Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Философов

ХИМИЧЕСКИХ ФИЛОСОФОВ | ВВЕДЕНИЕ | АЛХИМИЯ | Igne Natura Renovatur Integra [29]. | К УЧЕНИКУ | Первоматерия Делания | МУДРОСТЬ И ОЗАРЕНИЕ | ПОДЗЕМНОЕ ЦАРСТВО | АЛХИМИЧЕСКОЕ ХУДОЖЕСТВО | ЦВЕТА ДЕЛАНИЯ |


Читайте также:
  1. Как Вы думаете, гипотетический спор каких философов изобразил А.С. Пушкин в стихотворении «Движение»?
  2. Кто из названных учёных-философов впервые установил, что солнечная активность влияет на самочувствие людей?
  3. О ПРЕДРАССУДКАХ ФИЛОСОФОВ
  4. Социально-политические взгляды казахских просветителей и философов (Абай Кунанбаев, Ч.Валиханов, И.Алтынсарин).
  5. ХИМИЧЕСКИХ ФИЛОСОФОВ
  6. ХИМИЧЕСКИХ ФИЛОСОФОВ

«Наши учителя, однако, обращают внимание на основополагающее различие между обычным прокаливанием, какое проводят в химических лабораториях, и тем, что совершают у себя в лабораториях посвящённые. При этом последнем процессе простым огнём не пользуются и к печи не прибегают. Тут нужен сокровенный агент, тайный огонь, больше напоминающий воду, чем пламя, если уж говорить о форме. Этот огонь, или пылающая вода, — по сути искра жизни, помещённая Творцом в инертную материю. Это дух, заключённый в тела, немеркнущий огненный луч, замкнутый в глубины бесформенной субстанции, тёмной и холодной. Мы затрагиваем тут самую большую тайну Великого Делания. Памятуя о том, что более двадцати лет это препятствие было для нас непреодолимо, мы с радостью разрубили бы этот гордиев узел на благо тем, кто стремится овладеть герметическими знаниями, однако нам не позволено выдавать непосвящённым тайну, открытие которой зависит лишь от Отца Светов. К большому нашему сожалению, нам остаётся лишь указать на этот подводный камень и посоветовать, наряду с наиболее выдающимися Философами, внимательно проштудировать также Артефия, Понтания и кроме того небольшой труд, озаглавленный Послание о философском огне. Там вы найдёте ценные сведения о естестве и свойствах водного огня или огненной воды — сведения, которые можно дополнить, обратившись к двум следующим текстам.

Анонимный автор Наставлений отца Авраама пишет: "Надо выделить изначальную небесную воду из тела, в которое она заключена. Эта вода, как мы считаем, выражается семью буквами и обозначает исходное семя всех существ. Она не проявляется в доме Овна (Ariès) как порождающая Сына. Этой воде Философы дали множество имён, она — универсальный растворитель, жизнь и предохранение всего сущего от недугов. Философы уверяют, что в этой воде совершают омовения Солнце и Луна, причём они и сами превращаются в воду, из которой вышли. Поэтому и говорится, что Солнце и Луна умирают, погрузившись в море, но их дух носится над водами. Хотя считается, сын мой, что есть и другие способы превращать вещества в первую материю (première matière), однако ты следуй тому, что я тебе поведал, так как этот путь знаком мне по опыту и именно его передали нам Мудрецы древности".

Лиможон де Сен-Дидье также заявляет, что "...Художник либо сам приготовляет тайный огонь Мудрецов согласно всем правилам Искусства, либо просит об этом людей, сведущих в химии. Этот огонь на самом деле не жарок, он — огненный дух, введённый в субъект, единоестественный с Камнем; после лёгкого нагрева на внешнем огне он прокаливает (calcine) Камень, растворяет его, сублимирует и, как выражается Космополит, превращает в сухую воду "»[135].

 

«Ключ от герметической лаборатории», драгоценная анонимная рукопись, говорит об этом огне так: «... наш тайный огонь (notre feu secret) есть единственный агент, способный отворять, возгонять (sublimer) и разлагать (putréfier)».

 

«Ведь из всех вспомогательных веществ Великого Делания (так называемых помощников (aidants) или слуг (serviteurs) никакое другое не сопряжено со столь долгими поисками и трудоёмкой идентификацией. Иногда во второстепенных случаях вместо требуемой добавки можно использовать заменитель, дающий тот же результат, однако при получении Ртути ничто не заменит тайный огонь, дух, способный оживлять и активировать Ртуть, составлять с ней единое целое, выделив её из нечистой материи... Без него, без этого огня, скрытого под видом соли, приготовленное вещество не сможет выполнить своей задачи — применить на практике свои производительные свойства, и наши старания останутся втуне. Любое зарождение нуждается в определённом агенте, связанном с тем царством, в которое его поместило естество»[136].

 

Наш Тайный огонь автор «Древней войны Конных» называет Лунатическим Вулканом (Vulcain lunatique). Это саламандра или огненный зверь (bête à feu) знаменитого сражения, описанного блистательным Сирано в «Истории Птиц» (pp. 233-239 de «l'Autre Monde», — «Иного мира», — édition Gamier).

 

Легенда о Зелёных свечах, приводимая Фулканелли[137], содержит под иносказательным покровом описание работы, которую должен осуществить алхимик для выделения из грубого минерала живого и светоносного духа, тайного огня под видом светло-прозрачного стекла (crystal translucide) зелёного цвета, плавкого, как воск (cire), который мудрецы именуют их Купоросом (Vitriol).

Рукопись из Библиотеки Арсенала, приписываемая Г.Лансельту (G.Lanselt), «Видимость истин и истинная практика Алхимии» («Les apparences de vérités et vraye pratique de l'Alchimie») даёт ценные указания о тайном огне философов.

«Алхимик — не маг. И огонь, которым он пользуется при работе, не есть, вопреки сегодняшним мнениям, его собственный "астрал". Конечно, с определённой точки зрения этот огонь можно считать "астральным". Ни один алхимик не обходился без него, ни одному химику он не нужен. Знать, что есть этот огонь, так же необходимо, прежде чем что-либо начинать, как знать или хотя бы предполагать, что есть материя»[138].

 

Юлиус Эвола посвящает этому таинственному субъекту интересную главу в труде о «Герметической Традиции» («I Fuochi ermetici», pp. 152-156)[139].

 

Покойный Рене Бюшер в своей «Мистической географии» указывает: «Город Пау есть Aôr[140] (это слово — АОР — по-гречески написано на ЛабарумеLX — αρω). В одном этом слове, в одном знаке заключена тайна тайн Мудрецов (le secrets des secret des Sages), ключ ко всеобщему Великому Деланию (Grand-Œuvre universel), как и мистерии света, тайного огня философов и мистического дуновения (souffle), одухотворённого (animé) Христом-Словом...

А город Пау (Pau) находится в Пиренеях (Pyrénées): (pur eneon — чистый энэон, т.е. тайный или немой огонь)...»

Также: «Лурд, великое святилище Девы Марии, есть дверь, в каковую следует входить с благоговением, ибо за ней открываются прекрасные Края. Лурд (Lourdes, luna rediviva) повелевает долиной святого горного потока (Gave) возле источников, где Тамплиеры возвели свою мистическую цитадель, Луз[141] (Luz)!»

Если ты, читатель, желаешь указаний более подробных, обратись к труду Грийо де Живри о символике Воды и Марии (Lourdes, Chacornac — 1902). «Свет обретёшь в самом Свете».

 

«Внешний огонь, согласно Тревизану, есть не что иное, как "ледяной страж"».

Тайная печь Философов постоянно хранит огонь на одном и том же уровне.

«Однако наша печь, — говорит Пернети, — совсем не такая, как у химиков. В отличие от последних, у Алхимиков Атанор это их материя, одухотворённая (matière animée) философским огнём, изначально ей присущим, однако скованным и способным развиваться только под воздействием художества».

 

 

XV. Андрей Либавий. «Алхимия». 1606 г.

На первой эмблеме в основании философской сферы пребывает четырёхголовый дракон, из трёх пастей которого вырывается огонь, а из четвёртой — нет. Алхимики часто говорят о четырёх огнях, необходимых в их Делании. Причём один из них — тайный, то есть невидимый. — О.Ф.

 

«Неестественный Огонь (Le Feu Innaturel). Это результат соединения огня естества (feu de nature) и противоестественного огня (feu de contre nature) Философов. Этот неестественный огонь есть причина гниения, смерти состава (composé), а также истинного и совершенного философского растворения. Все эти виды огня, как со всем основанием указывают философы, не имеют отношения к огню угля, пепла, песка или светильника; собственно огонь естества они называют их «Тайным Огнём», их Философским Огнём. Обо всех этих видах огня говорят Артефий, Понтаний, Рипли и все остальные Философы; и хотя Понтанус утверждает, что извлекают его не из материи, это следует понимать в смысле огня минерального и сульфурного естества, который находится в начале вещей (principe essentiel), где вес материи не увеличивается».

«Философский Огонь. Свойства этого огня таковы, что с его помощью Мудрецы отмывают их материю. Так говорят по сходству, поскольку этот Огонь очищает их ртуть (mercure).

 

Он всё строит и всё разрушает. Он замораживает смесь, из которой делается камень (mélange de la pierre). Он выравнивает холод земли и воды и даёт этим стихиям наилучший облик. Он отмывает нечистоту воды и удаляет излишнюю влажность материи. Только он один изменяет естество и цвет воды и земли. Он оживляет и озаряет вещество (тело, corps), смешиваясь с ним. Этот огонь создаёт гниение, а затем возможность зарождения новых разнообразных вещей. Он закрывает поры ртути, делает неизменным её вес, а её саму твёрдой (fixe). Его проникающие свойства и острота столь активны, что ему нет равного в деле очищения тел (веществ, corps).

Он приводит весь состав (compôt) к зрелости, утончает его и делает красным. Он удаляет весь яд и дурной запах материи. Он изменяет качество камня и увеличивает его количественно. Он похож на судию, рассматривающего дело и отделяющего доброе от дурного. Следует заметить, что, согласно Филалету, всё, что мы говорим об огне, относится к снадобью первого порядка (médecine du premier ordre).

 

«Нет ничего удивительного в том, что Вулкана рассматривают как Диво (Dieu) всех работающих с металлами, ибо он сам и создаёт их в недрах земли. Ему вменяются совершенные и баснословные создания, а изображение его в голубом колпаке весьма примечательно. По той же причине на Нептуне голубой плащ. Вулкан и есть огонь Герметических Философов. Вот почему Гермес и египтяне так его почитали»[142].

 

«Вулкана называют также Эфаисто, отец Огня. Это имя происходит от Aph или Eph — отец и esto или uesto — огонь. Он есть свет небесного огня, попавший на землю и привлечённый материей; его дети это качества, привнесённые им в эту материю»[143].

 

«Каким огнём надо пользоваться в нашей работе?

R — Огнём, который служит естеству.

Какова сила этого огня?

R — Он растворяет все вещи в мире, поскольку он есть начало всякого растворения и разложения.

Почему его ещё называют Меркурием?

R — Потому, что естество его воздушное и очень тонко; оно присутствует также и в сульфуре, из которого с его помощью можно извлечь грязь.

Где сокрыт этот огонь?

R — Он сокрыт в субъекте художества.

Как можно узнать и развести (former) этот огонь?

R — Мудрый может создать и очистить этот огонь.

Какую силу и качество содержит в себе этот огонь?

R — Он очень сух и, находясь в постоянном движении, не может ничего иного, кроме как разрушать и переводить вещи из потенциального в актуальное состояние; наконец, именно он встречается в каменистых рудниках, где циркулирует в виде пара над материей и растворяет её.

Как легче всего опознать этот огонь?

R — По сульфурным отбросам (excréments), где он сокрыт, и по солевым свойствам, в которые он облекается.

Что надо сделать с этим огнём, чтобы он лучше проникал в женское естество?

R — По причине крайней сухости его надо увлажнить»[144].

 

«Огонь этот разлит по всему Естеству, ибо без него оно не может действовать, и везде, где сохраняется способность к росту, этот огонь сокрыт. Он соединён с влажным корнем вещей и постоянно сосуществует с их сырой спермой, и хотя он распространён во всем низшем Естестве, разлит в стихиях, он по-прежнему неизвестен миру и действия его мало принимаются во внимание»[145].

 

«Этот огонь, по причине ему присущей сульфурной сухости, жаждет увлажнения, с тем, чтобы легче проникать во влажную женскую сперму и разрушать её собственной излишней влажностью; однако он летуч, сух и поэтому его очень трудно поймать, а ловить его следует очень лёгкой сетью, благодаря свойствам последней; по этой причине Художник должен в совершенстве разбираться в симпатиях вещей и их свойствах и быть сведующими в области естественной магии»[146].

 

«Именно с помощью этого огня Естество совершает под землёй то же самое, что и Художество, ибо Художество должно себя ограничивать исключительно подражанием Естеству. Этот Огонь парообразен, но не лёгок; он всё питает и ничего не пожирает; он естественный, но в том, чтобы его найти, и состоит искусство художника; он сух, но вызывает дождь, влажен, но всё сушит; его можно назвать стоячей водой, водой, которая моет тела (corps), но не мочит рук»[147].

 

«Этим огнём действует Художество, подражая неразрушаемому Естеству, ибо там, где Естества не хватает, Художество восполняет недостаток: где Естество начинает, Художество продолжает, ибо только Художество очищает то, что неспособно очистить Естество. Художество всегда проницательно, а Естество просто; вот почему если одно не выровняет путь, то другое на нём остановится»[148].


Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 54 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
В ОСОБЕННОСТИ| ВОДА МУДРЕЦОВ

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.014 сек.)