Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Бразилия :: История Бразилии

Читайте также:
  1. II.1 История развития космонавтики
  2. IV. История денег.
  3. SWOT-анализ развития туризма Бразилии.
  4. Аренда авто в Бразилии
  5. Бесконечная история
  6. Биография, история жизни Дмитрия Донского

Письменная история Бразилии восходит к концу 15 в., когда Португалия и Испания стали соперничать за власть на суше и на море. За десятки лет до открытия Нового Света португальцы искали морской путь в Индию, двигаясь на юг вдоль берега Африки. После первой экспедиции Колумба Португалия и Испания заключили Тордесильясский договор 1494, подтверждавший предыдущие буллы папы Александра VI. По договору о сферах влияния земли к востоку от демаркационной линии (50° з.д.) отходили к Португалии. В 1498–1499 Васко да Гама обогнул мыс Доброй Надежды на юге Африки и добрался до Индии, открыв прямой морской путь на восток. В следующем столетии Португалия создала огромную колониальную империю в Азии. На этом фоне открытие Бразилии стало лишь небольшим эпизодом.

Точно не установлено, когда европейцы впервые достигли Бразилии. Французские исследователи утверждают, что судно француза Жан Кузена во время шторма в 1488 отнесло к берегу этой страны. Некоторые бразильские историки уверяют, что португальские мореплаватели тайно посещали Бразилию ранее 1494. Известно, что по крайней мере две испанские экспедиции плавали к берегам современной Бразилии незадолго до того, как Педру Алвариш Кабрал 22 апреля 1500 увидел неизвестную землю, назвал ее Терра-да-Вера-Круш (Землей Истинного Креста) и объявил владением Португалии.

Кабрал руководил большой флотилией, которая должна была охранять суда Васко да Гамы с богатым грузом из Индии. Пытаясь следовать вдоль берегов Западной Африки навигационным курсом, указанным Васко да Гамой, Кабрал слишком далеко отклонился к западу, пересек Атлантический океан и высадился на берегу Южной Америки в районе современного города Порту-Сегуру (шт. Баия). Он обследовал этот участок побережья в течение 10 дней и водрузил там деревянный крест. Хотя в этом районе не было найдено ни пряностей, ни полезных ископаемых, Кабрал посоветовал направить экспедицию для исследования новой земли. Одно судно вернулось в Лиссабон с отчетом об этом открытии, а остальные поплыли вдоль берегов Африки в Индию.

В 1530-х годах Португалия пыталась насадить в Бразилии систему капитанств (capitania). Крупнейшими земельными собственниками были донатарии (в переводе – «люди, получившие что-либо в дар»), обычно много лет прослужившие в Индии. Они получили от короля в наследственное владение огромные земельные угодья (капитанства), где обладали широкими административными и юридическими правами. Однако не все донатарии поселялись в своих владениях, а некоторые из них обанкротились. Сохранились лишь два капитанства – Пиратининга (будущий Сан-Паулу) и Сан-Висенти (будущий Сантус). Португальский король отказался от системы частной колонизации и в 1549 назначил в Бразилию генерал-губернатора.

Португальская система управления американскими колониями, в отличие от испанской, никогда не была централизованной. Наследники донатариев не желали подчиняться губернаторам, жившим в столице колонии Баие, и все попытки короля объединить колонию под властью губернатора не увенчались успехом, так как при отсутствии общего экономического центра каждое капитанство напрямую связывалось с Португалией. Даже Испания во время своего 60-летнего правления (1580–1640) не смогла утвердить централизованную власть в этой колонии. В 1609 был учрежден высший колониальный апелляционный суд (relacao), затем он был отменен и снова восстановлен в 1653. Однако между местными землевладельцами и судом, находившимся на севере страны, постоянно происходили конфликты. В таких условиях было трудно достичь централизованного управления колонией. В 1751 был учрежден второй суд в Рио-де-Жанейро для обслуживания капитанств на юге страны, тогда как суд в Баие сохранял свои полномочия на севере.



Главным противовесом королевской администрации был муниципальный сенат (senado da camara). Ему подчинялись советы (camara), обычно состоявшие из 9 или 16 членов во главе с королевским судьей. Они собирали налоги, устанавливали цены на продукты питания, напитки и строительные материалы, обеспечивали выполнение законов, контролировали медицинскую помощь и учитывали региональные особенности. Ввиду отсутствия единого колониального законодательства советы в Рио-де-Жанейро, Салвадоре (Баия), Олинде (Пернамбуку), Сан-Луисе (Мараньяне) и Белене (Пара) отражали интересы местных колонистов. На протяжении колониального периода советы нередко входили в конфликт с королевской властью, уклоняясь от ее решений и даже переходя к прямому неповиновению. Высшие суды в Баие и Рио-де-Жанейро оказывали малое влияние на советы, и часто их магистраты контролировались колониальной элитой по линии брачных и родственных отношений.

Загрузка...

В 1640 был назначен первый вице-король Бразилии маркиз де Монталван. После того как в 1763 столица была перенесена в Рио-де-Жанейро, глава колониальной администрации автоматически стал называться вице-королем.

Колониальная экономика Бразилии основывалась на производстве сахара, разведении крупного рогатого скота и добыче полезных ископаемых – во всех случаях с использованием труда невольников. В 16 в. португальские поселения были расположены преимущественно у побережья. Колониальный историк сравнивал колонистов с крабами, которые боятся продвигаться в глубь страны. Возделывание сахарного тростника оставалось основным видом их хозяйственной деятельности вплоть до открытия месторождений золота в конце 17 в. Были созданы небольшие скотоводческие ранчо и плантации для выращивания хлопчатника, риса и индигоферы. Однако в колониальный период самой прибыльной культурой для королевской администрации был сахарный тростник, сбор которого достиг пика в 17 в., когда Бразилия заработала на экспорте сахара значительно больше, чем на экспорте золота и алмазов в 18 в.

Организация новых плантаций сахарного тростника способствовала расширению и освоению территории колонии. Первые плантации сахарного тростника в Новом Свете были созданы испанцами в Вест-Индии, но только португальские плантации в Бразилии стали приносить большие доходы. Плантации почти сплошь покрывали все побережье от Пары на севере до Рио-де-Жанейро на юге, а оттуда в глубь страны до Сан-Паулу. Концентрация плантаций отмечалась на северо-востоке между Баией и Пернамбуку, где производилось наибольшее количество сахара. Спрос на сахар в Европе возрастал до конца 16 в., и в начале 17 в. Португалия стала крупнейшим поставщиком этого продукта на мировой рынок. В 1570 в Бразилии было ок. 60 сахарных плантаций, в 1710 – свыше 500, в 1800 – только на Северо-Востоке было 1200 плантаций.

Во внутренних районах страны преобладали скотоводческие ранчо, или фазенды. Скотоводство стало главной отраслью хозяйства в таких периферийных областях страны, как Риу-Гранди-ду-Сул, Мараньян, Пара, а также в хинтерландах сахаропроизводящих капитанств. Однако ранчо выполняли другие экономические и социальные функции. Они не ориентировались на экспорт и требовали меньше капиталовложений и рабочей силы. Там работали в основном индейцы, но с 17 в. стали привлекаться также африканские невольники. Зависимость гаушо (ковбоя) от владельца ранчо была менее строгой и временами даже устанавливалась по договоренности. Гаушо получал пятую часть родившихся телят, он мог построить хижину на земле хозяина и обрабатывать участок, чтобы прокормить семью. Социальные отношения на ранчо были более открытыми и демократическими, чем на плантации. В колониальное время основным источником мясной белковой пищи в городах и на плантациях была вяленая говядина. Быки использовались и как вьючные животные.

В конце 17 в., когда капитанства перестали поставлять продукцию на экспорт, Сан-Паулу превратился в пункт, из которого экспедиции (bandeiras) отправлялись в глубь страны. В поисках индейских рабов и золотых самородков предприимчивые жители Сан-Паулу собирались в группы, которые проникали в самые глухие районы и там закрепляли свои права на обширные территории. Участники таких экспедиций принимали участие в военной кампании на Северо-Востоке. Они изгнали голландцев, владевших прибрежными районами сахарных плантаций с 1630 по 1654. Одна из экспедиций проникла в центральную часть Бразильского нагорья, где в 1695 обнаружила золото. Этот район впоследствии был назван Минас-Жерайс.

Добыча полезных ископаемых определила содержание еще одного важного этапа в истории Бразилии. В это время происходила внутренняя миграция населения. Владельцы сахарных плантаций Северо-Востока переселялись в Минас-Жерайс вместе с невольниками. Скотоводы, жившие на периферии обитаемых районов, нашли новый рынок сбыта, а в Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро и других капитанствах появился стимул для развития земледелия. Реки Бразилии – Амазонка и ее притоки на севере, Сан-Франсиску на северо-востоке и Парана с притоками на юге, – служили внутренними путями сообщения. На их берегах строились города. В Минас-Жерайс стали доставлять сахар, рис, хлопок, вяленую говядину, живой скот, ром и другие продукты питания, а также ткани, рабов и оборудование для рудников. Перегоны крупного рогатого скота и мулов стимулировали строительство дорог и поселений. Между прибрежными городами и рудничными поселками завязалась оживленная торговля, позже торговые связи расширились дальше к западу – в Гояс и Мату-Гросу. Благодаря развитию горнодобывающей промышленности Минас-Жерайс словно магнит притягивал к себе людей, товары и услуги со всех частей Бразилии и из Португалии. Иными словами, развитие в 18 в. горнодобывающей промышленности способствовало объединению колонии, одновременно она приобрела бoльшую ценность для Португалии.

В 1790-х годах в Минас-Жерайсе насчитывалось 500 тыс. жителей, а в портовом городе Рио-де-Жанейро – почти 60 тыс. В 1796–1807 на долю Рио-де-Жанейро приходилось 38% всего экспорта, на долю Баии – 27%, затем следовали ее соперник Пернамбуку – 21% и Мараньян – 8%. После 1770, в связи с истощением основных месторождений и падением мировых цен на золото и алмазы, доходы от горнодобывающей промышленности сократились, и в начале 19 в. экономика Бразилии вновь стала ориентироваться на сельское хозяйство.

На сахарных плантациях, золотых и алмазных рудниках, а также в определенной мере и на скотоводческих ранчо Бразилии применялся труд невольников. За период с 16 в. до 1870 из Африки в Новый Свет было вывезено по разным оценкам от 5 до 12 млн. рабов, четвертая часть которых погибла в пути. Только в 1850 появились первые законы, запрещающие рабство. Некогда в Бразилии продолжительность жизни невольников на плантациях не превышала 10 лет, а на рудниках – еще меньше. Рекордно большое число рабов было ввезено в 18 в. – 1,9 млн., что способствовало быстрому развитию горнодобывающей промышленности. В 1798 население Бразилии составляло 3,3 млн. (из них 1,6 млн. рабов).

Экономические перемены 18 в. имели далеко идущие политические последствия. В то время, когда власть в Португалии фактически оказалась в руках маркиза де Помбала (1750–1777), эта страна наконец обрела более сильное и централизованное правление. Вследствие ряда важных реформ Бразильская компания, созданная в 17 в., была заменена двумя региональными монопольными компаниями, призванными упрочить торговые связи Португалии с этой колонией. Гран-Пара-Мараньян, некогда выделенная в отдельную административную единицу, вновь была включена в состав вице-королевства Бразилия. В 1759 Помбал изгнал иезуитов из Португалии и всех ее владений, конфисковал богатое имущество этого ордена и поставил церковь под контроль государства. Вместе с тем он поощрял развитие сельского хозяйства и промышленности и запретил использование рабского труда индейцев. Он перенес столицу колонии в Рио-де-Жанейро. Памятуя об упадке горнодобывающей промышленности, Помбал ввел (а его преемники сохранили) репрессивную налоговую политику для увеличения доходов государства.

Реформы Помбала встретили (а возможно, даже подстегнули) сопротивление. Процветала контрабанда, коррупция поразила органы власти, и недовольство распространилось в широких слоях бразильского общества. В 1789 группа заговорщиков во главе с Жозе да Силва Шавьером по прозвищу Тирадентис (зубодер) попыталась создать независимую республику, однако переворот не удался из-за предательства.

События в Европе стимулировали борьбу Бразилии за независимость. Вторжение наполеоновских войск в Португалию в 1807 вынудило членов королевской династии Браганса и ее 15 тыс. приверженцев бежать в Бразилию. Там от имени короля был сразу же издан закон об открытии бразильских портов, что означало предоставление Бразилии экономической самостоятельности. После того как в марте 1808 королевский двор обосновался в Рио-де-Жанейро, в Бразилии произошли значительные изменения. Были созданы королевская библиотека, типография, основаны два медицинских факультета (в Баие и Рио-де-Жанейро), ботанический сад и военный завод. В 1815 принц-регент, вскоре ставший королем Жуаном VI, объявил Бразилию частью Объединенного королевства Португалии, Бразилии и Алгарви, а Рио-де-Жанейро стал столицей нового государства. Королевский двор создал атмосферу «тропического Версаля» с частыми балами и пышными праздниками, на которые стекались европейские и американские дипломаты, недавно разбогатевшие купцы разных национальностей, провинциальное дворянство и небольшая, но растущая группа аристократов. Женитьба крон-принца Педру на австрийской принцессе Леопольдине еще больше украсила европейское придворное общество в Рио-де-Жанейро.

Памятуя об унизительной французской оккупации Португалии в 1807, Жуан VI отправил войска захватить Французскую Гвиану, где они оставались до 1815. В 1816, воспользовавшись нестабильностью в районе Ла-Платы во время национально-освободительного движения в Испанской Америке, Жуан послал войска в Банда-Орьенталь (ныне Уругвай) и захватил его в 1817.

Однако Жуан не смог справиться с волнениями внутри страны. В 1817 в Пернамбуку вспыхнуло националистическое республиканское восстание, которое было подавлено местными войсками. В 1820 либеральные силы в Португалии подняли мятеж, чтобы установить конституционную монархию – или республику, если Жуан откажется вернуться в Лиссабон. Опасаясь отдать Португалию якобинским республиканцам, британское правительство заставило Жуана и его двор вернуться на родину. В 1821 Жуан неохотно покинул Рио-де-Жанейро, доверив власть своему сыну Педру и Жозе Бонифасиу ди Андрада-и-Силве, впоследствии возглавившему движение за независимость Бразилии.

Бразилия стала независимой после того, как либеральный португальский парламент потребовал, чтобы крон-принц Педру вернулся в Португалию для завершения образования. Бразильцы восприняли это требование как тонко замаскированную уловку с целью реставрации колониального режима. Жозе Бонифасиу и другие придворные настаивали на независимости, и Педру провозгласил ее 7 сентября 1822. После трехлетних переговоров Жуан VI признал Педру императором независимой Бразилии.

Правление Педру I было непродолжительным и бурным. Система правления, которую он создал, просуществовала до 1889. Конституция 1824, подготовленная советниками императора, отражала его представления о либеральном режиме и позволяла монарху управлять страной. Были предприняты попытки разделить власть на исполнительную, законодательную, юридическую и примиряющую, причем в руках императора оставались первая и последняя функции. Педру в значительной степени утратил авторитет после неудачной трехлетней войны с Аргентиной из-за Банда-Орьенталь (1825–1828). Война завершилась образованием Уругвая как независимого буферного государства. В апреле 1831 Педру I пришлось отречься от престола в пользу своего сына Педру Алкантара Бразилейру (Педру II).

При вступлении на престол Педру II было всего пять лет. Поэтому в 1831–1840 страной управляли регенты, преимущественно бразильские политические деятели, которые стремились проводить политику, исходя из интересов Бразилии. Регулярная армия, укомплектованная португальскими офицерами, была сокращена до минимальных размеров, чтобы не допустить возвращения Педру I. В 1831 взамен армии была сформирована национальная гвардия, а офицерский корпус был набран из среды бразильских землевладельцев и купцов. В 1834 был ликвидирован государственный совет, состоявший из португальцев, и каждой провинции было разрешено учредить местный законодательный орган. После смерти Педру I в 1834 возникли политические партии: сторонники реставрации власти Португалии образовали Консервативную партию, а приверженцы антипортугальских и республиканских убеждений – Либеральную партию. В годы регентского правления в ряде районов страны вспыхивали восстания. Самым крупным из них стало сепаратистское движение «Фаррапус» (букв. «оборванцев») в штате Риу-Гранди-ду-Сул, который был независимой республикой в течение 10 лет (1835–1845). В 1840, чтобы справиться с беспорядками на местах, угрожавшими расколом империи, обе партии согласились передать всю полноту власти Педру II. После этого консерваторы провели правительственные реформы, в результате которых была восстановлена бoльшая часть властных полномочий, переданных королю в 1830-х годах.

Политическая система, созданная в годы империи, по форме была парламентской, но на протяжении большей части периода всей властью обладал император. Бразильский парламент состоял из двух палат. Члены верхней палаты – сената – сначала избирались выборщиками, а затем император назначал одного из трех кандидатов, набравших наибольшее количество голосов. После этого сенаторы пожизненно занимали свои посты. Члены нижней палаты – палаты представителей – избирались сроком на три года от каждой провинции пропорционально численности ее населения. Вследствие частых роспусков палаты средний срок реально оказывался короче.

До 1847 в Бразилии формально не было поста премьер-министра: главой правительства являлся император. Однако он все чаще перепоручал повседневную работу в правительстве главному министру, и в 1848 исполнительная власть была реформирована. Был создан совет министров во главе с премьер-министром, который одновременно руководил партией, имевшей большинство мест в парламенте. Тем не менее Педру II сохранял за собой право контролировать, выбирать и отстранять министров и регулировать смену либералов и консерваторов, назначая выборы по своему усмотрению. В период 1847–1889 Педру II сформировал и распустил 30 советов министров; премьер-министрами за это время были 23 человека, в т.ч. 14 из северных провинций и 8 из южных. Больше всего премьер-министров было из Баии (9) и Минас-Жерайса (4). Между 1840 и 1889 21 либеральное правительство продержалось у власти в общей сложности 19 лет и 5 месяцев, а 15 консервативных – 29 лет и 9 месяцев. Республиканская партия, основанная в 1870, никогда не находилась у власти.

Самым могущественным правительственным органом был Государственный совет. Впервые организованный в 1822, он был распущен в октябре 1823, а через месяц снова созван, отменен в 1834 и снова восстановлен в 1841. В его состав входило 10 действительных советников и 10 их заместителей, все они назначались императором. Император мог назначать и отстранять министров, выбирать сенаторов, продлевать или откладывать заседания парламента или созывать его на внеочередную сессию, утверждать законопроекты, одобрять или отклонять провинциальные законы. Кроме того, он мог распустить магистрат, объявить амнистию, помиловать и пересмотреть решения суда.

Педру II установил хорошие отношения со странами Европы и США, однако его попытки захватить Уругвай привели к войне Тройственного союза против Парагвая (1864–1870). Парагвай был разбит и разорен, но Бразилия дорого заплатила за эту победу, потеряв много человеческих жизней и денежных средств. Эта война способствовала укреплению бразильской армии, которая превратилась в мощную политическую силу.

В середине 19 в. экономика Бразилии находилась на подъеме. Культура кофе, который начали выращивать в 1770-х годах в районе Рио-де-Жанейро, быстро распространилась по долине р.Параиба от Рио-де-Жанейро до Сан-Паулу. В то время как экономика центральных штатов – Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Минас-Жерайс и Эспириту-Санту – специализировалась на культивировании кофе, на Северо-Востоке продолжали выращивать сахарный тростник, на крайнем юге и дальнем западе разводили скот, а на севере основными культурами были хлопчатник, индигофера и рис, а также развивалась добыча полезных ископаемых. Район долины р.Параиба резко выделялся по объему экспортной продукции. После 1830 кофе стал самым ценным предметом экспорта Бразилии. За 1831–1840 на его долю приходилось 43,8% экспортных поступлений страны, тогда как на долю сахара – 24%, в 1881 – соответственно 61,5% и менее 10%. В середине 19 в. Бразилия поставляла на мировой рынок 40% продукции кофе, в 1880 – 50%, в 1902 – 65% (480 тыс. т).

В середине 19 в. в Бразилии была построена первая железная дорога из Рио-де-Жанейро в близлежащий Петрополис. Следующая железная дорога была проложена в долине р.Параиба. С 1877 по ней перевозили кофе и другие товары между Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. В том же году в Бразилии был построен первый сахарорафинадный завод, использовавший энергию пара. В 1890 в стране действовало 14 таких заводов, оснащенных по последнему слову техники того времени. Они быстро вытеснили устаревшие сахарные предприятия, земли которых перешли в руки новых акционерных обществ. Появление телеграфа, телефона, газового освещения и электричества изменило общественную и экономическую жизнь Бразилии.

Рабство, единственный пережиток колониального прошлого, сохранялось в несколько измененном виде до 1888. Еще в 1820-х годах некоторые бразильцы настаивали на том, чтобы торговле невольниками и рабству был положен конец, поскольку опасались, что огромный приток рабов со временем приведет к «африканизации» страны. Однако экономика Бразилии продолжала опираться на рабский труд. Он широко использовался на сахарных и кофейных плантациях, на городских промышленных предприятиях, в ремесленном производстве и даже в торговле. Правительство затягивало решение вопроса об освобождении рабов, поскольку продолжавшаяся экспансия «кофейной экономики» нуждалась в гарантированном источнике рабочей силы. Внутреннее и международное движения за отмену работорговли, наконец, принесли плоды, и в 1850 Эузебиу ди Кейрос провел закон об отмене работорговли, но в самой Бразилии работорговля не прекращалась до 1880-х годов. В 1871 Закон Риу-Бранку освободил детей рабынь в возрасте до 8 лет с выплатой владельцам компенсаций от государства и в возрасте до 21 года – без компенсации. Не отменив рабство как таковое, этот закон дал дальнейший стимул для развития аболиционистского движения. В 1885 получили свободу рабы, которым исполнилось 60 лет. Наконец, в 1888 оставшиеся 640 тыс. рабов были освобождены без всяких условий и без компенсации их владельцам. За десятилетие 1871–1880 5/6 всего кофе и 2/3 всего сахара были произведены рабами. Численность рабов в Бразилии достигла рекордного показателя – 2,5 млн. – в 1850 и сократилась до 1,5 млн. 1872 и 1 млн. – в 1885.

С выходом Бразилии в качестве крупнейшего поставщика кофе на мировой рынок в стране стала ощущаться острая нехватка рабочей силы. Чтобы удовлетворить растущий спрос на нее в сельском хозяйстве, еще в 1810-х годах Бразилия пыталась привлекать иммигрантов, но эти попытки не увенчались успехом. Только в 1860-х – начале 1870-х годов в страну устремились европейские переселенцы. В это же время там обосновались 4 тыс. североамериканцев, сторонников конфедерации, а в 1880-х годах Бразилию заполонили иммигранты из Португалии, Италии, Испании, Германии и других стран Европы. Иммигранты осели преимущественно в Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро, двух крупных районах сосредоточения кофейных плантаций. В периферийных районах Сан-Паулу плантации росли как грибы, так как иммигранты покупали дешевые целинные земли и начинали выращивать там кофе и другие продовольственные культуры. В начале 20 в. северные и западные приграничные районы Сан-Паулу стали вотчиной новых плантаторов.

С отменой рабства империя тоже рухнула, так как богатые плантаторы больше не хотели ее защищать. 15 ноября 1889 династия Браганса была свергнута антимонархистскими либеральными буржуазными элементами – офицерами, плантаторами, зажиточными купцами, новыми промышленниками, городскими наемными рабочими и недовольными политиками. Эта разношерстная группа не могла сформировать эффективную политическую коалицию, и вскоре реальная власть в Первой республике перешла к кофейным и сахарным плантаторам, причем первые доминировали, контролируя действия президента и конгресса, а вторые выполняли роль младшего партнера. Кофейные магнаты позволили сахарозаводчикам из периферийных штатов установить контроль над местными органами власти в обмен на поддержку федеральной политики. Это соглашение, известное под названием «политика губернаторов», укрепляло власть региональных олигархий до 1930.

Стабильность Первой республики в самом начале ее истории время от времени прерывалась военными конфликтами между милитаристами и республиканцами. Вспыхнуло восстание в военно-морском флоте, где преобладали антиармейские и промонархистские настроения. Гражданская война в Риу-Гранди-ду-Сул угрожала хрупкой стабильности молодой республики. Самые жестокие бои произошли в Канудусе (шт. Баия, 1896–1897). Одержимый желанием построить Новый Иерусалим, мистик Антониу Масиэл по прозвищу Консельейру (Наставник) организовал там религиозную коммуну из 9 тыс. человек. Он выступил как защитник сельской бедноты и вождь разраставшегося крестьянского движения, которое приняло массовые масштабы. Консельейру сравнивал республику с антихристом и отказался подчиняться ее законам и платить налоги. Военные предприняли несколько атак на Канудус и утопили восстание в крови, перебив большинство его участников. Подробности этой жестокой бойни были живо описаны очевидцем-репортером Эуклидисом да Кунья в книге Сертаны (1902), классическом произведении бразильской литературы.

Решительные экономические и социальные изменения в истории Первой республики произошли в десятилетие после Первой мировой войны. В первые два десятилетия 20 в. в Бразилию хлынул поток иммигрантов, включая даже японцев, которые поселялись небольшими общинами. Новые города, семейные фермы и железные дороги были построены в пограничных районах на севере и западе штата Сан-Паулу. К концу 1920-х годов южная граница этого штата сомкнулась с границей штата Парана, который полвека спустя обогнал Сан-Паулу и вышел на первое место по производству кофе. Развитие экономики в сельских районах сопровождалось ростом промышленности в городах.

Во время Первой мировой войны Бразилия лишилась возможности импортировать готовые изделия из Европы и США и, чтобы сократить импорт, приступила к программе индустриализации. В 1920 штат Сан-Паулу стал промышленным центром страны. В 1907 на его долю приходилось 15,9% промышленной продукции, в 1914 эта доля возросла до 30,7%, а в 1920 – до 33,5%. Кульминационный этап индустриализации, ориентированной на замену импортной продукции отечественной, пришелся на 1915–1919.

Послевоенный период ознаменовался усилением роли торговли, что обернулось экономическими сложностями в промышленности, отразилось на занятости рабочих и стимулировало рост общественно-политических движений протеста. В то время как бразильские товары – кофе, сахар, какао и мясо – снова стали экспортироваться в большом количестве, федеральное правительство, в котором тон задавали плантаторы-латифундисты, не обнаруживало большого желания защищать новые отрасли промышленности от дешевых импортных товаров, наводнивших бразильский рынок и подрывавших позиции отечественных производителей. Городские рабочие, большей частью иммигранты и представители среднего класса, вливались в ряды безработных и были возмущены политикой правительства. Эти настроения выплеснулись в демонстрациях протеста против латифундистов. Интеллигенция, художники, писатели, преподаватели и студенты в феврале 1922 под предлогом проведения Недели модернистского искусства организовали движение в поддержку национальной литературы и искусства, отвергавшее европейские ценности и модели. В июле 1922 младшие армейские офицеры восстали против правительства, требуя проведения демократических реформ, а социально разобщенные и недовольные основали Бразильскую коммунистическую партию. В конце 1920-х годов политическая власть плантаторской олигархии начала разрушаться сначала в урбанизированных районах, а затем в сельских. В результате произошла революция, завершившая эру либерального буржуазного государства во главе с аграрной элитой.

В начале 1930 нарушилась традиционная договоренность между штатами Сан-Паулу и Минас-Жерайс о последовательном чередовании претендентов на президентский пост. Президент Вашингтон Луис Перейра ди Соза, уроженец Сан-Паулу и владелец кофейной плантации, отказался назвать кандидатуру своего преемника от Минас-Жерайса в соответствии с принятой договоренностью, получившей шуточное название «кофе со сливками». Мировой экономический кризис требовал от федерального правительства принятия экстраординарных мер для спасения «кофейной экономики», и отчасти поэтому президент отдал предпочтение губернатору Сан-Паулу. Последовавшие затем выборы раскололи страну. Кандидат от оппозиции Варгас, губернатор штата Риу-Гранди-ду-Сул (бывший в 1926–1927 министром финансов федерального правительства), заручился поддержкой в трех штатах – Риу-Гранди-ду-Сул, Минас-Жерайс и Параиба, но потерпел поражение на выборах. Он создал Либеральный альянс гражданской оппозиции и молодых армейских офицеров, большей частью участников восстания 1920-х годов. 3 октября 1930 вспыхнула революция. Победили силы оппозиции, и 3 ноября Варгас сформировал временное правительство. Варгас последовательно был диктатором (1930–1934), избранным президентом (1934–1937), снова диктатором (1937–1945), сенатором (1945–1950) и снова избранным президентом (1951–1954). Более четверти века Варгас олицетворял собой Бразилию.

Узурпировав власть, Варгас взялся за проведение социальных и экономических реформ. Он проводил активную политику, при которой государство учреждало профсоюзы и влияло на них, опекало социальное законодательство, осуществляло централизованное экономическое планирование и создавало государственные агентства по управлению природными ресурсами, тяжелой промышленностью, транспортом, системами связи и торговым флотом. На посты губернаторов штатов и администраторов в федеральные учреждения Варгас подбирал способных молодых людей, в основном из среды военных. Государство обслуживало также традиционные интересы аграриев, основав Институт сахара и алкоголя, Национальный департамент кофе, Институт какао и другие учреждения, призванные поддерживать развитие сельского хозяйства и стимулировать экспорт.

Подавив антиправительственный мятеж в Сан-Паулу в 1932, Варгас организовал свободные выборы, на которых впервые голосовали бразильские женщины, хотя неграмотные граждане избирательных прав так и не получили. В 1934 была обнародована новая конституция, и Варгас был избран президентом сроком на четыре года. Непродолжительный период конституционного правления (1934–1937), однако, прервался из-за обострения идеологических разногласий между левыми и правыми. В стране развернулось интегралистское движение (бразильский вариант фашизма) по мере того, как в Европе расширялось влияние Гитлера. В 1935 бразильские коммунисты при поддержке некоторых военных гарнизонов и городских профсоюзов попытались устроить в стране переворот, но им не удалось сместить Варгаса. Назначенные на конец 1937 президентские выборы из-за углубления политического кризиса были внезапно отменены. В ноябре 1937 Варгас разогнал конгресс и принял конституцию, провозгласившую Бразилию Новым государством (Estado Novo), которое представляло собой креольскую версию корпоративного государства по образцу салазаровской Португалии.

Заигрывая с Германией и США, Варгас получал финансовую поддержку от обеих стран. Военные склонялись на сторону союза с Гитлером, тогда как предприниматели, банкиры и некоторые гражданские советники Варгаса предпочитали укреплять связи с США. В 1938 после провала интегралистского путча режим Варгаса преградил путь фашизму в Бразилии. США активно добивались поддержки в странах Латинской Америки и в ответ на нападения германских подводных лодок на нейтральные суда усилили экономическое сотрудничество с Бразилией. В августе 1942 Бразилия провозгласила себя союзником США, вступила в войну и направила свои войска в Италию. США, оценив военную поддержку, оказали финансовую и техническую помощь Бразилии, включая строительство первого в Латинской Америке металлургического завода в городе Волта-Редонда (шт. Рио-де-Жанейро).

Диктатура Варгаса продержалась до 1944, когда в связи с обозначившимся окончанием войны в Европе в Бразилии активизировалось оппозиционное движение. Ветераны войны, гражданские противники режима и даже городские представители среднего и низшего классов выступили с требованиями свободы и демократии. Военные стали рядиться под демократов, участвовавших в свержении режимов Гитлера и Муссолини, и предпочли восстановить демократию. В конце октября 1945 Варгас был отстранен от власти.

После отмены диктатуры Варгаса президентом был избран генерал Эурику Гаспар Дутра, армейский офицер, который при Варгасе был военным министром. Он восстановил конституционный режим и взял курс на возвращение к либеральной рыночной экономике. Однако в 1947 Дутра был вынужден вернуться к политике государственного вмешательства в экономику и учредил множество федеральных агентств по управлению экономикой.

На президентских выборах 1950 предстояло сделать выбор между государственным капитализмом Варгаса и либеральной политикой невмешательства государства в экономику. Варгас с самого начала лидировал и одержал победу, набрав большинство голосов. Свое правление (1951–1954) он рассматривал как мандат, выданный для завершения начатых преобразований. Роль государства в экономическом и социальном развитии Бразилии существенно возросла, были созданы государственные банки, корпорации и агентства – такие, как Национальный банк социального и экономического развития, Бразильская нефтяная корпорация («Петробраз») и Бразильская электрическая корпорация («Электробраз»). Усилилось значение профсоюзов, которые составили опору президента. Влиятельные консервативные политики в конгрессе, офицеры-националисты и иностранные предприниматели с подозрением наблюдали за заигрываниями Варгаса с низшими классами. В августе 1954 Варгас покончил жизнь самоубийством.

Однако смерть Варгаса не остановила развитие государственного капитализма. После конституционного кризиса в 1955 были проведены демократические выборы, на которых одержал победу Жуселину Кубичек, внук чешских иммигрантов. Пытаясь осуществить «полувековой прогресс в пять лет» (1956–1961), он выдвинул целый ряд проектов экономического развития и разрешил неограниченное привлечение иностранного капитала. Вскоре Бразилия стала производить автомобили, электротехнику, суда, машины, продукцию химической промышленности. В 1960 Кубичек перевел столицу страны в новый город Бразилию, расположенный в 965 км к северо-западу от Рио-де-Жанейро, надеясь, что это поможет ускорить освоение и развитие внутренних районов страны. В январе 1961 Кубичека сменил на посту президента Жаниу Куадрус.

Во время предвыборной кампании Куадрус обещал провести радикальные реформы. Он действительно намеревался выполнить эти обещания, однако его выступления против политической коррупции и независимая внешняя политика – в частности, установление дипломатических и торговых отношений с социалистическими странами – навлекли гнев правого крыла военных и гражданских политиков в самой Бразилии и за ее пределами. Предприниматели и банкиры рассматривали внешнюю политику Куадруса как антиамериканскую, а когда он наградил Че Гевару орденом Южного Креста, высшей наградой Бразилии, враждебное отношение к президенту усилилось. Пробыв всего семь месяцев на своем посту, Куадрус вынужден был подать в отставку.

Следующий кандидат на президентский пост – вице-президент Жуан Гуларт, ставленник Варгаса и министр труда от левых в 1950-х годах, – встретил противодействие со стороны военных. После спешных переговоров был найден компромисс: Гуларт получил возможность сменить Куадруса, но при этом реальные права на управление страной переходили к конгрессу. Во время этого парламентского правления Бразилия переживала экономические кризисы. На плебисците, проведенном в 1963, бразильские избиратели проголосовали за передачу всей полноты власти президенту Гуларту, уполномочив его принять экстренные меры по оздоровлению экономики.

Получив права на проведение реформ, Гуларт решил стать во главе мощного набиравшего силу общественного движения. Страна раскололась на два лагеря в связи с выдвижением трех основных требований – проведение земельной реформы, предоставление избирательных прав неграмотным и ограничение прибыли иностранных корпораций. Конгресс затягивал рассмотрение соответствующих законопроектов Гуларта. На Северо-Востоке – самом бедном районе страны, занимавшем треть всей ее территории, – левые активизировали свою деятельность, их сторонник был избран губернатором штата Пернамбуку, а крестьянские объединения, прежде всего в штатах Пернамбуку и Параиба, постепенно распространили свое влияние далеко за их пределами. Состояние экономики ухудшалось, набирала силу политическая конфронтация между левыми и правыми. Недовольный проволочками в конгрессе и ободренный растущей популярностью в левых кругах, Гуларт решил проводить структурные реформы путем исполнительных указов. В марте 1964 группа военных и гражданских заговорщиков свергла режим Гуларта.

Военный режим, установленный в Бразилии с 1964, стремился обеспечить национальную безопасность и стимулировать экономическое и социальное развитие через механизмы государственного планирования. Гражданские чиновники, предприниматели, преподаватели, дипломаты и даже священники обучались национальной идеологии «безопасности и развития» в Национальном военном колледже (НВК); за 20 лет после 1964 более 2/3 его выпускников составляли лица гражданских профессий. Опорой режима стали гражданские и военные технократы, многие из которых получили образование в США и европейских странах. Чтобы обеспечить развитие страны, они широко применяли репрессивные меры. Режим пользовался поддержкой транснациональных картелей, отечественных капиталистов и государственных корпораций.

Эту трансформацию осуществляли пять военных президентов: Умберту Кастелу Бранку (1964–1967), Артур да Коста и Силва (1967–1969), Эмилиу Гаррастазу Медиси (1969–1974), Эрнесту Гейзел (1974–1980) и Жуан Баптиса Фигейреду (1980–1985). Опыт управленческой деятельности и обучение в НВК играли решающую роль при выборе военных президентов. Кастелу Бранку и Гейзел учились в НВК, Медиси и Фигейреду руководили Национальной разведывательной службой (НРС), Гейзел и Фигейреду были военными министрами, Гейзел к моменту выборов возглавлял «Петробраз».

В период 1964–1974 темпы роста экономики Бразилии достигли 10% в год. «Бразильское чудо» строилось на сочетании внутренних репрессий, политической стабильности, низких заработных плат, массированных иностранных инвестиций, зарубежных займов и беспрецедентной ориентации на экспорт готовых изделий.

Бразилия, сильно зависевшая от импорта нефти, испытала глубокое потрясение в 1973–1974, когда мировые цены на нефть выросли в четыре раза. Однако режим решительно продолжал свою политику. Чтобы финансировать проекты развития, правительство добивалось получения огромных зарубежных кредитов.

В начале 1970-х годов вся общественно-политическая деятельность была запрещена. Политические заключенные подвергались пыткам, проводились массовые расстрелы.

Затем в среде военных выделились элементы, требовавшие возвращения к гражданскому правлению. Такие же требования выдвигались и в других слоях общества. В конце 1970-х годов набрало силу движение за создание открытого общества (abertura). Искусственная двухпартийная система, введенная хунтой, была ликвидирована и установлена многопартийная система. Ссыльные стали возвращаться в родные места. На выборах 1982 кандидаты от оппозиции одержали внушительную победу в наиболее густонаселенных штатах. На президентских выборах 1984 от оппозиции был выдвинут Танкреду Невиса, одержавший победу. Но накануне вступления в должность он скоропостижно скончался. Его место занял более консервативный вице-президент Жозе Сарней.

Выборы в Национальный конгресс в ноябре 1986, на которых были выдвинуты 45 тыс. кандидатов от 30 партий, завершились блестящей победой правящей Партии Бразильское демократическое движение (ПБДД). Эта партия получила абсолютное большинство в обеих палатах конгресса. ПБДД и ее партнер по коалиции Партия либеральный фронт (ПЛФ) располагали 90% мест в этих палатах.

Многие из тех, кто поддержал ПБДД, были возмущены, когда всего через несколько дней после вступления в должность президент Сарней установил контроль над ценами. Рабочие обвинили правительство в предательстве их интересов. Волнения прокатились в столичном городе Бразилия, а в промышленных районах страны вспыхнули забастовки рабочих. После того как накануне муниципальных выборов 1988 армия жестоко подавила забастовку на металлургическом заводе в Волте-Редонде, в главных городских центрах Бразилии внушительную победу одержали находившиеся в оппозиции Демократическая трабальистская партия (ДТП) во главе с Леонелом Бризолой и Партия трудящихся (ПТ) во главе с Луисом Инасиу да Силва (Лулой).

ПБДД требовала проведения прямых выборов осенью 1988. Однако Сарней, заручившись поддержкой военных, настаивал на полном шестилетнем президентском сроке. В конечном итоге компромиссная дата выборов была назначена на 15 ноября 1989.

Вскоре после вступления в должность Сарней обещал провести земельную реформу и за четыре года перераспределить 40 млн. га для безземельных крестьянских семей, которых насчитывалось 1,4 млн. Однако могущественная организация землевладельцев Сельский демократический союз активно срывала эту программу, используя вооруженных наемников, которые убили немало крестьян и их защитников. В результате земля так и не была перераспределена. Тем временем правительство приступило к финансированию программ сведения тропических лесов Амазонии под скотоводческие ранчо. Протесты индейцев и сборщиков каучука породили волну насилия. В октябре 1988 была принята новая конституция, которая блокировала земельную реформу и гарантировала сохранение влияния военных в будущих правительствах. В начале 1989 произошла девальвация денежной единицы – крузадо – в 1000 раз (новый крузадо стал равен 1 млн. крузейру). За 1989 инфляция составила 1765%. В середине 1989 Бразилия приостановила бoльшую часть выплат по своим иностранным долгам, составлявшим 110 млрд. долл.

На президентских выборах в ноябре 1989 выделились две главные кандидатуры: Фернанду Коллор ди Меллу, глава широкой коалиции правых, и Лула, которого поддержало большинство левых партий. В последнем туре выборов, состоявшемся в декабре, Коллор одержал победу с незначительным перевесом голосов, пообещав резко сократить число занятых в государственном секторе экономики и приватизировать бoльшую часть экономики.

После инаугурации в марте 1990 Коллор выдвинул программу реформ, т.н. Новый бразильский план. Его первоочередные задачи включали сдерживание гиперинфляции путем замораживания 70% банковских счетов и всех цен и сокращения бюджетного дефицита, который в 1989 составлял 8% ВВП. Он продлил срок моратория на выплату иностранных долгов. Основной денежной единице страны было возвращено старое название – крузейру. Более широкие цели плана включали: прекращение субсидий, сокращение числа занятых в государственном секторе, продажу государственных компаний и отмену ограничений на импорт товаров и обмен валюты. План Коллора не сдержал инфляцию, но привел к спаду производства и вызвал недовольство как предпринимателей, так и рабочих, которых ПТ вскоре призвала к забастовкам. Конгресс и суды отменили некоторые положения плана, а государство частично восстановило субсидии сельскому хозяйству.

В первый год пребывания Коллора у власти результаты экономического развития страны оказались плачевными. В 1990 национальный доход сократился на 4,6% (это был рекордно быстрый темп снижения национального дохода после 1947, когда этот показатель впервые стали применять в Бразилии), а темпы инфляции достигли 1800%. В 1991 был смещен министр экономики Зелия Кардозу, его место занял Марселиу Маркис Морейра, который стал проводить политику, близкую к дефляционной модели, которую предпочитали основные кредиторы и Международный валютный фонд (МВФ).

Коллор волевым решением заморозил заработную плату в государственном секторе; в то же время он подчеркивал значение либерализации торговли, отмены государственного регулирования, сокращения управленческого аппарата и приватизации. Он даже «приватизировал» сам процесс приватизации, обратившись к помощи консалтинговых (в некоторых случаях иностранных) фирм, чтобы определить, что, кому и по какой цене продавать. Переговоры с иностранными кредиторами и с МВФ завершились в середине 1991. В конце 1991 правительство выставило на аукцион государственные компании. Продажа с аукциона «Узиминаса», крупнейшего металлургического завода Латинской Америки, вызвала волну протестов среди населения.

В 1992 продолжался резкий спад экономики. Пропагандируя ограничение потребления, правительство Коллора вводило новые налоги и поборы для погашения долгов, что вызвало резкое обострение социальной напряженности.

В начале 1990-х годов в связи с расширением экологического движения в центре внимания мировой общественности оказалась проблема быстрого сокращения площади тропических лесов. Сведение лесов, начавшееся там в 1970-е годы, было приостановлено в 1987. Однако спекуляция землей не прекратилась. В течение 1980-х годов свыше 1 млн. поселенцев стали осваивать Амазонию. Крестьяне, пострадавшие от засухи на Северо-Востоке и разорившиеся в результате механизации сельского хозяйства на Юго-Востоке, ринулись в новый район, где тратили немало сил на обработку малоплодородных почв.

Попытки некоторых крестьян сохранить земельные наделы в Амазонии столкнулись с противодействием со стороны аборигенов и метисов (caboclos), вставших на защиту своих лесных угодий. Убийство в 1988 Франсиску («Чику») Мендиса, депутата от ПТ и руководителя организации сборщиков каучука, было одним из многих вопиющих актов устранения бразильских экологических активистов.

По оценке специалистов, до прихода европейцев на территории Бразилии проживало не менее 1 млн. индейцев, а к началу 1990-х годов их число сократилось до 200 тыс., причем 50 тыс. из них, возможно, все еще живут в дебрях тропических лесов. После открытия золотоносных месторождений в Амазонии в 1980-х годах Бразилия вышла на третье место по поставкам этого металла на мировой рынок. Примерно 50 тыс. старателей пришли на земли индейцев племени яномами, которых в то время насчитывалось ок. 10 тыс. Старательская деятельность сопровождалась загрязнением речных вод и разрушением естественных местообитаний промысловых животных. В результате в 1987–1991 от голода и болезней погибли не менее 2 тыс. местных индейцев. Правительству пришлось срочно организовать тропические лесные резервации (охраняемые земли) для яномами и других племен аборигенов.

Став президентом, Коллор приобрел значительную поддержку среди своих бывших противников, учредив Секретариат по экологической защите Амазонии в ранге министерства. Его возглавил авторитетный эколог Жозе Лутценбергер. Между тем в течение более двух лет Бразилия переживала экономический спад, а сам Коллор был обвинен в коррупции и в значительной мере утратил поддержку общества. Пытаясь отбиться от нападок оппозиции, он 21 марта 1991, за три месяца до созыва Всемирной конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро, отстранил от занимаемой должности Лутценбергера.

В конце марта 1992 весь кабинет министров подал в отставку. Инфляция продолжала расти и в августе 1991 достигла 22% в месяц, а безработица в некоторых районах превысила 15%. Экономическая картина еще более омрачилась в конце года, когда Коллор обнародовал программу проведения массовых общественных работ, пытаясь добиться поддержки у законодателей, чтобы блокировать кампанию по импичменту президента. Аргументами для этой кампании послужили предъявленные Коллору и его ближайшему окружению обвинения в совершении должностных преступлений, включая взяточничество. Это вызвало массовые манифестации, в которых приняли участие миллионы жителей страны, особенно студенты. В сентябре 1992 палата депутатов проголосовала за импичмент Коллора. Вице-президент Итамар Франку занял его пост в то время, как Коллор ожидал решения сената. Процедура импичмента в сенате началась 29 декабря, но еще до ее завершения Коллор подал в отставку. После этого Франку официально занял пост президента Бразилии.

На референдуме в апреле 1993 избиратели высказались по некоторым принципиальным конституционным вопросам. Подавляющее большинство населения одобрило республиканскую форму правления и отвергло реставрацию монархии. Президентской системе было отдано предпочтение перед парламентской. Между тем экономическое положение страны продолжало ухудшаться. В 1993 инфляция достигла рекордного уровня – 2567%. В августе была введена новая денежная единица крузейру-реал, соответствовавшая 1000 крузейру, что вскоре привело к гиперинфляции. Иностранный долг Бразилии возрос и составил 120 млрд. долл.

В декабре 1993 министр финансов Фернанду Энрики Кардозу, бывший сенатор, основавший в 1988 левоцентристскую Партию бразильской социал-демократии (ПБСД), предложил широкомасштабный план стабилизации экономики. Кардозу пытался остановить инфляцию путем сокращения дефицита федерального бюджета. Для этого рекомендовалось повысить подоходный налог, сократить занятость в государственном секторе и уменьшить расходы федерального бюджета на социальное обеспечение. Этот план поддержали многие предприниматели, но он встретил противодействие со стороны профсоюзов. В июле была введена новая денежная единица – реал, стоимость которого была приравнена к доллару США (составлявшему тогда ок. 2600 крузейру). Темпы инфляции, в июне превышавшие 50%, в июле снизились до 10% и до начала октября оставались на уровне нескольких процентов. На президентских выборах в октябре 1994 Лула был выдвинут кандидатом от ПТ, а Кардоза – кандидатом от ПБСД. Кардозу поддержали также две правоцентристские партии. Кардоза был избран в первом туре, набрав 54% голосов. Во время инаугурации он заверил, что высшим приоритетом его политики будет социальная справедливость, однако его программа предназначалась прежде всего для преобладавших в конгрессе неолиберальных союзников. Стабилизация цен и рост экономики связывались с ускорением приватизации, а полученные средства направлялись на погашение дефицита бюджета. Тысячи государственных предприятий были выставлены на продажу, включая компанию «Вали-ду-Риу-Досе», разрабатывавшую крупнейший в мире железорудный рудник. Хотя нефтяная компания «Петробраз» оставалась в собственности государства, она была вынуждена выдерживать конкуренцию иностранных компаний, так как предполагалось отменить государственную монополию в нефтяном секторе. В знак протеста рабочие нефтяных предприятий объявили забастовку, которая была подавлена войсками.

Государственные монополии в области телекоммуникаций и судоходства тоже отменялись, национальные компании в этих областях лишались всех привилегий перед иностранными компаниями. В целях пополнения казны предлагалось развернуть налоговую реформу.

Президентом и правительством был разработан план стабилизации национальной валюты и укрепления экономики. Основные позиции этого плана включали: сокращение годовых темпов инфляции, рост ВВП, сокращение безработицы, наращивание объема основного капитала.

На пути реализации этой программы возникли немалые трудности, особенно из-за противодействия оппозиции. Выдвинутое Кардозу предложение о земельной реформе было в целом расценено прогрессивными кругами как весьма недостаточное, а для осуществления программы предоставления гражданских прав не хватало необходимых гарантий.

«Зеленые» и защитники прав коренных народов были ошеломлены президентским декретом от 9 января 1996, который разрешал лесозаготовителям, горнякам, фермерам и предпринимателям осваивать приграничные территории (ок. 11% территории бразильской Амазонии), которые до этого сохранялись как природные заповедники и резервации для аборигенов. Процесс захвата земель аборигенов осуществлялся быстрыми темпами. К концу 1997 в Амазонии развернулось широкомасштабное освоение территории на средства, предоставленные американскими, европейскими и азиатскими банками и многонациональными корпорациями. Прокладывались железные и автомобильные дороги, нефте- и газопроводы, обеспечивавшие выход к берегам океанов и морей. Десять новых гидроэлектростанций должны были снабжать энергией новые города и рудники. Миллионы гектаров сельскохозяйственных земель отводились под экспортные культуры, в частности соевые бобы.

Кардозу удалось сдержать девальвацию реала и тем самым уберечь страну от гиперинфляции. Для этого пришлось обратиться к иностранным инвесторам, пренебрегая интересами государственного сектора и мелких бразильских предпринимателей. Положение обострилось в 1998 в результате финансового кризиса, потрясшего страны Азии. Процентные ставки в Бразилии были повышены на 50% для поддержания котировок ценных бумаг и предотвращения утечки капиталов.

В разгар этого кризиса избиратели снова поддержали кандидатуру Кардозу на президентский пост, высказавшись за стабилизацию национальной валюты. Они понимали недостатки программы Кардозу, но сочли ее более приемлемой по сравнению с риском избрания Лулу. Результаты президентских выборов 4 октября 1998 почти совпали с итогами предыдущих выборов: Кардозу набрал немногим более 53% голосов, а Лулу – немногим более 31%.

На выборах губернаторов и депутатов парламента 25 октября 1998 партии, поддерживавшие Кардозу, включая ПБДД, получили 21 губернаторское место из 27 (как и в 1994). ПБДД одержала верх над ПЛФ в сенате, но последняя сохранила большинство в палате депутатов.

План жесткой экономии, провозглашенный Коллором ди Меллу, вызвал сильное недовольство населения страны. На парламентских выборах и выборах губернаторов штатов осенью 1990 проиграли все кандидаты, которые открыто отождествляли себя с политикой президента. К тому же, проводимая политика не привела к облегчению финансового положения Бразилии. Ее внешний долг достиг в 1990 суммы в 117 миллиардов долларов; Международный валютный фонд предоставил стране дополнительный кредит в 2 миллиарда долларов. Общая задолженность государства составляла к концу 1992 размеров в 147 миллиардов долларов (32% валового внутреннего продукта). Экономический спад достиг рекордных масштабов за последние 50 лет. В мае 1991 министр экономики ушла в отставку. В октябре 1991 президент вынужден был объявить о том, что государство практически оказалось банкротом и не в состоянии решать наболевшие социальные проблемы страны. К тому же, обещавшее бороться с коррупцией правительство Коллора постоянно сотрясалось скандалами и обвинениями в расхищении общественных средств. Эти скандалы вызвали в начале 1992 отставку министра по труду и социальным вопросам, государственного секретаря по окружающей среде, а 30 марта – всего состава правительства. Но уже в июне 1992 под огнем обвинений в коррупции оказался сам президент: его обвиняли в получении многомиллионной взятки. В августе в Бразилиа прошла 300-тысячная демонстрация с требованием его отставки. Оппозиция договорилась о начале процедуры отстранения Коллора от должности. 29 сентября Палата депутатов 441 голосом против 38 проголосовала за то, чтобы поставить перед сенатом вопрос о смещении президента. Функции главы государства были временно возложены на вице-президента Итамара Франку. В декабре сенат 67 голосом против 3 утвердил доклад комитета по расследованию; Коллору были официально предъявлены обвинения в коррупции и злоупотреблении властью. 29 декабря 1992 Коллор ди Меллу вынужден был заявить о своей отставке, И.Франку стал новым президентом Бразилии. Он провозгласил намерение вернуться к политике государственного регулирования в экономике. Новый министр планирования ввел в марте 1993 одномесячный контроль над ценами на продукты питания и повысил уровень минимальной зарплаты. Когда были опубликованы результаты переписи, которая выявила, что 32 из 140 миллионов бразильцев живут ниже уровня бедности, президент Франку провозгласил «социальное чрезвычайное положение».

В рамках политических реформ в апреле 1993 в Бразилии был проведен референдум о государственном устройстве страны. Левые силы добивались перехода к парламентской системе, но получили поддержку лишь 28% избирателей. Однако 56% проголосовавших выступили за сохранение президентской формы правления. В то же самое время, 10% голосовали за восстановление монархии. Весной 1994 конгресс одобрил поправки к конституции, сокращавший срок полномочий президента до четырех лет и гарантировавший индейским резервациям право на самоуправление.

Скандалы с коррупцией продолжались и при новом правительстве. Обвинения адресовались министрам и депутатам. Выяснилось, что около 100 парламентариев от различных партий получили от частных фирм миллионы долларов за предоставление государственных заказов. В октябре 1993 по требованию оппозиционной Партии трудящихся конгресс назначил комитет по расследованию. Его работа показала, что с 1990 государство потеряло в результате коррупции и обмана 60 миллиардов долларов. Недополучение налогов составило 80 миллиардов долларов в год. Был введен в действие новый закон против коррупции, который запрещал нечестным политикам повторно выдвигать свою кандидатуру. В результате скандалов правительство было переформировано в мае и декабре 1993.

В мае 1993 пост министра экономики и финансов получил лидер Партии бразильской социал-демократии Фернанду Энрики Кардозу. Он провозгласил перемены в экономической политике. Разработанный им «План истины» предусматривал сокращение государственных расходов на 6 миллиардов долларов, более строгое взимание налогов и продолжение приватизации. Тем временем, внешний долг страны достиг 135 миллиардов долларов, и в апреле 1994 было подписано соглашение с 750 кредиторами о реструктуризации долга. Уровень инфляции составил до 2500% в год. Для преодоления острого финансового кризиса министр Кардозу разработал «План реал», вводивший привязку курса национальной валюты к американскому доллару. В результате введения плана в действие с 1 июля 1994 в первый же месяц рост цен сократился с 50% до 6%.

Успехи борьбе с инфляцией принесли Фернанду Кардозу невиданную популярность. Вокруг него сплотились центристские и правые партии. На президентских выборах в октябре 1994 Кардозу, поддержанный Партией бразильской социал-демократии, Партией бразильского демократического движения, Партией либеральный фронт и Бразильской трабальистской партией, получил в первом же туре 54% голосов, в то время как кандидат Партии трудящихся и других левых сил Луис Инасиу да Силва («Лула») – лишь 27%.

Фернанду Энрики Кардозу, приступивший к исполнению президентских обязанностей 1 января 1995, – сын генерала, изучал социологию в университетах Бразилии и за рубежом. В 1968 стал профессором в Сан-Паулу, но на следующий год из-за преследований военных властей вынужден был покинуть страну. В эмиграции превратился в известного левого теоретика, занимавшегося проблемами стран «третьего мира». В 1979 вернулся в Бразилию, присоединился к оппозиционной Партии бразильского демократического движения и в 1982 был избран от нее в сенат. В 1988 Кардозу основал ПБСД, при президенте И.Франку занимал пост министра иностранных дел, затем – министра экономики и финансов.

Правительство Кардозу провозгласило основной целью своей экономической политики устранение государственной монополии в энергетике, нефтедобыче и телекоммуникации. Уже летом 1995 парламент лишил государственную нефтяную компанию исключительных прав на нефтедобычу и утвердил поправки к конституции, отменяющие монопольные права государства в газоснабжении и судоходстве. Парламентарии постановили допустить иностранные капиталовложения в горное дело, а также частные инвестиции в области телекоммуникации. В 1997 правительство продало 42% акций крупнейшей горнодобывающей компании «Вале ду Риу-Досе».

К концу правления президента Кардозу в 2002 была приватизирована большая часть государственных предприятий, за исключением нефтекомпании «Петробраз» и Государственного банка. Проводилось систематическое сокращение расходов на общественные нужды. Удалось сократить уровень инфляции (с 2564% в 1993 до 18,8% в 1996) и внешнюю задолженность, но рост учетных ставок не позволил снизить общую сумму долгов государства: в 1984–2001 она увеличилась с 30% до 54% валового внутреннего продукта. Средства, вырученные государством от приватизации за первые полтора года правления Кардозу позволяли покрыть лишь 12,5% постоянно растущих долгов федерального правительства. В октябре 1996 правительство ввело в действие пакет мер по уменьшению дефицита государственного бюджета, включая сокращение рабочих мест в сфере общественных услуг, отмену льгот и т.д. Осуществлению этих мер помешало сопротивление парламента и трудящихся, занятых в этой отрасли. Но власти продолжали сокращать расходы на социальные нужды. Только в 1996 суммы, выделяемые на развитие общественного здравоохранения уменьшились на 53%, расходы на помощь бездомным и беспризорным – на более чем 42%, на образование и культуру – на 13%. Министр здравоохранения А.Жатени ушел в ноябре 1996 в отставку, протестуя против такой политики администрации Кардозу и нарушения им предвыборных обещаний.

Возросла безработица, поскольку многие предприятия и фирмы, приобретенные зарубежными собственниками, были затем ими закрыты. В 1998–1999 бразильская экономика испытала жестокий кризис, новые хозяйственные проблемы сказались в 2001.

Экономическая политика правительства Кардозу вызывала сопротивление рабочих союзов и крестьянских организаций. В мае 1995 50 тыс. нефтяников более месяца бастовали против планов приватизации нефтяной компании «Петробраз». 21 июня 1996 профсоюзы провели всеобщую стачку, требуя прекратить сокращение социальных расходов, создать рабочие места и повысить минимальный уровень пенсий.

Очень мало удалось сделать в деле проведения аграрной реформы. Президент Кардозу обещал до 1999 распределить необрабатываемую землю среди 280 тысяч семей. 20% населения в Бразилии владеют 90% аграрных площадей. В стране развернулось мощное движение за землю (Движение безземельных трудящихся МСТ); его участники нередко сами захватывали участки и уже затем пытались легализовать свои действия. На выступления крестьян землевладельцы отвечали террором и убийствами крестьянских активистов. Таким образом были убиты до 1000 активистов. 17 апреля 1996 полиция в штате Пара открыла огонь по демонстрации движения безземельных, убив не менее 19 человек. Взявший под защиту действия полиции, министр сельского хозяйства Андраде Виейра вынужден был уйти в отставку. Против 155 полицейских было возбуждено уголовное дело. В мае Кардозу объявил о конфискации 220 тысяч гектаров земли для раздачи их 6,5 тысячам семьям. Однако в июне 1996 полиция опять стреляла в демонстрацию МСТ. К 2000 власти экспроприировали и распределили до 93 млн. гектаров земли. Но общая площадь пустующих земель в стране достигала 182 млн. гектаров, а число безземельных крестьян достигало 5 млн.. Они требовали ускорения аграрной реформы. Правительство Кардозу приняло законы, которые предусматривали увеличение налогов на необрабатываемые земли и упрощали процедуру экспроприации. В 1997 МСТ организовало при поддержке католической церкви двухмесячный общенациональный марш «за аграрную реформу, работу и справедливость». Он завершился 17 апреля в Бразилиа крупнейшим митингом протеста против политики правительства Кардозу. В митинге приняли участие 100 тысяч человек. В июне 1997 лидер МСТ Жозе Райнья Жуниор был приговорен к 26,5 годам тюремного заключения по обвинению в убийствах. «Международная амнистия» осудила вынесение приговора и заявила о невиновности Райньи. Его удалось освободить только в апреле 2000.


Дата добавления: 2015-10-28; просмотров: 222 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Возвращение мечты. Чемпионату мира по футболу в Бразилии посвящается.| Санкт-Петербург

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.066 сек.)