Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

http://ficbook.net/readfic/1340195 5 страница



 

Поняв, что Билл больше ничего не хочет о себе говорить, я решил его подтолкнуть:

 

- Расскажи что-то еще о себе.

 

- Зачем тебе я? Давай лучше поговорим о тебе, о твоем сердце…

 

- А что мое сердце? Оно надежно спрятано от всяких неприличных личностей, – усмехнулся после фразы, давая Биллу понять, что я раскусил ход его мыслей, хотя и не понимаю, почему он выбрал меня, а не того богатого индюка, с ним ему было бы намного интересней.

 

- Где? В носках? – Билл ответил улыбкой.

 

- Что? – не понял.

 

- Ну, самое ценное люди прячут в носках или под матрасом, – Билл еле сдерживался, чтобы не расхохотаться. Ну, ничего, посмотрим, как он будет хохотать, когда я его не то что к себе, но даже к дому своему не подпущу. А его сын… ничего, недолго еще осталось Тео быть с Вилли, волшебные кроссовки, о которых я едва не забыл, ждут его. – О-о, Том, улыбнись, мистер серьезная колбаса, - Билл мило заулыбался, ожидая, что я растяну губы в улыбке, но я уже не в силах противостоять его веселью искренне усмехнулся, отводя взгляд и качая головой – этого пройдоху ничто не изменит.

 

- Я все, - парень поставил грязную посуду в посудомойку, помыл руки, затем взял тарелку и торжественно поставил ее на стол. – Теперь ты намажешь мой глазик кремом от синяков.

 

- А почему это я буду мазюкать тебе синяк? – негодующе уставился на довольную моську.

 

- Ударил – лечи, - аргумент.

 

- Не надо было руки распускать, - контраргумент.

 

- Еще скажи, что не понравилось, - а вот с этим не поспоришь.

 

- Ладно, садись, буду лечить тебя, - милостиво согласился, поднимаясь с места и направляясь к раковине, чтобы помыть руки. Когда я их вытирал, мужчина уже ждал меня, довольно улыбаясь. Интересно, он всегда добивается того, чего хочет? И иногда, в редкие моменты, мне кажется, что все, что происходит, у него уже просчитано, как в шахматной игре. Может он стратег хороший, а может у меня паранойя начала развиваться рядом с этим сумасшедшим.

 

Билл протянул мне зеленый тюбик, ерзая задницей по стулу, пододвигаясь ко мне ближе и подставляя симпатичную мордашку. Я смотрел на его лицо, когда он закрыл глаза, и не мог понять, в какой глаз я ему дал, ведь ничего не было. Решил намазать левый.

 

- Не тот, - подсказал невозмутимо мужчина.

 

Стал мазать правый. И пока Билл не глазел на меня, я мог спокойно рассмотреть его, чтобы найти что-то в его лице, что могло меня оттолкнуть, и я не засматривался на красавца. Этот план был провален из самого начала – Билл был идеален, без сучка и задоринки. Даже родинка под губой выглядела запредельно сексуально. На какой фабрике выпускают такой хороший товарный вид?



 

Я и не заметил, как Билл придвинулся совсем близко, дыша в мои губы. Не успел я подумать, как у него получается вводить меня в какой-то тугодумный транс, как пояс халата резко дернули, распахивая его, а сильные теплые руки коснулись кожи, которая, несмотря ни на что, отреагировала приятными ощущениями. Мне нравилось, как меня касается мужик – это клиника, я понимал, но, тем не менее, ударить Билла еще раз, был не вариант, это такой кадр – еще в полицию на меня заявит, чтобы потом шантажировать заявлением и затащить в постель. Я уверен, что в его голове уже строился подобный план, хотя, вполне возможно, что это я уже стал таким гадом как он.

 

- У-ум-м-м! – пропищал, когда чувствительных губ коснулись мягкие пухлые губы Билла, лаская прохладным металлом пирсинга. Но он никак не реагировал на мои голосовые потуги, только мускулистые руки сильней притянули меня к горячему телу, опускаясь… а куда они опускаются?

 

- Ах! – стон невольно сорвался с губ, когда мои ягодицы сжали, так приятно массируя.

 

Черт! Что он делает! Я ему не какая-то легкодоступная девица! Поддонок! Упираюсь руками в крепкую грудь, чувствуя ладонями под тонкой тканью эти сексуальные холмики с пирсингом. Как же это!.. О боже!

 

- Билл! Прекрати, пожалуйста, не надо, я не хочу!.. – меня заткнули требовательные губы, пока такие волшебные руки без промедлений пробрались в слипы, приспуская их с моей задницы, которая оказалась так чувствительна к прикосновениям, да еще и мужиков.

 

Я пытался сжимать губы, не отвечать на настырный поцелуй, но когда Билл прошелся по ним языком, в котором так же оказался пирсинг, я не выдержал и сам припал к нему, чтобы почувствовать еще раз эту бусинку. Казалось, мозги съехали напрочь, пока я упирался со всей силы в грудь мужчины, но при этом жарко отвечал на поцелуй и не мог остановить стоны, которые невольно слетали, как только Билл жестче сжимал мои ягодицы и разводил их в стороны, прижимая за них меня к себе. Температура в кухне тут же поднялась, воздуха катастрофически не хватало, и, когда мне уже казалось, что я потеряю сознание от тяжелого до боли в каменных яйцах возбуждения, Билл оттолкнул меня, держа за плечи и тяжело дыша. Он сам мне надевал обратно на покрасневшую попку и каменный член трусы, завязывал обратно халат, а я ни о чем не думал, кроме его рук, на которых привлекательно выпирали венки.

 

Я набрался храбрости и посмотрел ему в глаза, которые полыхали огнем, словно он в ярости, но я-то знал, что это всего лишь ели сдержанное возбуждение. Не успел я задаться немного удручающим вопросом, почему он остановился, как на кухню вошли посвежевшие дети с подозрительно блестящими счастливыми глазами. Это и стало ответом на незаданный вопрос, Билл услышал детей.

 

И только сейчас я осознал, что Тео и Вилла не было около часа. Что можно делать целый час в ванной? Это первая проблема, а вторая сидит передо мной и довольно облизывается.

Ads by TubeSaverAd Options

15. Первые эксперименты

Вилл

 

Голова кружилась от радостных мыслей: у меня будет питомец, я его буду любить, ухаживать за ним, кормить, он у меня будет самым ласковым и счастливым животным на земле. Правда, я еще не решил, кого хочу.

 

Когда мы ворвались в ванную, Тео неловко замялся, все еще выглядя весьма раздраженным. Он был на взводе из-за своего отца, а может, были и другие причины. В последнее время он очень часто срывается, успокаивает только то, что не на меня.

 

- Тео, ну ты чего? – подхожу ближе, настраивая на нужную волну. Все же у меня великие планы насчет следующих полчаса. Он обещал мне вчера ночью, что мы будем заниматься приятными делами, но не сексом, и мне уже не терпится приступить.

 

- Я не хочу тебя терять по глупости своего отца. Что он творит? Я же ему сказал, чтобы он не мешал, зачем он лезет к твоему отцу? Ему доставляет удовольствия видеть, как мне плохо, Вилл. Он все время делает мне все назло! – вскрикнул парень, напрягаясь, словно натянутая струна. – Я не знаю, что ему сделаю дома, убью его. Просто убью…

 

- Чш-ш-ш, - прошептал на ушко, прижимаясь к любимому. Ощущения были такими, словно жмусь к скале: мышцы каменные, поза напряженная, руки сжимаются в кулаки. – Тео, я люблю тебя, ты любишь меня, мой папа не против наших отношений, а все остальное не важно, – заверял я, смотря в карие омуты и поглаживая широкие, для его возраста, плечи.

 

- Он кадрит твоего папу! – вскрикнул Тео, даже не пытаясь меня обнять, чтобы сильно не сжимать в напряжении.

 

- Я не против, чтобы они были вместе. Конечно, Билл не лучшая кандидатура для моего отца, он слишком развязный, излишне активный, чересчур самостоятельный. Мой отец любит, когда все по его правилам, когда он имеет свободу, Билл ее ему не даст. Но, в любом случае, они будут весьма… своеобразной парой…

 

- Боже, Вилли, о чем ты говоришь? Какая пара? Я не хочу, чтобы мой отец встречался с твоим. Только у них что-то не заладится, как думаешь, кого сделают крайними?

 

- Это нас не должно касаться. Ну же, Тео, давай не будем тратить время на наших отцов. Они сами все решат и даже если и начнут встречаться, мы ничего не сможем изменить.

 

- Ну почему же. Я убью своего отца, и мы будем счастливы, - серьезно, с каким-то слишком задумчивым выражением лица, сказал Тео.

 

- Надеюсь, это была шутка? – опасливо переспросил, переставая поглаживать напряженные плечи. Несмотря на то, что Тео я знал больше трех месяцев, иногда появлялись моменты, вот такие как сейчас, когда на мгновение казалось, что передо мной стоит совершенно незнакомый для меня человек. Этот человек пугал меня. Я знал, что где-то очень глубоко внутри Тео кроется что-то страшное, что заставляет его быть более взрослым и сильным, чем его сверстники, быть порой очень жестоким. Я хотел забыть то, что произошло месяц назад, и никогда не вспоминать, но в такие моменты, когда любимый странно себя ведет, я все вспоминаю.

 

Мы долго обговаривали вопрос: показывать свои чувства на публике или нет, и решили, что шила в мешке не скроешь, потому до того времени уже полшколы знало, что мы вместе. И нас ненавидели, нас презирали, папа был прав. Несмотря на то, что в школе на первом месте в воспитании стояла толерантность и понимание, не все до конца осознавали, что это значит. Мы были для большинства два отвратительных извращенца, которые только и думают, как кого-то совратить. Было обидно, нет смысла говорить, что мы так были ослеплены любовью, что ничего не замечали, мы все видели. Мы все чувствовали, это было не то, что не приятно, это было больно. Я готов был мириться, но терпения Тео хватило ровно до того момента, того дня, когда я впервые испугался любимого.

 

В тот день мы возвращались из школы, было тепло и солнечно, вокруг все еще продолжал таять снег и веселые ручейки бежали по краям дороги. Тео научил меня делать из листов тетради бумажные кораблики, и мы с веселыми улыбками пускали их в ручейки возле дороги, следя за своими игрушками. Я был счастлив, как никогда рядом с Тео, и тот день не был исключением. Только вот брошенная фраза:

 

- Вы только посмотрите на этого педрилового идиота, - трое парней проходили мимо, один из них презрительно окинул меня взглядом. На меня всегда косились больше чем на Тео, может, из-за моего вида, но факт оставался фактом, после этой фразы чаша терпения Тео переполнилась.

 

Удивило меня не то, что он едва не превратил в месиво парня, старше него на три года, удивило то, что дрался он, только потому что его любовь посмели обидеть. Тео был ужасен в тот момент, а я стоял в глубоком шоке, не зная, что делать и понимал, что я его боюсь и не хочу помнить того, что произошло, чтобы никогда не дрожать от любимых прикосновений в страхе.

 

Я люблю его, каким бы он ни был, я счастлив с ним просто находясь рядом, я дышу и живу им, как бы это громко ни звучало, но это так. И я не хочу, чтобы какой-то страх во мне и жестокость в нем стояли между нами.

 

- Конечно… шутка, - без тени улыбки заверил Тео, резко сняв с меня футболку, а вот такой поворот событий мне больше нравится, способствуя мгновенной амнезии к плохим воспоминаниям. - Чего ты хочешь? – завлекающе шептал Тео, словно дьявол в душу. Он быстро освобождал меня от одежды, срывая джинсы и трусы, которые, кажется, даже треснули - или это шумит у меня в ушах? Любимый настолько быстро все делал, что я не успевал смутиться своей наготы, его страсти и натиска. Вчера он не спешил заняться со мной сексом, что с ним?

 

- Тео… - низ живота неимоверно тянуло, тело дрожало от желания, отзываясь на каждое поглаживание родных рук, но что-то мне не давало покоя.

 

Любимый был слишком возбужден, он был на взводе, и это вызывало тревогу.

 

- Я обещал тебе вчера, помнишь?

 

- Да.

 

- Хочешь того, что я обещал?

 

- Да-а-ах! – выдохнул, когда почувствовал пухлые губы на своей шее, которые порхали чуть влажными поцелуями по коже, спускаясь по плечам. Тео подтолкнул меня в душевую кабинку, придерживая сзади, приподнял за живот, когда нужно было переступить высокий порог, а у меня ноги подгибались, и, войдя за мной, закрыл стеклянную дверку.

 

Я все еще не мог ему поверить, что когда-то смогу держаться в такие моменты так же хорошо, как и он, потому что не мог представить возбуждение без дрожи и слабости во всем теле, которая проходит только тогда, когда на член опускается рука, сжимающая его в крепкий кулак.

 

Теплая вода брызнула на грудь и лицо, от чего я немного пришел в себя и зафырчал, Тео весело хмыкнул и повернул меня лицом к стенке. Он прижался к моей спине, целуя позвонки, от чего я не мог не выгнуться в блаженстве.

 

- Что я должен делать? Ты ведь знаешь я… - хотел сказать, что ничего не умею, хотя хочу всего и сразу.

 

- Ты должен полностью сконцентрироваться на ощущениях, чтобы потом уметь доставить и мне такое же удовольствие, - хрипло прошептал любимый, а я буквально чувствовал его взгляд на своей оттопыренной попке.

 

Тео намазал руки моим ароматным гелем для душа с запахом черной орхидеи и провел ими вдоль моего живота круговыми движениями. Его ладони словно специально обминали сам эпицентр моего желания, поглаживая скользкими пальцами выгнутую до боли в позвонках спину и ягодицы, проводя между половинками, отчего я чуть дернулся, не ожидая таких откровенных ласк. А ведь я совсем не думал о том, как геи занимаются сексом, мне просто хотелось его, и все.

 

Я надеялся, что Тео коснется моего члена, хотя бы случайно, но нет, он словно забыл об этой моей детали, уделяя достаточно внимание только моим ягодицам.

 

Любимый направил струйки теплой воды на меня, смывая душистый гель, затем я почувствовал, как напор воды спускается все ниже, пока колючие потоки не ударили по чувствительному колечку мышц и я не взвыл от блаженства, дергаясь попой к натиску струек.

 

- Только не дергайся, хорошо? В этом нет ничего страшного, не нужно стесняться, мне и тебе это очень понравится, если ты позволишь, - Тео пытался говорить спокойно, размеренно, но я слышал, как срывался его голос от тяжелого дыхания, чувствовал его твердый член поясницей - он хочет меня, и эти мысли уже удовлетворяли. То, что он говорил, доходило до затуманенного сознания с трудом. Я понимал, что Тео что-то собирается сейчас делать, что-то, что мне может не понравиться, но если ему это доставит наслаждение, то я, может, и потерплю. Кивнув головой, так как в горле стоял комок, не давая мне и слова выжать. Тео довольно что-то промурлыкал и тут же я почувствовал, как его тихое мурлыканье спускается вниз по спине. Чувствительные поцелуи остановились на моих ягодицах, вылизывая кожу, пока я покраснел и закрыл глаза, пытаясь успокоиться, ведь ничего страшного не происходит. Но когда руки Тео расставили половинки моей попы в стороны, а что-то нежное и скользкое лизнуло меня в самую дырочку, я не выдержал и вывернулся из цепкой хватки, оборачиваясь на любимого.

 

- Что ты?.. Я… - дыхание сперло, я никак не мог успокоить сердце, которое атаковалось переизбытком чувств. Дырочка все еще чувствовала приятное прикосновение, сжимаясь, отдавая по телу гомоном странного, доселе неизведанного наслаждения, но все же я пытался его игнорировать. – Тео… Как?.. – мне было дико, что мой парень чуть не вылизал мне задницу. Это неправильно и совсем неэстетично.

 

- Скажешь, не понравилось? Скажешь, что не хочешь еще? – любимый так и стоял на коленях, даже не смотря на мой член, лишь с улыбкой заглядывая в мои растерянные глаза. – Ладно, ты еще не готов, я понял, – мой парень поднялся с колен и прижал к себе, поглаживая меня по мокрым волосам, я только положил руки на плоскую грудь, успокаивая дыхание.

 

- Это нормально у таких пар как мы? – пораженно спросил, смотря за спину Тео, как по стеклу стекали капельки.

 

- Да, здесь нет ничего страшного, это очень приятно…

 

- Но… - я не мог смириться, раньше я думал, что выражение «лизать задницу» - это как бы подлизываться, делать все для человека; оказывается, это выражение можно понимать и в буквальном смысле. Чего я еще не знаю о ласках геев? Вздохнув, я решил это выяснить. – Что еще? Какие еще нежности?

 

- Поцелуи. Губами можно целовать не только губы, но и все тело, даже самые интимные места: попу, яички, член - это очень приятно, как тому, кто целует, так и тому, кто принимает ласки, – терпеливо объяснял мой парень, а я пытался не вдумываться насчет того, откуда он это знает, и делал ли Тео так кому-то.

 

- А это и есть секс?

 

- В какой-то степени да, это прелюдия. Любовники могут доводить друг друга до оргазма этими ласками, а могут доходить до конца, когда тела сливаются в одно целое.

 

- А как парни сливаются?..

 

- Мой невинный мальчик, - прошептал Тео, утыкаясь носом мне в шею, чтобы скрыть улыбку. – Ты у меня умный, вот и сам ответь на свой вопрос, – я кивнул, понимая, что мои догадки были верными. Новые открытия не вызвали отрицательной оценки, не отбили желания, но Тео был прав, я еще не готов. Понятия не имею, что было бы вчера, если бы я все же добрался до его тела.

 

- Я еще…

 

- Не готов, - закончил Тео, прижимаясь ко мне всем телом.

 

- А как же…

 

- Можно и по-другому, - теплая ладонь скользнула по моей груди, задевая соски, я даже не думал, что они у меня такие чувствительные. Едва касаясь, Тео провел пучками пальцев вдоль моего члена, вырывая непроизвольный стон из моей груди. Наконец-то, он обратил на него внимание, и этот способ ласк мне был по душе, а потому я неуверенно опустил одну свою руку с груди парня вниз, захватывая в свой кулачок его член.

 

16. Совместный ужин превратился в совместное проживание

Том

 

- Папа, я хотел тебе сказать, - начал Вилл, немного напрягаясь. Тео дернулся, уверен, он сейчас сжимает руку моего сына под столом.

 

Мы сидели и спокойно кушали, Билл умостился возле меня, поглядывал на детей, которые были напротив, но в основном следил за мной. Блинчики получились очень вкусные, хотя Билл взял их только после того как Тео похвалил, видимо, не был уверен, что получилось вкусно и не отравлено.

 

- О чем? – бесстрастно спросил, продолжая кушать, надеюсь, нет ничего страшного, и он сейчас не объявит, что хочет выйти замуж за Тео.

 

- Я не хочу быть археологом, - тихо сказал, опуская голову. Приехали, он мне всю свою сознательную жизнь прожужжал про раскопки и мумии, и только я смирился, как тут тебе такое заявление.

 

- А кем же ты хочешь быть? – сдерживая негодование, продолжал есть, словно ничего серьезного и не произошло, только вилка крепче упиралась в тарелку.

 

- Ну, мы с Тео думали… и… а потом, я понял, что ты был прав, что не будет семьи… Да и Тео не любит путешествовать… А я хочу всегда быть рядом с ним…. вот… Ну, мы выбрали другую профессию… Как-то так, но ты не думай… она... она, - Вилл опять запинается, волнуется, потому что понимает, что такого я не терплю. Ради кого-то менять все свои планы. Если Тео любит Вилла, то пусть бы ездил с ним по горячим пескам Африки. А хотя, не все ли равно? После того как Тео временно станет ни на что не способным, сын его бросит, и все станет на круги своя.

 

- Детективы, - твердо закончил Тео. Мальчик был каменно серьезный и собранный, хотя я уверен, что руки его подрагивают от волнения. – Мы решили, что будем работать частными детективами, помогать людям находить пропавших безвести, расследовать мелкие семейные неурядицы. Это интересная работа, безопасная…

 

- Безопасная? Это, Тео, ты сейчас говоришь о профессии детектива? – я посмотрел на парня, который опустил взгляд под стол. Хотелось кричать на глупых детей, но, тем не менее, я говорил спокойно.

 

- Мы бы не брались за опасные дела. Все было бы хорошо… - пацан все еще что-то пытался мне доказывать.

 

- Хорошо? – переспросил я, откладывая приборы и все больше закипая.

 

- Том, ты чего? – Билл решил вмешаться. Он смотрел на меня спокойно, поглаживая плечо, за которое повернул к себе. – Любая работа, так или иначе, ведет за собой профессиональные заболевания. Тот же археолог: что-то обвалилось, что-то опасное выкопали, жара, паразиты, болезни, недостаток воды, свежей еды, хищники. Даже моя работа: пришел какой-то бандит, чтобы украсть все драгоценности и, угрожая оружием, перепугался, выстрелил…

 

- Погоди, - я рассеяно посмотрел на Билла, вспоминая, как он говорил о том, что семейный психолог, причем здесь драгоценности? Хотя в принципе, на нем их так много, что его самого можно грабить как ювелирную лавку. – Ты психолог? – на всяк пожарный переспросил.

 

- Ну да, я психолог, а еще у меня ювелирный магазин, – спокойненько сообщил Билл, словно раньше об этом говорить и не нужно было.

 

- Что еще? Кем ты еще работаешь? – дурдом на колесиках, Билл у нас и швец, и жнец.

 

- Ну, еще мне подарили ресторан и бутик, - невинно пожимая плечиками, Билл, мило улыбался.

 

- И ты не сказал об этом? – кажется, я начинаю терять терпение и все мое отцовское самообладание в жопу.

 

- Ну, а зачем? Кому здесь я интересен? Ты же только и думаешь, как от меня избавиться, как выпереть из дома. Зачем мне что-то тебе рассказывать о себе, ты ведь только собой интересуешься, – просто объяснил Билл, отворачиваясь от меня и продолжая, есть блинчики, обильней поливая жидким медом.

 

- Пап? – позвал меня Вилл. Только сейчас я понял, что завис, обдумывая слова Билла. Мне казалось, что он не замечает моих потуг, а вот вышло, что он просто игнорировал мое хамское поведение, чтобы только находиться рядом. Я свинья. Гадкая хрюшка, но ведь я не могу по-другому. Не хочу я быть с мужчиной, не хочу быть с Биллом, и дело даже не в том, что он странный гнусный тип или в том, что у него между ног член. Просто не хочу, этого я даже сам себе объяснить не могу. Да, Билл ведет себя нагло, самонадеянно, он противный и невыносимый, но такой ли он на самом деле? Он в разных ситуациях ведет себя как совершенно другой человек. И, признаюсь, тот серьезный, сексуальный, дерзкий парень мне больше по душе, чем этот ловкач. Да, у него между ног член и яйца, и я даже уверен, что там немаленькие размеры, но я ведь уже убедился, что мне нравятся прикосновения парня, поцелуи… и, пора себе уже признаться, я балдею просто, когда мою попку мнут сильные жилистые руки.

 

Впиваюсь зубами в губу, чувствуя, как мгновенно скрутило низ живота удовольствием, как только я вспомнил, как Билл касался меня. И тут я задался вопросом, а если бы меня касался другой мужчина, эффект был бы тот же?

 

- Том? – Тео тоже попытался привлечь мое внимание. – Так вы согласны? – опасливо переспросил. Я раздосадованный тем, что только что понял, резко посмотрел на детей хищно, улыбаясь.

 

- Да, я поддерживаю любой выбор своего сына. И раз он хочет быть следователем, то мое дело остается за малым – помочь.

 

- Спасибо, папа, - Вилл облегченно вздохнул, утыкаясь лбом в плечо Тео, видимо, мальчик был все это время в напряжении.

 

- Ну вот, вопрос решен, и все остались живы. Мы покушали, а что теперь делать будем? Может, посмотрим мультик, а потом съездим в зоомагазин или в приют? Кто согласен с такой постановкой дня? – Билл мило улыбался, смотря то на детей, то на меня. Почему-то в этот момент, на доли секунды, мне показалось, что мы счастливая полная семья.

 

- Какой мультфильм? – спросил Тео, поглаживая Вилли по волосам, тот все так и сидел, втолкнувшись в парня, только теперь его носик был на его шее.

 

- Ну, может «Монстры на каникулах»? – задумался Билл, вставая с места и убирая тарелки. Вилл тут же подхватился, вспоминая, что сегодня он хозяин дома.

 

- Да, это хороший мультик. Вилли? – спросил Тео моего сына, который уже загружал посуду в посудомойку.

 

- Мне нравится, - просто ответил Вилл, о чем-то задумавшись. Он у меня умный мальчик, надеюсь, он поймет немного позже, что что-то не так. А все было не так. Абсолютно все.

 

Пока Вилл включал мультик, я переоделся в домашнюю одежду и захватил три пледа. В голове все активно перекручивались мысли, представления, ожидания, планы и все они, как было дико осознать, крутились лишь вокруг Билла и Тео с Виллом, словно теперь в моей жизни на два ребенка стало больше.

 

- Что это? – Билл указал на полку, которая стояла в гостиной, недалеко от плазменного телевизора. На полке стояла толстая Библия для детей и молитвослов, Коран, записи из Авесты, Типитаки, книги философов, самая потрепанная книга о философии Ошо, которая больше всего мне помогла в вопросе религии. В свое время Вилл у меня спросил, откуда все? Как появился мир? Как появились люди? Большинство родителей говорят: «Все создал Бог», - но я не хотел обманывать сына, как я мог так сказать, если у меня не было доказательств труда Бога, если я сам этого не видел. Но нужно всегда во что-то верить, вера дает душе покой, надежду, покровительство, определенный путь в жизни, а потому я дал Вилли полный набор, пока что он не выбрал, что ему больше всего ближе к сердцу и все еще в поиске. Хотя, как-то мы смотрели кино «Стигмата»*, и он задумался об одном моменте, который сейчас подводит его к выбору, скорее всего он выберет сикхизм**, я видел, как он упорно искал все, что касается этой религии, что-то его в том фильме натолкнуло на него.

 

- Это книги, - объяснил, пока укрывал детей, которые словно два голубя прильнули друг к другу, готовые смотреть мультик.

 

Билл цокнул языком, недовольный ответом, и, видя, что я уже умащиваюсь на еще одном диванчике, который устроен ровно за два с половиной метра от огромного кинотеатра, быстро подбежал ко мне, садясь как можно ближе. Пришло мое время недовольно цокать. Я подал мужчине плед, который тот откинул в сторону и залез под мой, беспардонно обнимая и прижимая ближе.

 

- Билл, это наглость из самых больших наглостей, - осведомил я мужчину, который так сладко замурлыкал, прижимая к себе, что мне как-то даже расхотелось вырываться из его объятий.

 

- Но ведь ты не против, правда? – он нащупал пульт и включил мультфильм, пока я пытался с достоинством осознать, что моя жизнь и понятия с ветерком перевернулись на все сто восемьдесят градусов благодаря этому мужчине. – Смотри внимательно мультфильм, а я пока подрыхну, ты умаял меня, да и я всю ночь не спал, тебя завоевывал, очаровывал, а это нелегко.

 

- Я, между прочим, тоже не спал, отбиваясь от тебя. И я тоже хочу спать.

 

- Никого это не волнует. Смотри мультик… и за детьми, - Билл вытянул ноги и, крепче прижавшись ко мне, сонно вздохнул. Зашибись, блин, его что, можно пристыдить только блинами? А то, что спать в гостях - это не очень культурно, то ничего.

 

- Может, ты поедешь домой и там выспишься?

 

- Ага! Сейчас, чтобы ты куда-то испарился, а мне потом ищи тебя по всему свету, - сонно мурлыкал Билл, поглаживая меня по изгибу талии. Это было очень приятно.

 

- А ты бы искал? – не знаю почему, но вопрос я задал взволнованно, и ответ был для меня очень важен.

 

- Пока бы не нашел.

 

Вот и все, теперь мне мыслей еще на тонну головной боли больше.

 

__________

 

* Стигматы – это кровоточащие раны, которые образуются в местах «пяти ран Христа»: на ладонях (запястьях), ступнях и в боку, однако иногда они проявлялись и на других частях тела (следы тернового венца на лбу, след от креста на плече и др.) (пр. авт.)

 

**Сикхи?зм - религия, основанная в Пенджабе, в северо-западной части Индийского субконтинента гуру (духовным учителем) Нанаком (1469—1539). Если проще выражаться, то сикхизм – это вера в единого Бога без всего к нему прилагающего, никто не знает, как его зовут, а потому просто и называют – Бог. Форма поклонения – медитация. (пр. авт.)

17. Сыграем в порно

Вилл

 

- Тео, расслабься, - прошептал я, внимательно смотря на своего парня, который недобро косился на наших отцов, они к середине мультфильма уже спали без задних ног, миленько обнявшись под пледом и скатившись вниз. Билл лежал на груди у папы, тихо посапывая, пока сам отец обнимал мужчину всеми конечностями, посапывая с ним в унисон.

 

- Я не хочу терять тебя из-за прихоти своего отца. Вилл, все намного сложнее. Знаешь, сколько было ухажеров у моего папаши, как много сердец он растоптал? Он чудовище. Ты понимаешь, что твой отец обречен, если за него взялся этот упырь. Он будет в экстазе разбивать ему ребра, пока не достанет сердце, чтобы при нем его и сожрать, а твой отец, потерянный в боли, будет только искать выход, чтобы от нее избавится. Том заберет тебя у меня, чтобы я не напоминал ему о Билле, он увезет тебя далеко. Все будет так, а я ничего не смогу сделать, любимый.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 51 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.05 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>