Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ПСИХОЛОГИЯ И ЖИЗНЬ

Читайте также:
  1. Bremani MILANOобещает Вам «Сладкую Жизнь»!
  2. I. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ
  3. I. Хорни и женская психология
  4. I. Хорни и женская психология
  5. II. ТЕЛЕСНЫЙ ОПЫТ И КЛАССИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  6. IX. Психология на всех парах. Скачущая тройка. Финал речи прокурора
  7. V. Если жизнь излишне деловая,функция слабеет половая.

Если присмотреться к тому образу Человека и его Мира, который утверждается психологами (чаще неявно, но иногда очень даже явно! ), то хочется спросить: Вы о чем, ребята??!

Там, где в реальной жизни сложность, глубина и бесконечность,
в Психологии упрощение, редукционизм и завершенность

В Жизни противоречия и драмы,
в Психологии однозначность, логичность и закономерности …

В Жизни конкретность, индивидуальность и уникальность,
в Психологии абстрактность, нормы и типологии,

В Жизни постоянное движение и изменчивость,
в Психологии стабильность и однообразие,

В Жизни целостность и взаимосвязанность, континуальность,
в Психологии атомарность, полярности и структуры,

В Жизни свобода и личные выборы,
в Психологии детерминации и корреляции…

В Жизни тайна, сомнения и экзистенциальные вопросы,
в Психологии безапелляционность и простые ответы

Перечень можно продолжить, но и так очевидно — живая реальность человеческой жизни и реальность психологии — это два радикально разных Мира, во многом даже — противоположных, противоречащих один другому…

К ЧЕМУ ЭТО ПРИВОДИТ ???

На мой взгляд, современная психология способствует формированию у психологов такого «профессионального сознания» и такой «картины мира», которые почти с неизбежностью делает психолога в отношениях с живыми людьми более жестким, манипулятивным, потому что в "такой" психологии явно или неявно утверждаются ценности

силы и власти,

простоты,

нормальности ( нормативности),

предсказуемости и управляемости

….

причем, желательно все это — в одном флаконе…

Другими словами, подготовка "практического психолога" зачастую развивает такое профессиональное сознание, в котором в качестве приоритетов:

ВЛАСТЬ — вместо ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ОДНОМЕРНОСТЬ — вместо ГЛУБИНЫ
ИЗОЛИРОВАННОСТЬ — вместо МИРА
ЗНАНИЯ-УМЕНИЯ – вместо ИНТУИЦИИ, МУДРОСТИ

Упрощенная психология легко порождает простого, самоуверенного и легко вмешивающегося в жизнь психолога… Там, где многие «обычные» люди ( во всяком случае – достаточно зрелые) будут сомневаться, будут осторожными, — психолог знает "как правильно" и действует в соответствии с законами и правилами, без оглядки на живого человека.

Гуманитарный смысл психологии закрыт для большинства самих психологов и это способствует развитию у них "психо-фобии" — боязни внимания к человеческому в человеке, и поэтому уход в "структуры", "факторы", "компоненты" и тому подобные наукообразные защиты…

ОСНОВНЫЕ ГРЕХИ ПСИХОЛОГИИ:

· упрощения,

· безапелляционности,

· всезнайства,

· детерминизма,

· объективации

· неуважения, неверие в человека …

Современная научная ( в значительной степени – и прикладная ) психология представляет собой скорее карикатуру на человека, комиксы о жизни…— простые, однозначные, с хэппи-эндом… Безлично-ориентированная психология создает МИФЫ о человеке. и главный миф – о человеке как "пассивном объекте" влияния различных сил, механизмов, факторов и т.д., никак не желая понять, что люди – «…прежде всего субъекты, а не объекты, … и этот суверенитет – сущность нашей субъективности. …это автономия человеческого существа, которая избавляет нас из клетки объективного детерминизма… .» / Bugental, р.7 /.



Представление о человеке как о субъекте своей жизни является, как известно, одной из главных идей экзистенциализма и естественно, что и в жизнеизменяющей терапии решающую роль играет признание и уважение субъектности клиента, ее актуализация и опора на неё в терапевтической работе. Бесполезно (а часто и вредно, «антитерапевтично») апеллировать к внешним по отношению к клиенту силам и «агентам влияния», т.к. это не только не способствует решению экзистенциальных проблем, но делает его более пассивным, слабым и безответственным.

Бюджентал считает, что зацикленность на поведении является проявлением "туннельного видения", а сам бихевиоризм получил имя "психологии" явно случайно / см. deCarvalho, 1996, p.46/. Более того, по мнению Бюджентала, объективизм и сциентизм бихевиоральной ("объективной", научной) психологии является следствием работы защитных механизмов самих ее создателей: будучи не в силах полноценно взаимодействовать с собственным внутренним субъективным миром, бихевиористы пытаются спрятаться в рамках "объективных" критериев и измерений /Bugental, 1976/.

Загрузка...

При внимательном рассмотрении можно увидеть такие "комплексы человечности" и у представителей многих других психологических концепций.

Взгляд на человека и его жизнь, которые предлагает Дж. Бюджентал, бесконечно далеки от привычного образа "человека" в современной "научной" психологии — это гораздо ближе к Жизни, чем к Психологии.

ПОЭТОМУ так полезны могут оказаться для психологии УРОКИ Джеймса Бюджентала.

Из всех разнообразных уроков, преподанных Бюдженталом психологам, остановлюсь на трех, самых важных для меня:

1) сложности и глубины
2) доверия к "субъективному"
3) уважения и деликатности


 

1) Урок сложности и глубины

Бюджентал ясно осознает: человек по сути своей достаточно сложен и глубок, чтобы заслужить со стороны психологии такого же сложного и глубокого подхода к себе.

Понять, говоря словами Ф.М.Достоевского, «человеческое в человеке» возможно, если приблизиться к ответам на существенные, экзистенциальные вопросы: Кто я такой? Ради чего Я живу? Как Я вижу этот Мир? Как и какой свой Мир я строю? Какое место в этом Мире Я пытаюсь занять?…

Важнейшим достоинством экзистенциального направления является стремление не только не уходить от самых главных вопросов о человеке, несмотря на их сложность, но как раз эти сущностные вопросы поместить в центр внимания. Именно экзистенциалисты не закрывают глаза на сложность и противоречивость человеческой природы, стремятся построить «психологию о главном» и в наибольшей мере преодолевают «грех упрощения», присущий современной психологии, которая так упорно пытается искать не там, где потеряла, а там, где светлее…

Экзистенциальный подход исходит из того, что каждый человек существует, осуществляя собственную жизнь. Жизнь человека насыщена множеством различных событий, на него влияют природные, социо-культурные факторы и иные силы, но все это – лишь исходные обстоятельства и материал, "сырье", из которых каждый человек строит свою жизнь.

Собственно, если и можно определить «главное дело» жизни человека, то с экзистенциальной точки зрения состоит оно в том, чтобы прожить жизнь именно по-человечески, выбирая в каждый момент свой собственный, аутентичный путь. И поэтому, чтобы по-настоящему понять человека как человека, в «человеческом измерении», следует прежде всего понять главное: как именно и в какой мере он участвует в созидании своей жизни, как он "бытийствует" – переживает и осмысливает свою жизнь, отвечает на фундаментальные вопросы бытия, делает жизненные выборы, осуществляет решения, принимает за них ответственность и т.д.

За большинством частных психологических трудностей в жизни человека лежат более глубокие (и не всегда ясно осознаваемые) экзистенциальные проблемы -- проблемы свободы выбора и ответственности, изолированности и взаимосвязанности с другими людьми, поиска смысла жизни и ответов на вопросы «Кто я есть? Что есть этот мир? Каково мое место в этом Мире?» и т.д.

Иными словами, экзистенциальная психология стремится сквозь внешний фасад жизни ("онтический Мир") разглядеть глубинные, собственно человеческие ее основы ("онтологический Мир"). Только опираясь на такое экзистенциальное видение, возможно понять, что мешает полноценному существованию человека, помочь осознать это ему самому и способствовать экзистенциальным изменениям в его жизни (не случайно еще одно название концепции Дж. Бюджентала – "жизнеизменяющая терапия"). Без этого любые перестройки в онтическом мире будут иметь лишь временный, косметический эффект.

Это не значит, что не надо отвечать на другие — пусть очень важные, но частные— вопросы… Это означает, что подлинный, собственно человеческий смысл любых частных вопросов может быть понят лишь ПОСЛЕ и в КОНТЕКСТЕ ответов на экзистенциальные вопросы — как составляющие Жизненного Мира данного человека, как проявления его аутентичного способа бытия, и потому частные вопросы — вторичные

Вне экзистенциального контекста это будут, просто факты, информация… А с другой стороны — не просто. Когнитивная простота психологии, реализованная в практической работе психологов, становится совсем не такой простой и безобидной. Бюджентал предупреждает, что главная опасность состоит не в том, что представители такой «упрощающей психологии» ошибаются, а в том, что они правы, но правота их односторонняя и разрушительная. «Человека можно низвести до уровня белой крысы или голубя. Человека можно превратить в машину. Редуцированные представления о человеческой природе могут быть использованы для управления людьми… Но останется ли человек человеком, если его превратить в бьющего по шарику голубя ? » / Bugental, 1976, р.293-294 /.

Еще один аспект простоты психологии — взгляд на человека как на отдельного, изолированного индивида. Экзистенциалисты утверждают: Человек — это Мир Человека, мир человеческих отношений и взаимосвязей.. Отсюда, например, понятно, что качество консультационной работы в ЭГП определяется не только (и не столько) переменами на уровне индивида как такового, а теми изменениями, которые произошли во взаимоотношениях человека с его Миром, и прежде всего — с миром других людей. Смысл психологической помощи человеку состоит не в том, чтобы «вооружить» его для борьбы с социальным окружением, а, наоборот, чтобы поддержать его усилия по развитию своего Мира в направлении большей гармоничности и человечности. Иными словами, изменение качества взаимоотношений клиента с другими людьми является важнейшим критерием эффективности работы психолога.

Что бы мы ни узнали о человеке, что бы ни поняли — всегда есть нечто большее…

2) Урок доверия субъективному

Стремление психологии ко всё большей точности, объективности… — это путь не к более адекватному пониманию человека как Человека, а, наоборот, движение в обратную сторону, в сторону мифов, иллюзий и понятийных карикатур.

Признание Субъективности, доверие и опора на нее — это шанс адекватности и глубины, проявление честности и ответственности психолога, условие достижения «реализма в высшей степени»…

СУБЪЕКТИВНОСТЬ в понимании Дж.Бюджентала — это психологическая основа бытия человека, его внутренняя жизнь, мир субъективных переживаний, «личная» реальность человека, в которой он живет наиболее подлинно, это «архетипическая родина» человека, откуда берет начало все самое важное в его жизни. И поэтому именно субъективность и происходящее в ней является для психолога исключительно важным -- это, перефразируя Фрейда, «королевская дорога» постижения человеческого в человеке. Более того, настоящая, «жизнеизменяющая» психологическая работа возможна только в плоскости внутренней субъективной реальности. И чем серьезнее и острее проблема, над которой идет эта работа, тем основательнее необходимо погружение в субъективность «хозяина» проблемы -- ему «не могут помочь никакие объективные манипуляции, сколько бы их ни было» / Bugental /. Любая активность во внешнем по отношению к субъекту мире имеет значение постольку, поскольку она затрагивает его субъективность.

Более того, по мнению Бюджентала, объективизм и сциентизм "объективной" (научной) психологии является следствием работы защитных механизмов самих ее создателей: будучи не в силах полноценно взаимодействовать с собственным внутренним субъективным миром, бихевиористы пытаются удержаться в рамках "объективных" критериев и измерений /Bugental, 1976/.

Если психолог использует свои собственные оценки, переживания или суждения и при этом претендует на их бесспорность, объективную обоснованность и т.д. — т.е. пытается выдать субъективное за объективное, — может возникнуть опасность ОБМАНА клиента. Использование этого типа взаимодействия требует от фасилитатора быть честным, осторожным и принимать особую ответственность за привнесение своей субъективности в процесс консультирования.

При всей очевидной значимости, информативности и полезности разнообразных форм объективного подхода, можно сказать, что «слухи» о его больших возможностях в отношении адекватного понимания и решения собственно человеческих, экзистенциальных вопросов сильно преувеличены, в том числе — устами научной (сциентистской) психологии, объективно-ориентированных концепций в психотерапии и т.п.

Объективизация себя ведет к самоограничению и саморазрушению; в этом смысле "объективация" – путь к "омертвлении" живого начала в человеке…

Эта «экспансия объективного» вызывает у Бюджентала серьёзную тревогу и сожаление: «Всеобщая озабоченность нашего времени и нашей культуры объективным – это раковая опухоль, которая может уничтожить нас как вид /…/. Сама по себе она не ядовита, но она растет, вторгаясь в другие, здоровые процессы, калеча и разрушая их. Требование сделать все объективным (или ясным – что есть форма объективации) разрушает многое невыразимое и тонкое.» ( 1987, р.171).

«…методы, которые привели к столь замечательным успехам в измерении и использовании неживой природы, были в девятнадцатом веке применены к человеческой природе. Мы стали думать о себе как об объектах, которые должны быть взвешены, измерены и подвергнуты анализу. А значит, мы не могли избежать взгляда на себя как на неживую природу, как на нечто безличное…"Победа над собой" викторианского девятнадцатого века стала "манипулированием собой" в веке двадцатом.» (Дж. Бюджентал, Дань Ролло Мэю 1991 )

К сожалению, именно психология идет в авангарде наступления на субъективное. Как часто в ее «понятиях» реальный человек исчезает — остаются иллюстрации к теории…

3) Урок уважения к человеку и осторожности

Уважение к человеку, вера в его возможности является для Бюджентала не просто нравственным императивом, а естественно вытекает из отстаиваемого образа человека: если мы взглянем на человека на экзистенциальном уровне и если мы признаем силу субъективности, то мы сможем с большим доверием отнестись к возможностям человека по строительству собственной жизни.

Клиент — это человек, который не справился с жизненными проблемами, но не потому, что не в состоянии это сделать (и поэтому я буду решать за него), а потому, что он пошел не своим путем, и следовательно, я могу помочь ему пересмотреть свой способ жизни, найти более аутентичный путь, вернуться к себе, реализовать свой потенциал…

Психология — слишком самонадеянная, самоуверенная… Постоянно приходится видеть, с какой легкостью, без тени сомнения психологи берутся «формировать», «корректировать», «консультировать», «работать с кризисами» и вообще «учить жить» -- и при этом весьма уверенно и комфортно чувствуют себя в роли «инженеров человеческих душ»… Как часто хочется задать им один из известных «гамлетовских вопросов» — а сумеют ли они сыграть хотя бы на флейте??! Тем более, что многие из них совсем не так успешны в формировании и коррекции собственной жизни…

Я давно пришел к убеждению — чем дальше психолог продвигается по пути постижения подлинной природы человека, тем менее категоричен и более осторожен он в своих выводах, тем больше уважения проявляет он перед лицом сложности, неисчерпаемости, силы и красоты внутреннего мира человека. Тем настойчивее он стремится уйти от простых, легких, однозначных механистичных взглядов и решений. А это, в свою очередь, вызывает у меня уважение и доверие к его идеям, выводам и открытиям…

Бюджентал проявляет подлинное уважение к природе человеческой, осознание бесконечности и принципиальной неисчерпаемости глубин его души и, соответственно, — готовность к деликатности и осторожности, когда дело доходит до влияния на человека, вмешательства в его жизнь…
уважительность и ответственность в отношении клиента, открытость, рефлексивность и критичность собственной позиции.
нет никаких гарантий

Это очень честная и ответственная позиция. Но, к сожалению, -- не слишком, на мой взгляд, популярная среди современных психологов (особенно среди тех, кто считает себя учеными), которые уже все про человека поняли.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Главный урок ЭГП —психология не обречена на манипулирование, она может быть человечной…

Психология мифов и карикатур, манипулирования и коррекции, формирования и технологий…— эта «мертвая» психология — психология уходящая. На смену ей приходит психология живая, — жизнеизменяющая и жизнеутверждающая

Концепция Джеймса БЮДЖЕНТАЛА, его экзистенциально-гуманистический подход, — это психология с действительно человеческим лицом, психология мудрая, человечная…

Реализация экзистенциального подхода в психологии (теоретической, а в еще большей мере – практической) позволяет получить принципиально новый, более глубокий и сущностный, более «человечный» взгляд на человека и условия его становления.

ЭГП занимает в психологическом мире определенную, четкую позицию, предлагает свои, специфические ответы на самые важные, ключевые вопросы. Эти ответы составляют принципиальную альтернативу ведущим психологическим парадигмам — и, соответственно, расширяют пространство выбора для самих психологов, способствуя росту их собственной свободы и усиливая возможности их профессионального и личностного самоопределения.

Мой нынешний взгляд на психологию – ту объективную и объективирующую «психологию», которая господствует сегодня, – весьма скептический… Но именно Дж. Бюджентал и его подход дает мне надежду, что вырождение психологии – еще не финал…

Братченко С.Л.


Экзистенциально-гуманистический подход Дж. Бюджентала (продолжаем разговор)

 

------------------------------

 

"Быть иль не быть, вот в чем вопрос.
Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы
Иль надо оказать сопротивленье ...?"

В. Шекспир

 

В "Психологической газете" уже дважды печатались небольшие материалы, посвященные экзистенциально-гуманистическому подходу в психологии и психотерапии (ЭГП), точнее - одному из его вариантов, развиваемому в настоящее время Джеймсом БЮДЖЕНТАЛОМ (см. "ПГ" -- 1 и 4, 1997). Его концепция, к сожалению, практически незнакома большинству отечественных специалистов, т. к. на сегодняшний день эти две публикации да краткая информация в "Вопросах психологии" (- 3, 1997) - почти все, что напечатано на русском языке об этом чрезвычайно интересном подходе. Попытаемся восполнить этот пробел и продолжим разговор об ЭГП - и на этот раз о его теоретических основах.

Мы, пишущие эти строки, начали приобщаться к ЭГП с 1993 года, с первого тренинга-семинара, проведенного в Петербурге яркой представительницей этого направления Деборой Рэхилли (ученицей Д. Бюджентала). Позднее образовалась группа желающих разобраться в этом подходе поглубже, которая стала периодически встречаться, обсуждать свой экзистенциальный опыт и труды Бюджентала, которые сами же и переводили. Приезжали в наш город и другие коллеги маэстро, также способствующие нашему погружению в это психотерапевтическое направление. От избытка энтузиазма была даже создана экзистенциально-гуманистическая секция в Санкт-Петербургской Ассоциации тренинга и психотерапии.
Но это еще не вся история нашего приобщения к ЭГП. Последнее, что с нами случилось, трудно передать словами - ведь, как известно, язык чувств значительно беднее самих чувств... Речь идет о чудесном путешествии в Калифорнию, где нас в составе группы из 18 человек (Санкт-Петербург и Москва были представлены на удивление поровну) психологов и психотерапевтов, продвинутых в области экзистенциальной психологии и психотерапии (надо сказать, что таких специалистов у нас, конечно, значительно больше), обучал своему подходу живой и по-американски бодрый классик - сам Джеймс Бюджентал. Силы впечатлению добавляло еще и то, что происходило это двухнедельное действо в Сан-Франциско - прекрасном и теплом городе, в котором находится знаменитый Сейбрукский институт, где долгие годы работал Ролло Мэй, крупнейший экзистенциальный психолог и психотерапевт, один из основоположников ЭГП, и где сейчас функционирует "Центр Гуманистических Исследований", носящий его имя.

И сейчас, опираясь не только на приобретенные в Америке ценнейшие (во всех смыслах) литературные источники, но и на не менее ценные материалы лекций Бюджентала, а также на совершенно бесценный, прожитый и пережитый нами опыт практических занятий, грамотной супервизии и острых ощущений в "шкуре" клиента Бюджентала, мы чувствуем себя вправе и в силах рассказать о нем и его идеях.

Джеймс Фредерик Томас Бюдженталродился 25 декабря 1915 года в городке Форт Уэйн (штат Индиана, США). В Учительском колледже в Техасе он получил педагогическое образование (1940 г.), после чего изучал социологию (диплом магистра по социологии в 1941 году), а также психологию. Работал психологом во время службы в армии, затем получил докторскую степень по психологии (Университет Огайо, 1948 год), а с начала 50-х и по сегодняшний день занимается индивидуальным консультированием.

Среди людей, оказавших, по мнению самого Бюджентала, на него наибольшее влияние, он прежде всего называет Джорджа Келли, под чьим руководством он проводил исследования по Я-концепции, и Ролло Мэя, который очень способствовал его выходу в "экзистенциальное измерение". Одним из самых важных событий в своей жизни Бюджентал считает также знакомство с книгой Карла Роджерса "Консультирование и психотерапия", которая открыла для него "новую реальность". В 1962 г. он избирается первым президентом Ассоциации "За гуманистическую психологию". Бюджентал много пишет. Среди основных трудов, принесших ему мировую известность, - "В поисках экзистенциальной идентичности" (1976), "Психотерапия и процесс: основы экзистенциально-гуманистического подхода" (1978), "Искусство психотерапевта" (1987) и др. Очень точно о нем сказал Кирк Шнайдер (известный в Америке экзистенциальный психолог и психотерапевт), назвав его уникальным "мастером двойственности", способным одинаково глубоко и тонко работать как в "объективном мире" теории, так и в "субъективном мире" практики.

Если попытаться определить место концепции Бюджентала в "психологическом мире", то можно сказать, что его подход является частью экзистенциального крыла гуманистического движения в современной психологии. Важнейшая общая для этого движения идея - это, как известно, признание наиболее естественным и полноценным состоянием человека - быть в процессе становления. Но дальше, при конкретизации этой общей идеи, в стане гуманистов появляются разногласия (и весьма серьезные), касающиеся сущности и движущих сил этого процесса становления. В чем же, спросите вы, отличие ЭГП от других гуманистически ориентированных подходов, например, широко известного и популярного у нас роджерианского? Отвечаем - прежде всего в том, что личностно-центрированный подходприроду человека видит изначально позитивной и самоактуализирующейся, а экзистенциалисты считают, что личность сама осуществляет выбор между позитивными и негативными возможностями, сама несет за это персональную ответственность и именно в этом - потенциалы нашего личностного роста.Сам выбор связан с решением фундаментальных (или, по-простому, экзистенциальных) проблем, таких как жизнь и смерть; детерминизм, свобода и ответственность; смысл жизни и его утрата; общение и одиночество. Каждый человек каким-то образом решает эти дилеммы. При этом, независимо от того, мучается он ими или нет, "заметает под ковер" или просто отмахивается, он не может решить их раз и навсегда однозначно и потом спокойно жить. И все это потому, что нет не только четкого ответа на эти вопросы, но нет и не может быть ответа окончательного. А раз так, то вот нам и расплата за это - базовая тревога, которую вполне резонно называют экзистенциальной.

Но рано здесь ставить точку, так как есть и другие важные отличия экзистенциального подхода от личностно-центрированного. Одно из них заключается в том, что в ЭГП акцент делается не на личность как таковую, а на ее взаимоотношениях с Миром. Именно в контексте взаимодействия "Я-и-Мир" приобретают наиболее глубокий смысл экзистенциальные проблемы.К тому же от того, как мы видим себя в окружающем мире, зависит то, как мы видим других и как строим с ними отношения. Вторая особенность экзистенциального взгляда на личность - индетерминизм в своем предельном выражении: человек и его жизнь не могут быть до конца объяснены никакими закономерностями или причинами, и в самом главном - на уровне экзистенциальных проблем- человек безжалостно непредсказуем. Таковы основные отличия этих ведущих направлений в гуманистической психологии.

А теперь рассмотрим ключевые положения концепции Бюджентала.

Важнейшая особенность "человеческой природы" - внутренне присущая человеку мотивация к "поиску здравого", которая, как только ее освобождают, побуждает человека двигаться ко все большей эффективности и удовлетворенности в жизни.

Если попробовать перейти на образный язык, то смысл сказанного можно представить в виде цветка, пробивающегося сквозь асфальт, и тогда целью человека будет "экзистенциальная эмансипация" - как возможность продвинуться к полноценному способу бытия. Отсюда и суть психотерапевтической работы - способствовать экзистенциальному освобождению, и ее название - "жизнеизменяющая психотерапия".

Жизнеизменяющая психотерапия состоит, в первую очередь, в том, чтобы помочь клиенту понять "способы, которыми он отвечает на "экзистенциальные вопросы жизни"", и попытаться вместе с ним так изменить эти способы, чтобы они "сделали жизнь клиента более аутентичной и, таким образом, - более реализованной".
Надо сразу сказать, что любой психолог, также как и психотерапевт, к какой бы школе он ни принадлежал, будет утверждать, что главное, чем он занимается - это изменения. Это так, и никто в этом смысле не оригинален. Но все дело в том, как понимается смысл этого изменения. И здесь расхождения между различными психологическими течениями и авторитетами весьма существенны. Бюджентал, используя известную дихотомию А. Маслоу "дефицитарные мотивы - бытийные мотивы", выделяет два уровня целей работы психотерапевта.

Дефицитарный уровеньцелей- когда устраняются (уменьшаются) негативные переживания, обусловленные нехваткой чего-либо и обеспечивается возврат к желанному покою и равновесию.

Бытийный уровень целей - когда задача не в том, чтобы вернуть человека к неким "комфортным условиям", а в том, чтобы клиент почувствовал себя "способным на большее в своей жизни.., имеющим выбор там, где ранее он испытывал принуждение". Хотя, может быть, это и не так очевидно, но за любыми частными психологическими трудностями лежат более глубокие (и далеко не всегда ясно осознаваемые) экзистенциальные проблемы - выбора, ответственности, поиска смысла жизни, одиночества и др. Еще Гегель утверждал, что внешние обстоятельства и внутренние мотивы господствуют над человеком до тех пор, пока он им это позволяет - то есть, правда в том, что они могут господствовать над человеком, но также и в том, что человек может выйти из-под влияния этого господства. ЭГП стремится дать нам шанс принять вызовы судьбы с гордо поднятой головой.

"Жизнеизменяющая терапия... в большей степени, чем большинство других подходов, требует, чтобы мы признавали субъективность клиента действительным местом приложения наших усилий."

Субъективность - это внутренний мир переживаний, "личная реальность", в которой мы живем наиболее страстно и наиболее подлинно. Ее составляющие - это наши образы, мысли и чувства, ценности и предпочтения, ожидания и опасения, фантазии и мечты, а также "все то, что бесконечно, днем и ночью, во сне и в бодрствующем состоянии происходит в нас, определяя то, что мы делаем во внешнем мире и что мы делаем из того, что там с нами случается". Субъективность - это наша "архетипическая родина", начало начал; именно отсюда человек черпает все самое важное в своей жизни, отсюда берут начало жизнеизменяющие тенденции и отсюда же исходит противодействие им.

"Фундаментальная драма развития человека состоит в том, что в нем действуют две главные силы - призывающая к изменениям и сопротивляющаяся им."

Эта борьба двух мотивов знакома каждому, она сопровождает наш жизненный путь и во многом определяет его. Принципиально важно, что, ориентируясь на поддержку и усиление в человеке тенденции к развитию и изменению, надо равно уважать и другую, противоположную, силу. Сопротивление клиента - это отстаивание человеком своей "привычной идентичности" и защита знакомого мира от любых воздействий, воспринимаемых как угроза устоявшемуся. Но в этом заключается только часть наших неприятностей, а другая, не менее впечатляющая, – роковым образом связана с индивидуальной "картиной мира". Происходит это следующим образом: каждый строит "свой мир" (естественно, не без влияния мира реального), а затем мы попадаем в ловушку нами же сотворенного конструкта "Я-и-Мир", который не только оказывает мощное воздействие на реальную жизнь своего автора, но и во многом ограничивает эту жизнь. Осознание клиентом этих базовых противоречий – непременное условие эффективной психотерапии и, в конечном счете, ее важнейший результат. Роль терапевта - "не в том, чтобы лечить, исправлять или менять клиентов, а в том, чтобы помочь клиентам проявлять эту способность... к собственному внутреннему зрению..."

В этом пункте – коренное отличие ЭГП от многих других подходов. Именно клиент является субъектом изменений, т.е. сила, ресурсы и "компас", определяющий желательное направление этих изменений, - все это в руках самого изменяющегося. Надо только научиться всем этим пользоваться адекватно. Если же терапевт или психолог не устоит перед соблазном и искусится принять "власть" на себя (тем более, что клиент только этого и ждет), то это будет напоминать ситуацию, когда ты вырываешь цветок, пробивающийся через асфальт, ставишь его в вазу и говоришь, что так ему будет лучше. Пытаться сделать "работу роста" за клиента -значит, мешая его собственным поискам и снимая с него ответственность, закрыть ему дорогу к экзистенциальной эмансипации. Главный смысл психологической помощи состоит в том, чтобы вернуть клиенту его "законное право" на собственную жизнь. Психологи и психотерапевты – не лечат болезни или нарушения, а "освобождают пленников" из собственной внутренней тюрьмы, так что они скорее "спасатели" (но не спасители!), содействующие внутреннему поиску клиента, помогающие ему разобраться в себе и найти путь к собственным силам. И еще одно призывают нас помнить экзистенциалисты: в каждом человеке есть тайна, которую невозможно полностью познать никому и никогда... Очень важно признавать и уважать эту "тайну клиента" – это убережет от многих опасных иллюзий.

"В работе по внутреннему поиску идеальное условие для клиента – быть интенсивно присутствующим, т.е. быть искренне и полностью в данном моменте и в том, что происходит."

При этом "присутствие" не означает замыкания на себе. Наоборот – это состояние "разомкнутости", чуткое прислушивание ко всем нюансам своего напряженного взаимодействия с Миром и интенсивное переживание каждого момента этой сопричастности. Поэтому ЭГП ведущую роль отводит работе в настоящем – с тем, что прямо сейчас действительно "живет" в субъективности человека, что актуально "здесь и теперь" Конечно, как вы сами понимаете, важна высокая степень присутствия не только клиента, но и консультанта. ЭГП помогает оставаться собой и быть полноценно живущим в каждый момент своей жизни – даже в момент работы психотерапевтом...

"Требуется неусыпное внимание к внутреннему миру переживаний клиента при понимании того, что первейшим инструментом, необходимым для этого, является собственная субъективность терапевта…"

Практически каждый профессиональный психолог и психотерапевт (надеемся, Вы, уважаемый читатель, - тоже) хочет стать настоящим классным профессионалом – только в чем суть этого профессионализма, что требуется развивать в первую очередь?! Бюджентал считает: психолог работает собой – своим внутренним миром, своей субъективностью и, в первую очередь, чувствительностью к внутреннему миру другого человека и способностью вступить с ним в глубокий контакт, который уже сам по себе является целительной силой. (Ох! - как почувствовали это те из нас, кому удалось побывать в Сан-Франциско на месте клиента Бюджентала!) – и именно это следует развивать прежде всего. Но и "техническая оснащенность" тоже важна. Как уже отмечалось в предыдущих статьях, ЭГП, по существу, почти не имеет своих особых техник – хотя и использует большинство известных методов специфическим образом. Принципиальная установка здесь состоит в открытости для любых форм и средств работы – только бы они позволяли эффективно оказать психологическую помощь и при этом – соответствовали базовым гуманистическим ценностям и были бы конгруэнтны личности фасилитатора.

Выбор остается за самим психотерапевтом – и выбирать есть из чего! "Шведский стол" психотехник, представленный Бюдженталом, впечатляет. Он выделил и подробнейшим образом описал 13 основных параметров терапевтического процесса, таких как

· уровень присутствия,

· глубина общения,

· межличностное давление,

· сопротивление и работа с ним,

· степень субъективности/объективности общения и другие.

Но и это еще не все! Бюджентал предлагает методику освоения каждого параметра, которая позволяет успешно преодолеть основные ступени на пути к вершинам психотерапевтического мастерства. На наш взгляд, эта глубокая, тщательная, богато нюансированная и технологичная программа "расширения субъективных возможностей" будет интересна и полезна представителям любых подходов – если они ориентированы на реальную работу с реальными людьми.

Таков краткий (и поэтому неизбежно упрощенный) обзор экзистенциально-гуманистического подхода Дж. Бюджентала. Причем здесь представлены только теоретические вопросы и лишь вскользь затронуты не менее (если не более!) интересные и важные вопросы практической работы. Возможно, в дальнейшем нам удастся рассказать и об этом (но, как известно, для освоения практики – лучше один раз поучаствовать, чем сто раз прочитать; поэтому приглашаем всех желающих принять участие в семинарах-тренингах по ЭГП, информацию о которых – смотрите в ближайших номерах "Психологической газеты").

Тем не менее, мы надеемся, что самое главное читатель уже понял: Дж. Бюджентал предлагает очень тонкий, глубокий (и потому – такой непростой!), жизнеутверждающий подход, который не пасует перед неоднозначной, трудно постижимой и весьма драматичной сущностью человека. Безусловно, этот подход – не панацея и не универсальное средство решения любых проблем любого человека (о чем не устает повторять и сам Бюджентал). Но мы уверены – есть немало людей, которым необходима помощь именно на таком глубинном, экзистенциальном уровне; хочется также верить – есть немало и психологов, готовых принять этот вызов, рискнуть выйти на такой уровень работы. И для тех, и для других неоценимо полезным может оказаться именно экзистенциально-гуманистический подход Джеймса Бюджентала.

Братченко С.Л., Курбатова Т.Н.

 

Экзистенциальная психология глубинного общения. Уроки Джеймса Бюджентала.

Аннотация Это первая не только в отечественной, но и в мировой литературе книга, посвященная изложению и анализу одного из самых глубоких и перспективных подходов в современной мировой психологии и психотерапии – экзистенциально-гуманистического подхода Джеймса Бюдженталя. Подробно рассмотрены история возникновения этого направления, его философско-теоретические основы, а также психологическая концепция глубинного общения, на базе которой строится практика психологического консультирования.
Быть иль не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль Смиряться под ударами судьбы Иль надо оказать сопротивленье?.. Вильям Шекспир

 

 

Мы не лечим болезни и не исправляем нарушения, мы освобождаем пленников... Джеймс Бюджентал

 

Предисловие

Эта книга появилась не вдруг и не случайно. Она имеет свою, уже довольно большую, предысторию. Летом 1992 года на II Международной конференции по гуманистической психологии в Москве выступила Дэбора Рэхилли (Deborah Rahilly) из США с рассказом о концепции своего учителя – Джеймса Бюджентала* (James Bugental), одного из лидеров экзистенциально-гуманистического подхода (ЭГП). Ее сообщение вызвало большой интерес. И тогда же группа российских психологов (Елена Мазур, Дмитрий Леонтьев и автор этих строк, которые к тому времени уже давно и серьезно интересовались гуманистическим направлением) договорилась с Дэборой о проведении после конференции нескольких ознакомительных семинаров – в том числе в Москве и Санкт-Петербурге. Эти короткие, но очень насыщенные встречи прошли успешно, и в обоих городах образовались группы психологов и психотерапевтов, заинтересованных в более глубоком освоении этого подхода.

* Сразу следует оговорить "проблему имени": пожалуй, именно James Bugental имеет самую разнообразную форму написания своей фамилии на русском языке (я насчитал уже больше пяти вариантов!); не вступая в дискуссию о том, как будет правильно "на самом деле", я предпочитаю использовать ту транскрипцию, которую слышал от самого J.B.

В сентябре 1993 года в Москве и Петербурге состоялась Первая российско-американская конференция "Теория и практика экзистенциальной психотерапии", собравшая достаточно большое число участников. На конференции впервые в России экзистенциально-гуманистический подход Джеймса Бюджентала был представлен достаточно полно и с разных сторон. Прозвучали интересные доклады (как американских, так и наших специалистов), прошли заинтересованные дискуссии, яркие демонстрации.

В течение 1993-1995 годов Дэбора и ее коллеги – Роберт Нэйдер (Robert Nader), Ланир Кланси (Lanier Clance), Падма Кателл (Padma Catell), и др. – провели в России серию семинаров-тренингов по ЭГП, в промежутках между которыми московская и петербургская группы активно осваивали методические материалы, обсуждали полученный опыт, переводили первоисточники.

Это был очень значимый период для всех нас, и движение носило двусторонний характер. Американские коллеги знакомились с нами, нашими настроениями и возможностями, готовностью к серьезному постижению и освоению этого глубокого, в высшей степени непростого подхода. Мы сами, с одной стороны, активно включились в захватывающий процесс открытия экзистенциальных взглядов на человека, его развитие, личностный рост и условия психологической (психотерапевтической) помощи в решении жизненных проблем, а, с другой стороны, – мы пытались "прислушаться" к себе и понять, насколько серьезна наша готовность занять экзистенциальную позицию в психологии и в жизни.

В процессе такого взаимо- и самопознания постепенно происходило наше самоопределение – кто-то отходил в сторону, взяв из этого подхода только то, что было близко и понятно лично ему; кто-то решил строить на этом свою карьеру, делать себе "имя" и т.п.; кто-то осуществил вполне определенный и осознанный выбор в пользу экзистенциализма, а кто-то так и остался на распутье, продолжая сомневаться и искать.

На все это потребовалось немало сил и времени – почти пять лет! Это были прекрасные дни, я с большой теплотой вспоминаю наши встречи, споры, открытия и искренне горжусь той "командой", которую удалось объединить в этом трудном, но увлекательном процессе "взращивания" экзистенциализма на петербургской психологической почве (не самой, надо признать, благодатной для гуманистических и экзистенциальных идей). В эту группу на разных этапах входили такие известные санкт-петербургские специалисты, как психологи Татьяна Курбатова и Диана Тонконогая, Наталия Гришина и Андрей Замулин, Севиль Векилова и Леонид Куликов, Елена Кораблина и Наталья Паттурина, Ирина Искандарян и Сергей Рябченко, Людмила Коростылева и Валерий Ситников, помогавшие с переводом Маша Немичева и Мария Миронова и многие другие. Каждый внес свой уникальный вклад, проделал огромную работу – и всем вам, дорогие коллеги, я очень признателен.

Сегодня очевидно – наши усилия не пропали даром: еще совсем недавно это направление современной психологии было практически незнакомо у нас даже специалистам; сейчас же подход Дж.Бюджентала достаточно известен и уважаем, о нем знают и по семинарам-тренингам, и по лекциям, и по многочисленным уже публикациям (см., например, Бугенталь, 1995; Бьюдженталь, 1998; Братченко, 1997, 1998, 2000; Братченко, Курбатова, 1997; Миронова, Братченко, 1997 и др.). В 1996 году в Санкт-Петербургской Ассоциации Тренинга и Психотерапии была создана секция "экзистенциально-гуманистической терапии". В общем – процесс пошел и достаточно активно. Теперь наступает самый важный, решающий момент – подготовка настоящих профессионалов-практиков.

Следующим этапом работы стала поездка в Америку и знакомство с практикой ЭГП на его родине*. Причем, нам удалось не только соприкоснуться, но и вступить в интенсивный двухнедельный диалог с целым созвездием представителей этого направления во главе с одним из его вдохновителей и создателей Джеймсом Бюдженталом. Произошло это на российско-американской конференции "Экзистенциально-гуманистическая психотерапия", состоявшейся 20 января – 3 февраля 1997 года в Сан-Франциско – в эпицентре развития экзистенциально-гуманистического подхода. (Подробнее об увлекательнейшем "путешествии в экзистенциализм" см. Миронова, Братченко, 1997; Братченко, Курбатова, 1997; Братченко, 1997.)

* Экзистенциальный подход в психологии появился в первой половине XX века в Европе, но данное его направление было создано усилиями в первую очередь американцев: Ролло Мэя (Rollo May), Дж.Бюджентала, Ирвина Ялома (Irving Yalom) и др. – подробнее см. параграфы 1.1. и 1.2.

Мои впечатления от общения с американскими коллегами очень яркие и разнообразные. С одной стороны, я еще раз убедился, что при всех очевидных различиях, "по большому счету" – они такие же, как и мы. Мы довольно хорошо понимали друг друга (несмотря на имевшиеся кое у кого языковые трудности), и у нас оказалось много общего – не столько даже в профессиональном смысле, сколько в человеческом. Несколько раз я вспоминал знаменитую "формулу" Карла Роджерса: самое глубинное в людях – самое общее.

Особенно ценными для меня и запомнившимися были, конечно, встречи и общение с Джеймсом Бюдженталом, а также – с Грэггом Ричардсоном, Молли Стерлинг, Виктором Яломом, Ричардом Вайсманом, Томасом Гринингом, Стэнли Крипнером и многими другими.

С другой стороны – в общении с американскими психологами и психотерапевтами я открыл для себя массу нового, получил уникальный опыт. В частности, стало отчетливо ясно: да, в теоретическом плане наши психологи, как правило, здорово "подкованы", с удовольствием включаются в научные дискуссии по самым сложным вопросам... Но вот в практическом отношении, в способности вступить в непосредственный глубокий контакт с клиентом и вести интенсивную, эффективную и при этом недирективную терапевтическую работу – тут большинству из нас еще расти и расти (во всяком случае в отношении себя лично могу утверждать это вполне определенно). Впрочем, само по себе это не стоит расценивать как недостаток: с точки зрения ЭГП, страшно не то, что еще "есть что менять", а как раз наоборот – что уже нечего (или – незачем...). Для себя я увидел очень богатую и перспективную "зону ближайшего развития" именно в экзистенциально-гуманистическом направлении. Для большинства моих коллег, насколько я могу судить, эта поездка также оказалась весьма значимой и полезной.

Итак – экзистенциализм медленно, но верно прорастает на почве российской психологии и психотерапии. Мне посчастливилось быть участником этого процесса зарождения экзистенциально-гуманистического подхода в России с самых первых его шагов. Данная работа – это попытка обобщить полученный мною опыт, который условно можно сгруппировать в три основные источника.

Первый источник – это очень насыщенный, глубокий и богатый опыт общения и участия в семинарах и тренингах, которые проводили профессиональные психологи и психотерапевты из США, специализирующиеся в экзистенциально-гуманистическом направлении. Особенно хочется отметить встречу с Джеймсом Бюдженталом – основателем этого направления. Эта Встреча и уроки Мастера оказали (и продолжают оказывать) на меня очень сильное и глубокое, поистине экзистенциальное влияние!

Я увидел перед собой не только (и не столько!) крупнейшего теоретика и авторитетного исследователя, уникального психотерапевта, лидера целого направления в психологии (Бюджентал, как известно, был соратником А.Маслоу, К.Роджерса, Р.Мэя и других по осуществлению "гуманистической революции" в психологии, его избрали первым президентом "Ассоциации за Гуманистическую Психологию", он был редактором знаменитой книги, своего рода "гуманистического манифеста" – "The Challenges of Humanistic psychology" (1967) и т.д. и т.п.), но прежде всего – человека, Личность.

· Человека мудрого, обладающего колоссальным опытом;

· готового удивляться и открывать снова и снова;

· Человека опытного, тонко чувствующего и глубоко понимающего – но уважающего тайну внутреннего мира личности и отказывающегося давать однозначные, окончательные ответы;

· Человека, мыслящего ясно, логично, удивительно легко раскладывающего сложнейшие темы и проблемы "по полочкам" (но осознающего при этом принципиальную незавершенность любого рассуждения на экзистенциальные темы);

· виртуозно владеющего метафорами, образами, юмором;

· Человека, который всю жизнь имел дело с людскими проблемами, страданиями, болью – и сохранил оптимизм, веру в позитивную сущность человеческой природы...

И еще. Для меня принципиально важно было убедиться в том, что в данном случае Человек и его Концепция (теоретическая и практическая) – это единое целое: Бюджентал полноценно живет, "присутствует" в своей теории и в своей практической работе; а его концепция – очень жизненная и очень личная. И он сам и его подход – удивительно естественные и гармоничные.

Весьма значимым оказались для меня и беседы, учебное взаимодействие и личное общение с учениками и последователями Дж.Бюджентала: Дэборой Рэхили и Робертом Нэйдером, Грэггом Ричардсоном и Орой Круг. Благодаря их яркой и глубокой работе, готовности поделиться профессиональными "секретами", открытости, искренности и терпению я не только лучше понял многие сложные вопросы ЭГП, но и прочувствовал, "прожил" их в совместном общении на "сессиях". Я многому научился у этих блестящих профессионалов и прекрасных людей.

Второй источник – это опыт изучения разнообразной теоретической и методической литературы по гуманистической и экзистенциальной философии, психологии и психотерапии, а также – ее обсуждение с коллегами. Для меня лично наиболее значимыми оказались работы

· М.М.Бахтина,

· Дж. и Р.Байярдов,

· М. Бубера,

· Ф.Е.Василюка,

· С.Джурарда,

· А.Ф.Копьева,

· Дж.Корэя,

· Д.А.Леонтьева,

· Р. Лэнга,

· Г.Лэндрета,

· А.Маслоу, Р.Мэя,

· К.Роджерса,

· С.Л.Рубинштейна,

· Ж.-П. Сартра,

· М. и Р.Снайдеров,

· В. Франкла,

· А.У.Хараша и, конечно,

· Дж.Бюджентала.

Из произведений Джеймса Бюджентала наиболее сильное впечатление на меня произвели три книги: "The Search for Existential Identity" (1976), "Psychotherapy and Process" (l978), "The Art of the Psychotherapist" (1987). (Последняя работа и легла в основу разработки программы семинара-тренинга "Психология глубинного общения" – см. третью часть данного пособия).

Все тексты Дж. Бюджентала отличаются фундаментальностью теоретических основ, обилием разнообразного конкретного, жизненного "материала", ясностью изложения и личной значимостью, пристрастностью. Автор не просто излагает некие абстрактные идеи и "случаи из практики"; он ярко, зримо и очень личностно раскрывает опыт собственного экзистенциального поиска – личного и профессионального, – а также опыт помощи в осуществлении такого поиска другим людям, своим клиентам. Эти книги представляют, на мой взгляд, своеобразный слепок с жизни, реальной, многообразной и бесконечной, и образуют увлекательную "смесь" научного трактата, автобиографии, методического пособия и художественного произведения.

Третий источник – это чрезвычайно важный (хотя и очень разный, неоднозначный и явно недостаточный) опыт самостоятельного проведения семинаров-тренингов по ЭГП для практических психологов. Всего на данный момент таких семинаров прошло около двадцати в ряде городов России, Украины, Белоруссии. О главных итогах этой работы будет сказано далее (см. §3.4). Здесь же подчеркну, что именно попытки самому реализовать на практике экзистенциально-гуманистический подход (точнее будет, конечно, сказать – его отдельные элементы) позволили мне прочувствовать ключевые ценности и установки ЭГП, понять гораздо глубже его смысл и для профессии, и для жизни. Каждый такой семинар – как более удачный, так и (в еще большей мере!) менее удачный – был наполнен активными, подчас драматическими поисками, открытиями и интенсивным продвижением не только для его участников, но и для меня самого.

Все "три источника, три составные части" моего опыта постижения экзистенциально-гуманистического подхода для меня очень дороги и ценны и я искренне признателен всем, кто этому способствовал!

С.Б.
Санкт-Петербург, 1997-2001

P.S.

Когда первый вариант этой книги уже был написан, пришло известие, что "The Art of the Psychotherapist" Джеймса Бюджентала наконец-то готовится к выходу на русском языке! Это будет, безусловно, большим праздником для всех интересующихся гуманистическими и экзистенциальными направлениями в психологии, а для меня в особенности – я мечтал об этом уже много лет. Но, с другой стороны, перевод "первоисточника" ставит под сомнение замысел моей собственной работы. То, что я считал своей главной целью, и что, как мне казалось, является достоинством моей книги – максимально полное и точное представление основного содержания концепции ЭГП с минимальными комментариями и добавлениями – теперь меняет свой смысл. Возникло даже желание полностью переделать данную работу. Однако, не без колебаний, я все же решил сохранить первоначальный замысел – дополнительное представление идей Бюджентала будет только на пользу (тем более, что перевод "Искусства психотерапевта" оставляет, на мой взгляд, желать лучшего и для читателей будет полезно иметь возможность сравнить хотя бы наиболее важные положения и самим выбрать русскоязычную версию). В любом случае, две книги об экзистенциально-гуманистическом подходе – лучше, чем ни одной.


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 130 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Февраля | ДЛЯ КОГО ЭТА КНИГА? | ПОЧЕМУ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД? | ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПАРАДИГМЫ | ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ПОДХОДА И ЕГО МЕСТО СРЕДИ ДРУГИХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ | Экзистенциальный подход В.Франкла, Дж. Бюджентала | КЛЮЧЕВЫЕ ИДЕИ КОНЦЕПЦИИ ДЖЕЙМСА БЮДЖЕНТАЛА | МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ДАВЛЕНИЕ | I. Слушание | II. Ведение |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Экзистенциально-гуманистический подход Джеймса Бюджентала: Уроки для психологии.| ПРО ЧТО ЭТА КНИГА?

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.044 сек.)