Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Что случается в Вегасе не всегда там и остается. В списке «необходимо сделать в Лас-Вегасе», который составила Отэм Хэйвен, значилось побывать на шоу и поиграть на автоматах. А не проснуться 2 страница

Углубившись в свой мысленный «надо сделать» список, Отэм засунула бутылку обратно в корзину и взяла фужеры. Повернулась к залу и чуть не впечаталась головой в широкую грудь, покрытую белой рубашкой, галстуком в голубую полоску и темно-синим пиджаком. Кожаная папка выскользнула из-под мышки, когда Отэм подняла глаза вверх по широкой груди, мимо узла во впадинке мощной шеи. Взгляд ее прошелся мимо квадратной челюсти и четко очерченных губ, по слегка изогнутому носу и остановился на глазах цвета неба в летний жаркий день.

Вблизи Сэм был еще более привлекательным, чем на расстоянии. Таким же привлекательным, как в ту ночь, когда Отэм впервые встретила его в полном людей баре в Лас-Вегасе. Высокий, светловолосый, голубоглазый бог, посланный прямо с небес. Нос, шрам на высокой скуле и дьявольская решимость его улыбки должны были бы стать жирным намеком на то, что Сэм совсем не ангел.

Желудок Отэм сжался, но она была счастлива обнаружить, что это не ком жгучей ярости. Также она не чувствовала и желания ударить бывшего мужа по яйцам. Хотя ей и не нравился Сэм, но он подарил ей самое лучшее в ее жизни. Она не знала, как бы жила без Коннера. Ей не нравилось даже размышлять на подобную тему, и по этой причине, и только по этой, Отэм проглотила свои чувства и приклеила на лицо улыбку. Ту же самую улыбку, что использовала с невестами, которые хотели белых тигров или чтобы их пронесли по проходу на розовом троне. Она собиралась быть милой, даже если это убьет ее.

А такое вполне могло случиться.

ГЛАВА 2

Мужчина моей мечты: должен иметь эго нормальных человеческих размеров

Сэм уже так давно не видел, как уголки розовых губ Отэм поднимаются в мягкой, приятной улыбке. Он оглянулся, потому что знал: ему бывшая жена улыбаться не может.

В зале больше никого не было. Леклер повернулся обратно и наклонил голову набок, пытаясь оценить настроение Отэм.

Привет.

Ее улыбка чуть потускнела.

Сэм.

Давно не виделись.

Почти два года.

Сэм посмотрел в темно-зеленые глаза в поисках признаков надвигавшихся проблем.

Думаю, чуть дольше. – Он не видел никаких предвестников зарождающейся бури и не чувствовал потребности прикрыть руками пах. Слава Богу. – Вот, увидел тебя перед началом церемонии и подумал, что стоит поздороваться, чтобы ты знала, что я здесь. – Сэм хотел поговорить с ней, проверить ее реакцию и избежать возможных неприятностей.



Я знала. Ты есть в списке гостей.

А. Конечно. – Он поднял папку с пола. - Наливаешь себе выпить?

Это грушевый сидр. И он не для меня.

Сэм никогда бы не принял кого-то из гостей за трезвенника. По крайней мере, из тех, кого знал.

Что сегодня делает Коннер?

Сидит с Винсом.

Винс. Мужская версия Отэм. Только больше. Глупее. И натренированный убивать. Сэм ненавидел брата бывшей.

Как дела?

Хорошо. – Она взглянула на большие серебряные часы на запястье. Круглый циферблат располагался чуть выше вены, где бился пульс, и Сэм задумался, носит ли Отэм все еще его имя, вытатуированное там, или удалила.

Рада бы стоять тут и болтать с тобой всю ночь, но надо работать, - сказала она с той улыбкой, которая ни на секунду не обманула Леклера. Отэм приподняла локоть, и Сэм засунул кожаную папку ей под мышку. - Спасибо. Хорошего вечера.

Отэм обошла его и вышла из зала. Повернувшись, Сэм наблюдал, как она уходит. Все прошло хорошо. Слишком хорошо, но он не верил, что бывшая жена не ударит его исподтишка или не нашпигует еду мышьяком или «Миралаксом». А, может, и тем и другим, чтобы смерть Леклера была очень мучительной.

Его взгляд скользнул от рыжего хвоста вниз по стройной спине и красивому изгибу талии. Клапаны задних карманов привлекли внимание к округлой попке. Отэм была красивой женщиной. Без сомнения. Но она не была потрясающей. В нужных местах у нее имелись мягкие округлости. У нее были стройные бедра и красивая грудь, и Сэм не считал, что мысли и о том, и о другом превращают его в извращенца. Он видел Отэм обнаженной, но в ее теле на самом деле не было ничего особенного. Не в его вкусе. Ему нравились высокие, стройные женщины с большой грудью. Его всегда притягивало чрезмерное. Так почему же тогда, в те несколько дней в Вегасе, он посчитал эту обычную женщину такой чертовски очаровательной?

Загрузка...

Выйдя из зала, Сэм встал рядом с толпой гостей, которые пили шампанское и произносили тосты за жениха и невесту.

Он мог винить город в том странном очаровании Отэм. В Вегасе ничего не казалось настоящим. Мог винить в этом выпивку. Там ее было много. Мог винить июнь. В июне Леклер всегда становился немного сумасшедшим, но он не был уверен, что причина в одном из этих факторов.

Взяв бокал с шампанским с подноса, Сэм заменил им пустой. Одно ему было ясно совершенно точно, в одном он был полностью уверен: он встретил в баре рыжеволосую девушку и несколько дней спустя женился на ней, а на утро после свадьбы бросил в «Цезаре», как использованное полотенце.

Леклер понимал, почему Отэм ненавидит его. Понимал и не винил ее. Его поведение было не самым лучшим. И, что печально, даже не самым худшим. В толпе, окружавшей Тая и Фейт, он увидел мелькнувший рыжий «хвост». На секунду гости расступились, и Сэм заметил, как Отэм передает невесте и жениху фужеры с сидром. Могла быть лишь одна причина, почему Тай и Фейт не пьют шампанское на своей свадьбе. И причина была не в том, что они вдруг стали религиозны.

Отэм отошла, и Сэм потерял ее из виду. Он представил, насколько счастливы были Тай и Фейт, узнав, что у них будет ребенок. Они и выглядели счастливыми.

Сэм сделал глоток из хрустального бокала. Шесть лет назад он был не так чтобы и счастлив, услышав, что станет папочкой, но когда взял своего сына на руки, все изменилось.

Привет, Сэм.

Он взглянул через плечо на нового ассистента тренера команды Марка Бресслера.

Хитмэн.

Чуть более года назад Марк был элитным хоккеистом и капитаном «Чинуков». Но прошлой зимой попал в ужасную автоаварию, из-за которой его карьера закончилась, а Тай Саваж надел капитанский свитер.

Кажется, капитан обрюхатил хозяйку. – Сэм указал бокалом в сторону счастливой парочки. – Сначала должен быть хоккей.

Черт, Леклер. Следи за своим языком.

Каким языком? – Он что, выругался и не заметил?

Здесь же женщины.

А он всего лишь сказал «обрюхатил». С каких это пор «обрюхатил» стало «языком», а «черт» - нет? И с каких пор Бресслера это волнует? Сэм опустил взгляд на светловолосую женщину, стоявшую рядом с Марком. Рука Бресслера покоилась на ее талии. Ах, вот почему.

Привет, Маленький босс.

Привет, Сэм, - ответила Челси. Ее внимание было приковано к невесте. – Фейт беременна? Ты уверен?

Он пожал плечами.

Вы можете придумать другую причину, по которой они с Таем стали бы пить паршивый сидр вместо хорошей выпивки?

О, Боже! – Голубые глаза Челси загорелись, и она заправила прядь волос за ухо. – Я узнала это раньше своей сестры.

Кольцо на левой руке Маленького босса чуть не ослепило Сэма.

Это кольцо?

Вытянув руку, она улыбнулась.

Заметил?

Трудно не заметить. – Сэм был на сто процентов уверен, что кольцо Челси подарил мрачный мужчина, стоявший рядом с ней. – Милая, не разбивай мне сердце и не говори, что ты теперь занята.

Прости, - улыбнулась она.

Взяв Челси за руку, Сэм посмотрел на огромный бриллиант.

Он настоящий? Или какой-то парень подарил тебе цирконий?

Конечно, он настоящий, идиот!

Следи за языком, - напомнил Леклер Марку, отпуская руку его невесты. – Здесь женщины. – Он огляделся в поисках Бо. – А где твоя близняшка? Она не такая красивая, как ты, но…

Она вроде как тоже занята.

Черт! - Сэм улыбнулся, протягивая руку бывшему капитану команды и другу: – Поздравляю. Тебе повезло.

Хитмэн пожал ему руку, другой обнимая Челси и притягивая еще ближе к себе.

Да, мне повезло.

Челси подняла взгляд на Марка. Они улыбнулись друг другу, как будто разделили какую-то интимную шутку. Такую, которую могут разделить влюбленные люди.

Сэм пригубил шампанское. Такую, которую ему ни с кем не доводилось делить. И которую он считал сентиментальной и раздражающей. Сэм никогда бы не причислил Хитмэна к этим сентиментальным и раздражающим парням.

Увидимся, - сказал Леклер и отошел, прежде чем Челси с Марком начали целоваться или что-то в этом роде.

Пробившись сквозь толпу, Сэм подошел к молодоженам.

Поздравляю, Тай, - сказал он, пожимая руку Саважу. Сэм не знал, является ли беременность достоянием общественности, поэтому не стал ничего говорить на этот счет.

Спасибо, что пришел.

Сэм, - невеста потянулась и обняла его. Она была прекрасной и нежной, и вкусно пахла. Фейт станет для Тая прекрасной женой. Черт, она стала бы прекрасной женой для любого мужчины. Любого, но не Сэма. Сэм был не из тех, кто женится. Это очевидно.

Вы – очаровательная невеста, - сказал он, отстраняясь, чтобы посмотреть в лицо Фейт.

Спасибо, - она улыбнулась. – И не думай, что я забыла о нашей беседе в Сент-Пол.

Они о чем-то беседовали? Фейт улыбается, значит, ничего страшного.

Я не смогла пригласить вас всех на вечеринку в поместье, но я позвала нескольких девушек «Плейбоя» сюда.

Ах, это. Она пообещала достать для них с парнями приглашения в поместье «Плейбоя», если они выиграют Кубок Стэнли.

Я заметил.

Меня это не удивляет, - Фейт засмеялась. – Мы с организатором свадьбы удостоверились, что за ужином ты будешь сидеть с ними.

В нормальных обстоятельствах он бы услышал подобную новость с радостью. Сэм растянул губы в улыбке:

Великолепно. Спасибо.

Надеюсь, это компенсирует мое нарушенное обещание.

Мы в расчете. – Он отошел в сторону, и главный менеджер Дарби Хоуг с женой заняли его место, чтобы поздравить новобрачных.

Сэм сделал глоток и, посмотрев поверх бокала, увидел девушек «Плейбоя». Их было нетрудно заметить в толпе. Четыре девушки с пышными волосами и еще более пышными бюстами, окруженные Блейком, Андре и Владом. Четверо на троих – нечестная игра. Сэм решил, что его долг - уравнять шансы. Опустил бокал, но не двинулся с места.

Отэм. Как-то не получалось проникнуться энтузиазмом, необходимым для общения с женщинами в коротких юбках и блузках с глубоким вырезом. Не тогда, когда поблизости ходила мать его сына, только и искавшая причину возненавидеть Сэма еще сильнее. Если такое вообще возможно.

Вместо этого Леклер завел беседу с Уолкером, Смитти и их супругами. Он улыбался и кивал, пока женщины рассказывали о своих свадьбах и рождении детей. Слава Богу, Уолкер прервал жену, как раз когда она готовилась перейти к теме кормления, спросив:

Ты слышал, что главный офис собирается продать Ричардсона?

Да, Сэм слышал. Ему нравился Ричардсон. Он был хорошим, надежным крайним нападающим, но с уходом Тая команде понадобится более разносторонний игрок. Тот, кто сможет защищаться в меньшинстве так же хорошо, как и играть в нападении.

Ты знаешь, к кому они присматриваются?

Например, к Бергену.

К Островитянину? Хм. – Последнее, что он слышал, - Берген все еще находится в кризисе.

А потом, - жена Уолкера раcсмеялась, - он воскликнул: «Я какаю в горшок, мамочка».

Провались все пропадом.

Увидимся, - сказал Сэм и направился к девушкам «Плейбоя». Ему наплевать, что подумает Отэм. Она – злобная разбивательница яиц, и нет ничего плохого в том, чтобы немного поболтать с четырьмя красивыми женщинами.

***

Отэм присела между креслами жениха и невесты, сверяясь с расписанием. Она всегда составляла списки: и в бизнесе, и в жизни.

Когда дело касалось свадеб, она знала список наизусть. Но на всякий случай все детали были записаны у нее в блокноте.

Время перевалило за восемь, и тосты потихоньку заканчивались. Фейт выглядела изможденной, но ей оставалось пройти еще через разрезание торта и первый танец, прежде чем муж сможет увезти ее домой.

Сама Отэм попадет домой к полуночи. Если повезет.

Спасибо, - улыбнулась Фейт. – Все идет замечательно.

И по расписанию, - добавил Тай, никогда не скрывавший, что хочет очень маленькую свадьбу. Но, как и большинству женихов, ему пришлось подчиниться желаниям невесты.

Рада стараться. – Отэм взглянула на часы. – Примерно через пять минут Шилох пригласит всех в Зал Рейнир.

А можно сделать это сейчас? – спросил Тай, хотя это было больше требование, чем вопрос.

Но все кушают, - запротестовала Фейт.

Мне все равно. Ты устала.

Ты же не ждешь, что все просто встанут и уйдут.

Упомяните про бар, - посоветовал Тай организатору своей свадьбы. – Все затопчут друг друга, чтобы добраться до бесплатной выпивки.

Поднимаясь, Отэм засмеялась. Она вызвала ассистентку и велела ей упомянуть про бар, когда та будет приглашать гостей присоединиться к Фейт и Таю в другом зале. Отходя от стола молодоженов, Отэм заметила Сэма, который пытался очаровать девушек «Плейбоя», чтобы они выпрыгнули из трусиков или, точнее, из стрингов. Блондинки смеялись и трогали Сэма за плечо, и смотрели на него так, будто он был богом.

Было время, когда вид Сэма с красивой женщиной - или с двумя - ранил бы Отэм в самое сердце. Когда она от боли захотела бы свернуться в клубок. Но те дни давным-давно прошли. Бывший муж мог делать все, что захочет. Пока не делает это на глазах ее сына. Что, как подозревала Отэм, Леклер делал, потому что был безответственным кобелем с чесоткой члена в мозгу.

Когда Шилох взяла микрофон и сделала объявление, Отэм вышла из комнаты. Она проверила и перепроверила список. Торт готов к разрезанию, группа готова играть, а два бармена готовы смешивать коктейли. У нее самой оставалось несколько минут, так что было время забежать в дамскую комнату. Мòя руки, Отэм смотрела на себя в мягком свете ламп. Пока она росла, то ненавидела свои рыжие волосы и зеленые глаза. Все эти цвета на бледной коже казались чрезмерными, но теперь ей это нравилось. Отэм доросла до своего внешнего вида, и ей нравилась женщина, которой она стала. Ей тридцать, у нее бизнес по организации свадеб, который позволяет оплачивать счета и растить Коннера. Алименты на сына, которые платил Сэма, более чем покрывали траты на воспитание ребенка, позволяя оплачивать счета за дом и машину и брать отпуск. Но в то же время Отэм знала, что если придется, то сможет сама содержать Коннера.

Вытерев руки, она открыла дверь. Экономика всегда влияла на их бизнес, именно поэтому Отэм расширила его до организации различных мероприятий, вместо того чтобы ограничиваться только свадьбами. Сейчас она планировала на следующий месяц вечеринку в стиле Вилли Вонка для двадцати десятилетних детей. Собрать все необходимое оборудование и исполнителей для вечеринки оказалось трудно, но весело. Хотя не так весело, как свадьбы. Организацию свадеб она любила больше всего. Какая ирония, учитывая ее прошлое.

Отэм прошла по коридору между гостями в Зал Рейнир. На сегодняшнем мероприятии было много красивых и богатых людей. И в этом не было ничего плохого. Отэм зарабатывала на жизнь, обслуживая красивых и богатых людей, так же как и тех, кто ограничен в бюджете.

Ей нравились и те и другие, и она слишком хорошо знала, что «богатый клиент» - не всегда значит «легкий клиент». И не всегда значит, что счет будет оплачен вовремя.

Когда она проходила мимо Сэма, тот отделился от группы товарищей по команде и нескольких девушек «Плейбоя».

Отэм, есть минутка?

Она остановилась в нескольких метрах от него.

Нет, тридцать секунд. – У них есть сын, но она представить не могла, о чем они могут друг с другом разговаривать. – Что тебе нужно?

Он открыл рот, чтобы ответить, но висящий на ее поясе телефон зазвонил, и Отэм подняла палец. Среди контактов в телефоне был только один с рингтоном “Anchors Aweigh” - ее брат Винс. А Винс не позвонил бы, если бы не возникло проблем.

Привет, только что звонила Карли, - сказал он. – Она заболела и не может присмотреть за Коннером. Мне нужно быть на работе через полчаса.

Было еще слишком рано, чтобы Отэм смогла уйти. Она отошла туда, где было потише:

Я позвоню Таре.

Уже звонил, она не отвечает.

Отэм мысленно пробежалась по списку вариантов.

Тогда я позвоню в фирму дневного ухода и узнаю, не смогут ли они забрать его… Дерьмо, они закрылись несколько часов назад.

А как насчет Дины?

Дина переехала.

Думаю, я могу позвонить на работу и сказаться больным.

Нет. – Винс работал там всего неделю. – Я что-нибудь придумаю. – Закрыв глаза, Отэм покачала головой. Проблемы с нянями всегда были насущными для любой матери-одиночки. Нестандартные рабочие часы организатора вечеринок превращали это в полный кошмар. – Не знаю. Думаю, тебе придется привезти Коннера сюда, и я попрошу одного из сотрудников занять его на несколько часов.

Я возьму его. - Отэм оглянулась. Она и забыла о Сэме. - Повиси, - она опустила телефон. – Что?

Я возьму Коннера.

Ты пил.

Он нахмурился.

Очевидно, что я попрошу Натали привезти его.

Натали. Личный помощник. Отэм не имела ничего против последнего «помощника» Сэма, кроме того, что считала смешным называть подружек «помощниками». Она покачала головой:

Я не знаю.

Мы в самом деле должны ссориться из-за этого?

Коннер мог либо поехать с «помощником» его отца в знакомое место, либо приехать в клуб «Рейнир» и болтаться тут, пока мама не закончит работать. С первого взгляда, чтобы принять решение не требовалось большого ума, но Отэм было спокойней, когда ночь Коннер проводил дома. Она лучше спала, зная, что сынишка посапывает в безопасности в своей комнате напротив ее спальни.

Забудь, - качая головой, Сэм отвернулся.

Но быть хорошим родителем не всегда должна только она. Отэм схватила его за руку.

Подожди. – Голубые глаза Сэма встретились с ее, и сквозь шерстяной пиджак она почувствовала тепло мощного тела: бицепс напрягся под ее ладонью, и она убрала руку. Было время, когда это тепло растеклось бы у Отэм в груди и зажгло ее. А теперь у нее выработался иммунитет. Она поднесла телефон к уху: – Его заберет Сэм.

Что этот идиот там делает?

Отэм прикусила губу, чтобы удержаться от улыбки.

Он на свадьбе.

Передавай Винсу привет, - сказал, запуская руку в карман и вытаскивая свой мобильный, Сэм. Он нажал несколько кнопок, затем проговорил в трубку: – Привет, Нат. Знаю, что сегодня у тебя свободный вечер, но не могла бы ты забрать Коннера? Очень надо. – Улыбнувшись, он показал Отэм большой палец. – Да, просто привези его ко мне. Я буду дома через пару часов.

Отэм отключила телефон и, опустив глаза, прицепила его на пояс.

Спасибо, Сэм.

Что?

Она взглянула на его улыбающееся лицо:

Ты меня слышал.

Леклер засмеялся.

Да, слышал. Просто прошло много времени с тех пор, как ты говорила мне доброе слово.

С Сэмом всегда бòльшее значение имело не то, что он говорил, а как он это говорил. Просто-таки излучая обаяние милого парня. Хорошо, что у Отэм был к нему иммунитет, а то она и в самом деле могла бы по ошибке принять его за милого парня.

Утром я пришлю за Коннером Винса.

Сэм перестал смеяться, улыбка исчезла.

Винс – идиот. - Что звучало так же, как если бы кастрюля назвала чайник черным. - Попрошу Нат забросить его домой.

По коридору прошло несколько товарищей Сэма по команде. Красивые, богатые, с прекрасными женщинами под руку. Вот она – жизнь Сэма. Красивые женщины и дизайнерская одежда. Приглашения на свадьбу в клуб «Рейнир». Обожание и поклонение фанатов.

Еще раз спасибо, - сказал Отэм, обходя Леклера.

Она была его женой, подарила ему ребенка, но никогда по-настоящему не знала его. И никогда не смогла бы вписаться в его чрезмерно широкую жизнь. Отэм не ходила за покупками в «Ниман Маркус» или «Нордстром», или «Сакс», а наведывалась в винтажные магазины или, когда покупала что-то новое, делала это в «Олд Нэви» или «Гап», или «Таргет».

В Зале Рейнир Отэм подошла к четырехуровневому темно-красному торту. У нее была своя жизнь и, кроме Коннера, с Сэмом Леклером ее ничто не связывало.

ГЛАВА 3

Мужчина моей мечты: любит детей

Отэм завела свою «Субару Аутбэк» в гараж в начале первого ночи: пришлось оставаться в клубе «Рейнир», пока последний работник не закончил паковать вещи, а она не подписала последний чек.

Взяв большую сумку с пассажирского сиденья, Отэм прошла на нижний этаж дома. Она купила этот полуэтажный дом в Киркланде год назад, потому что тот находился в тихом уголке и имел огромный обнесенный забором задний двор, граничивший с густым лесом. За последние три года удалось сэкономить часть алиментов Коннера и заплатить за дом полностью. Отэм нужна была подобная гарантия безопасности. Подобная гарантия стабильности. Ей нужно было знать: неважно, что случится с ее работой или с Сэмом, у Коннера всегда будет крыша над головой.

Дом определенно не был шикарным во всех смыслах этого слова. Его построили в начале семидесятых, и хотя он был свежевыкрашен и отремонтирован, но все равно нуждался в некоторой переделке. Предыдущий владелец явно испытывал нездоровое влечение к обоям с цветочным орнаментом, деревянным панелям и фальшивой кирпичной кладке. Все это нужно было снять, но, к сожалению, у Отэм не хватало времени, и работы по переделке дома все дальше и дальше отодвигались в ее списке дел. Винс сказал, что поможет, но и у него не хватало времени.

В гостиной горел свет, а телевизор был включен на канале «Дискавери Ченнел». Сумка оттягивала Отэм плечо. Она перешагнула через Нерф Рекон Бластер и зеленую пластиковую коробку для гольфа с двумя пластиковыми клюшками, выключила телевизор и проверила замок в раздвижной стеклянной двери, прежде чем выключить свет.

Бластер стал последней игрушкой Коннера, которую ему купил Винс. Брат считал, что племянник слишком много общается с девчонками и нуждается в мужском влиянии и мужских игрушках. Отэм же считала Винса смешным, но, как бы то ни было, Коннер любил дядю и любил проводить с ним время. Бог свидетель, с отцом он проводил времени не в пример меньше.

В доме было тихо, только ступеньки поскрипывали под ногами. Обычно Отэм нравились тишина и покой. Нравились эти несколько спокойных часов, после того как она укладывала Коннера спать. Нравилось иметь немного времени для себя. Когда не нужно работать или готовить обед, или следить за пятилетним ребенком. Ей нравилось читать журнал, отмокая в ванной, но ей не нравилось, что Коннера не было здесь совсем. Даже после всех тех раз, когда он ночевал у отца, она все еще чувствовала легкое беспокойство, зная, что ее ребенок не в своей постели.

Отэм прошла через темную гостиную и оказалась в залитой светом кухне. Поставив сумку на стол, она открыла холодильник и взяла немного волокнистого сыра. На внешней стороне двери холодильника Коннер выложил из магнитных букв «привет, мамочка» и прилепил новую картинку, которую, очевидно, нарисовал, пока Отэм была на работе. Цветными карандашами он изобразил человечка с рыжим хвостом и зелеными глазами - одна рука длиннее другой - который держит за руку маленького человечка с желтыми волосами и широкой улыбкой. Коннер нарисовал ярко-оранжевое солнце и зеленую траву. В стороне он нарисовал еще одного человечка с длинными ногами и желтыми волосами.

Сэм.

Отэм открыла сыр и отбросила упаковку. Вытащила длинную полоску и откусила от нее. В последние месяцы Коннер начал время от времени включать Сэма в семейные картинки, но всегда в стороне. Что, как полагала Отэм, очень точно отражало его отношения с отцом. Время от времени. В стороне.

Взяв из шкафа для посуды стакан, она налила туда отфильтрованную воду. Когда этим вечером Отэм увидела бывшего мужа, ей было трудно вспомнить, что такого очаровательного она находила в нем. О, он все еще был великолепным и богатым, и таким же притягательным. Как всегда. Он был большим, мускулистыми и совершенно нереальным, но в тридцать Отэм уже не была такой глупой, как в двадцать пять.

Поднеся стакан к губам, она сделала глоток. Трудно было признать, даже самой себе, что когда-то была такой дурочкой, но она действительно ею была.

Отэм вышла замуж за Леклера, зная его лишь пять дней, потому что страшно, отчаянно влюбилась. Это было глупо, но тогда казалось таким настоящим.

Она посмотрела на свое отражение в окне над раковиной и опустила стакан. Теперь, оглядываясь назад, Отэм с трудом верила, что на самом деле испытывала все те чувства. Что вышла замуж за мужчину, которого знала так недолго. С трудом верила, что ее сердце становилось таким мягким и податливым при взгляде на Сэма. С трудом верила, что так быстро и сильно влюбилась. С трудом верила, что была женщиной, которая может сделать что-то настолько импульсивное.

Возможно, так случилось, потому что в то время в жизни Отэм была черная полоса. Мать умерла от рака кишечника за несколько месяцев до этого судьбоносного путешествия. Винс служил в Военно-морском флоте, выполняя свои пугающие спецназовские задания. И в первый раз за два года оказалось, что ей не о ком заботиться, кроме как о себе самой. Ей не нужно было никого везти на прием к доктору или на химиотерапию, или к радиологу.

После похорон, после того как Отэм упаковала вещи матери в коробки для хранения, оказалось, что ей нечего делать. И в первый раз за всю жизнь она почувствовала себя одинокой. В первый раз она была одна, одна со всего лишь двумя строчками в ее обычно длинном «нужно сделать» списке. Продать дом и поехать в Вегас в давно откладываемый отпуск.

Отэм хотелось думать, что она вышла замуж за Сэма, потому что была одинока. Что слишком много выпила и сглупила. И это на самом деле было правдой. Она была одинока и пьяна, и сглупила, но она вышла замуж за Сэма, потому что влюбилась в него по уши. Сложно было признать, даже сейчас, как быстро и сильно она влюбилась.

Но Сэм не любил ее. Для него этот брак был просто шуткой. Он бросил свою жену, как будто она для него ничего не значила. Меньше, чем ничего. Он оставил ее, не оглядываясь.

Отэм поставила стакан в раковину: звук стекла, стукнувшего по керамике, эхом разнесся по пустому дому. Сэм бросил ее опустошенной и сбитой с толку. И с кучей других эмоций. Она приехала в Вегас одна. А уехала оттуда замужней женщиной и все еще одна. Она была одинока и напугана, когда сделала первый тест на беременность. Одинока и напугана, когда почувствовала первое трепыхание ребенка в своем животе и когда в первый раз услышала биение сердца Коннера. Она была одинока и напугана, когда узнала, что у нее будет мальчик, и одинока и напугана, когда рожала Коннера в палате лишь с доктором и двумя медсестрами.

Через неделю после рождения Коннера Отэм позвонила адвокату Леклера и сообщила, что у того есть сын. Несколько дней спустя Сэм сделал тест на отцовство, а неделей позже в первый раз увидел своего ребенка.

Выключив свет на кухне, Отэм прошла по коридору. Она больше не чувствовала себя одинокой и напуганной, но ей понадобилось несколько лет, чтобы собрать воедино свою жизнь. Чтобы создать безопасное место для жизни Коннера и выстроить защитную стену вокруг своего сердца.

Была часть ее, которая хотела утаить существование Коннера от Сэма. Часть, которая хотела сохранить сына только для себя. Часть, которая не считала, что Сэм заслуживает такого прекрасного ребенка, но Отэм понимала, что для Коннера лучше будет узнать отца. Сама она была едва знакома со своим папой и знала по опыту, что для Коннера лучше взрослеть, имея отца в своей жизни. Даже если Отэм не одобряла стиль жизни Леклера и его самого, он был отцом Коннера. И это что-то значило.

Задержавшись около детской, она посмотрела на пустую кровать. Подушка с Барни лежала на одеяле с Барни, которое она сделала для сына, и сердце Отэм чуть сжалось. Коннер должен лежать в постели, обнимая свою подушку. Сэм не заслуживает Коннера. Она видела, как Леклер ушел из клуба «Рейнир» с компанией товарищей по команде и девушками «Плейбоя». Ребенок в жизнь Сэма не вписывался. Он был спортсменом, повесой и, без сомнения, собирался провести ночь где-нибудь с одной из моделей. Черт, он, возможно, проведет ночь не с одной моделью, а вот Отэм пойдет в постель одна.

Совсем одна. Как и каждую ночь.

Не то чтобы Отэм настолько не нравилось быть одной. Она была слишком занята, чтобы чувствовать себя одинокой, но… но иногда, после того как случалась свадьба подобная той, что была у Фейт и Тая, Отэм становилось немного тоскливо. Она хотела этого. Хотела мужчину, который бы смотрел на нее так, как Тай смотрел на Фейт. Хотела мужчину, который так же любил бы ее. Хотела, чтобы из-за нее сжималось мужское сердце. Перехватывало дыхание. Хотела, чтобы из-за нее у мужчины переворачивался желудок и начиналась бессонница. Отэм вышла замуж за Сэма, но он никогда не чувствовал к ней ничего подобного. И если она снова выйдет замуж, а она не исключала такую возможность, ее не одурачит красивое лицо и очаровательная улыбка. Отэм хотела, чтобы мужчина смотрел на нее так, будто хочет смотреть всю оставшуюся жизнь.

Проблема была в том, что почти все свое время и энергию мисс Хэйвен тратила на сына и работу. Она пыталась несколько раз ходить на свидания, но мужчинам нужна была женщина, у которой было бы для них время. А когда у Отэм находилось несколько свободных часов, она хотела массаж или педикюр больше, чем мужчину. Достичь оргазма можно и без посторонней помощи, но вот сделать самой себе массаж или нарисовать маргаритки на ногтях - нет.

Покинув комнату сына, Отэм прошла дальше по коридору. Свидания опускались все ниже и ниже в списке ее приоритетов. Может, когда Коннер станет постарше, а бизнес перестанет отнимать столько времени, она будет готова передвинуть свидания на вершину списка.


Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 134 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Что случается в Вегасе не всегда там и остается. В списке «необходимо сделать в Лас-Вегасе», который составила Отэм Хэйвен, значилось побывать на шоу и поиграть на автоматах. А не проснуться 1 страница | Что случается в Вегасе не всегда там и остается. В списке «необходимо сделать в Лас-Вегасе», который составила Отэм Хэйвен, значилось побывать на шоу и поиграть на автоматах. А не проснуться 3 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.041 сек.)