Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Черри: На тебя невозможно злиться., - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 11 страница

Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 1 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 2 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 3 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 4 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 5 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 6 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 7 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 8 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 9 страница | Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 13 страница |


Читайте также:
  1. 1 страница
  2. 1 страница
  3. 1 страница
  4. 1 страница
  5. 1 страница
  6. 1 страница
  7. 1 страница

И я верила ему.

Мы продолжали искать Дэна и, по-моему, уже не только мы одни, но и Инга, и его друзья, но Смерча словно и след простыл. Его нигде не было. А потом, как выяснилось, кое-кто, конечно, знал, где он был, но старательно молчал об этом. А кого-то даже и не спрашивали. Не думали, что этот человек может знать об этом.

Почти в восемь Лера нас оставила - к ней должен был приехать парикмахер, чтобы сделать укладку на вечер, вернее, на ночь. Надо же, а Смерч должен был взять меня с собой на этот вечер - не зря его кузен приносил тогда билеты и даже называл меня невестой Дениса.

- Может быть, Дэн будет там? - с тоской спросила я брата и Леру.

- Будет, не будет, а ты там точно не появишься, - заявил Федька уверенно. - Там начнутся серьезные дела, а ты помешать можешь.

- Маша, если Дэнси там вдруг появиться, я сразу сообщу тебе, - пообещала Лера мне. Она была согласна с братом. - Но вряд ли появится. Он никогда не любил такие официальные мероприятия. И согласился пойти только с тобой. И хотя Даниил Юрьевич будет злиться, не думаю, что Денис придет.

Я уныло кивнула.

- Заедем в супермаркет? Я пить хочу. - Сказал брат по дороге домой.

- Давай. Я в машине посижу, хорошо?

- Хорошо. Я быстро. - И он остановил внедорожник около обочины оживленной в это время суток дороги. Где-то впереди была авария, поэтому образовалась пробка. Я в ожидании сидела и смотрела в окно, на едва ползущие машины. В крайнем ряду, совсем близко от меня, стояла дорогая черная красавица "Ауди" с номером "666" и блестящими тонированными стеклами, в которых отражались оранжевые июльские лучи заходящего солнца.

Я засмотрелась на классную машину, и в это время ее заднее стекло плавно опустилось вниз. Сидевший в авто парень лет двадцати шести в черном костюме и с очень жестким худым лицом, на котором отчетливо просматривались скулы, лениво выкинул окурок сигареты. Он высунулся в окно и недовольным взглядом оглядел образовавшуюся впереди пробку. А после посмотрел в мою сторону. Мы встретились с ним глазами, и мне показалось, что этот светловолосый человек на кого-то очень смутно похож.

Он резким жестом приставил к виску указательный и средний пальцы левой руки, явно показывая мне, что сейчас застрелиться из-за пробки, и рассмеялся. Забавный тип. Только глаза недобрые. Я пожала плечами и провела пальцем около горла, соглашаясь, что и мне пробка надоела. Он опять рассмеялся, махнул мне рукой и закрыл окно. Последнее, что я видела, это то, как около молодого человека мелькнули рыжие волнистые волосы, словно бы ему на плечо легла женская голова. И что это было?

Черная "Ауди" плавно поехала вперед, и больше я ее не видела.

Вскоре появился братишка, купивший не только воду, но еще и пиво и что-то сладкое, бросил весело, что капкан почти захлопнулся, и Март едет на благотворительный вечер, и мы поехали домой. Прибыли туда часов в десять.

Уже в подъезде брат сказал: "Ни слова матери, а то она упадет", открыл дверь и - о, ужас! - первой пропустил меня в квартиру. Я совсем немного посидела за кухонным столом с мамой, Федором и постоянно голодным котэ (папа, конечно же, был на задержании), а после, сходив в душ и подхватив на руке свое домашнее животное по имени Ириска, пошла спать. Из-за того, что сегодня должен был состояться захват банды Пристанских, мне было не очень-то и страшно. Если только за папу - не случилось бы с ним ничего. Но, как пояснил брат, содержание проводить должны были не сотрудники службы экономической безопасности, а ОМОН.

Я была нервная, опустошенная, с больной головой и соскучившаяся по Смерчу. А еще очень волнующаяся за него. Ну вдруг, вдруг с ним что-то случилось?! Вдруг ему плохо, а никто не может помочь? Или... вдруг он решил что-то с собой сделать? Или вдруг проклятый Март или его банда поймали его?? Об этом я старалась не думать, потому как только об одной мысли о том, что Денис мог или может как-то еще пострадать - физически или морально, приводила меня в такой ужас, словно я оказалась в кошмаре наяву. Я никогда и ни за кого так сильно не волновалась, как за него. Только, наверное, за папу, когда тот лежал в больнице в прошлом году. Но тогда я хотя бы знала, где он и что ему оказана вся необходимая помощь, а сейчас впереди - полнейшая безызвестность.

К тому же рядом тогда был Димка, невероятно поддержавший меня просто своим присутствием и шутками, а сейчас обратиться к нему я не могла. Да ему самому сейчас, наверное, плохо! Что я. Не понимаю, что такое эта самая неразделенная любовь?

Перед тем, как улечься в постель, я долго изучала себя в зеркале и думала-думала.

Почему я так поступила - замкнулась и прекратила бороться за Дэна? Потому что я испугалась. И думала, что если он выбрал другую девушку, значит, счастливее он будет с ней, а не со мною.

" С мертвыми не бывают счастливы " - назидательно сказал почтенный головастик с шикарной белой бородой.

" С мертвыми бывают счастливы только мертвые. А Денис Олегович пока еще здравствует на этом свете - вопреки всему ", - поддержал его такой же пожилой и крайне сморщенный, как курага, коллега с седыми волосами и глубокими залысинами.

Я кивнула сама себе и вдруг в ярком электрическом свете увидела на голове первый в своей жизни седой волос. Однако, трогать его не стала. Откуда он у меня?

- Феерично. - Покачала я головой и обратилась к невидимому никому Дэну. - Смерчинский, до чего ты меня довел. Видишь? Еще чуть-чуть и я сойду с ума.

"Не позволю сойти тебе с ума, дурочка, - отозвался невидимый Дэн, застывший около моего окна, - иди спать, маленькая, ты так устала. Прости, что не могу накрыть тебя одеялом".

- Спокойной ночи.

"Приятных тебе снов. Даже если на утро ты не будешь помнить, я обязательно тебе приснюсь. Ты ведь моя малышка, и хотя бы во сне я обязан быть с тобою".

Вот же... Совсем я с ума сошла. Сама с собой разговариваю.

С этими мыслями я уснула, обняв подушку, и всю ночь мне казалось, что я обнимаю своего Дэна. Мне показалось, что меня кто-то поцеловал в висок.

- Добрый вечер. Ваш пригласительный? - с вежливой улыбкой спросил один из многочисленных представителей армии секьюрити, которые в тот вечер охранили ресторанный комплекс "Золотой лотос", в котором должен был состояться благотворительный вечер "Ночь жизни". Среди приглашенных были официальные лица, политики, бизнесмены, представители местного бомонда и культуры, поэтому надежная охрана была делом чести организаторов проекта.

- Да, конечно, вот, - Князева-старшая протянула небрежным жестом два пригласительных, отливающих на ярком электрическом свету золотом. Охранник внимательно изучил их, вновь улыбнулся и сказал почтительно:

- Прошу вас, дамы, проходите, пожалуйста. Приятного вам вечера.

Ольга и ее мама, которая на эти слова только царственно кивнула, прошли в холл трехэтажного роскошного комплекса, где их тут же встретили и вежливо препроводили за свой столик в огромный, ярко освещенный зал, где, собственно, и должен был проходить благотворительный вечер.

Девушка все-таки решила придти на благотворительный бал "Ночь жизни". Не потому что она хотела развлечься - для этого она отправилась бы, как и всегда, в хороший клуб или бы просто напилась (правда, сейчас ей этого совершенно не хотелось), и не потому что желала порадовать своим поступком маму. А просто потому, что Оля понимала: ей нужно что-то делать, как-то двигаться, получать новые эмоции и впечатления - пусть даже самые мизерные, в общем, ей нужно не застывать ледяной шахматной фигурой на черно-белом клетчатом поле своих проблеме. Благотворительны бал - крохотный повод отвлечься от грустных мыслей хоть на несколько часов. Или хотя бы на час. Ведь не думать о плохом целый час - это отличный результат.

Плохое сейчас для девушки, прежде всего, было связано с Димой и с его решением. Ольга понимала, что он чувствует, и ее интуиция, которую светловолосая девушка никогда не признавала, подсказывала, что любимый парень мечется и не знает, что ему сейчас делать. И единственное, что может ему сейчас помочь - это время. Или, быть может, что-то необычное, резкое, что подтолкнут его к действиям. Ольга давала Чащину это время, и сама пыталась сделать так, чтобы все эти дни ожидания пролетели быстрее.

Князева оглядывалась по сторонам в поисках знакомых лиц. Людей вокруг было уже достаточно: все красивые, элегантные, ухоженные, с бокалами искрящегося шампанского в руках и с дорогими украшениями на шеях, пальцах, запястьях, в ушах. И добрые восемьдесят процентов этих украшений, к слову сказать, составляли бриллианты самых разных огранок, оттенков и карат.

В ушах у Ольги тоже были бриллианты - не слишком большие и вызывающие, как, к примеру, у ее матери, направо и налево посылающей слова приветствия и кивки, а по-девичьи скромные и очень милые. Раньше эти серьги принадлежали Инне - подарок родителей на шестнадцатилетние (Ольга тогда затребовала какую-то невообразимую фирменную сумочку). Вместе с серьгами Инне подарили точно такое же колечко, и оно было на ее указательном пальце в ту самую роковую поездку по морю. С этим кольцом она погибла, и с ним же ее и похоронили. А Ольга берегла серьги, считая, что раз одна часть целого комплекта у нее, а вторая - у сестренки, значит, между ними есть еще какая-то материальная связь. Надевала она их очень редко, всего лишь раза три-четыре за все эти годы, и каждый раз после того, как бриллиантики Инны оказывались в ее ушах, Ольга чувствовала, что ее близняшка где-то совсем близко - за какой-то невидимой гранью. Хоть она и считала себя атеистом, и ни в какую загробную жизнь не верила, но чувство это было вполне реальным. Да и сны потом ей снились странные - опять же о сестре. В таких снах Инна всегда утешала Олю и улыбалась ей. Но в конце сновидения ее всегда смывало гигантской волной лазурной волны, и Ольга дико пугалась. Сердце ее начинало биться точно так же, как и в ту проклятую невероятно звездную ночь, когда ей позвонили и сказали, что Инны больше нет в живых. Услышав это, Оля, которая уже около двух часов без остановки рыдала без причины (Петр, который был в это время рядом с ней и с которым она целовались, думал, что она точно наглоталась экстази), упала без чувств.

От странного эффекта ношения серьг Ольге было и страшно, и прекрасно одновременно. По сестре он, как и говорила Маше, конечно же, дико скучала, но осознавать вновь и вновь, хоть и во сне, о том, что больше Инны рядом нет, и уже никогда не будет - не хотелось. Было очень больно.

- Задумалась? - отвлекла Ольгу от мыслей мать. - Кстати, дорогая, вечер устраивает Даниил Юрьевич. Где-то должен быть и Денис с родителями. Понимаешь, к чему я клоню.

- Прости, я же тебе миллион раз говорила, что не хочу и не могу с ним встречаться. - Спокойно отозвалась девушка. Да, мать раньше особенно очень хотела, чтобы ее единственная дочка связала себя узами брака с сыном ее подруги Леры. Иметь Смерчинских в родственниках - очень даже неплохо! Вернее, очень хорошо. Правда, Ольга активно сопротивлялась этому, и Князева-старшая сдалась, уже просто хотела, чтоб та нашла себе хорошего перспективного молодого человека. И, кажется, опять начала...

- Да я понимаю, Оля, - отозвалась женщина, поднося к губа бокал с шампанским. - Просто Денис может тебя познакомить с хорошими молодыми людьми из своего круга. Жаль, что тебе Петр Смерчинский не по душе.

- Какими, мам? - насмешливо спросила Ольга. - Микаэлем и Сашей?

- Только не с первым, - решительно воспротивилась ее мать. - Саша еще в далеком подростковом возрасте перешел все границы разумного. И куда только Ангелина и Павел смотрят? - Назвала она по имени родителей Черри и Ланде. - Кстати, вон и они. Так, я подойду к Ангелине, нужно поздороваться.

Ольга кивнула. Она сама уже увидела красивую и несколько импозантную Ангелину Борг - мать Ланде, которая была довольно известной и талантливой актрисой и примой городского драматического театра. На своего сына высокая, роскошная дама с россыпью медово-русых кудрей, выглядевшая лет на тридцать, не слишком была похожа. Микаэль, видимо, больше походил на своего норвежского отца. Он, кстати, на вечере не присутствовал. Зато около Ангелины стоял злой, как триста демонов, Черри. Он был одет в смокинг и белоснежную рубашку. Правда, бабочки на нем не было. Ольга невольно улыбнулась - черный смокинг, начищенные ботинки и зеленые волосы смотрели, мягко говоря, необычно. Черри, кажется, тоже это понимал. Он мрачно смотрел на своего статного отца-режиссера, в чьих темных волосах проскальзывало серебро седины, и который своей легкой хромотой всегда напоминал девушке самого Байрона. Павел Аскольдович ходил, заложив руки, перед сыном и что-то ему нудно говорил.

- Нотации читает, - почти злорадно сказала мама Ольги, тоже глядя на эту картину. - Ну-ну. Не помогут они его сыночку. Оля, я к ним. А ты присмотри себе тут молодого человека. Вон тот, например, в темно-сером костюме-тройке, тебе как? Твой ровесник, кажется. - И мать кивнула на стоявшего неподалеку парня с хорошей фигурой, длинными ногами и короткими светло-русыми волосами.

- У него очень одухотворенное лицо, - заговорщицки прошептала она дочери. Оля лениво посмотрела на парня и чуть не вскрикнула - это был ни кто иной, как Ник Кларский!

Девушка тут же отвернулась. Не дай Бог он ее увидит!

- Подумай. Он, кажется, одинок. - С этими словами мать ушла к Ангелине и Павлу, оставив дочь одну. Князева-старшая просто-напросто не узнала, элегантно одетого брата ее "любимого" клиента Андрея Марта. Лицо парня показалось ей знакомым, но женщина подумала, что видела его раньше на каких-нибудь светских тусовках, которые ей приходилось изредка посещать.

А Ольга тут же осторожно, настороженно оглядываясь на парня и боясь, как бы он повернулся и не заметил ее, отошла за колонну - чтобы Никита не видел ее. Какого черта он тут делает? Он же писал ей, что уехал. Следит за ней? Заподозрил что-то насчет Димы? Но как он узнал?

По позвоночнику девушки медленно, цепляясь друг за друга, поползли мурашки, но она почти тут же вспомнила, что, судя по расплывчатым рассказам Игоря, сегодня на "Вечере жизни" вроде бы будут брать Андрея Марта - старшего брата Ника. Игорь, рассказывая давней подруге обо всем этом, даже и не предполагал, что Князева знакома с братишкой Марта. Он случайно упомянул об этом, когда рассказывал о Смерче и обо всем, что с ним случилось, в то числе и об охране Маши Бурундуковой.

"Наверное, Ник встретиться тут с братом, - подумала отстраненно Ольга. - А мне что делать? Прятаться, чтобы он меня не увидел?"

Раздумывая, она провела ладонью по шероховатой поверхности колонны. Подумать только, еще недавно за подобной колонной в Торговом центре прятались, как дети, Смерч и его Чип, следя за ней и Никитой, а теперь она сама занимается "слежкой". А это даже забавно - прятаться от кого-то, пусть даже и в одиночестве. Машинально потрогав прохладный камень в одной из бриллиантовых серьг, Ольга вновь осторожно выглянула из-за колоны. К ее огромному удивлению, которое быстро переросло в восхищение, к Нику подошла облаченная в черное маленькое платье девушка со светленьким прямым каре, которое раньше таскала Маша и сама Ольга, решившая ее копировать. Никита покровительственно взял ее под руку.

"Его сестра? - подумала Оля отрешенно, наблюдая за Кларским и его девушкой. - Тоже светловолосая. Но вроде бы они непохожи".

Никита тем временем доказал Ольге, что девушка в черном платье - вовсе и не его сестренка. Потому как совершил совершенно не братский поступок. Он наклонился к ней и неспешно поцеловал - просто коснулся губ губами - ничего особенного не делал, а после обнял за плечи, но Ольге хватило и этого. В ее голове ритмично застучали отбойные молоточки - вот она, удача! Она увидела Никиту Кларского с другой!! Он - с другой! Значит она, Оля, больше ему не нужна! И ей больше не стоит опасаться Ника, изобретать всевозможные способы расставания с ним, бояться, что он что-то сделает с ее любимым парнем - Димой. Все, этому конец! Кларский нашел другую жертву!

Конечно, ее женское самолюбие в какой-то степени потерпело крах - ведь Ник так часто говорил, что любит ее, отвешивал изящные комплементы, дарил подарки и вообще, делал для нее все, что она просила (даже не приставал ни разу все это время, потому как Ольга намекнула Никите, что не потерпит такого!). И, получается, врал. Но, с другой стороны, Оля чувствовала себя, как крестьянин древней Руси, узнавший, что зловредное Иго больше не будет собирать с него непосильную дань.

Решение проблемы само собой пришло в светловолосую голову - словно кто-то шепнул его прямо Ольге в уши. Она, выдохнув, вышла из-за колонны, моля весь свой актерский дар о том, чтобы он верно и правдиво сыграть ей очередную роль. Наверное, одну из самых главных в ее жизни.

Никита, не отпуская плеч девушки, продолжал стоять в том же месте. Изредка он поглядывал на часы, словно что-то ждал. Девушка в черном платье молчала и с немым восхищением осматривала все вокруг. Кажется, в подобном месте она была впервые.

"Прости, девочка, но я должна буду это сделать", - подумала Ольга, сочувствуя незнакомке. И что она нашла в этом бандите? Неужто влюбилась? Или сама такая же? Но как бы то ни было, Ольга решила до последнего бороться за свое счастье - счастье с Димой. А для этого ей нужно было избавиться от Никиты, которого девушка продолжала бояться.

"Проклятый Укроп", - думала Ника, ступая на высоченных шпильках следом за Никитой. Сегодня он одет был в строгий модный костюм-тройку и не походил внешне на тупого хама с бандитскими замашками. Напротив, он так преобразился, что казался интеллигентным симпатичным мальчиком с мажорскими замашками. Возможно, если бы Ника не знала истинное нутро Кларского, в этом элегантно-дорогом, но не кричащем обличие она приняла бы его за одного из лучших представителей сильного пола. По крайней мере, в радиусе пары километров. Но девушка прекрасно знала, что Никита собой представляет. Да, она до сих пор соблюдала условия их контракта" - притворялась его девушкой. Ника, правда, не совсем понимала, зачем Укропу понадобился этакий цирк, но пойти на попятную уже не могла. Ник бы не позволил этого сделать. Все-таки он был достаточно жестким мальчиком.

- Никит, можно чуть-чуть помедленнее? - взмолилась она, не поспевая за длинноногим парнем. Он, как и почти всегда, держал ее за руку. Чтобы точно было понятно, что они - пара.

- Одни проблемы, - процедил тот сквозь зубы, но шаг убавил.

Он в очередной раз заставил Нику пойти вместе с ним. Правда, не в клуб и не в очередной идиотский бар, а в крутой ресторан на вечер для богатеньких. Зачем им туда нужно было идти, и как Никита достал пригласительные на это торжество, Ника понятия не имела. Лишние вопросы она ему старалась не задавать. Девушка поняла, что рядом с этим мрачным светловолосым типом лучше всего молчать, как бы сложно это не было, и все, что она могла себе позволить - это шептать внутренним голосом посвященные Кларскому ехидства и проклятия, которые изредка складывались в ее голове в стихотворные формы. Например, в такие: "Наш Никитка злиться, чтоб тебя, тупица!" или такие: "Как с тобой я уже заканалась, чтоб тебе ведьма в герлы досталась". Иногда она строила в спину Нику злобные рожицы или показывала неприличные жесты - как тогда, когда высунулась в окно подъездного пролета. Однажды он едва не заметил один из таких характерных жестов, правда, Ника вовремя сделала вид, что чешет шею, и Никита, прищурено на нее посмотрев, отвернулся. Ей показалось, что его плечи дрогнули, словно он сдерживал смех, но девушка подумала, что Укроп, если бы реально увидел это, он бы ей вмазал, а не ржал бы.

А еще пару раз Ника, скуки ради, рисовала всякие миниатюрные и смешные шаржи, посвященные Никите. На плотных листах бумаги он выглядел то якобы саркастически ухмыляющимся бабуином с огромными бицепсами и трицепсами, на которых росли редкие длиннющие волосы, то скособоченным сморчком со впалыми щеками и поучительно поднятым верх указательным узловатым пальцем, то большемордым уродцем с кривыми ножками и густой россыпью прыщей всех цветов и размеров, на мощных плечах которого виднелись золотые купола. На удивление, в каждом таком миниатюрном рисунке Нике удавалось верно передать некоторые черты лица Никиты или его жесты. И рисуя очередного маленького Никиточку, Ника только злобно ухмылялась, припоминая тот или другой его плохой поступок.

Сегодня утром девушка, отдыхающая от учебы, но пребывающая в постоянно напряжении из-за странной связи с Кларским, сидела на полу в своей комнате и цветными мелками рисовала на плотном куске ватмана еще одного Никиту - в виде собаки-улыбайки с его лицом, старательно гадящей под шикарный зеленый куст роз. В последнее время этот дурень куда-то пропал, не звонил и не говорил командным голосом, куда они с ним пойдут в очередной раз, и девушка поймала себя на мысли, что ей чего-то не хватает. Вернее, кого-то. Наверное, именно поэтому Карлова и стала рисовать эту картинку. Дома никого не было - родители вновь уехали на дачу и обещались быть вечером.

Ника почти закончила рисовать последнюю розу на кусте, как затрезвонил ее мобильный телефон. Девушка тут же легко вскочила на ноги, думая, что это звонит ей ее давняя подруга, которая должна была пригласить Нику на шашлыки. К шашлыкам прилагалась хорошая компания, на одну треть состоящая из незнакомых Нике парней, которые, по словам подруги, были прикольными. Это действительно была подруга.

- Ник, мы за тобой подъедем к двум часам. Будь готова. - Сообщила она девушке. - Парни на двух тачках будут. Они у нас хорошие, все сами закупили, так что повеселимся. Тут один такой милый есть, он тебе точно понравиться!

- Да? Правда? - оживилась Ника, и с воодушевлением стала собираться на природу. Правда, нет-нет, она все же вспоминала о дяде Укропе, но все мысли о нем старательно отгоняла прочь.

В два часа она уже стояла около собственного подъезда, в коротких джинсовых шортах, ярко-оранжевом топике с вышитым на нем солнцем и белых кроссовках, а в четыре со смехом любовалась красотами местной природы с высокого берега, на котором ребята решили остановиться. Ника вдыхала запах жарящегося на костре мяса и смотрела на быструю, широкую и полную сил реку цвета перванш - казалось, ее серо-голубая вода впитала в себя едва заметный сиреневый оттенок неба. Изредка она переводила взгляд на высокие ели близлежащего леса или на домики дачного поселка, располагающегося на другом берегу в отдалении. Отсюда домики казались ей крохотными.

Девушке безумно здесь нравилось - чистый воздух заставлял ее забыть обо всех проблемах: больших и малых, и просто жить, наслаждаясь каждым вдохом и выдохом. К тому же один из парней: высокий, симпатичный, с милыми темными кудряшками и действительно милый и смешной - не то, что некоторые, явно положил на Нику глаз и не отходил от нее ни на шаг.

- Тебе тут нравиться? - Спросил ее новый знакомый. Ника ничего не успела ответить ему, потому как ей помешал сотовый.

- Да? - сказала Ника скучным голосом, поняв, что ей звонит его высочество Никита Укроп Наглый. Ага! Ему опять от нее что-то надо!

- Ой, подожди... брат звонит, - удивлено сказала светловолосая девушка и нажала на зеленую кнопку.

- Ты дома? - без приветствия спросил парень.

"На помойке", - подумала тут же девушка не без злорадства.

- Нет, - почти злорадно сказала Карлова.

- И где же?

- В лесу. - Ее взгляд упал на ели.

- Маньячить пошла? - поинтересовался парень и, не дожидаясь ее ответа, добавил. - Чтобы через час была дома. Я приеду за тобой, и мы поедем в одно место, где нам стоит показаться вместе. Усекла?

- Усечь-то я усекла, но я же сказала, что я не в городе. Я не смогу приехать, - терпеливо пояснила девушка, улыбаясь во весь рот.

Ник выругался, но тут же взял себя в руки.

- Ну и где ты, красотка? Я приеду за тобой.

- Не надо за мной приезжать, - запротестовала Карлова. - Я с друзьями на шашлыках.

- Шашлыков отведать захотелось? - поинтересовался Никита. - Быстро говори, где ты. Ну, где?

- Я не знаю, где я, - вдруг растерялась Ника.

- Эй, Ника, - не вовремя встрял молодой человек. - Зайка, смотри, лодка...

- Кто это? - настороженно спросил Ник, услышав его голос.

"А тебе какое дело, обезьяна облезлая?", - подумала с удовольствием девушка, но вежливо ответила:

- Знакомый.

- Я же сказал, чтобы около тебя не было никаких знакомых, - вызверился Кларский неожиданно.

- Давай, я объясню, как сюда подъехать? - от всей души предложил кудрявый парень, в это время, думая, что Нике действительно звонит ее брат. Он, взяв телефон, обстоятельно объяснил злому Кларскому, где находиться их компания. Тот пообещал приехать через полчаса и бросил трубку, явно свои поведением озадачив молодого человека.

Авто Никиты затормозило около машин ребят в то самое время, когда Ника, думавшая, что Укроп никуда не приедет, ворковала с кудрявым молодым человеком и с предвкушением смотрела на почти готовый шашлык. То, что Кларский действительно приехал за ней, Нику почти что потрясло. Остальные парни и девушки тут же обернулись на остановившуюся около них недешевую машину, из которой вылез ее подтянутый водитель со светло-русыми волосами и в черных очках.

- Это кто? - удивилась одна из подруг Ники. А вторая вдруг засмеялась:

- Это же парень нашей Ники! Помнишь, мы их вместе видели?

- Точно!

Карлова только зубы плотнее сжала. Укроп приехал! Да чтоб его!

- Всем привет, - сообщил Кларский громко, нашел взглядом Нику, подошел к ней, почти ласково улыбнулся, по привычке схватил ее за руку и поволок к машине, не забыв обернуться и добавить. - И пока.

- Отпусти меня! - попробовала вырваться из его хватки девушка.

- Эй, - не выдержал обладатель кудрей, понявший, что Ник никакой не брат, - эй, брат, да опусти ты ее!

- Пошел ты, - послал Никита парня очень далеко. Тот поморщился, но спор продолжить не решился.

Ника вдруг подумала, что было бы круто, если бы из-за нее Ник подрался бы с кем-нибудь, но увы, этого не случилось.

- Ой, вы ведь нашей Ники друг? - встряли ее подружки.

- Ага, - кривовато улыбнулся Никита. - Друг. Забираю свою подругу ее к себе. Дорогая, пошли. Вы ведь не против?

Девушки захихикали - они против не были. А парни не вмешивались. Только кудрявый обиженно сказал:

- А я думал, у тебя никого нет.

- Я у нее есть, - спокойно, но твердо произнес Ник, глядя на малиновые губы Ники. Странно, почему у нее такие губы? Пользуется какой-то особенно помадой что ли?

Через минуту молодые люди оказались в автомобиле.

- И зачем ты за мной приехал? - обижено спросила девушка, с тоской думая о шашлыке.

- Сегодня идем в ресторан. На благотворительный вечер. - Сказал, как отрезал парень, гоня по пустой трассе со скоростью сто восемьдесят. - Сейчас заедем к тебе, и ты выберешь подходящую одежду. Потом ко мне - за пригласительными.

- Но зачем?

- Все за тем же. Встретимся с моим братом. Для него ты по-прежнему, - тут Никита на пару секунд замолчал, - моя невеста.

"Всю жизнь хотела быть невестой такого мегагопника, как ты", - гневно фыркнула про себя девушка, но лишь согласно кивнула. Наверное, она все-таки мазохистка, но определенно соскучилась по этому гоблину. Его нарочитая грубоватость почему-то начинала Нике нравиться. После того, как Ника побывал у него дома, попробовав наркотический напиток, она как-то по-другому стала относиться к парню.

- На вечере веди себя хорошо. Помни, что ты леди, а не шалава. - Сказал Никита. И девушка тут же обозлилась. Его очарование вмиг рассеялось. Вообще он охренел? Укропа что, дядей Хреном теперь называть?

На самом деле Ник не хотел идти в это буржуйское лоснящееся внешним шиком место, в последнее время он был на нервах - слишком много проблем взвалилось на парня. Но сегодня нужно было встретиться с Андреем.

- Придешь со своей крошкой Никой. Пришла пора тебе посвятиться в высшем обществе, олень, - сказал он Никите по телефону, - сегодня все наши проблемы разрешаться.

- Понял. Буду. А без нее можно?

- Можно, но не нужно. Хочу увидеться с невесткой, - отозвался старший брат. - И с тобой ради разнообразия. Для тебя есть дело, выполнишь. Пригласительные тебе привезут домой в восемь. В десять будь на месте. Проследи за прикидом. Чтобы было на уровне. Все понятно объясняю? В одиннадцать я тебя найду, пообщаемся, братишка.

Из-за этого разговора Никита нервничал еще больше, поэтому молчал - чтобы не сорваться окончательно на сидящей рядом с ним девчонке, изредка поглядывающей на него недовольными голубыми глазами.

Они приехали домой к Нике, но в квартире, по которой витал игривый аромат свежевыпеченных булочек, и парня и девушку ожидал сюрприз - неожиданно вернувшиеся Карловы-старшие. Едва ничего не подозревающие Ники переступили порог ее квартиры, как в лоб парню чуть не попал старый стоптанный ботинок, впавший из рук стоявшего на табуретке невысокого пухленького субъекта с бородкой и залысинами. Он явно пытался найти что-то на антресолях, но, кажется, его поиски были неудачными.

Только отменная реакция спасла опешившего Ника от синяка или других повреждений лица.

- Упс, прошу прощения, - сказал мужнина, с пыхтением слезая с табуретки. В руках его был зажат второй ботинок - точный близнец того, что едва не ударил Никиту. Еще несколько пар разнокалиберной обуви и какие-то выпавшие сверху коробки в живописном порядке валялись на полу. Видимо, мужчина был очень "ловким".


Дата добавления: 2015-08-03; просмотров: 126 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 10 страница| Quot;Черри: На тебя невозможно злиться...", - сделал изящный комплемент парень. Ну Черри дает! И зайкой разрешает себя называть! 12 страница

mybiblioteka.su - 2015-2023 год. (0.048 сек.)