Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

http://ficbook.net/readfic/1340195 9 страница



 

Конечно, я рад, что они такие счастливые, и Бром из Тео вышел, о чем понял по стонам и охам, долетавшим из комнаты сына через каждых пять-шесть часов – ненасытные дети. Но было грустно смотреть на любовь, когда моя судьба как-то не сложилась.

 

- Я хотел, чтобы ты рассказал мне немного о своем отце.

 

- Ну, знаете, вы обратились не по адресу. Ничего хорошо о нем я сказать не могу.

 

- А ты знал, что он тебя очень любит? – пойдем по другому пути. Тео затих, недоверчиво смотря на меня. – Да, он сам мне сказал.

 

- Ну, я его тоже люблю. Отец же все-таки. Ну, что я могу сказать. У него несколько работ. Он не женат, богатый, у него много ухажеров, но выбирает он только особенных. Не знаю, по какому принципу, – мне стало еще хреновей. Значит я не особенный. – У того руки ему понравились, у того задница, а тот с красивым французским акцентом, – ах, поправка, во мне вообще нет ничего особенного. – Ну, это насчет мужчин. Отношений он долгих не заводит, бывает, что даже не успевает переспать, а уже бросает. Один был, пытался изнасиловать.

 

Я не удержался и хохотнул. Попытался.

 

- И?

 

- Через полчаса несостоявшийся насильник поступил в реанимацию с переломами ребер и кисти правой руки. Про лицо я вообще молчу. Понять, кто мой отец, я так и не понял. Но он хитрый, очень хитрый, и всегда добивается того, чего хочет. А хочет чего-то он редко. Обычно все хотят его. Но все, чего он добивается навсегда остается его. Как-то он хотел купить кулон с авантюрином, он обожает этот камень. Но на тот самый кулон посягнул еще один мужчина. Так после этого у моего отца появился не только кулон, который он не снимает даже в душе, но и целая ювелирная лавка. Самое главное, что я заметил: каким бы он дерзким ни был, каким бы раскрепощенным не старался быть, мой отец очень чувствительный и стеснительный. Он никогда не скажет, что любит, никогда не обнимет просто так, потому что захотелось, никогда. Но каждый день, каждое мгновение он будет показывать, как сильно он любит и как дорог ему человек. До момента, когда мне исполнилось десять, он всегда меня целовал…

 

- Как целовал? – не понял. Зная Билла, можно подумать все что угодно.

 

- В губы…

 

- Что? – это же не то, о чем я подумал?.

 

- Ну, вот так, - Тео наклонился и легко чмокнул Вилли в губки. Сын задумался и посмотрел на меня с легким укором.

 

- А почему ты меня никогда не целуешь в губы? – капризно спросил мой мальчик.



 

- Потому что есть три «не»: негигиенично, неэстетично и неприлично, – еще не хватало, чтобы я своего сына целовал в губы. Но в любом случае, я не мог не улыбнуться, Билл – потрясающий человек, чтобы там ни было, каким бы он ни был. Жаль, что не судьба. Очень жаль.

 

_____________________________________

*La curva prohida - читается как "ла курва проибида. Переводится как "Закрытый путь":))

22. А вы не ждали меня?

Вилл

 

Было уже около двенадцати ночи. Отец ушел спать час назад, Фан-Бой дрых рядом на диване, а мы еще досматривали «Астрал». Сначала папа предлагал посмотреть семейную комедию «Отец-молодец», но мы с Тео выклянчили ужастик. Теперь я сижу на коленях своего парня и чуть что, сразу прячусь в его футболку и уже оттуда спрашиваю обстановку.

 

- Уже все? Все? – спросил, слыша, что страшная музыка затихла.

 

- Эм… - протянул Тео. – Скорей всего нет. Если ты боишься, мы можем что-то другое посмотреть, а лучше пойдем спать, – потянулся любимый. Он все кино просидел с кирпичным лицом, а под конец вообще зевал, правда, когда увидел демона с красной страшной рожей, копытами и хвостом, то расхохотался до слез, едва не сбрасывая со своих коленок. Не могу понять, как он может так спокойно смотреть ужастики.

 

- Угу, спать. А-а! Чтоб тебя трижды через колено!!! – вскрикнул, когда увидел страшную бабу на весь экран телевизора. Тео расхохотался, обнимая меня сильней за попу, чтобы я не съезжал с колен.

 

- Ну, что легче, когда материшься? – ласковая рука погладила по дрожащей спине, успокаивая. – Ну, тихо, уже все закончилось.

 

Как бы не так. Я слышал какие-то шорохи.

 

- Это телевизор? – осторожно спросил, надеясь на положительный ответ.

 

- Я выключил его, когда ты закричал, – недоуменно ответил Тео. – Думаю, это твой папа пошел воды попить, – предположил любимый. – Ну что, пойдем?

 

- Это не папа, он, когда ходит, шаркает тапочками, – с ужасом посмотрел в посерьезневшие глаза любимого.

 

- Сиди здесь. Я пойду, посмотрю…

 

- Ну, уж нет, герой Красные семейники. Я тоже пойду.

 

Тео безмолвно кивнул, выходя первым из гостиной, и как только я хотел выйти вперед, он тут же заталкивал меня себе за спину.

 

В коридоре было темно, хоть глаз выколи. Я быстро нащупал выключатель, который светился красным огоньком, и коридор тут же осветился, снимая прикрытие с нежданного гостя.

 

- Билл?! – мужчина замер в неестественной позе, словно какой-то плохиш из мультиков, когда собирался кого-то обчистить. Руки странно оттопыренные, поза скрюченная, а правая нога так и зависла в воздухе.

 

- Чш-ш! – шикнул на нас мужчина и быстро обернулся. Я едва мог узнать его: короткие волосы превратились в длинные, небрежно связанные на затылке, на шее не висело множество звенящих цепочек, только кулон, о котором рассказывал Тео, он был весь в черном, словно какой-то воришка.

 

- Что ты здесь делаешь? Как ты вошел в дом? И куда ты пропал?! – начал я с ходу его появления. Билл выскочил как черт из табакерки, я был удивлен внешними метаморфозами мужчины, а Тео, видимо, было плевать. Мой парень скрестил руки на груди, буравя своего отца недобрым взглядом.

 

- Я к Тому каждую ночь хожу, раньше у меня получалось лучше это делать. Да и не пропадал я, все время был рядом. Двери открыл ключом, взял запасной. И не кричи, Тома разбудишь, - прошипел мужчина, только вот поздно. В дверях своей спальни уже стоял папа в своем синем халате, недоуменно смотря на происходящее, наверняка, он сейчас думает, не снится ли ему это.

 

- Билл? – позвал он. Тот досадно скривился, и медленно обернулся к отцу, пытаясь, мило улыбнутся, что получалось откровенно плохо из-за виновато прижмуренных глаз.

 

- Эм… Доброй ночи? – несмело пропищал он, чуть разводя руки, типа, ну вот я такой тут пришел.

 

- Доброй ночи? – прорычал мой папа, кидаясь к блондину. – Доброй ночи?! – гаркнул он, замахиваясь, чтобы врезать пропаже, но Билл быстро ухватил руку отца, прижимая к себе, чему тот яро сопротивлялся.

 

- Тео, бери Вилла и веди его к нам домой! Живо! – тоном, нетерпящим возражений быстро скомандовал Билл, пытаясь сдерживать моего отца, что получалось не всегда удачно, и несколько ударов он все же получил. Так ему и надо.

 

- Пойдем, - Тео взял меня за руку, ведя прочь из дома.

 

- Но куда? Тео, постой, почему мы должны уходить? – я ничего не понимал, нужно помочь папе набить симпатичное личико Билла, а не бежать из дома, словно сейчас здесь все рванет.

 

- Ты хочешь всю ночь слушать стоны? – любимый быстро накидывал на меня легкую куртку, доставая с полки обувь.

 

- О чем ты? – я еще больше запутался.

 

- Билл был все это время рядом, он приходил каждую ночь к твоему отцу, пока тот крепко спит…

 

- Твой отец что, извращенец какой-то, типа сомнофила*? – возмущенно глянул на своего парня, пока тот на четвереньках пытался быстро меня обуть, словно маленького.

 

- Нет, в отличие от твоего отца-вуайериста. Он просто спал рядом с ним. Только просыпался раньше и уходил, чтобы тот не увидел его.

 

- О чем ты? Какой вуайерист? И зачем этот спектакль?

 

- Вуайерист – это тот, кто подглядывает за людьми, которые занимаются сексом…

 

- Я знаю, кто это. Причем здесь мой отец?

 

- Ни при чем, - уклонился от ответа Тео, и мне это совсем не понравилось. Но я еще узнаю правду. – Мой отец имеет одну плохую особенность: любая вещь, которую он покупает или человек, которого впускает в свою жизнь обязательно проходят тест-контроль. Видимо, твой папа его прошел…

 

- Видимо, нет, потому что мы застали Билла…

 

- Если бы он не хотел, чтобы мы его увидели, мы бы ничего не услышали, Вилли. – Терпеливо объяснял мне любимый, когда мы выходили из дома под первые громкие стоны. В дом вновь вернулось сумашествие.

 

_________________________________

*Сомнофилия (Somnophilia) – сексуальное влечение к спящим людям и людям в обмороке

23. Лебединая любовь

Том

 

Прибить гада, прихлопнуть и растереть этого паразита тонким слоем по стенке шпателем. Он сколько выпил моей крови, а теперь вернулся за добавкой? Ненавижу! Господи, как я ненавижу его!

 

- Том! Прекрати! – Билл вывернул мне руки, прижимая лицом к стене, словно я особо опасный преступник, о да, скоро таким стану, вот только убью Билла. Но как бы я не сопротивлялся, пытаясь лягнуть хотя бы ногой, он крепко меня держал.

 

Тапочки валялись в разных углах коридора, халат был распахнут, и съехал почти до локтей, а трусы подозрительно оттопырились, демонстрируя, как я завелся, пока лупил поганца. Дыхание сперло, когда чуть влажной кожи между лопатками коснулись мягкие губы с легким холодком метала, а голову словно распороли, разрывая зашитые темными нитками воспоминания.

 

«Кожи лба коснулось что-то чуть влажное, местами прохладное, и только секунду спустя я осознал, что это были самые ласковые губы».

 

- Тихо, я ведь уже рядом, - замер, улавливая нежную, беспечную интонацию и чувствуя любимые руки, которые перестали сжимать запястья. Халат медленно скользнул с тела, оставляя меня в одних белых слипах, оголяя перед тем, кого я уже и не надеялся когда-либо увидеть.

 

«Мне нужно идти, но я вернусь, обязательно вернусь в твою жизнь, чтобы навсегда в ней остаться».

 

Я непроизвольно дернулся, вновь пропуская через себя воспоминание. Когда это было? Эти слова, голос Билла я определенно слышал, но не могу вспомнить когда.

 

- Прости, что ушел, просто, так нужно было. Теперь я тебя не оставлю, обещаю, – Билл говорил серьезно, я слышал это в интонации, я верил ему и сильным рукам, которых мне так не хватало. Они скользили вдоль моего тела, поглаживали ягодицы, словно свои, без стыда, без совести, эти руки заставляли дрожать от желания и громко стонать в блаженстве.

 

«…в глаза я никогда не смогу признаться...»

«…мне казалось чудом то, что я встретил тебя тогда, на глупом школьном спектакле…»

«…изучал каждую черточку и понимал, что ты именно то, что мне нужно. Ты, и больше никто...»

«…ты, несомненно, доказал, что именно ты являешься той недостающей частичкой моего счастья… на войне все средства хороши, и именно поэтому сейчас я должен уйти…»

«…я буду следить за тобой…»

 

- Ты! – ярость вновь вернулась, на этот раз от понимания, что все мои страдания, тоска, мысли, все из-за этого несносного гада. Резко обернулся, с силой толкая мужчину в грудь, так что тот отлетел к противоположной стене, прижимая руку к ушибленному месту и пытаясь восстановить дыхание после удара. Билл поднял на меня глаза, смотря снизу вверх, медленно распрямляясь, но не подходя ближе. Один взгляд и…

 

«…я люблю тебя…»

 

- Ты?.. – уже совсем по-другому слетела эта фраза, прежде чем успел понять: Билл признался мне в любви или это был всего лишь сон?

 

- Да, - видимо Билл понял, о чем я, потому что взгляд его стал немного грустным, обреченным. – Я знаю, ты вспомнил… И, да, – он не подтвердил, что любит, он просто сказал «да». Но этого мне было достаточно.

 

- Билл, - пораженно выдохнул, еще не веря в происходящее. Я целую неделю пьянствовал, не знал, куда деваться от своих мыслей, страдал фигней, пока он ошивался рядом и ждал, когда я все приму. Почему он не был со мной? Почему оставил меня одного со всем разбираться? Я все еще был в обиде на Билла, но как ни крути, сейчас же он рядом, и на том спасибо.

 

Быстро подхожу к Майеру и крепко впиваюсь в пухлые губы. Билл от неожиданности пискнул, но не растерялся и тут же подхватил мою инициативу, позволяя вести в поцелуе.

 

- Я ненавижу тебя… - прошептал в ароматную шею, когда воздух закончился, и мы прервали поцелуй.

 

- Я знаю, - Билл крепко обнял меня чуть ниже талии, в голосе слышалась усмешка и толика облегчения.

 

- Я хочу порвать тебя как Тузик грелку, - хрипел, оглаживая широкие плечи.

 

Как хорошо, когда касаюсь его, так приятно чувствовать себя в его сильных руках. Таких любимых руках. Некстати вспомнилось, что Билл обратил на меня внимание, именно влюбляясь в мои руки, которые уже через полчаса знакомства массировали его задницу. И не важно, что это была чистая случайность, - хотя в этом сейчас не уверен - я все равно успел оценить упругость и бойкость его ягодиц.

 

- Я знаю, - повторил Билл, запуская теплые ладони в слипы, стягивая ткань, пока та сама не упала мне к ногам.

 

- Я хочу…

 

- Я уже понял, что ты меня хочешь, - перебил мужчина, затыкая страстным поцелуем. И если раньше он еще церемонился, то сейчас я ощутил сладость его игривого языка в своем рту, вкус металлической бусинки, это все было настолько остро, что я не выдержал и с громким несдержанным стоном начал пробираться под черную одежду, желая добраться до его тела.

 

- Билл, я хотел сказать, что не умею… Я не был с мужчиной. И что… если мне не понравится, ты должен будешь остановиться. Хорошо? – хоть я ничего и не знал в практике об однополом сексе, но теории я знал, хоть отбавляй - подготовка Вилла не прошла даром. Не думал, что мне когда-то понадобятся подобные знания, но очень надеялся, что у меня будет хотя бы возможность попробовать.

 

- Нет, - твердый ответ. Билл начал подталкивать меня к спальне, снимая на ходу свой черный свитер, оголяя загорелый торс. Мы едва не упали, споткнувшись о разбросанные тапки, но вовремя ухватились за косяк двери.

 

Пока я был ослеплен идеальным телом с множеством сексуальных татуировок, не совсем понял отрицательный ответ. Горячая обнаженная кожа касалась моей, и я не мог здраво мыслить, особенно когда Билл начал осыпать мою шею и грудь легкими засосами, особо не церемонясь с моим телом.

 

- Стой… нет? – до меня дошло это только когда Билл на секунду отстранился, чтобы снять облегающие черные леггинсы из шерсти и шелка.

 

- Нет, потому что тебе понравится. Я знаю, чего ты хочешь. Никто не знает, даже ты сам, но я знаю, – Билл медленно стянул черную ткань, под которой были всего лишь тонкие веревочки прозрачных синих стрингов. Легкая ткань едва прикрывала небольшой, очень аккуратный, почти что идеальный член с крупными яичками. Лобок был гладко депилирован, красуясь еще одной небольшой татуировкой в виде логотипа «Playboy» - маленьким ушастым кроликом с кавалерской бабочкой.

 

Создавалось впечатление, словно Билл делает так, чтобы я кончил не начав, излучая секс каждой клеточкой своего тела.

 

Я так и знал, что у него есть интимный секрет. Увидеть сразу было бы нереально, но я уже около минуты пялился на его член, красная головка которого бесстыдно выглядывала с левой стороны прозрачной ткани, демонстрируя две небольших выпуклости под крайней плотью близ уздечки. Интересно, что бы я почувствовал, если бы прикоснулся к этим подкожным шарикам или взял в рот?

 

- Нравится? – со страстью спросил мужчина, позволяя мне самостоятельно стянуть с него за веревочки недотрусы.

 

- Очень… Можно я?.. – выговорить свои желания оказалось непосильно для меня, особенно когда рот наполнился слюной при виде такой красотищи.

 

- Тебе можно все, - таким образом, я получил в свое владение хотя бы на одну ночь это шикарное тело, а думать о потом совсем не хотелось.

 

Первое, что мне захотелось сделать - это попробовать минет. Виллу нравилось, даже очень, может, и мне понравится.

 

Билл внимательно смотрел за моими глазами, которые жадно осматривали каждую часть шикарного тела и, как ни странно, ничего не говорил, чтобы не испортить момент. Я неуверенно погладил пальцами чужой член, чувствуя, как свой заныл тяжестью, требуя срочного внимания. Никогда не думал, что могу так сильно возбудиться. И ни в жизнь даже не предполагал, что мне когда-то захочется не тыкнуть свой член кому-то в рот, а самому сделать минет. Это было так дико для меня, но интерес и желание пересилили любые другие эмоции.

 

Руки несмело коснулись гладкой кожи ягодиц. Ладони тут же приятно закололо иголочками, отчего я сильней сжал попку Билла, притягивая того ближе к краю кровати. Мне было стыдно смотреть ему в глаза, увидеть в них что-то, что мне бы не понравилось, а потому я старался не сводить взгляда с гладкой головки, отвлекаясь на любые мысли, лишь бы не краснеть. Вспомнилось достоинство Тео, с размерами не по годам, и я едва разочарованно не выдохнул, ведь Билл был не таким половым гигантом, как я себе представлял, надрачивая ночами.

 

Но мозгов не сказать о своих разочарованиях мне хватило. Ведь каждый мужчина гордится своим членом, каким бы тот ни был, а я тут со своими претензиями отобью Биллу любое желание, находиться рядом со мной, чего бы мне вот совсем не хотелось бы.

 

Набрав в грудь побольше воздуха и прикрыв глаза, я легко прикоснулся языком к горячей плоти, ничего особенного не почувствовав. Только гладкую кожу, немного липкую. Но не было ни положительных, ни отрицательных эмоций, что весьма радовало.

 

Билл поднял мое лицо за подбородок, вынуждая смотреть ему в глаза.

 

- Ты, правда, этого хочешь? – серьезно спросил он, поглаживая большим пальцем мою щеку.

 

- Всего лишь попробовать, - тяжело сглотнул, облизывая губы и тут же подхватывая член Билла губами, ощущая языком шарики и едва не сходя с ума от стонов мужчины. Руки непроизвольно сами крепче ухватились за мягонькие, хоть и напряженные ягодицы, а член дернулся от переизбытка возбуждения, готовый вот-вот излиться. С каждым сосательным движением рот наполнялся солоноватой смазкой, которую я размазывал по всей длине члена, заходясь восторгом: чувство горячей плоти во рту, вкус, а особенно запах доводили до полубезумного состояния. Билл пытался меня остановить, что-то неразборчиво выстонав, но я уже сорвался с цепи, двигая головой все быстрее, впуская набухающий член в самое горло на короткое мгновение и тотчас выпуская, чтобы вновь ощутить твердые бусинки на языке, на щеке, под языком, провести по ним зубами, присосаться.

 

В какой-то момент не выдержал ни я, ни Билл, и комната закружилась в цветном водовороте, когда рот заполнился вязкой кремообразной жидкостью. Сработал какой-то рефлекс, и я, не думая, все проглотил, откидываясь на кровать, чувствуя, как по коже живота, щекоча, неприятно стекает сперма. Мышцы ныли удовольствием, гудя в каждой клеточке, но я заставил себя оттолкнуть его на второй план, чтобы открыть глаза и увидеть, как Билл выходит из спальни. Я даже не успел испугаться, что он вновь меня оставил, когда обнаженный мужчина вернулся с небольшой продолговатой белой коробочкой.

 

- Извини, я увлекся… - подал голос, едва ворочая немного онемевшим языком.

 

- Мне было приятно, видимо, тебе тоже, и это главное, - улыбнулся Майер, седлая мои бедра и нависая так низко, что белый водопад волос, отгородил нас от комнаты и всего мира. Он смотрел мне в глаза, когда я почувствовал, что-то легкое, настолько нежное, что слова едва не застряли в горле.

 

- Что это? – кожа члена завибрировала под ласковыми поглаживаниями. Это были не руки - слишком мягко - это был даже не шелк. Но было так приятно, впервые за всю жизнь мой член не чувствовал боли от прикосновения.

 

Билл улыбнулся, не отвечая и все так же загораживая своими волосами обзор так, что я ничего не мог увидеть. Легкие прикосновения спустились ниже, щекоча яички, заставляя меня в немом стоне блаженства приоткрыть рот и закатить глаза.

 

- Я же говорил, что знаю тебя лучше, чем кто-либо другой. Есть пассивы, которые на протяжении некоторого времени такими становятся, а есть такие как ты – прирожденные, – Билл приподнялся, и я увидел в его руках длинное перо с каким-то рисунком. Парень хитро улыбнулся, и острый тонкий кончик перышка медленно стал проталкиваться в дырочку уретры, под легкими неспешными движениями мужчины. Неужели впихнуть туда что-то возможно?

 

Когда затупленный кончик достал самого донышка я вскрикнул от легкой боли, граничившей с доселе небывалым удовольствием. Член словно распирало возбуждение, его раздуло, а внутри чувствовалось не тонкое перышко, а целый стержень. Билл хитро улыбнулся, начиная осторожно двигать пером, заставляя мое тело выгнуться.

 

- О боже… остановись… Я не могу… не могу… А-а-а-а, - несвязное бормотание, оглушающие крики, мозги, съезжающие набок, непроизвольные движения бедер навстречу толчкам стержня, ухмылка Билла и резкий рывок пера с сопутствующим выстрелом спермы. Я даже не до конца понял, от чего кончил: от манипуляций Билла, от того, что это делал именно он или от того, что я едва не чокнулся от новизны ощущений.

 

- Молодец… Вот так, - успокаивающе шептал любимый голос, пока меня трясло как в лихорадке. Вот это секс? Когда меня трахнули как девушку, только в место поуже? А как тогда называется то, что доставляло мне столько муки и боли?

 

Билл ласково поглаживал меня по волосам, стирая со лба испарину, целуя в уголки губ, помогая отойти от сильного оргазма.

 

- Что ты со мной делаешь? – мой шепот хриплый, теперь я понял, что пока Билл ласкал меня пером, я кричал, срывая голос. Но вопил я от безумного блаженства, а за такое и горла не жалко.

 

- Я хочу, чтобы тебе было хорошо со мной, чтобы ты был счастлив. Сегодня ты узнал, что я могу дать тебе намного больше, чем любая другая девушка. Я хотел, чтобы ты увидел, почувствовал, понял, как в будущем тебе будет со мной хорошо. И это только начало, ты еще не чувствовал моего члена в себе. – Билл соблазнительно улыбнулся, потираясь об меня гладкой ножкой.

 

- Не уходи, когда я буду спать… - мне уже не хватало сил думать о том, что я почувствую, когда Билл войдет в меня, но я понял, что его размер идеально подходит для анального секса, и ждать от него можно только новизны ласк, еще большего удовольствия и сильнейших оргазмов.

 

- Я буду рядом, - Билл легко прикоснулся к моим губам, запечатывая на них что-то большее, чем просто «я буду рядом», и я понимал, что ничего более ласкового, трепетного мое сердце еще не слышало, а слушать оно захотело только Билла.

24. Руку-ногу и остальные части тела

Том

 

Утро встретило меня приятной ломотой в каждой мышце, целым роем бабочек и прочих таракашек в теле, когда мои локаторы уловили веселое мурлыканье простенького мотивчика из ванной.

 

Не успел я обдумать все происходящее, светлые двери ванной комнаты тихо приоткрылись, и из нее вышел на цыпочках Билл, стараясь не шуметь. На нем был черный галстук в белое сердечко и черные танга с непонятной надписью. Но, присмотревшись лучше к передней части трусов, я смог разобрать: «Собственность Т.Д.». Не удержавшись, хихикнул, выдавая себя с головой. А так бы еще полюбовался, потому что стало понятно: Билл совсем не собирается одеваться. В этот момент он как раз копался в какой-то уж совсем похожей на дамскую сумке, виляя аппетитной попкой.

 

- Проснулся? – обернулся блондин, взмахнув белобрысым водопадом волос, как в рекламе шампуня.

 

- Я вижу тебя в одном галстуке и танга, сомневаюсь, что уже не сплю, - с трудом выговорил уже без стыда, и украдкой разглядывая шикарное тело: высокий, стройный, со всеми семью кубиками на животе, широкими плечами и тонкой талией, а эти небольшие трусики так хорошо подчеркивали маленькую мужскую попку, которую тут же возникает желание потискать. Вот был бы он хоть немного не так привлекателен, все стало бы намного проще.

 

- Давай, вставай, нас ждут великие дела, – Билл подскочил ко мне, награждая коротким поцелуйчиком и отправляя в ванную, едва не пинками, и ничего, что на мне не было даже трусов.

 

- И что же за дела? Надеюсь, это не очередной твой конек, Билл, – строго отозвался из ванной, собираясь чистить зубы. Трусы я все же прихватил.

 

- Вот че сразу «конек», может, я сюрприз готовлю… - я едва не подавился пастой, только не это! – А может, планирую целый день провести с тобой, – послышался тихий шепот над самым ухом, когда я уже дочистил зубы, и оставалось смыть пену. Билл взглянул на меня через зеркало и медленно стер белую мятную жидкость с уголков моих губ, словно сперму, ей богу. – Так что, можешь не переживать.

 

- Ага, уж лучше я попереживаю, но буду начеку. С тобой по-другому нельзя, – шутливо ответил, когда мы выходили из ванной, а в дом кто-то настойчиво звонил.

 

- Иди, открой, - Билл поправил галстук, стоя перед зеркальной дверкой шкафа, взлохматил волосы, приподнимая их возле корней, хотя укладка, или как там это называется у женщин, и так была безупречной, засунул руку в трусы и для чего-то поправил член, упаковывая все хозяйство, которое подписал моими инициалами.

 

Мне его поведение сразу показалось подозрительным, а особенно я об этом задумался уже стоя перед курьером в своем синем халате и мягких тапочках, получая посылку.

 

- Герр Томас Майер? – спросил молодой парень с массивными ядовито-зелеными наушниками на шее, из которых доносился шансон, одновременно сверяясь с бланком и удерживая огромную коробку.

 

- Нет. Меня зовут Томас Дрейван, - непонимающе уставился на молодого парня, почему это он мне дал фамилию Билла?

 

- Ох, извините, Томас Дрейван, Вам посылка.

 

- Что здесь? – уставился на огромную коробку, и судя по упаковке, внутри свадебный торт. Я это сразу понял, так как мои родители на полотняную свадьбу, тридцать пять лет вместе, заказывали свадебный торт этой же кондитерской.

 

- Торт, – посыльный протянул коробку, которую я тут же отставил на столик с цветами в прихожей, она едва туда поместилась. - Распишитесь, пожалуйста, здесь, – мне подали бланк.

 

- Но я ничего не заказывал, - растерянно протянул, выглядывая на улицу. Может, посыльный ошибся адресом, всякое бывает, но мое имя…

 

- Это от меня. На нашу свадьбу, – Билл появился, как только ушел посыльный, оставляя меня недоуменно таращиться на коробку. Он все так же был в галстуке с сердечками и в танга, я ничего не говорил, мало ли, может он так дома всегда ходит. Но нужно ему будет объяснить, что при детях придется научиться ходить одетым.

 

- Какую еще свадьбу? – дурдом на колесиках.

 

Мне интересно, какой торт, потому что у моих родителей был очень красив, с цветами, фигурками, в несколько башенок. У меня на свадьбе был обычный торт, с не очень-то и оригинальными лебедями, нам не было когда особо готовиться к церемонии. Открыв коробку, я едва не ахнул от восторга. Пять башенок белого тортика с черной шоколадной и малиновой поливкой, разрисованные причудливыми узорами, с одной стороны по всем башенкам спускалась широкая гирлянда любимых белых полураспустившихся роз, а на самой маленькой башенке были фигурки. Я моргал и не мог понять, что за фигня: определяя по фигуркам, Билл держал меня на руках как супермен. Очень смешно, особенно то, что наши фигурки были голыми, не считая плаща у сладкого Билла за спиной. Нужно немедленно забрать верхушку, пока этого срама не увидели дети.

 

- Ах, точно забыл! – Билл тут же засуетился, становясь передо мной на одно колено, как это делали рыцари при крещении, и, хватая меня за руку, которой я уже потянулся к одной из розочек, заставил перевести свой взгляд на него. Это ведь не то, что я думаю, правда?

 

- Билл? – опасливо позвал, косясь на взволнованного мужчину. Я его, конечно, люблю, я это уже признал, смирился, что придется жить с мужчиной, мне с ним хорошо, но свадьба, замужество…

 

- Томас Северин Орэль Дрейван, - едрит-мадрит! Как он узнал мое полное имя?! – Еще неделю назад я и подумать не мог, что смогу найти человека, который заставил бы мое сердце биться быстрей… - Билл шумно вздохнул, набирая спасительного воздуха, видно, как тяжело ему давалась речь, но, черт подери, мне еще труднее было стоять и все это слушать. Потому что боялся, что это очередной спектакль. - … Ты мало обо мне знаешь, поэтому немного характеристики: я богат, у меня несколько работ, сын, дом, я полностью здоров, могу представить справки, вчера только забрал из больницы, – ох, капец, что он лепечет?! – А все остальное можно узнать и в браке - ведь мы уже не так и молоды, чтобы тратить время, ухаживать-то можно и за мужем. Том, я понимаю, что наговорил бреда… Так волнуюсь…


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 37 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.039 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>