Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Что случается в Вегасе не всегда там и остается. В списке «необходимо сделать в Лас-Вегасе», который составила Отэм Хэйвен, значилось побывать на шоу и поиграть на автоматах. А не проснуться 12 страница

Прошлой ночью Сэм приехал к ее крыльцу - дождь хлестал его по плечам, капли струились по лицу – и стоял, глядя на дверь. Горячее желание и те ожившие воспоминания кипели у него внутри. Он смотрел на дверь, запутавшись в смущении и вожделении. И в первый раз за очень долгое время чувствуя, что не уверен из-за женщины.

Не уверен, впустит ли она его или захлопнет дверь у него перед носом. Не уверен, позволит ли ему прикоснуться к ней руками и губами. Не уверен, разденется ли и позволит ли ему сделать что-то со стояком, которым наградила прошлой ночью.

В жизни Сэма было много секса. Много секса со множеством разных женщин, но у него никогда не было такого секса. Отэм была горячей и возбужденной.

Очень дикой, но это не имело никакого отношения к плеткам, наручникам и извращенным штучкам, а имело очень большое отношение к тому, как она хотела его. Она не притворялась. Не пыталась впечатлить его или поиграть в игры. Отэм хотела его. Может быть, просто потому, что у нее не было секса больше пяти лет. Может быть, не поэтому. В любом случае Сэм желал большего.

Намного большего.

Раньше, когда вернулся с пробежки, он обнаружил на диване Коннера, который смотрел мультики.

Папа? – Что-то похожее на длинную голубую фруктовую конфету свисало у него из уголка рта. – Ты тоже на каникулах?

Сэм вытер рукавом потный лоб:

Ага. Твоя мама встала?

Коннер пожевал - голубая конфета скользнула вверх у него по подбородку.

Еще нет.

Что ты ешь?

Желатиновую тянучку. Хочешь?

Нет. – Сэм заглянул в буфет и не был удивлен, что там не нашлось ничего стоящего. Только кофе, молоко и детские сладости. – Одевайся, и мы пойдем достанем настоящую еду.

Понадобилось около двадцати минут езды на машине, прежде чем они обнаружили странный маленький магазин, который пах рыбой и кукурузой.

Достань тарелки, - сказал Сэм, проводя рукой по спине Коннера.

Тот забрался на стол и открыл буфет.

Вчера я видел слизняка. Фу. Ненавижу слизняков.

Пахнет вафлями, – проговорила Отэм, стоя на нижней ступеньке лестницы. – У нас каникулы «я не готовлю». Где вы, парни, взяли все это?

Сэм взглянул через плечо на Отэм, прошедшую к столу в уже сухой пижаме с таксой, и у него чуть сжалось горло. Он видел много сексуального белья в своей жизни, но, по непонятной причине, такса чертовски возбуждала. Может быть, это имело какое-то отношение к воспоминаниям о холодной влажной груди Отэм прошлой ночью?



Коннер высунулся из-за дверцы буфета.

Мам, папа здесь, - сообщил он.

Как будто Отэм этого не знала. Как будто не она запрыгнула на Сэма прошлой ночью.

Я вижу.

Пока ты спала, мы нашли один магазинчик. – Сэм показал на тостер. – Как ты насчет вафель?

Отэм провела пальцами по волосам и заправила их за уши.

Сначала кофе.

Голыми ногами она прошлепала по кухонному полу и взяла чашку с кофе-машины. Утренний свет струился сквозь окна и путался в ее рыжих волосах.

Какой у нас план на сегодня?

Отэм, делая глоток, посмотрела на Сэма.

Ну, мы собирались этим утром пойти в местную кафешку позавтракать.

О. – Вафли выскочили, и Сэм быстро положил их на тарелки, которые Коннер поставил на стол. – Вам повезло. Теперь никуда идти не надо. – И добавил на вафли немного масла и сиропа. – Что еще? – Протянул тарелку Отэм, но она покачала головой. Волосы рассыпались у нее по плечам.

Бумажные змеи, - выдохнула она в кружку. – А потом чаудер из крупных моллюсков в «Паддис перч».

Сэм переставил тарелки, свою и Коннера, на маленький стол, не так уж и удивившись, что у Отэм все спланировано. В Вегасе у нее был длинный список.

Большую часть пунктов которого она никогда не сможет вычеркнуть. Благодаря ему. Сэм улыбнулся воспоминаниям.

А как насчет песочных замков?

У нас нет ничего для этого.

Загрузка...

Он отрезал от вафли кусок.

Теперь есть. – Сэм прищурился и поднял руку. – Я знаю, мир не вращается вокруг меня, но строить замки из песка – идея Коннера.

Так же как идея Коннера пригласить тебя на ужин в День благодарения?

Сэм засунул вафлю в рот и прожевал. Ага, типа того, но замки из песка намного лучше воздушных змеев.

Отэм поднесла кружку к губам, затем медленно опустила ее.

Где ты взял эту одежду?

Сэм посмотрел на футболку с логотипом «Чинуков» и джинсы.

Я привез сумку.

Конечно, вчера он сорвался сюда без подготовки, но приехал готовым остаться. Готовым выяснить, что в Отэм такого. Сейчас, как и пять лет назад, она заставляла его вести себя подобно мальчишке. Как будто ему тринадцать, и он мечтает о девочке, живущей на его улице, и ездит мимо ее дома на велосипеде в надежде увидеть мельком. Теперь вместо велосипеда у него пикап. И Сэм Леклер мужчина, а не мальчишка. И ему нравится думать, что он приобрел некоторое мастерство в отношениях с женщинами. Немного хитрости. Может быть, немного очарования. Что ему не нужно охотиться на женщину. И выслеживать ее по ночам.

Да, именно так ему нравится думать, но вот он здесь, в Моклипс, с Отэм. И снова чувствует себя мальчишкой. Неуверенным и выписывающим «восьмерки» на велосипеде.

Я думала, ты просто выскочил из «Бенихана» и приехал сюда, - сказала Отэм.

Она вытянула губы и подула в кружку, и голова у Сэма закружилась от мыслей о том, что бы он хотел, чтобы сделали эти губы. То, о чем он не должен был даже думать так рано утром, но не смог с этим справиться.

Может, я и не бойскаут, но я всегда готов. – Сэм взглянул на нее и, откусывая вафлю, улыбнулся, вспомнив, как Отэм выхватила презерватив у него из рук и разорвала упаковку зубами. – У меня в пикапе всегда есть сумка с вещами. На случай, если надо переодеться в «Кей».

Ну, мистер неофициальный бойскаут, я не очень-то хочу сегодня копаться в холодном мокром песке. – Она сделала глоток. – Так что буду наблюдать с террасы.

Можно мне соку, мам?

Отэм подошла к холодильнику и открыла его. Взгляд Сэма скользнул вниз по ее спине и бедрам к симпатичной попке.

Хочешь соку, Сэм?

О, да.

Да, пожалуйста.

Она налила сок, и Сэм намеренно не смотрел на ее таксу, когда Отэм шла к нему. Она поставила сок перед ним, и его рука скользнула вверх по ее бедру.

Глаза у нее расширились.

Что ты делаешь?

Ем вафлю, - ответил Коннер.

Сэм не знал, поэтому опустил руку. Он совсем не собирался трогать Отэм. Это просто случилось, как будто для него такой жест был естественным. Как будто они – пара. Семья, но, конечно, они не были ни тем ни другим.

Отэм была матерью его сына, но они не были семьей. Она была горячей и сексуальной и заставляла его желать большего, но они не были любовниками. Она была женщиной, о которой он думал, но не была его подружкой.

Так кто же она? Для него.

***

На улице было около десяти градусов. Морской ветер разметал Отэм волосы по лицу. Она надела теплый свитер, джинсы, угги и сидела в шезлонге, возвышаясь над пляжем. И была рада, что не стоит на коленях в мокром песке, копаясь там маленькой пластиковой лопаткой. Запускать змея намного лучше, но Отэм должна была признать, что маленькая ее частичка рада, что не пришлось бегать по пляжу, зарабатывая себе обветренные губы: ближе к дому ветер был чуть потише.

Отэм опустила журнал «Невеста», который держала в руках, и посмотрела поверх него на Коннера и Сэма. Парочка возилась на пляже уже пару часов. Дольше, чем Отэм думала, они продержатся. С ее места замок выглядел кучей песка с крепостным рвом. Ветер доносил голоса - детское хихиканье Коннера смешивалось с более глубоким смехом Сэма - вместе со звуками океана и морских птиц. При виде этих двух светловолосых голов, склонившихся над кучей мокрого песка, сердце Отэм сжималось сильнее, чем от шарма бывшего мужа или страсти в его голубых глазах, или прикосновения его рук к ее жаждущему телу, или его истинной красоты. Отэм не опасалась влюбиться в него. Она уже как-то раз сделала это и выучила урок. Но она опасалась, что Сэм ей понравится. И это пугало.

Прошло два месяца со свадьбы Саважей и того полудня, когда бывший поздно привез Коннера домой. Два месяца с тех пор, как он стал проявлять бòльший интерес к жизни сына. Каким-то образом получилось так, что Сэма стало больше и в жизни Отэм. Настолько больше, что прошлой ночью она завершила свое более-чем-пятилетнее сексуальное воздержание на полу у входной двери. С Сэмом.

Отэм не гордилась собой, но и не была так потрясена, как следовало бы. Как она и сказала Сэму прошлой ночью, по большей части она была в замешательстве. И смущена, что сдалась единственному мужчине на планете, которому поклялась никогда не позволить снова коснуться себя. Она все еще не понимала, почему он появился прошлой ночью у ее двери. Почему она позволила ему войти. И почему он все еще здесь.

Эй, мам, - позвал Коннер, мчась к ней по дорожке. – Посмотри на замок.

Отэм отложила журнал: изначально было ясно, что это только вопрос времени, когда Коннер заставит ее посмотреть на свой замок. Встав, она спустилась по ступенькам к сыну. Он встретил ее в центре дорожки с высокой травой. Отэм прижала ладони к его красным ушам.

Ты замерз. Не хочешь домой?

Он покачал головой.

Папа сделал дракона. Пойдем посмотрим.

Она взяла его холодную маленькую ручку в свою и прошла по короткой дорожке. Сэм, руки в боки, стоял перед замком. Колени его джинсов были такими же мокрыми и заляпанными песком, как и у Коннера, а уши такими же красными.

Холодный ветер шевелил ему волосы, грязь запятнала щеки.

Что думаешь?

Склонив голову набок, Отэм изучала замок, который вблизи выглядел менее похожим на кучу песка. Он был квадратным с четырьмя башнями и рвом, но самым впечатляющим оказался его размер. Как и все, что делал Сэм, замок был большим и сногсшибательным.

Я всегда мечтала поехать в тур по европейским замкам. Кто знал, что я увижу один из них в Моклипс.

Ты мечтаешь о туре по старым каменным зданиям?

О да. Я слышала, что в Германии одни из лучших и самых посещаемых замков.

Видишь дракона? – Коннер показал на то, что выглядело как змея с большой головой, ползущая по песку к замку. – Он защищает мальчика в замке.

От чего?

Коннер посмотрел вверх на отца и сморщился от солнца.

От чего, пап?

От девчонок.

Засмеявшись, Отэм легонько шлепнула Сэма по животу. Он схватил ее за руку, прежде чем она успела ту отдернуть.

Ты холодный.

Тогда в «Кей» ты сказала, что я горячий.

Свободной рукой она отбросила пряди рыжих волос, упавших ей на лицо.

А сегодня ты грязный.

Сэм обхватил ее руками и приподнял на носочки. Прижался к ней грязным свитером и засмеялся.

А ты слишком чистая. Мне больше нравится, когда ты тоже грязная.

Сэм! – Отэм уперлась ему в плечи и попыталась вывернуться из его хватки. Но Сэм был больше и выше, и у нее не было ни единого шанса.

Он сжал ее крепче, поднимая, пока ноги у Отэм не стали болтаться над песком. Жаркое дыхание коснулось ее замерзшей щеки.

Хочешь заняться со мной чем-то по-настоящему грязным?

Отэм вцепилась ему в плечи, испугавшись, что если он не остановится, она согреется везде. Что ей нравится ощущение, когда ее так крепко держит сильный мужчина. Сэм.

Не перед Коннером.

Холодные губы коснулись уголка ее губ.

Тогда немножко грязным?

Прекрати, Сэм. Ты смущаешь его. – Как смущает ее горячий смерч, кружащийся у нее в животе.

Сэм поднял голову и сказал, глядя ей в глаза:

Ты смущен, Коннер?

Да.

Сэм посмотрел поверх плеча Отэм, но не отпустил ее.

Чем?

Если в замке нет двери, как мальчик выберется, чтобы покататься на драконе?

Улыбнувшись, Сэм опустил Отэм, медленно скользя ее телом по своему, пока ее ноги не коснулись песка.

Там есть скрытая дверь, о которой знают люди, которые живут внутри.

О, - Коннер кивнул, как будто ему все стало ясно. – Теперь я замерз.

Отэм взглянула на сына через плечо:

Хочешь принять ванну?

Ага.

Отэм сделала шаг назад из теплых рук Сэма, и все вместе они пошли по дорожке к пляжному домику. Как будто были семьей. Семьей, о которой Отэм мечтала с тех пор, как носила Коннера в животе. Семьей, которую она отчаянно хотела в детстве, но не получила. Они не были семьей. И никогда не будут. Сэм – это Сэм. Избалованный спортсмен, так привыкший получать все, что хочет, когда и как хочет, что у него не осталось четких границ.

Отэм - работающая мама с очень четкими границами. Или, по крайней мере, была ей, когда Сэма не было рядом, когда он не трогал ее и не шептал что-нибудь на ухо.

Манипулируя ею, прежде чем она осознавала, что ею манипулируют.

Как и раньше.

Мы пойдем в «Паддис»? – спросил Коннер, когда они вошли в дом.

Отэм закрыла за собой раздвижную стеклянную дверь.

Думаю, у твоего отца есть дела поинтересней. - Сэм взглянул на Отэм ясными голубыми глазами. - Дома.

Его брови чуть нахмурились, и он смотрел на нее несколько долгих секунд.

Да. Мне нужно возвращаться.

Нет, пап, - Коннер обнял его за ногу в мокрых джинсах. – Ты можешь спать в моей постели.

Спасибо. – Сэм положил руку на голову сына. – Но мне нужно кое-что сделать.

Попрощайся с папой, а я пойду включу воду в ванной.

Отэм прошла вглубь дома и зашла в ванную. Она поступает правильно. Устанавливает границы для Сэма. Безопасное расстояние между ним и собой. Для нее так лучше. И для Коннера тоже. Лучше не смущать его, хоть он и сказал, что сейчас не смущен, но это случится. Отэм набрала четыре дюйма теплой воды, потом закрыла кран.

Иди в ванную и вымой песок из ушей, - сказала она Коннеру, заходя в гостиную.

Хорошо, пока, пап.

Пока, приятель. – Сэм переоделся в сухие брюки и черное поло и теперь стоял перед диваном, собирая сумку. Он поднял глаза, когда Коннер выбежал из комнаты: - Твое настроение меняется быстрее, чем у любой из женщин, что я знал.

А ты действуешь сильнее и напористей, чем любой из мужчин, что я знала. Но мы оба понимаем, что это не продлится долго, Сэм.

Понятия не имею, о чем ты говоришь.

Мы говорим о моем страхе, что Коннер проснется однажды утром, а тебя не будет рядом.

Ты снова вернулась к этому?

Они всегда будут возвращаться к этому. И может быть, причина отчасти кроется в Отэм.

Коннер – мой сын. Я никуда не ухожу. Я знаю, что не всегда был хорошим отцом, но и не был таким ужасным, как ты меня рисуешь. – Сэм засунул свитер в сумку. – Но дело не в Коннере. Дело в прошлой ночи.

Частично это было правдой.

Это не должно произойти снова.

Сэм посмотрел на нее - брови над голубыми глазами нахмурены.

Почему нет? Мне было хорошо, и я знаю, что тебе тоже.

Отэм не могла отрицать этого, но…

У такого веселья есть последствия.

Ты не можешь продолжать использовать Вегас как щит.

Я и не использую.

Он снова перевел глаза на сумку.

Используешь, и это надоедает.

Это не то, о чем человек просто может забыть.

Это не то, о чем ты можешь забыть, потому что ты не хочешь. Ты хочешь зависнуть в прошлом. Хочешь, чтобы я всегда был плохим парнем. – Он застегнул молнию на сумке и посмотрел на Отэм. – И я признаю, что поступал не очень хорошо, но я надеялся, что, может быть, мы оставим это в прошлом.

Как Отэм могла оставить это в прошлом? Она склеивала свою жизнь по кускам. Ставила заплатки вокруг произошедшего, но это все еще было здесь. Оно не болело, но не могло быть забыто так, будто никогда не случалось. Маленький мальчик в ванне был постоянным напоминанием.

Но теперь я вижу, что ты хочешь, чтобы я платил за Вегас всю оставшуюся жизнь. – Сэм поднял сумку. – Скажи Коннеру, что я позвоню через несколько дней.

Он вышел из дома, а Отэм осталась стоять и смотреть на закрытую дверь. Прав ли он? Отэм хотела, чтобы он платил за прошлое? Вечно?

Нет. Она не из таких, но также и не из тех, кому легко дается прощение. Не то чтобы Сэм об этом когда-нибудь просил.

Во вторник после Моклипс Натали забрала Коннера из школы и отвезла его в «Кей Арену», чтобы потренироваться с Сэмом, а около пяти привезла домой. Несколько дней спустя ассистентка забрала Коннера и его маленький рюкзачок, чтобы парнишка провел выходные с отцом.

Тем же пятничным вечером Отэм встретилась с близнецами Росс в свадебном салоне в центре города: Бо собиралась примерять платья. Челси все еще ждала операции по уменьшению груди, чтобы выбрать свой наряд, но у нее имелось множество советов для сестры. Одно платье было слишком пышным, а другое слишком обычным. Сестры препирались по любому поводу, и Бо перепробовала, по крайней мере, десяток нарядов, прежде чем вышла из примерочной в платье без рукавов с завышенной талией и красивой драпировкой.

О, Бо, - вздохнула Челси. – Оно прекрасно смотрится на тебе.

Так и было. Идеально для женщины подобного телосложения. Там было достаточно вшитых пластинок, чтобы верхняя часть поддерживала тяжелую грудь Бо приподнятой и прикрытой, а драпировки удлиняли фигуру.

Тем вечером Отэм проверила домашний телефон: посмотреть, не звонил ли Коннер. Он не звонил, и она отправилась в постель, скучая по нему. А на следующий день позвонила поставщикам, проверила основные пункты, связанные с частным благотворительным рождественским мероприятием, которое ее наняли организовывать в особняке в Медине.

Хозяйка требовала, чтобы подносы с горячими и холодными закусками были готовы за час до основного ужина на тридцать человек. Они планировали использовать обычное количество официантов - четыре, но Отэм наняла шесть. У нее был опыт, когда работники не являлись в последнюю минуту - всегда лучше перестраховаться.

Всегда.

К тому времени, как в воскресенье днем Натали привезла Коннера домой, стало совершенно ясно, что Сэм избегает Отэм. Их отношения вернулись к тому, что было перед свадьбой Саважей. К тому, что они не разговаривали. Отэм это не нравилось. Она надеялась, что они смогут стать друзьями. Друзьями быть легче, но, может быть, отсутствие контактов с бывшим мужем и к лучшему? Дружба с ним привела к тому, что они оказались обнаженными. И это было плохо. Или, скорее, хорошо. Слишком хорошо. И Отэм не могла доверять себе. Хотя могла и не опасаться еще одной кобелиной свадьбы и татуировки на запястье, но просто могла... могла потерять разум, и Сэм стал бы нравиться ей сильнее, чем было бы разумно. А здесь действовали законы бизнеса. Всегда лучше перестраховаться.

Всегда.

Она услышала Сэма только четырнадцатого декабря. Был понедельник, чуть после полудня, и Леклер позвонил, чтобы сказать, что он покинул список травмированных и уезжает на неделю. Звук голоса Сэма заставил Отэм ощутить, что она скучала по нему. Больше, чем было бы разумно.

Когда?

Завтра утром.

Она всегда знала, что он снова уедет. Он – хоккеист. Это его работа. И все же чувствовала некоторое разочарование. Из-за Коннера, конечно же.

О.

Так что скажи Коннеру, что Нат заберет его... - Сэм замолчал, будто сверялся с расписанием, - двадцать первого после школы.

И собрался повесить трубку.

Сэм?

Да.

Отэм взяла ручку и щелкнула кнопкой сверху.

Почему мы снова вернулись туда?

Куда?

Туда, где Коннера привозит твоя ассистентка. Я думала, мы станем друзьями.

Ты хочешь быть друзьями?

Щелк, щелк. Это что, так невозможно? Сэм так зол, и внезапно она ему настолько разонравилась, что он не хочет находиться с ней в одном здании?

Да.

Друзьями как до или после секса на полу?

Ее палец замер.

До.

Меня это не интересует.

Почему?

Потому что я не хочу быть твоим другом.

О. – Отэм проглотила свое разочарование. Это могло быть и к лучшему, но она внезапно перестала хотеть того, что было бы к лучшему. Она не хотела ненавидеть Сэма и не хотела, чтобы Сэм ненавидел ее. Так что ей остается? - Хорошо.

Я хочу быть твоим любовником. Я не могу притворяться, что не хочу большего. Я хочу быть с тобой, Отэм. Хочу, чтобы ты была голой и закидывала ноги мне на плечи. - Отэм уронила ручку. - Хочу оставить метки у тебя на бедрах.

Отэм встала и, должно быть, совершила какой-то астральный прыжок. Только так можно было объяснить, что она услышала, как говорит:

У меня есть два часа до следующего клиента, и я – без трусиков.

И почти услышала, как Сэм сглотнул, прежде чем спросить низким хриплым голосом:

Ты дома?

В офисе.

Она сказала Сэму куда ехать, и он был у ее дверей через двадцать минут. Пока Отэм ждала его, она стянула трусики из-под своего платья в горошек. И положила их в ящик стола рядом с кнопками и зажимами для бумаг.

Закрой за собой дверь, - сказала она Сэму, когда тот вошел к ней в офис. Потом позвонила Шилох: – Я с клиентом. Принимай сообщения.

Это отца твоего малыша я только что видела входящим в офис?

Не знаю, о чем ты говоришь. – Отэм отключилась, когда Сэм защелкнул замок и прислонился к двери в ожидании. В ожидании, пока она сделает первый шаг. И она сделала. Она встала и расстегнула пояс на талии. - Ты добрался сюда в рекордные сроки.

Возможно, Сэм и ждал, пока она сделает первый шаг, но больше не стал ждать ни секунды: он уже стянул футболку через голову, подходя к Отэм.

Возможно, я раз или два проехал на красный.

Платье скользнуло вниз по ее рукам, бедрам, упав к ногам бело-голубой лужицей. Отэм переступила через него, оставшись только в белом лифчике и шелковой комбинации, и потянулась к пуговицам на джинсах Сэма. Он схватил ее руку, останавливая.

Скажи, чего ты хочешь Отэм. Я никогда ни в чем с тобой не уверен.

Я хочу тебя. – Она посмотрела в его жаркие глаза. Жаркие глаза, которые посылали обжигающую дрожь по ее коже. – Как в последний раз.

Два оргазма?

Да.

А что потом?

Я хочу, чтобы мы стали любовниками.

Надолго? – Он опустил руку. – Пока ты не разозлишься и снова не выставишь меня за дверь?

Я не хочу злиться и куда-то выставлять тебя.

Больше нет.

Она расстегнула пуговицы на его джинсах, по одной, затем скользнула рукой в прорезь боксеров. И на случай, если он беспокоился, что они могут повторить прошлое, добавила:

Тебе не нужно волноваться, что я снова влюблюсь в тебя. – Отэм обхватила ладонью его возбужденный член, и Сэм со свистом втянул воздух и опустил веки.

А потом коснулся ее щеки кончиками пальцев.

Что если я влюблюсь в тебя?

Отэм прижалась щекой к его ладони.

Не влюбишься.

ГЛАВА 15

Мужчина моей мечты: даже утром считает меня сексуальной

Как у тебя день прошел на работе?

Отэм откусила кусочек пиццы «Бери и пеки», осторожно положила ее на тарелку и посмотрела через стол на сидевших рядом Сэма и Коннера. Когда около полшестого Отэм вернулась домой, они играли внизу в детский гольф и смотрели «Квадратные штаны Губки Боба». Сэм предложил «приготовить ужин» и заказал органическую пиццу со свежими помидорами, козьим сыром и шпинатом.

Интересно. – Отэм промокнула бумажной салфеткой уголок рта. Сэм сдержал слово, закинув ее ноги себе на плечи и подарив два оргазма. – Как прошел твой ланч?

Так хорошо, что я собираюсь попробовать то же самое и на десерт.

Коннер улыбнулся, откусывая кусок пиццы:

Мороженое?

Ага.

После ужина Сэм за кофейным столиком помогал Коннеру с правописанием, пока на телевизионном экране шла трансляция матча «Чинуки»-«Брюинс». Отец с сыном сидели на полу, а Отэм лежала на диване за ними. У нее были документы, которыми можно было бы заняться, но она предпочитала наблюдать, как Сэм справляется с иногда мучительной задачей помощи Коннеру с правописанием.

В какой-то момент Сэм вскочил на ноги и закричал на телевизор:

Да вы ох..ли надо мной издеваться!

Здесь ребенок, - напомнила Отэм.

Что? – Он взглянул на нее через плечо. – Я сказал ох..ли.

Что значит ох...ли, пап?

Отэм приподняла бровь.

Сэм перевел взгляд на сына и снова сел.

Охамели, но ты, наверное, не должен это говорить.

Несколько раз он касался ноги Отэм через джинсы или гладил ее обнаженную лодыжку.

Когда ты уезжаешь, пап? – спросил Коннер, разминая руку, которой писал.

Утром.

О. – Парнишка нахмурился и захрустел суставами пальцев. – А когда вернешься?

В субботу, но потом я снова уеду во вторник.

Пожалуйста, не хрусти суставами, - напомнила Отэм сыну.

Тот перестал и взял карандаш.

Ты пропустишь мою праздничную программу в школе.

Но я приеду домой на Рождество. И вы с мамой можете для меня записать эту программу на видео.

Со стороны все выглядело как милая семейная сценка. Как и в Моклипс. Мать, отец и ребенок. И у Отэм в желудке снова возникло то неуютное, раздражающее ощущение. Будто эта милая картинка не продлится долго: в какой-то момент рассыплется на мелкие кусочки у ее ног.

Отэм больше не боялась, что Сэм снова отступится и отодвинет Коннера в сторону, пока будет жить полной развлечений жизнью профессионального спортсмена. Что-то щелкнуло в Леклере, и он действительно хотел стать отцом, в котором нуждался его сын. Но это не делало их троих семьей. И никогда не сделает. И Отэм беспокоилась, что Коннер может обмануться. Что он может начать надеяться на то, чего никогда не случится.

Хотя пока все, казалось, было в порядке. Коннер уже достаточно долго не заговаривал о переезде папы.

Твоя буква h завалилась назад, - указал Сэм сыну, затем взглянул на экран и снова вскочил: - Следи за чертовой шайбой, Логан. Успокойся и следи за чертовой шайбой. Сделай пас!

Следи за языком, пап.

Тот взглянул на Коннера:

Что я теперь сказал не так?

Чертовой.

О. Я не думал, что «чертова» в самом деле считается.

В девять Сэм уложил Коннера в постель, а Отэм направилась в кухню, чтобы ответить на звонок телефона, висевшего на стене рядом с холодильником.

Привет, сестренка.

Отэм подошла к стеклянной раздвижной двери, растягивая длинный телефонный шнур.

Привет, Винс.

Занята?

Сейчас определенно было неподходящее время для визита.

Да. Укладываю Коннера спать, - соврала она. – А потом хочу и сама упасть в кровать. – С Сэмом.

В девять?

Да. День был сложным. – Отэм выглянула на темное крыльцо и двор за ним. – Что нового?

У меня перерыв, и я просто хотел спросить тебя, что подарить Коннеру на Рождество.

Она улыбнулась.

Ну, он говорил мне, что хочет, чтобы Санта принес ему такой же «Харлей», как у тебя.

Винс засмеялся: Отэм его смех слышала не часто.

Я говорил ему, что он еще недостаточно взрослый, а он сказал, что я могу сесть позади него и упереться ногами, чтобы мы не упали. Может быть, когда-нибудь, но сейчас есть что-то еще, что он хочет?

Винс был одинок, хоть и не признался бы в этом даже самому себе. Почему еще тридцатипятилетний мужик звонит своей сестре в девять вечера, чтобы спросить, что его племянник хочет на Рождество?

Он поглядывал на гоночные машинки «Лего».

Это будет весело. В этом году тебе придется делить Коннера с этим идиотом?

«Этот идиот» выбрал именно этот момент, чтобы зайти в кухню. Отэм развернулась и прижала палец к губам.

Да. Думаю, Сэм проведет с ним утро Рождества в этом году.

Интересно, сколько мне будет стоить убить его?

Винс, даже не заговаривай об этом! – Отэм посмотрела на Сэма, стоявшего с воинственным видом, скрестив руки на груди. – Мне нужно пойти и удостовериться, что Коннер не надел пижаму задом наперед.

Скажи, что я люблю его.

Скажу. Пока. – Отэм прошла через кухню и повесила трубку.

Это твой брат?

Ага.

Ты не сказала, что я здесь.

Не-а. – Она покачала головой, глядя на него. – Винс ненавидит тебя, и я просто не хочу сейчас иметь дело с таким стрессом.

Когда-то у меня тоже была сестра, и в ее жизни был мужчина, которого я ненавидел. – Сэм подошел к Отэм и взял ее за руку. – Я понимаю твоего брата. Он мне не нравится, но я его понимаю.

Сама Отэм не всегда понимала своего брата.

Понимаю, почему он не хочет, чтобы я был в твоей жизни. И верю ему, когда он говорит, что не позволит этому случиться.

Отэм приоткрыла рот.

Что? Винс так сказал? Когда?

Неважно. – Сэм покачал головой, нахмурившись. – Имеет значение только то, что ты веришь, что я не позволю твоему брату встать между мной и моей семьей.

Отэм сделала шаг назад.

Тобой и Коннером.

Что?

Встать между тобой и Коннером.

Да. Я так и сказал.

Нет. Он сказал не так. Речи о семье не шло. Речь шла о Сэме, который проводил время с Коннером и занимался сексом с Отэм. Речь не шла о том, что Отэм влюбилась и надеялась на то, чего никогда не случится. Речь не шла о том, чтобы осуществить мечту о прекрасной свадьбе и домике с белым забором, и истории о вечной любви.

Отэм прошла в гостиную. Ее мысли были в полном беспорядке. Речь не шла о совместном ужине и о Коннере, которому отец помогает с домашним заданием. Что Отэм делает? И что если Винс обнаружит, что она спит с Сэмом? Ему сорвет все предохранители, а Отэм не была уверена, что у него осталось много того, что можно сорвать. Она чувствовала замешательство и незащищенность и не хотела думать об этом. Не сейчас. Завтра, когда Сэм уедет, и она будет в силах мыслить.


Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 104 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Что случается в Вегасе не всегда там и остается. В списке «необходимо сделать в Лас-Вегасе», который составила Отэм Хэйвен, значилось побывать на шоу и поиграть на автоматах. А не проснуться 11 страница | Что случается в Вегасе не всегда там и остается. В списке «необходимо сделать в Лас-Вегасе», который составила Отэм Хэйвен, значилось побывать на шоу и поиграть на автоматах. А не проснуться 13 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.054 сек.)