Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Название: Голубой случай в пригороде 3 страница



Билл обернулся. Про конфету, что осталась у него за щекой, неприятно приклеившись к ней, он давно забыл. И он бы наговорил кучу всего лишнего, если бы она не мешала, и он не привык бы сдерживать свои эмоциональные порывы. Наверно, стоило что-то сказать, может быть поблагодарить, но юноша лишь слабо улыбнулся и вышел из машины.

Хромой проследил как Танцоришка закидывает сумку на плечо и как вертит головой в разные стороны. И Том совсем не удивился, когда брюнет обошел машину и нагнувшись, постучал массивным кольцом, что было надето на средний палец, об стекло. Том без замедлений его открыл.

- Красавчик, когда решишь свои проблемы и если останешься в живых, то найди меня, - Билл подмигнул и на его лице заиграла кокетливая улыбка. - Я танцую по пятницам и выходным, так что заходи, развлечемся.

Том впервые за два дня почувствовал, что он все же хоть и отдаленно, но человек. Человек умеющий улыбаться и которому может кто-нибудь нравится. Увидев как его губы расплываются в еле заметной улыбке, Билл послал ему воздушный поцелуй, выпрямился, одернул футболку, и пошел к остановке, виляя бедрами, явно дразня своего нового знакомого.

Хромой покачал головой и рассмеялся.

"Горячая штучка",- подумал он про себя и вновь переключил сознание на дорогу, машины снующие впереди и персональные проблемы.

 

"Убегая"

 

Как так получилось, что Том свернул с главной трассы и поехал в объезд, не понял даже он сам. То ли высшие силы повлияли, то ли просто в голове что-то переклинило. Но, тем не менее, дорога, которая могла занять полчаса, продлилась больше часа, потому что недалеко от центра Том застрял в пробке. Сидя в машине и скучая, парень подумал, что если бы сейчас с ним был Танцоришка, то было бы куда веселей. Можно было бы послушать бестолковый треп или же задать несколько вопросов, которые родились в голове еще за завтраком. Не то, чтобы ему было особо интересно, просто любопытство давало о себе знать. Вдобавок к размышлениям соблазнительные бедра Танцоришки все мелькали и мелькали перед глазами. Том бы с удовольствием их погладил. Если бы конечно брюнет разрешил.

Проклиная все, на чем стоит свет, Хромой матерился и гнал на высокой скорости, когда пробка рассосалась. Раздражало медленное движение вокруг и красный свет на светофорах. Хотелось, что бы было как в том раскрученном фильме про вампиров, где главный герой перемещался с молниеносной скоростью на раз-два.



Оказавшись недалеко от своего дома, Том припарковался в соседнем дворе, в тени деревьев. Конечно, он нервничал, потому что чувство беспокойства вселилось в него, когда до дома оставалась пара кварталов. Но Том утешал себя, пытаясь внушить и поверить в то, что все будет хорошо. Ведь в таких передрягах он бывал не раз, и ему всегда удавалось выкарабкаться. Тем более, логика подсказывала, что прежде чем начать паниковать, нужно иметь хотя бы одно существенное основание.

Выйдя из машины и закрыв ее, Хромой направился в сторону своего дома. Подойдя ближе, он выглянул из-за угла и осмотрел родной двор. Машины на парковке были знакомы, девочки-подростки, толпившиеся возле одного из подъездов, тоже не раз встречались, а больше ничего и никого в глаза не бросалось. Том поднял голову и глазами нашел свои окна, которые располагались на третьем этаже. Вроде все было в порядке.

Быстро преодолев расстояние от угла до подъезда, Хромой вошел внутрь и стал подниматься по лестнице, решив, что пользоваться лифтом не стоит. Из квартиры, что была на одной лестничной клетке с его, слышался звук работающего пылесоса, этажом выше громко мяукала кошка. Том подошел к своей двери и прислушался. Тихо.

То, что в квартире кто-то есть или же, по крайней мере, был, Том понял сразу. Нижний замок, что всегда открывался гладко, на середине оборота ключа заел. Машинально Хромой занес руку назад и нащупал рукоять пистолета, который носил за ремнем. В случае чего, Том мог за себя постоять. Из драк он всегда выходил победителем, но сейчас он даже не предполагал, сколько человек может напасть на него. Толкнув дверь, Том осторожно вошел внутрь и сразу же ощутил резкий запах сигарет. Курили много, явно не открывая окон. Пройдя чуть вперед парень остановился и вновь прислушался. Ничего.

Увереннее ступая, Том прошел тесный коридор и оказался на кухне. Сразу же увидел стоящие на столе чашки с засохшими разводами кофе на дне и сигаретные бычки, разбросанные везде и всюду.

Ждали. Они его ждали. Черт побери, как они могли узнать, где он живет? Неужели Хоффман сдал?! Том со всей силы ударил кулаком по столу и кинулся собирать вещи.

Достав из тумбы дорожную сумку, парень стал запихивать в нее первую попавшуюся одежду, не теряя время на то, что бы аккуратно ее сложить или хотя бы выбрать. Из тайника за батареей достал заначку, всего несколько сотен евро, и затолкал в карман. Так же парень положил в сумку кое-какие ценные вещи, которые всегда берег. Это был семейный альбом и небольшая коробка с различными мелочами, напоминающими о детстве и родителях.

Взяв так же зарядное устройство, Том закинул толстый ремень сумки на плечо и вышел из квартиры, мысленно прощаясь с ней на неопределенное количество времени.

Как только Хромой оказался в машине, он тут же сорвался с места и выехал на дорогу. Дальнейший план действий образно нарисовался в голове и теперь нужно было лишь согласовать его с остальными. Том гнал мысли о том, что с его друзьями уже что-то могло случиться, хотя совершенно не представлял, что вообще произошло ночью.

Поставив в машине телефон на зарядку, Том стал ждать, когда аккумулятор немного зарядится, что бы можно было сделать звонок. Маневрируя между снующими машинами, парень все прибавлял и прибавлял скорость. Мозги кипели в прямом смысле, а ладони вспотели и соскальзывали с руля. Чувствуя, как становится жарко, Том снял толстовку и, оставшись в широкой футболке, облегченно выдохнул. Адреналин забурлил в крови, и она быстро побежала по венам, от чего от усталости не осталось и следа.

Как только индикатор батареи показал одно деление, Хромой схватил телефон и нажал на кнопку включения. Нервно стуча по рулю, он дождался конца загрузки и тут же найдя в последних звонках номер Георга, нажал на вызов.

После двух гудков из динамика раздался взволнованный голос друга.

- Черт тебя дери, Трюмпер! Где ты?! – прокричал Георг. Так же отчетливо послышались звуки дороги: где-то сигналили, где-то проезжали машины.

- Я только что выехал из дома. Георг, нас вычислили… - начал говорить Том с не меньшим возбуждением, но друг его перебели.

- Андреас! Эта белобрысая тварь сдала нас! Йост теперь знает, где мы живем, и ему известно кто мы.

- Погоди-погоди… - Том ничего не понял. Слишком плохо было слышно и слишком шокирующей была информация.

Резко завернув на повороте, Том остановил машину возле какого-то здания-офиса под возмущенные крики мужчины в красном Пежо. Не обращая внимания, парень поднял стекло до самого конца и вновь сосредоточился на разговоре.

- Помнишь нарика, с которым мы курили траву у Густова дома? Так вот, он живет по соседству, - продолжил Георг. – Он позвонил вчера, спустя час как ушел Андреас, и сказал, что возле дома Густова стоит крутая тачка с тонированными стеклами, а в внутри дома не горит свет.

- Но с чего вы взяли, что это Андреас нас сдал?

- Мы позвонили ему сразу же и трубку взял человек Йоста.

- Вот сука, - констатировал Том и устало провел по лицу рукой. – А тот-то, что сказал?

Георг нервно рассмеялся, а затем произнес:

- Сказал, нам конец.

Эти слова некоем образом оптимизма не внушили. Том уже представлял, что с ними сделают, когда найдут.

- Где вы сейчас?

- Мы едем к моей тетке в Рургебит. Сам понимаешь, нельзя здесь оставаться.

Том кивнул. Хорошо, что друзья будут в безопасности. С остальным он как-нибудь сам разберется.

- Значит так, - начал он, на ходу соображая, как лучше поступить в сложившейся ситуации. - Выкиньте сим-карту и купите новую. Связывайтесь со мной только вечером, с восьми до девяти. Сейчас я еду к боссу, узнаю, когда мы сможем получить свои деньги, и позже сообщу результат. Будьте осторожны и не светитесь.

- Ты тоже береги себя и не лезь в это дерьмо. А то я тебя знаю. Попридержи пыл, мы выкрутимся, - Георг попытался в этих словах спрятать свой страх и это практически у него получилось.

Отсоединившись, Том без промедлений завел мотор и вновь оказался на дороге, тут же вписываясь в поток.

Сейчас он испытывал столько ненависти к одному человеку, что будь тот рядом, то просто бы испепелился. Без раздумий Том пустил бы в лоб Андреасу пулю за предательство. Он ведь верил ему, хоть и чувствовал, что это за человек. Пытался закрывать глаза на его вечное нытье и прочие сопли, когда нужно было идти на какое-либо опасное дело. Собственно, это не было неожиданностью. Где-то в глубине души, Том ждал подвоха, но пелена, которую старательно выстелил перед глазами блондин, затмила сомнения. Он клялся, говорил, как благодарен Тому за то, что тот дает ему возможность заработать. Говорил, какой тот замечательный друг, с которым ему ничего не страшно. Сейчас Хромой проклинал себя за то, что слушал и верил в эти нелепые бредни.

Злой и раздосадованный, он выехал на нужную улицу. Цель в голове была установлена, и теперь нужно было очень осторожно попытаться ее достигнуть. Это и было бы маленькой победой на сегодня.

 

Питер Хоффман был старым другом покойного отца Тома – Гордона Трюмпера. Когда парень вернулся в родной город, то сразу же направился к нему, зная заранее, что тот может помочь с работой. Так и вышло. Питер сразу же ввел Тома в суть дела, и через короткий срок тот начал работать на Хоффмана вместе со своей «бандой».

У Питера была собственная автомастерская в центральном районе Дуйсбурга. Ничем серьезным в ней не занимались: обслуживали машины требующие мелкий незначительный ремонт, перекрашивали их и меняли шины автомобилям молодых неопытных барышней. Бизнес не приносил большого дохода, но Хоффман не жаловался, потому что помимо этой мастерской он владел еще одной, так сказать, «подпольной». Она находилась в тихом месте, и о ней знали лишь те, кто работал с Питером. Принцип был таков: босс принимал заказы от клиентов не совсем состоятельных и законопослушных и реализовывал их с помощью своих людей. Например, кому-то срочно нужна была машина или какая-либо деталь. Тогда появлялся Хоффман и предоставлял возможность без оформления документов и по приемлемой цене приобрести то, что необходимо. Иногда к нему обращались за иной помощью, и мужчина не отказывал, потому как Том со своими ребятами были очень надежными и справлялись практически со всеми заданиями.

Хромой знал, что Питера найти в разгар дня сможет только в «дневной» мастерской и поэтому ехал туда. Его беспокоили мысли о том, что к боссу, возможно, наведывались люди Йоста, и поэтому он не знал, чего можно ждать. Но все же, он надеялся, что по старой памяти об его отце, Хоффман не подложит ему крысу.

Оставив свой Фольксваген на углу от мастерской с символичным названием «У Питера», Том поспешно направился внутрь. Он знал, что рискует, появляясь здесь, поэтому зашел не через центральный вход, а через черный. Пройдя пыльные коридоры, Хромой не стучась вошел в кабинет к боссу.

Немолодой мужчина с редкими светлыми волосами, как только увидел Тома, тут же вскочил из-за стола и кинулся к нему. По выражению его лица и нервно трясущимся рукам можно было понять, что волновался он намного больше, чем все четверо парней вместе взятые. Это было действительно так, потому что причины для бессонной ночи были очень веские.

- Они были у меня, черт бы их драл! – сказал он, после того как Том вкратце рассказал про последние события. – Спрашивали, имею ли я отношения к угону тачки Йоста. Обыскивали, но тут, естественно, ничего не нашли.

- Что говорили про похитителей? - Том сидел в кресле и курил вонючие сигареты Хоффмана, что валялись на столе. Он был напряжен не меньше своего босса и впитывал его речь, пытаясь зацепится за каждое слово, что бы угадать следующий шаг того, от кого пытается убежать.

- Да ничего особенного, - Питер ходил по кабинету, теребя в руках зажигалку. – Спрашивали чем мои люди занимаются и могут ли без моего ведома что-то проворачивать. Я сказал, что ручаюсь за своих ребят, и они вроде успокоились. Повезло, что они не в курсе про вторую мастерскую. Мне пока что некуда спрятать тачку, так что это единственное место, где она может находиться.

Хромой хоть и успокоился немного, но все равно бдительность не терял. Угнанная машина практически под носом у Йоста, и если он ее найдет, то сразу поймет, кто замешан в ее похищении. Ну а дальше без труда станет ясно, кто проломил череп его ненаглядному сыну.

- Дэвид держит порт и сейчас я не могу переправить заказчику машину, - Хоффман остановился и с волнением посмотрел на Тома. – Мне нужно время, что бы ее реализовать.

- Сколько? – тут же спросил тот.

- Минимум две недели, возможно, больше. Сейчас нужно быть осторожным, не факт, что Йост не станет сидеть в Дуйсбурге. Он будет пытаться перехватить машину, поэту придется перепроверить каналы.

- Понимаю, - кивнул Том и затушил сигарету в стеклянной пепельнице. – Но что нам делать, Питер? Сам понимаешь, нам нельзя здесь оставаться. Повезло, что Андреас не знает на кого работал, иначе мы бы все уже лежали зарытые в землю.

Питер нахмурился и, обойдя кресло с Томом, сел за стол.

- Ты же знаешь, как я относился к тебе и твоей матери после смерти Гордона. Ты мне как родной сын, и я бы не стал сдавать тебя и твоих друзей.

Том прикрыл глаза и кивнул. С детства Хоффман заботился о нем и Симоне. После гибели отца им жилось очень тяжело, не было денег, и на мать нападали должники Гордона. Питер помогал, чем мог.

- Вот, - сказал мужчина, втащив из бумажника небольшую стопку наличных. – Считай, это аванс. На первое время должно хватить. Уезжай, но будь на связи. Скажи парням, что бы не расслаблялись, возможно, вскоре получится реализовать тачку и тогда приедете за остальным.

Том взял деньги и засунул в карман. Конечно, не так много, но на несколько недель должно хватить. Было жаль, что Георг и Густав уехали практически с пустыми бумажниками.

- И я тебе советую далеко не прятаться. Пока будешь тащить задницу обратно в Дуйсбург, может измениться обстановка. Будь под боком.

- Думаешь, мне есть у кого залечь в этом городе? – Том хмуро посмотрел на мужчину, пиная носком кроссовка ножку стула. - Хотя, если Йост обнаружит, что мы с парнями смотались, он скорее всего начнет искать нас в ближних районах. А я смогу его обмануть, оставшись здесь.

- Решай сам, где будешь отсиживаться. Главное, будь недалеко.

- Постараюсь что-нибудь придумать, - Том поднялся и спрятал руки в карманы. Парень даже приблизительно не представлял, где ему жить в ближайшее время, и от этого настроение становилось еще хуже.

- Я сам свяжусь с тобой, - сказал он и, попрощавшись с Хоффманом, вышел из кабинета.

Быстро дойдя до своей машины, Хромой сел за руль, но трогаться с места не торопился. В его голове образовался круговорот из различных мыслей, но каждая приводила в тупик.

Том предполагал, что Йост и его люди сейчас прочесывают все гостиницы и пригородные мотели в поисках похитителей. Возможно, полиция тоже участвует в розыске. Благодаря Андреасу, бандитам наверняка известно точное описание Георга с Густавом и Тома. Конечно, афишировать поиски никто не будет. Все должно произойти тихо, так же как и похороны троих беглецов. Если их, конечно, поймают.

В Дуйсбурге находиться куда безопасней, чем отправляться в путь в соседний город, потому что здесь очень легко затеряться в потоке машин или залечь в каком-нибудь неприметном месте. Друзьям Тома повезло больше, потому что они отправились в путь сразу же, как поняли, что о них знают. Йост тогда лишь только сообразил, что ему делать дальше, а парни уже были в пути. Так же, сказочно повезло в том, что в клуб за ними никто не явился. Видимо, Андреас не до конца рассказал о их месторасположении. Возможно, он думал, что по утру все разойдутся по своим домам, и тогда Йост сможет взять всех сразу одновременно, но прогадал. А может, он еще не растерял человечность и специально не сказал, где находятся беглецы, тем самым, дав им время убежать. Впрочем, любой вариант был только на руку.

Куда податься, Том не знал. До Рургебита, в который поехали его друзья, путь не близкий, поэтому возвращаться от туда в Дуйсбург будет очень неудобно. Можно уехать на восток, в городок Мюльхайм, и там ждать новостей, но только что там делать, Хромой даже не представлял.

Вздохнув, парень достал пачку сигарет, но расстроился еще больше, когда она оказалась пуста. Смяв и выкинув ее в окно, Том посмотрел на приборную панель. Бензобак был пуст больше чем на половину, ведь вчера он так и не залил его.

Летняя жара набирала обороты. Если в пригороде сейчас было прохладно и дышалось легко из-за отсутствия тесноты и выхлопных газов, то в центре города дышать становилось нечем сразу же, как только стрелки часов перебирались за цифру десять на циферблате. Хромой почувствовал неприятный зной и включил кондиционер. Одна мысль о том, что придется провести несколько часов в духоте, заставила возненавидеть весь мир, что Том и сделал. Вдобавок ко всему, разболелась правая нога. Ее часто мучила боль и сейчас она отвлекала, не смотря на то, что Том к ней привык. Осторожно поставив ногу на педаль, он поморщился от ноющего ощущения, но вскоре собрался, пытаясь не обращать внимания.

Решив все же ехать в Мюльхайм, парень завел мотор, образно представляя, свои дальнейшие действия.

 

***

 

Том очень удивился, когда, приехав на автозаправку, увидел длинную очередь из машин. Молодой паренек в фирменной бейсболке поставщика топлива виновато объяснил хмурому водителю, что утром бензин доставили с опозданием и теперь автомобиль Тома смогут обслужить только в порядке очереди. Это обстоятельство разозлило парня, и он решил подождать пока очередь рассосется. Припарковав машину на небольшой стоянке, парень направился в магазин, что находился на бензоколонке. Проходя мимо длинной вереницы железных лошадей, он с досадой предполагал, через сколько у него получится заправиться и снова отправиться в путь.

Толкнув полупрозрачную дверь, Хромой зашел внутрь под звуки приветливого колокольчика.

Магазин был словно изолирован от внешних раздражителей. Тихо играло радио, гудет холодильник, охлаждая воду и напитки утоляющие жажду, интенсивно работал вентилятор под потолком, создавая в помещении прохладу и, в качестве дополнения к такой идиллии, пахло свежим кофе. Том даже почувствовал себя лучше, оказавшись здесь.

Пройдя мимо столиков, что располагались возле входа и за которыми несколько мужчин пили кофе, парень подошел к прилавку. Он собирался купить бутылку минералки в дорогу и пачку сигарет. Так же, можно было бы перекусить чем-нибудь, потому как желудок снова начал жаловаться на донимающее его чувство голода.

За прилавком никого не оказалось. Том кашлянул, в надежде, что, услышав его, явится продавец, и стал разглядывать витрину с жвачками, желейными конфетами и прочими дешевыми сладостями. Из колонки, стоящей рядом, доносились бодрые звуки какой-то попсовой песни, но это Тома сейчас не раздражало, потому что все его мысли занимала его дальнейшая судьба. Кусая губы, он облокотился на прилавок перед кассой и стал ждать, при этом размышляя над своими проблемами.

Вдруг послышался удивленный вдох, и Том поднял глаза. Сбоку от кассы, держа в руках небольшую картонную коробку, стоял Танцоришка. Изумленно глядя на посетителя, он хлопал своими длинными ресницами, слегка приоткрыв рот.

- Ты? – спросил Билл, не прекращая пялиться на Тома во все глаза.

Хромой тоже был удивлен такой неожиданной встречей. В голове мельком пронеся разговор тогда, в машине, в котором Билл упомянул, что работал на автозаправке. Том тогда подумал, что парень давно работал там и поэтому даже не представлял, где он зарабатывает деньги сейчас, кроме гей-клуба.

- Как видишь, - ответил он.

Брюнет подошел ближе и, поставив коробку на прилавок рядом с Томом, встал напротив него, занимая место возле кассы. Хромой заметил желто-синюю футболку, в которую был одет Танцоришка, с эмблемой, как и на кепке того парня, что заправляет машины.

Выглядел брюнет так же, как и утром, только вместо игривого огонька в глазах отражалось удивление и любопытство.

- И как тебя сюда занесло?

Том опустил голову и кивнул, будто подтверждая свои мысли о том, что брюнет обязательно спросит об этом.

- Все стало серьезней, чем я думал, - мрачно ответил он.

Юноша понимающе кивнул и задумчиво облизал губы, глядя на своего знакомого. Да, он был приятно удивлен такой встречей, хоть и понимал, что Том не на дискотеку его позвать сюда приехал. От его внимательно взгляда не ускользнуло раздраженное и серьезное выражение лица Тома, и Билл стал быстро соображать, какую бы помощь ему предложить или хотя бы как разузнать о том, что у него случилось.

По дороге на работу брюнет мечтательно разглядывал меняющийся пейзаж просыпающегося города за автобусным окном и вспоминал загадочного парня, с которым его дорога разошлась. Несомненно, Биллу понравился этот странный человек. Не только из-за его телосложения и симпатичного лица, но и из-за твердого характера. Он чувствовав уверенность Тома, его независимость, хладнокровность, и юношу потянуло к нему, что бы ощутить его холод и в тоже время самому попытаться согреть его. В том, что это у него получится он не сомневался. Лишь бы была возможность.

- Что случилось? – наконец спросил брюнет.

- Мне нужно сваливать от сюда.

- Все настолько плохо?

Хромой хмыкнул, смотря на деревянную столешницу под своими локтями.

- Да, все хреново, - ответил он и с шумом выдохнул воздух.

Биллу этого было мало и он решил узнать максимально подробно всю ситуацию.

- И что ты планируешь делать?

Том пожал плечами.

- Еду в Мюльхайм, а дальше видно будет.

- В Мюльхайм? – Билл изогнул бровь. – Там нет работы и дорогие гостиницы.

- Спасибо, ты меня порадовал, - хмыкнул Том.

- Нет, ну правда. Один парень перебрался от туда и работает у нас, потому что за целый месяц не смог никуда устроится.

- Не в Дюссельдорф же мне ехать? Тем более, через некоторое время придется возвращаться.

Подсознательно Том был рад тому, что делится своими проблемами с кем-то. Путь даже Танцоришка ничем не может помочь, но за то, что проявляет слабое участие, он заслуживает благодарность. Сейчас Хромой особо остро чувствовал необходимость свалить все свои проблемы на кого-то, поменяться ролями и хоть на пару деньков стать кем-то другим, тем, у кого нет забот и кому не нужно в срочном порядке спасать свою шкуру.

Билл же прикидывал в голове кое-какие варианты. Ему не хотелось, чтобы у этого парня были проблемы. Он старался придумать хоть что-нибудь, как вдруг вспомнил разговор матери и отчима на кухне, который ненароком подслушал.

Ингрид жаловалась на то, что не получается накопить денег на новую микроволновку, потому что расходы, которые понесет их семейный бюджет в связи с тем, что Бобби идет этой осенью в первый класс, очень велики. Мать Билла всегда была скупа и экономила на всем, но младшего сына она очень любила и никогда ни в чем ему не отказывала, считая, что ее мальчик, в отличие от старшего, заслуживает лучшего. Билл стал думать, как повернуть ее сумасшедшую любовь в нужное русло. И придумал.

- Бабки есть? – спросил он Тома, чуть прищурив свои хитрые глаза.

- Немного, - ответил тот, не поднимая головы.

- Если заплатишь моим предкам, то можешь жить у нас до конца лета.

 

Это было дурацкое предложение. Дурацкое хотя бы потому, что Тома воротило от дома, в котором жил Танцоришка со своей семьей. Ему даже показалось, что брюнет пошутил, поэтому он ухмыльнулся и сказал:

- Смешные у тебя подколы.

Билл поджал губы, но не сдался.

- Сам подумай. Ты отвалишь кучу денег за говняный номер в отеле и у тебя еле останется на нормальную еду и бензин. А у нас, в пригороде, тебя никто и не подумает искать.

- Не факт. Возможно, на нас настучали с тем, где мы были этой ночью.

- Тем более, - Билл оживленно придвинулся ближе к Тому. – Эти типы наверняка думают, что вы не идиоты и поэтому решат, что вы уже свалили куда-нибудь.

Отчасти Билл был прав. Хромой тоже думал, что бандиты кинутся искать их по всей округе, а не там, где они были в последний раз. Возможно, подключат полицейских, контролирующих въезды в город. Жить в пригороде - оптимальный вариант: полчаса до центра, где работает Хоффман, и куча разветвлений трасс, благодаря которым можно покинуть город практически в любом направлении. Но жить с брюнетом, его отцом, матерью и сопливым братом?

Видя как Том мечется между «согласиться» и «не согласиться», Билл стал старательно промывать ему мозги.

- Родителей не бывает дома до семи вечера, и никто трогать тебя не будет. Ингрид таскает продукты из магазина за полцены, потому что для персонала скидки, так что холодильник всегда забит. Не деликатесы, конечно, но с голоду не помрешь. Да и заплатишь ты меньше раза в три, чем за отель.

Последнее, о чем мог подумать Том в данный момент, это зачем Биллу все это нужно. Мозг работал в полную силу, пытаясь найти решение в сложившемся положении, взвешивая все за и против. Том чувствовал, что дороги уже небезопасны. Георгу с Густавом повезло, им удалось смотаться раньше, чем Йост поднял всеобщую тревогу. У Хромого же не получится так легко покинуть город.

Наконец, наилучший вариант нашелся, и Том поднял глаза на юношу.

- Согласен. Только ни слова родителям о том, кто я и почему у вас живу.

- Я умею врать, не беспокойся, - Билл улыбнулся и достал из-под прилавка свой старый телефон.

Брюнет был доволен. В мыслях он уже рисовались картины совместного времяпрепровождения с этим самцом, и юноша еле сдержал себя, чтобы не расплыться в еще более открытой и счастливой улыбке.

Отойдя чуть в сторону, он начал клацать по вдавленным кнопкам и через несколько секунд уже разговаривал с матерью.

- … да нормальный он. Говорю же, ищет работу. Да есть у него деньги! Вот он и хочет у нас снять комнату, а не в центре. Что сказать? Хорошо, - до Тома долетало лишь то, что говорил в трубку брюнет.

Он не жалел, почему-то думая, что ему очень повезло. Ведь если Танцоришка будет держать язык за зубами, никто не станет искать его у него в доме. Даже если бандиты придут в тот чертов клуб, то все, что они там узнают, это что Хромой с друзьями были там, но после полуночи покинули заведение. Хотя, Том сомневался в том, что если Йост прижмет Танцоришку или же предложит деньги взамен на информацию о нем, то тот не выдаст его с потрохами. Но, с другой стороны, это ему не выгодно, ведь тогда под угрозу попадет как он сам, так и его семья.

- Стираешь и моешь за собой посуду сам. Курить только на крыльце, а то Бобби еще нахватается от тебя ненужных привычек, - Билл вернулся, пряча телефон на место. – Все понял?

- Понял, - почему-то осознание того, что не придется тащиться черт знает в какую даль подняло Тому настроение и его взгляд стал менее холодным и хмурым.

- Думаю, со мной ты тоже рассчитаешься? – юноша мигом преобразился. В его темных глазах заплясали искорки, а сам он облокотился на прилавок, отражая позу Тома, только чуть сильнее прогибая спину.

Это действие было абсолютно зря, потому что Хромому было совсем не до заигрывающего с ним брюнета. Не обратив внимания на явный намек, Том выпрямился и спросил про сумму, которую должен заплатить, и когда собственно он сможет «заселиться».

Билл, немного расстроенный невниманием, сказал, что сумму Том может обговорить с Ингрид вечером, а заселиться сможет хоть сейчас, и отдал свои ключи от дома.

 

«В доме у Каулитцев»

 

Прошло полторы недели с того момента, как Том поселился в доме семьи Каулитц. К его большому удивлению, за это короткое время он смог привыкнуть ко всему, что его окружает, не смотря на первоначальную неприязнь. Пригород открыл свои широкие и скользкие объятья, с радостью принимая в них нового жителя, делая его одним из всех.

В тот же день, когда Хромой перешагнул порог дома, Ингрид устроила генеральную уборку и целый вечер пробегала с влажной тряпкой, оттирая грязь и сметая пыль. Старшего сына она не забыла включить в процесс, и он, снабженный старым и жутко жужжащим пылесосом, с нескрываемым недовольством приводил в порядок ковры и обивки кресел с диванами. Не сказать, что внутри дом заблестел, но усердия Билла и его матери не прошли даром. По крайней мере, стало легче дышать и не так противно находиться в нем. Возможно, если бы Тому пришлось жить в условиях похуже, он бы тоже смог привыкнуть, но он не думал о том, как могла бы сложиться его судьба, если бы он не встретил Танцоришку. У Каулитцев ему действительно было комфортно, а главное безопасно находиться, потому как брюнет разузнал у себя в клубе, что никто туда из предполагаемых людей Йоста не приходил и про Тома и его друзей не спрашивал.

Со временем Том привык к Ингрид, не упускающей возможности щипнуть его за зад или пощупать его плечи, к Фреду и к его чавканью, к Бобби, тихому смышленому мальчишке, ну и к Танцоришке, за которым были замечены смелые поползновения в его сторону.

Том даже перестал обращать внимание на громкие скандалы Билла с матерью. Они ругались по поводу и без, орали так громко, что их голоса были слышны на втором этаже, и обкладывали друг друга трехэтажной бранью. Ингрид особенно любила обозвать сына «бешеной сучкой» и подергать его за волосы, если дело доходило до рукоприкладства. Том старался не лезть в эти семейные разборки, но когда видел взлохмаченного брюнета с царапинами на лице, думал, что в следующий раз все же оттащит мать от него, если в ход опять пойдут кулаки. Чаще всего конфликты возникали на бытовой почве: кто-то не туда поставил чашку, кто-то взял чужие хлопья. Бывало, Ингрид специально старалась причинить как можно больше вреда сыну и нагло портила его имущество, на что тот устраивал настоящие истерики и громил все, что попадалось под руку. Мысли Тома вскоре утвердились на счет того, что Билл и остальное семейство ведут разное хозяйство. Об этом свидетельствовало даже деление холодильника: брюнету принадлежала нижняя полка, и он не имел права брать продукты с других.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 44 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.03 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>