и класс хищных зверей в природе называют породой «кошачьих». Кошки слышат и видят в ночное время на порядок лучше, чем люди. Кошки только на первый взгляд кажутся нам нежными, спокойными, пушистыми, а в другой обстановке, - это настоящие хищные звери.

Нашей черной кошке пришлось доживать у нас до самой смерти. В будущем, во время службы и многочисленных переездов из города в город и из квартиры на квартиру, у нас появился кот только в Самаре. После моей женитьбы в Виннице я некоторое время жил у Вали в однокомнатной квартире. У нее была кошка, которая свободно бродила по двору и регулярно рожала котят, которые я регулярно топил в ведре с водой. В Самаре у нас сначала был рыжий кот, но он трагически погиб, так как сорвался с 9-го этажа и разбился об асфальт. Ветврачи пытались его спасти, но не смогли и он умер. Ира любила этого кота и сильно плакала. Позже у нас был еще один кот, но он не прижился, так как не мог приучиться оправляться в лоток и гадил по всей квартире.

У Иры в новой квартире был очень красивый рыжий кот, но он заболел, и пришлось его усыпить. Сейчас у Оксаны (нашей внучки) живет чудная кошечка, чистоплотная, контактная и нежная. Вот такие истории с котами за мою бытность.

О нашем огороде.Я часто ночью прокручиваю в голове свою жизнь в селе Зеленый Гай в послевоенный период (1944-1951 годы), и чаще всего мне вспоминается наш большой огород и фруктовый сад около нашей сельской хаты. Единственными нашими кормильцами в то время были огород и наша коровка. Обрабатывать огород – нелегкое занятие. Его надо удобрить, вспахать плугом, забороновать и посадить картофель, кукурузу, подсолнух, просо, тыкву, посеять семена свеклы и мака. Так как огород был большой, то его пахали однолемешным плугом, который тянула лошадь из колхоза. Пахали ли наш огород даром за счет колхоза, или мама нанимала за самогонку – не помню. Перед вспашкой мы разбрасывали по всему огороду перепревший навоз, и сразу же после вспашки бороновали бороной с помощью лошади, либо вручную, граблями, хотя это было гораздо тяжелее. Промедление с боронованием было очень опасное, потому что глыбы грунта после плуга быстро высыхали на солнце, и разбить их было проблематичным занятием. Да и влага быстро улетучивалась.

Чтобы земля сохраняла как можно дольше и больше влаги и быстрее прорастали посаженные семена, после посадки надо было еще раз легко пройтись по огороду граблями. Много было работы, да еще надо было несколько раз полоть траву. Убирать урожай приходилось с большим напрягом. Все делалось вручную, притом очень тяжело. Надо было выкопать картошку и свеклу и опустить их в погреб, снять кочаны кукурузы, срезать шляпки подсолнухов и мака, а также собрать тыкву, и в последнюю очередь – срубить побеги кукурузы на корм коровке и побеги подсолнуха для топки в печи. Работы хватало всем, а ведь мне было всего 10-14 лет. Да еще надо было посадить, прополоть и собрать урожай кукурузы в поле за железной дорогой. В зимнее время мы шулушили кукурузу с кочанов, мололи зерна в муку, варили из нее мамалыгу и кормили зернами курей. Я наедался мамалыги с молоком и шел в школу. Мне казалось, что ничего вкуснее нет.

Празднование религиозного праздника Рождества Христова. Прошли рождественские праздники в Самаре (6-7 января 2014 года) и опять я вспомнил свое детство. Я все больше убеждаюсь, что детство моего поколения было гораздо интереснее и насыщеннее, чем сейчас. Раньше дети были полностью избавлены от интернета, компьютера, телевизора; они черпали информацию совсем из других источников. Это были газеты «Зирка», «Пионерская правда», «Комсомольская правда», радио. Была особо тесная связь детворы с окружающей природой, с флорой и фауной. Сейчас молодежь зациклилась на компьютерных играх, и больше их ничего не интересует. Многие не знают, откуда появляются цыплята, как получают сливки, масло, кефир, не могут отличить фруктовые деревья друг от друга, не знают, как растут овощи и ягоды, и много других жизненно важных моментов. Зато отлично знают все марки пива. Конечно, сейчас информации в разы больше, чем раньше, но эта информация до нашей молодежи не доходит: она легко отскакивает от их мозгов, и не задерживается в их головах. Просто удивительное время наступило, и чем все это закончится – одному Господу Богу известно. Ужас какой-то творится в мире.

Очень правильно и емко сказал И.В. Сталин: «Есть только два безусловно отрицательных качества человека – лень и глупость. Всё остальное можно обратить на пользу дела». Отлично сказано!

Хватит теории. Мне вспомнились сельские рождественские вечера, как я с ребятами бегал по селу и колядовал. У меня была через плечо торба, в которую я складывал различные подарки, которые нам давали после того, как мы колядовали под окнами сельских хат. Сами по себе нам были интересны не подарки, а сам процесс колядования. Обычно мы колядовали по 2-3 человека (8-12 лет). Подходили к окну хаты (если не было собак), стучали и спрашивали у хозяев разрешения колядовать. Получив разрешение, мы громко колядовали религиозными стихами, которые помню до сих пор. Хозяйка выносила нам коржики, пирожки, печенье и даже небольшие суммы денег. Колядовали мы до поздней ночи, доходили до железнодорожной станции (1-2 км) и затем возвращались домой. Торба у меня была заполнена подарками, и денег я собирал довольно крупную сумму (мелочь и мелкие бумажные купюры). Ноги гудели от усталости, но удовольствие получал очень большое.

Другие ребята из нашего села колядовали также под нашими окнами, и мама выносила им подарки. Интересен был рождественский вечер: везде по селу раздавались звонкие детские голоса сельских ребят. Точно также мы щедровали вечером в предверии Старого Нового года 13 января и посевали рано утром 14 января, но уже реже, только у соседей и ближайших родственников.

Колядовали в советские времена, в основном, в селах Украины. Писатель М.В. Гоголь в своих художественных произведениях очень подробно описывал эти рождественские праздники. В городах Украины этот религиозный праздник отмечали с меньшим размахом, чем в селах. Позже эти праздники почти полностью исчезли. Сейчас молодежь постепенно приобщают к религии, ведь любой здравомыслящий человек должен во что-то верить, иначе жизнь будет бессмысленная и бесполезная.

Празднование Пасхи. 20 апреля 2014 года христиане всего мира и мы, в том числе, отметили большой религиозный праздник - Пасху. Обычно, в этот день все поздравляют друг друга и говорят «Христос воскрес!», «Воистину воскрес!». Я вспомнил свое детство, связанное с Пасхой. С какой только радостью мы, ребятня, бегали по селу и игрались с крашеными яйцами: стукались яйцами, и у кого яйцо разбивалось, тот это яйцо отдавал. Наши карманы были полны целых и разбитых яиц. Мы их называли «крашенками». Моя покойная мама красила яйца в луковой шелухе и пекла небольшие пасочки – куличики.

В день Пасхи все жители села шли на кладбище помянуть усопших родственников, а перед Пасхой шли в церковь освятить куличи и яйца. Замечательный праздник! Пасха считается и иудейским и христианским праздником. Первоначально Пасхи совпадали по времени и праздновались одновременно. В 325 году Вселенский Собор православной церкви принял решение о праздновании Пасхи в первое воскресенье после истечения недели со дня иудейской Пасхи. Эта дата приходится на период от 4 апреля до 8 мая каждого года. Моя Валя ежегодно печет замечательные куличики и красит яйца в луковой шелухе. Это самый безвредный способ крашения яиц. Яйца получаются темно - коричневыми и очень красивыми. Надо предварительно луковую шелуху закипятить, затем настоять и только после этого поместить в раствор яйца и варить до готовности (7-8 минут). Приятного аппетита!

Игры на снежных горках. Наибольшее наслаждение и удовольствие я получал от игр на снежных горках в балке. Недалеко от нашей хаты был сравнительно неглубокий овраг, где был наш колодец, о котором я подробно писал в своих воспоминаниях. В этом овраге в зимнее время мы, ребятня, проводили свободное время, особенно во время зимних каникул. Мы радовались, когда было много снега, и был небольшой морозец. В это время все склоны балки были заполнены малышней с санками, на коньках и на лыжах. Конечно, коньки и лыжи были в то время большой редкостью, и мы завидовали этим ребятам.

У меня были какие-то небольшие санки, а лыжи моего погибшего брата Коли я случайно сломал, к великому моему сожалению. Я даже плакал после поломки лыж. Катались мы до темноты, а затем разбредались по хатам, довольные, мокрые и краснощекие. Одежда стояла дыбом от снега и мороза.

Украинские галушки. Мне очень нравились украинские галушки с чесноком. Объедение – советую попробовать. Мама или Вера месила крутое тесто, лепила небольшие галушки (такие же пустышки, как при варке вареников), варила их и затем смешивала с чесночной приправой, которая готовилась следующим образом. В макитре (глиняном горшке) тщательно растирался чеснок, и туда высыпали сваренные галушки. Их тщательно перемешивали с образовавшейся чесночной кашицей и блюдо готово. Для лучшего вкуса макитру с чесночными галушками накрывали крышкой, немного настаивали, чтобы галушки пропитались чесноком. Конечно, это блюдо рассчитано на любителя, который любит чеснок, полезнейший из всех луковых растений. В гости идти после приема галушек не советую. Еще одно правило: галушки с чесноком должны есть все члены семьи, так как чесночный запах разносится по всей хате (квартире) точно так же, как и запах от кавказской черемши, которую мы ели с большим удовольствием в Грозном. В период сбора черемши (февраль-март) каждый уголок в городе был пропитан этим резким запахом. Я лично чеснок полюбил с детства и сейчас ем его с удовольствием, как и репчатый лук. Вера, насколько я знаю, чеснок терпеть не может.

Немного о сухофруктах.Как я писал раньше, у нас был большой фруктовый сад, посаженный перед войной моим папой. Яблок, вишен, груш, слив, абрикосов было так много, что мы не знали, куда их девать. Часть из них я продавал на полигоне солдатам и на железнодорожной станции Моисеевке по прибытию пассажирских поездов. Часть фруктов мама сушила на солнце и вялила в печке, особенно груши. Я не ел ничего вкуснее, чем вяленные в печке груши, настоящее наслаждение. Много сушили яблок и вишен. Яблоки резали на тонкие дольки, раскладывали на металлических листах и выставляли на солнце на крышу сарая, периодически их помешивая. Хорошо высушенные яблоки должны быть жесткие, твердые и не липнуть к рукам, иначе при хранении на них образуется плесень. Таким же способом сушили вишни и мелкие сливы без косточек. Мама и Вера всю зиму варили компот из сухофруктов, так как с сахаром были проблемы. Компот, сваренный из сухофруктов, нельзя сравнить с компотом из теперешних фруктов.

О сухарях и хлебе насущном.В детстве я с аппетитом ел молоко с кукурузной мамалыгой или с сухарями. Сытная и калорийная была пища в то время. Мама сушила сухари из хлеба, который я покупал на станции, а позже – из хлеба, испеченного в нашей печи. Сухари мы добавляли в борщ и суп. Отличная была еда, я до сих пор ощущаю вкус и запах домашних сухарей.

Во время учебы в военном училище, нам давали солдатские сухари во время занятий в зимнее время, когда мы на несколько суток выезжали в винницкие леса и жили в палатках. Преподаватели на занятиях по тактике рассказывали нам о питании солдат в боевых условиях. У каждого солдата был неприкосновенный запас продуктов (НЗ), расходовать который категорически запрещалось, только по приказу командира. Солдатам приходилось жевать сухари, чтобы утолить голод. Нам также давали сухари до такой степени твердые, что их надо было отмачивать в воде. Конечно, вкус у них был не такой, как у свежего хлеба, но есть можно было. Нас учили питаться сухарями, чтобы мы прочувствовали питание солдат во время войны. Сухари для солдат были настоящими деликатесами.

Раз уж я начал писать о сухарях, то заодно поговорим о хлебе насущном, свежем, пушистом, всеми любимым. Недаром говорится, что «ХЛЕБ - ВСЕМУ ГОЛОВА». Без хлеба пища не вкусная и не сытная.

Я сейчас провожу уроки мужества по патриотическому воспитанию молодежи в школах нашего района, посвященные 70-летию снятия блокады Ленинграда. Рассказываю школьникам о трагических событиях того времени. Страшная статистика. За 900 дней блокады умерли от голода и истощения больше 1000000 человек. В 1941 году немецкая авиация полностью разбомбила все продовольственные склады, и население Ленинграда осталось без продуктов. Сначала выдавали по 250 грамм хлеба, затем норму урезали до 125 грамм. Когда заработала дорога жизни через Ладогу, норму немного увеличили, но этого было крайне мало.

Кривой Рог и мое родное село Зеленый Гай освободили в феврале-марте 1944 года, то есть мы тоже будем отмечать 70-летие. Особенно впечатлительные для меня были уроки, которые я проводил в 5-7 классах, классах моей молодости. Передо мной сидели счастливые дети, не познавшие, к счастью, всех ужасов войны и оккупации. Я им рассказывал о своем детстве под немцами, о голоде и о холоде. Они внимательно слушали, многое не понимали, задавали мне детские вопросы, а перед моими глазами быстро пробегали те ужасные три года оккупации.

Сейчас патриотическому воспитанию молодежи в России уделяется очень большое внимание. Да это и правильно и своевременно! В Самаре на все праздники, связанные с войной, к вечному огню возлагаются цветы в присутствии Губернатора области, мэра города, ветеранов войны с обязательным привлечением молодежи (студентов и школьников). Героев Советского Союза в Самаре больше 300 человек, но в живых остались единицы.

Рассказывая всё это, я обращаю внимание школьников на любовь к хлебу, на его сохранность и бережное к нему отношение. Зачастую, на городских свалках появляются куски хлеба, и даже целые буханки. Сердце кровью обливается, когда я смотрю на это варварство. Хлеб выбрасывают те, которые не испытали на себе чувство страшного голода, у которых гнилая психология, что такая жизнь, как сейчас, будет всегда (магазины будут забиты хлебом и продуктами). А молодежь вообще не ценит хлеб: они считают, что хлеб такой же продукт питания, как пшено, морковь, капуста, гречка и др., но это не так. Хлеб во всем мире (кроме юго-восточной Азии, где основным продуктом является рис) являлся и сейчас является продуктом номер один. Не стоит забывать об этом. Я говорю молодежи, что излишки хлеба выбрасывать на помойку – большой грех. Лучше излишки хлеба посушить на сухари или собирать и скармливать ими птичек. Я испытал голод в 1947-1948 годах, и знаю цену хлеба, когда из-за куска хлеба люди дрались друг с другом и даже убивали. Страшное было время. Сейчас я призываю всех переоценить свое отношение к хлебу, и постоянно считать его самым дорогим продуктом питания. Запомните это, пожалуйста!

Лечение сельчан в послевоенный период. Как лечили сельчан в послевоенный период, и лечили ли вообще, я не помню и не знаю. Хорошо помню, что лечили легкие заболевания народными средствами, а тяжелые – в поликлинике и больнице города Кривого Рога, где, кстати, сделали серьезную операцию моей маме, когда я был совсем малым ребенком. После операции Вера и я не давали маме заниматься тяжелым физическим трудом, чтобы не было послеоперационных осложнений. Из лечебных средств у нас должны были быть йод, зеленка, бинты и самогонка для обеззараживания небольших ран и порезов на ногах и руках. Я неоднократно разбивал коленки до крови, сдирал ногти на пальцах ног, но всё обходилось без осложнений. Как ни странно звучит, но я, как и все дети в селе, присыпал раны пылью, кровь останавливалась, образовывалась корочка, и мы продолжали играться. Вечером я приходил домой, мама промывала рану горячей водой и самогонкой, и на этом лечение заканчивалось. Удивительные были времена. Земля в то время не была заражена болезнетворными микробами, как сейчас, и не вызывала серьезных осложнений и заболеваний.

Чирьи на ногах и руках (результат простудных заболеваний) лечили с помощью печеного репчатого лука. Это было и остается до сегодняшнего дня самым эффективным средством. Луковицу с кожурой запекаем в духовке или на печке (сейчас в микроволновке) до мягкого состояния. Затем сердцевину (немного остывшую) прикладываем непосредственно на чирь, и плотно завязываем белым материалом или бинтом. Между луком и бинтом желательно проложить пленку. Лучше проводить эту процедуру, когда чирь созрел, то есть образовалось нагноение. Печеный лук со свойственной ему силой вытягивает стержень чирья, и лечение заканчивается.

Я долго болел кровяным поносом. Чем меня лечила мама – не помню. Знаю только, что пил какие-то отвары и настойки и болезнь отступила. Простудные заболевания мама лечила с помощью компрессов из меда, подсолнечного масла и самогонки. Помню, в школу приезжали из города доктора для профилактического осмотра школьников.

У нас в хате временно снимал комнату майор-медик с женой из военного лагеря, который изредка давал нам некоторые лекарства. Позже у нас жил молодой лейтенант – десантник. Когда я окончил военное училище и приехал домой в отпуск, то простыл, стал кашлять и поехал в Кривой Рог в больницу. Попросил главврача сделать мне рентген легких. Мне не отказали и ничего серьезного не обнаружили.

Вот так мы лечились в «полевых условиях». Был ли у нас в селе здравпункт и фельдшер – не помню.

Украинские песни. У нас в хате остался сборник песен, чудом сохранившийся после оккупации нашего села Зеленый Гай немцами. В этом сборнике, насколько я помню, были известные украинские песни, такие, как «Посиялы огуречки», «Роспрягайтэ хлопци конэй», «Ты ж мэнэ пидманула» и много других. Во время учебы в 8-м классе (я жил и учился у моей родной сестры Гали), я каждую субботу ходил пешком домой из Христофоровки в Зеленый Гай, и во время движения по пустынной дороге я старался петь как можно громче украинские песни, так как меня никто не слышал. Получалось у меня пение или нет, не помню. Но удовольствие я получал большое.

Позже, будучи курсантом военного училища, я пел в сводном училищном хоре, вроде бы, неплохо пел. Мы выступали с концертами на всех торжественных праздниках в училище, а также в гарнизонном доме офицеров и даже ездили по селам Винницкой области.

О радиоприемнике в школе.Вспомнил о своих технических «достижениях» в школе. В 7-м классе учитель физики Иван Опанасович учил нас элементарным понятиям из физики: электричество, радио, теплота, свет и другие физические величины. Он нам предложил собрать самый простой радиоприемник, и дал нам простейшую схему сборки. Мы все, и я в том числе, загорелись желанием сделать собственными руками приемник. Стали перерисовывать друг у друга схему, учить название радиодеталей. Все было для нас впервые: мы заучивали непонятные, трудно произносимые названия: конденсатор, сопротивление, реостат, диод, триод, батарейка, антенна и др.

Можно было собрать приемник, но не было радиодеталей, так как достать их в то время было большой проблемой: купить радиодетали можно было только в Кривом Роге. Вторая проблема – не было электропаяльников и олова для пайки, а без пайки приемник не соберешь, даже если будут все радиодетали. Третья проблема - надо было всю конструкцию поместить в небольшой ящичек из полированных стенок, чтобы было красиво. Надо было просверлить в дереве небольшие дырки для ручек регулировки, а дрели и сверл по дереву у нас тоже не было.

Короче говоря, были сплошные проблемы параллельно с нашим большим желанием собрать своими руками радиоприемник. Иван Опанасович собрал радиоприемник в школе, и мы всем классом восхищались его простотой и исходящими из него звуками и музыкой. До нас очень трудно доходил весь процесс радио: как это все происходит в природе, ведь мы, сельские ребята, только начинали учить сложный для нас материал.

В будущем (8-10 классы) я еще раз пробовал собрать приемник в Кривом Роге, когда учился в 9-м классе и жил у двоюродного брата Пети. Петя хорошо разбирался в радиотехнике, многое мне объяснял и помогал с радиодеталями. Что-то я с ним собрал, даже звук был, но дальнейшую судьбу этого приемника не помню.

Мой родной племянник Толя Кондратенко из Кривого Рога после окончания школы служил три года сержантом в войсках связи. После демобилизации из армии, он собрал сложный радиоприемник, который, мне кажется, работает у него до сих пор. Молодец!

Взаимоотношения с родными тетками.Меня до сих пор мучает вопрос о взаимоотношениях нашей семьи с моими родными тетками Катей и Дуней из Кривого Рога. Моя мама была из богатой семьи, жила в Кривом Роге и вышла замуж за папу. По рассказам Веры она сразу же не пришлась ко двору родным сестрам папы. Папа по совету родного брата переехал с семьей в село Зеленый Гай и спасся от репрессий 1937 года, а его родной брат был расстрелян, как «враг народа».

Особенно плохие отношения с тетками начали складываться в послевоенный период. Что явилось толчком – не понимаю? Тетя Катя и тетя Дуня писали нам в село оскорбительные письма, обзывали маму и Веру самыми последними словами. Я был маленьким, но отлично помню эти письма и плач мамы от незаслуженных оскорблений. Меня как-то обходили стороной эти оскорбления потому, что я остался единственным продолжателем рода Кучер. Я ездил в город в гости к теткам, спал у них, отношения ко мне были более-менее сносными.

Чуть позже началось небольшое потепление во взаимоотношениях: я закончил у них 10-й класс и поехал поступать в военное училище. После первого курса к нам в село после длительного перерыва приехали тети Катя, Дуня и Маша и дядя Гриша – муж тети Кати. Тетя Катя была по своему характеру диктатором, любили командовать, а тетя Дуня плясала под ее дудку, хотя по характеру она была мягче и человечнее.

После получения трехкомнатной квартиры на ул. Харитонова в Кривом Роге, к маме и Вере пришли в гости тетя Катя и моя двоюродная сестра Неля (дочка тети Дуни). Здесь они впервые встретились с Васей, мужем моей сестры Гали. Тетя Катя и Васю сначала не признавала, так как он был родом из села, но потом их отношения наладились, так как Вася был дипломатом и умел обходить острые углы.

В дальнейшем, отношения были неплохие вплоть до смерти тети Кати. Перед смертью тетя Катя попросила маму приехать к ней, и слезно попросила прощения за все оскорбления. Мама, по ее рассказу, простила ее. Обе умерли. Царство им небесное!

Случай в 8-м классе.Никогда не забуду случай во время учебы в 8-м классе, когда я жил у сестры Гали в Христофоровке. Организм у меня был молодой, есть хотелось постоянно, а с продуктами в то время были большие проблемы (1952 год). Как-то, я был один дома, зашел на кухню, по которой разносился приятный запах котлет, которые Галя только что нажарила. Я ничего не мог лучше придумать, как взять кусочек котлеты и начать жевать. В это время на кухню зашел Вася, муж Гали, увидел мою растерянность, ничего не сказал и сразу же вышел. Я чуть сквозь землю не провалился от стыда. Не знаю, сказал ли Вася Гале об этом случае, или нет, но они никогда мне не говорили. Этот неприятный случай запомнился мне на всю жизнь.

Учеба в 9-м классе. Когда я учился в 9-м классе в Кривом Роге и жил у моего двоюродного брата Пети и его прекрасной жены Кати, у них в то время временно проживала родная сестра Пети Лена с мужем и дочкой. Муж Лены хорошо играл на баяне, который сделал собственными руками. Он хотел научить меня играть на баяне, мы вместе разучивали ноты и простые музыкальные партии. Но игра у меня не пошла, уж больно замысловатыми казались мне правила игры. А, вообще-то, основная причина заключалась в том, что не было у меня усидчивости и упорства. Я хотел всё освоить быстро, но так не бывает: люди учатся играть на баяне годами, пока чего-то достигнут.

Позже, уже в 10-м классе, такая же ситуация была у меня с игрой на аккордеоне. У нас в селе на квартире жил молоденький лейтенант из воинской части, и у него был отличный немецкий аккордеон. Играл он на нем не очень хорошо, только учился, и я тоже решил попробовать. Что-то у меня получалось, что-то – не очень. Причина в том, что времени на учебу у меня не было, так как я приезжал домой только на субботу и воскресенье. Этот лейтенант дал мне путевку в жизнь – посоветовал мне поступать в военное училище и подробно объяснил правила приема и процесс учебы.

Положение в Украине в настоящее время (2013-2014 годы). Мое детство и учеба в школе проходили в Украине, поэтому мне не безразлична судьба Украины – моей Родины. Мы внимательно смотрим телевизор, оцениваем обстановку и удивляемся, до какой же степени надо не любить свою Родину (особенно бандеровцы), чтобы толкать ее в пучину хаоса, разрухи и неопределенности. Ужас какой-то!

Я почти полностью перепечатал интервью российского корреспондента с советником практически всех президентов Украины, начиная с Леонида Кравчука и заканчивая Виктором Януковичем. Он работал и в ближайшем окружении бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко, а также избирался народным депутатом Верховной Рады Украины. Это Дмитрий Выдрин.Также я привожу суждения и выводы средств массовой информации России, с которыми я полностью солидарен.

Среди важнейших событий ушедшего 2013 года многие жители России (в основном выходцы с Украины, как и я) назвали массовые беспорядки в Украине. Они начались в конце ноября и не прекращаются в январе-апреле 2014 года. Что происходит в Украине? Простому человеку в России не совсем понятны причины столь эмоционального взрыва, который продемонстрировали украинцы после отказа руководства страны подписать соглашение с Евросоюзом. Многие не представляют, с каким нетерпением подавляющая часть населения Украины ждала подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Все последние годы власть, как нынешняя, так и предыдущая, ежедневно и ежечасно, буквально через все СМИ, убеждала людей в том, что вхождение даже не в Евросоюз, а только в свободную торговую зону с ним, станет решением практически всех многочисленных проблем, накопившихся в стране с момента обретения ею независимости. Причем, чуть ли не в одночасье.

Министр по социальной политике Наталия Королевская провозглашала, что подписание ассоциации с Евросоюзом – это пенсии и стипендии студентам размером чуть ли не в тысячу евро, причем без задержек, это высокие зарплаты. И многие люди действительно поверили подобной риторике и как манну небесную ждали подписания соглашения с Евросоюзом.

Подобное представление стало одной из главных причин того, что за последние два-три года число жителей Украины, которые поверили в Европу свято, чуть ли не религиозно, резко увеличилось. Другой же причиной массового социального взрыва в Украине стал тот факт, что в обществе за годы независимости накопилось множество застарелых болезней, присущих практически всем государствам постсоветского пространства: это и коррупция, и мздоимство, и ощущение незащищенности рядового гражданина перед чиновниками.

Все это, вместе взятое, и привело к образованию многочисленных евромайданов чуть ли не по всей стране. И действительно, люди были убеждены, что на другой же день после подписания ассоциации все законы на территории страны начнут работать беспрекословно, прозрачно, чисто, не коррупционно. Словом, Европа для многих жителей Украины стала ассоциироваться чуть ли не с земным раем. А руководство страны, отказавшись от подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом, взяло и в одночасье лишило их райской перспективы. Реакцию, последовавшую за этим, предсказать нетрудно. У власти в Украине – Семья. Живая такая, богатая, сытая. Народ унижен, озлоблен. Самое время для потрясений. Несчастное общество, во главе которого стоит рыхлый, скучный, случайный временщик, Виктор Янукович, боится всего, всех и вся, включая, кажется, и себя. Удивительно, как он вообще додумался, что может быть президентом. Два сотрудника милиции, блюстители Конституции, власти и Януковича, были в качестве заложников на Майдане. На месте Януковича любой другой глава государства дал бы час на освобождение этих двоих и сутки на выдачу убийц третьего милиционера. И никакой пощады, но Янукович не принял абсолютно никаких мер.

Иногда правитель должен принимать решения, которые не принимают каждый день. Никто не требует от Януковича крови. Но, как глава государства, он должен был отдать приказ о восстановлении суверенитета украинского государства на небольшой территории в центре Киева. И взять на себя ответственность за возможную кровь. Вместо этого Янукович стал юлить, торговаться, сдавать друзей, соратников, боясь продешевить, и делать непристойные в его случае предложения лидерам Майдана.

В Украине не восстание. Когда же восстают против избранной народом власти, пусть и плохой, продажной, беспринципной, вороватой, - это не восстание, а переворот, путч, смена власти силовым путем. Майдан и не скрывает этого: «Нам не важно, будет или не будет подписано соглашение с ЕС. Нужно скинуть путем национальной революции режим внутренней оккупации, который господствует в стране, и установить народную власть». Танков на улицах Киева не было, к счастью. Коктейль Молотова (зажигательные смеси), брошенный в цепь людей, - не важно, солдаты там или милиционеры – это зверство, варварство.

Разумеется, подобные настроения присущи в большей степени жителям Западной Украины. На востоке страны настрой в отношении Европы был несколько иной, поскольку там сосредоточено абсолютное большинство отечественных предприятий тяжелой промышленности. Люди в этом регионе задавали себе вопрос, - а что произошло с промышленностью тех стран, которые уже присоединились к евроинтеграции? Где сегодня тяжелая промышленность Венгрии, Польши, Болгарии, стран Балтии? Увы, от нее практически ничего не осталось. На западе Украины интеграцию поддерживают в основном сельские жители, а также те, кто занимается коммерцией. Возможность беспрепятственного выезда на заработки за границу куда важнее судьбы отечественной тяжелой промышленности.

Многие обвиняют Россию в том, что Украина потеряла европейский «рай» только из-за нее. Правда, 15 млрд долларов, выделенных Москвой, несколько изменили позицию определенных политических сил относительно будущего Украины.

Огромная европейская страна рассыпается на глазах. Значительная часть населения устала от воровства министров и губернаторов, всевластия в бизнесе старшего сына президента Януковича, распила бюджетных денег. А также полной импотенции Януковича и его группы в том, что касается перспектив страны на будущее. Поэтому упертым националистам и новым бандеровцам ничего не стоило оседлать на киевском Майдане процесс этого недовольства. Представители вороватой власти начали без боя сдавать им здания министерств и областных администраций. Сам Янукович поспешил избавиться от вполне адекватного премьера Азарова. Просил бунтовщиков возглавить правительство. Пока держатся русскоязычные регионы, где значительное влияние имеют так называемые пророссийские партии и общественные организации. Те, которых Янукович гнобил в угоду тем же националистам.

Судьба Украины туманна – не позавидуешь. История Украины полна незабытыми героями прошлого типа гетмана Мазепы, батька Махно, Степана Бандеры, гетмана Скоропадского и других. А также территориальными катаклизмами: двумя немецкими оккупациями и сталинским приростом земель за счет Польши, Румынии и Венгрии. В той же Черновицкой области, до Второй мировой войны, входившей в состав Румынии, уже больше 100 тысяч украинцев получили румынские паспорта. И кто воюет на киевском Майдане?

О том, что внутренние проблемы рассосутся сами собой, думал и господин Янукович. В результате, его страна с каждым днем становится менее управляемой. Специалисты уже предрекают голод при фантастическом урожае зерна. В перспективе, по мнению многих политиков, резкого изменения стратегического курса Украины не произойдет: Украина по-прежнему будет дрейфовать в сторону Европы.

События в Украине развиваются по одному из наихудших сценариев. Власть мечется, проявляет нерешительность, идет на уступки протестующим. Конечно, пока в основном столкновения носят невооруженный характер. Все чаще аналитики говорят о расколе, распаде и гражданской войне, что уже страшно. В некоторых западных областях Украины боевикам попросту сдали города без боя. В Ровно даже милиция уволилась добровольно. В других – местное руководство не решилось применять все доступные средства. Происходят нападения на милиционеров, их избивают, режут, убивают, подвергаются угрозам их семьи. Раздаются угрозы в адрес военнослужащих внутренних войск. На Западной Украине даже поговаривают о захвате складов с оружием, что позже и случилось.

Тем не менее, в юго-восточных областях и в Крыму западенских боевиков встретил организованный отпор, причем как со стороны милиции, так и со стороны самоорганизовавшихся местных жителей и организованных местными властями сторонников. В Закарпатье люди просто блокировали дороги, стремясь не пустить к себе боевиков. В последнее время (март 2014 года) в Крыму прошел референдум и он вошел в состав России.

Вот такая сложилась критическая ситуация в Украине.

Празднование дня Победы 9 Мая 2014 года в Самаре и поездка сестры Веры в село Зеленый Гай. Эту короткую статью я помещаю в первую часть дополнительных воспоминаний о моей жизни, так как она непосредственно связана с моим детством и юностью.

Теперь более подробно. 9 Мая 2014 года мы отмечали 69-ю годовщину великой Победы советского народа в Великой отечественной войне 1941-1945 годов. К великому сожалению, наш Председатель Совета ветеранов Ленинского района г. Самары сломала ногу и в преддверии этого праздника вся тяжесть подготовки и проведения праздника легла на мои плечи, так как я являюсь первым заместителем Председателя Совета ветеранов. Мне пришлось организовывать ветеранов войны (85-90 лет) на все торжественные мероприятия на уровне районной администрации, мэра города и губернатора области. А что значит работать с престарелыми ветеранами, ведь они как малые дети. Надо было составить списки, обзвонить всех по телефону, а затем вручить каждому приглашение, да еще все должны расписаться за подарки.

Особенно напряженными были моменты подготовки и сбора всех ветеранов в Совете для их доставки на центральную трибуну во время военного парада и затем доставки в выставочный зал «Экспо-Волга», где работает Ира, на прием к губернатору за праздничные столы с выпивкой и закусками, а затем развести всех по квартирам. Я с Валей также был на всех торжествах с концертами и подарками.

9 Мая 2014 года после всех мероприятий мы вышли по скайпу в Кривой Рог и в пределах часа поздравляли друг друга с этим замечательным праздником, вспоминали нашу жизнь в период оккупации нашего села немцами, в период голода 1947-1948 годов и другие моменты нашей непростой жизни. Вера рассказала очень подробно о поездке 9 Мая в село Зеленый Гай, куда повез ее, племянницу Лену и ее дочь Софийку муж Лены Женя на своей машине. Вера сказала, что не была в селе 30 лет со дня смерти мамы, поэтому эта поездка была для нее вторым праздником, ведь ей исполняется в этом году 88 лет. Они проехали по всему селу, были около школы, где я учился с первого по седьмой класс, около ставков, где я купался и ловил рыбу с папой до войны и сам после войны. Школа чудная, отремонтированная, с новыми пластиковыми окнами, с пристроем. Сейчас там учатся дети до девятого класса. Везде чистота, порядок, много кустов и цветов. Молодцы! Все это они засняли на пленку, выложили в интернет и показали нам в Самару. У меня сердце обливалось кровью, как образно говорят, когда показали наше подворье. Везде запустение, горы мусора, нашей хаты и в помине нет, нет ни одного дерева в саду и вдоль улицы. Остались только развалины нашего сарая и погреба. Никто до сих пор не построил дом на месте нашей хаты. Очень неприглядная картина.

Мои одноклассники умерли. Мой лучший друг детства Вадим Павленко тоже умер. Он при жизни построил прекрасный дом в конце нашего сада. Я Вера, Валя ездили из Кривого Рога в село после смерти моей родной и любимой мамы. Царство ей небесное! В общем, по рассказам Веры и Лены наше село сейчас очень красивое. По количеству домов и улиц очень выросло, улицы асфальтированные, не то, что было в период моего детства, когда я ходил в школу по непролазной грязи. Вот такие воспоминания я описал в этой статье. Останется на память всем моим родным.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Учеба в Винницком военно-техническом училище имени Богдана Хмельницкого (1954-1958 годы).

Первые шаги вхождения в курсантскую жизнь.Эти шаги интересные тем, что я сразу же окунулся в непривычную для меня обстановку после сельской и частично городской жизни. У меня не было элементарного представления о солдатской жизни, кроме моментов, когда я ходил в военный лагерь и видел там солдат. Все познается в сравнении. Из детства я попал в обстановку со строгими воинскими законами, жестким распорядком дня. На первых порах было трудновато, но я быстро адаптировался к этим трудностям, и учеба пошла, как по маслу.

Хочу более подробно описать начало курсантской жизни. Прошедших по конкурсу курсантов (200 человек) построили, зачитали приказ о зачислении в училище (у меня чуть сердце не выскочило из груди от радости), и сразу же повели нас строем в городскую баню, где нас постригли наголо, мы помылись хозяйственным мылом (в течение трех лет обучения мы мылись в бане только хозяйственным мылом), сдали гражданскую одежду и переодели нас в новенькое военное обмундирование. Обратно в училище уже шел строй военнослужащих, но без погон на гимнастерках. После прихода в училище, нас разделили на две роты по 100 курсантов в каждой, и развели по разным казармам.

Так как все мы были разные по росту, то нас построили в одну шеренгу и переставили от высоких до самых низких (мы их потом называли «карандашами»). 100 человек разбили на четыре классных отделения по 25 человек в каждом. Я попал, конечно, в первое классное отделение за номером 13. А каждое классное отделение (взвод) разбили на четыре отделения по шесть человек в каждом. Командовал каждым классным взводом командир взвода, старший лейтенант. Мы сразу же пришили на гимнастерки курсантские погоны, прикрепили на петлицы танковые эмблемы и стали настоящими курсантами.

Был наведен первичный воинский порядок: мы были организованы в воинское подразделение, которое могло осуществлять различные курсантские мероприятия: хождение строем по территории училища, в город, на полевые занятия, на торжественные построения на строевом плацу училища и др. Ходить по территории училища вне строя запрещалось, кроме суточного наряда и выделенных уборщиков территории.

Курсантская жизнь шла согласно распорядку дня. Подъем, физзарядка на улице при любой погоде, завтрак, учеба в учебном корпусе (6 часов), обед, послеобеденный отдых (ввел министр обороны СССР Г. Жуков), чистка боевого оружия, самоподготовка (2 часа), ужин, свободное время, вечерняя прогулка и сон (7 часов). Нарушений распорядка дня не допускалось. Сначала было тяжело, но постепенно мы втянулись в этот ритм жизни. Я не задумывался о трудностях, решил, что так и должно быть и никак иначе. Так же думали и все курсанты, и основное внимание мы уделяли учебе.

Младшие и старшие командиры приучали нас к чистоте, порядку, аккуратности. Ежедневно мы чистили пуговицы на гимнастерках, бляхи ремней и сапоги до блеска, независимо от погоды, следили за чистотой белых подворотничков на гимнастерках. В прикроватных тумбочках был идеальный порядок, туалетные принадлежности аккуратно сложены, ничего лишнего, особенно пищевых продуктов.

Я три года ходил в кирзовых сапогах. Привыкать к сапогам мы начали с осени, когда не было жары, и впереди была зима. Но летом ходить в сапогах было трудновато, ноги не выдерживали такой тепловой нагрузки. Привыкли и к этим тяготам и лишениям военной службы, как говорят. Вечером, в свободное время, мы снимали сапоги в умывальнике, мыли ноги холодной водой и восстанавливали тепловой режим. Ко всему можно привыкнуть, не надо только поддаваться панике и унынию. Зимой, наоборот, чтобы ноги не мерзли, мы умудрялись (по совету старшекурсников) вкладывать в сапоги плотно сложенные газеты, которые отлично предохраняли ноги от переохлаждения. Ну, а дальше была учеба, учеба и еще раз учеба с ее особенностями и трудностями.

Разговор о нагрузках на организм. Я смотрю телефильмы о российском спецназе («Краповый берет», «Спецназ», «Голубые береты» и др.), о том, какую подготовку они проходят, и вспоминаю свою учебу в военном училище. Во время учебы (1954-1957 годы) нас готовили к военной службе не хуже чем спецназ, а по некоторым позициям даже лучше, так как учеба в Советской армии была в то время на порядок лучше, чем в современных условиях. Я не хвалюсь, но нагрузка на курсантов была запредельная, особенно на первом курсе. Во время занятий по тактической подготовке нас изматывали до такой степени, что у нас не соображали ни голова, ни ноги. Страх даже вспоминать об этом!

Я вспоминаю полевые занятия на учебном полигоне под Винницей, когда нас гоняли по полю с полной экипировкой: зимнее обмундирование, карабин, вещмешок с грузом не менее 10 кг, противогаз и саперная лопатка. Я доходил до такого состояния, что не хватало воздуха, и рвалась грудная клетка, а ноги отказывались ходить и бегать. После отбоя мы мгновенно засыпали и не просыпались до утра. Конечно, спецназ готовят по отдельной, усиленной программе обучения, солдат воспитывают на выносливость и мгновенную реакцию. Во время моей учебы в таких нагрузках не было необходимости, но нас учили всему необходимому, что требуется в боевой обстановке. Мы постепенно втягивались в такую нагрузку, и особых проблем с учебой не было.

Сейчас все говорят о большой учебной нагрузке на учеников и студентов. Что подрывается их психика и здоровье. Я не сторонник таких суждений. От работы еще никто не умирал. Я учился три года в военном училище по строго установленному распорядку дня, когда мы отдыхали только два часа после самоподготовки и ужина, и ничего с нами не случилось. Становились мы сильнее, собранее, укреплялось наше здоровье и физическое состояние организма. Здоровье ухудшается только от безделия. Это мое твердое убеждение.

К


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 209 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Интересные факты про буквы.| Глава первая

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.046 сек.)