Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

http://ficbook.net/readfic/361416 11 страница



После церемонии все отправились на фуршет, столы для которого были накрыты в противоположном конце сада. Билл постоянно был рядом, но после недолгого разговора с давними знакомыми я обернулся и понял, что его нет поблизости. Конечно, это не могло не испугать меня. В голову лезли не самые радужные мысли и догадки. Я незамедлительно начал озираться по сторонам, пытаясь увидеть знакомые черты лица. К моему огромному облегчению, я вскоре заметил Каулитца, присевшего на скамейку возле небольшого фонтана и с увлечением общающегося с маленькими детьми.

- Билл, почему ты меня не предупредил, что хочешь отойти? – приближаясь к ним, начал я.

- Ну, ты разговаривал, я не хотел отвлекать, - дети мгновенно замолчали, одновременно повернувшись в мою сторону.

- А волновать меня ты хотел, да?

- Извини. Том, ты иди, а я здесь посижу, с ребятами, - Каулитц слегка потрепал по голове мальчика лет трёх, усевшегося рядом с ним на скамейку.

- Как хочешь.

Не успел я отойти от этой странной компании, как наткнулся на Энджи, о неизбежности встречи с которой догадывался. Мне вдруг стало интересно, есть ли у этой женщины хоть капля самоуважения?! После того, как я неоднократно посылал её практически открытым текстом, она снова мило улыбалась мне, приветственно махая рукой. Сегодня нужно показать ей, что у меня кто-то есть, и этой счастливицей станет одна старая знакомая, которая уже недвусмысленно строила мне глазки десятью минутами ранее.

Синтия обрадовалась моей компании, и с радостью приняла очередной бокал шампанского, уже будучи изрядно подвыпившей. Я не собирался даже целоваться с ней, мне просто была необходима особа женского рода, которая находилась бы рядом на протяжении всего вечера. Так в её обществе пролетело несколько часов, за время которых меня больше интересовал Билл, оставшийся теперь в одиночестве сидеть на лавке, поглаживая примостившуюся рядом кошку, поскольку детей родители уложили спать. Мне больше хотелось сейчас присоединиться к нему, нежели слушать пьяный трёп Синтии.

- Том, не мог бы ты проводить меня в дамскую комнату? Дом такой огромный, боюсь, я не найду сама, - отказать я не мог.

Как оказалось, дело было не в том, что девушке понадобилось сходить в туалет, этой особе захотелось уединиться со мной. В пустом коридоре, ведущем к туалетным комнатам, Синтия в прямом смысле слова накинулась на меня, буквально впиваясь в губы. Как в сценарии самого дерьмового фильма, всё это действо увидел Каулитц, который, видимо, отправился на мои поиски, как только я пропал из поля его зрения. Несильно оттолкнув девушку, я практически побежал вслед за отдаляющейся фигурой Билла.



- Постой, - взяв парня за руку, я заставил его остановиться.

- Прости, что помешал.

- Ничего.

- А знаешь, что, Том? Ты грёбаный извращенец! Мне кажется, ты готов перетрахать всё, что движется!

- Во-первых, всё не так, как кажется, а во-вторых, это моё личное дело, Билл!

- Ну конечно, это личное дело твоего извращённого мозга!

- Что ты несёшь вообще? И с чего так взъелся, я не пойму? – мы быстрым шагом шли по направлению к выходу в сад, когда заметили приближающегося к нам Георга.

- Парни, я выделил для вас самую лучшую комнату! Простите, что только одну, сами видите, сколько людей разместить нужно, но ничего, думаю, вы переживёте. Давайте сразу покажу, потом мне не до этого будет, - друг многозначительно поиграл бровями и повёл нас к выделенным апартаментам.

- Вот, это ваша! Ладно, я пойду, меня там сотня гостей ждёт, вы со мной?

- Сейчас придём, - заверил я друга.

Как только дверь за Георгом захлопнулась, я снова переключил своё внимание на негодующего Каулитца.

- Какого хр*на ты себя так ведёшь? А? – разговор перешёл на повышенные тона. Билл, было, открыл рот, чтобы ответить, но его перебил звонок моего мобильного, раздавшийся из кармана смокинга. Я не мог не ответить этому человеку, поэтому поднял трубку, а Каулитц, воспользовавшись моментом, вышёл, громко хлопнув дверью. Я не знаю, что его так разозлило, но оставить в таком состоянии не совсем уравновешенного парня я не мог, поэтому, как только нажал на отбой, отправился на его поиски.

Около двадцати минут я бесцельно бродил по этажам дома, тщетно пытаясь увидеть Билла. Вечер был в самом разгаре, поэтому в доме людей было немного – я встретил лишь несколько целующихся парочек и мамашей с маленькими детьми. Убедившись, что дом пуст, я намеревался выйти в сад, но услышал голоса на террасе, скрытой от глаз плотными лозами дикого винограда. Я сначала хотел пройти мимо, но что-то заставило меня заглянуть туда, и интуиция не подвела.

На перилах сидел Билл, а рядом с ним, буквально в нескольких сантиметрах, сидел тот блондин, который мозолил мне глаза весь сегодняшний день.

- Да нет, правда, всё в порядке, - нехотя отмахивался Каулитц. Однако, его нового знакомого такой ответ не устроил.

- Может, я смогу чем-нибудь помочь? – после этих слов парень стал приближаться к Биллу, явно намереваясь завершить момент поцелуем. Меня такой расклад не устраивал абсолютно.

- Билл, - я громко позвал его, обозначив своё присутствие. Оба парня вздрогнули от неожиданности, - пойдём отсюда.

Каулитц растерянно переводил взгляд с меня на блондина, а затем я помог ему с выбором, подойдя ближе и взяв за руку.

- Что ты себе позволяешь? – открыл рот этот кучерявый мудак.

- Тебя это никак не касается, - отрезал я, потащив Билла за собой в нашу комнату.

- Отпусти меня, почему я не мог остаться там? – сопротивлялся Каулитц, - не ты ли хотел, чтобы я, наконец, начал нормально общаться с людьми, - в его голосе было больше язвительности, нежели возмущения.

- Что, понравилась компания этого пид*ра? Давно не трах*ли? – увиденное на террасе безумно разозлило меня, поэтому я абсолютно не контролировал свою речь, поддавшись гневу.

- Ненавижу тебя, сволочь! – выпалил Билл, всеми силами пытаясь освободиться от моей хватки.

Наконец, мы попали в комнату, которую я сразу же закрыл изнутри, чтобы у парня не было возможности снова сбежать. Я не знаю, зачем мне понадобилось и дальше удерживать его, но в ходе нашей неравной борьбы Билл оказался прижатым к стене, после чего я уже не удержался от того, чтобы впиться в его губы, но спустя буквально несколько секунд отпрянул назад от сильной боли, пронзившей лицо – Каулитц огрел меня кулаком.

- Разве ты не этого хотел? – угрожающе выплюнул я, потирая ноющую челюсть, но второй рукой всё ещё удерживая замершего парня.

- Да, но не так, - опустив голову, промямлил он.

Сначала я подумал, что мне послышалось.

- Что?

- Ты завтра, когда протрезвеешь, снова скажешь, чтобы я всё забыл. Но вряд ли у меня получится, Том, - он несмело взглянул на меня, ожидая реакции. В полумраке комнаты его глаза завораживающе блестели, и я понял, что уже не смогу от них оторваться.

- А если я скажу, что абсолютно трезв, - усмехнувшись чему-то своему, Каулитц покачал головой, - я серьёзно, Билл.

После этих слов я снова потянулся к его губам, однако это было совершенно иное прикосновение – нежное и чувственное. А дальше я окончательно потерял голову: Билл мне ответил.

 

Часть

Поцелуй получился довольно странным – мы будто пытались прочувствовать друг друга этими лёгкими прикосновениями. Я отстранился первым. Начинало хотеться большего, но к этому ни я, ни, уверен, Билл не были готовы. Ещё какое-то время мы просто стояли, соприкоснувшись лбами, не желая разрушать возникшую ранее идиллию. Казалось, что как только этот момент единения закончится, я снова погрязну в сомнениях, коря себя за опрометчивые поступки.

- Билл, уже почти полночь. Скоро Георг с Вероникой уезжают, нужно проводить их, - я выпустил парня из объятий, кидая взгляд на наручные часы.

- Иди один, Том. Я, наверное, лягу спать, - парень тоже будто вышел из оцепенения после моих слов.

- Как знаешь. Ложись, я постараюсь не шуметь когда приду.

- Том, здесь только одна кровать, - неуверенно протянул Каулитц, оглядывая тёмную комнату.

- Ты что-то имеешь против? – я не стал уточнять против чего именно, смысл вопроса был и так понятен.

Было забавно наблюдать, как Билл сперва засмущался под моим откровенным вопросительным взглядом, но вскоре попытался придать лицу беззаботное выражение, лишь безразлично пожав плечами и ответив короткое «Нет». Даже промелькнула мысль поцеловать его на прощание, но разум вовремя приказал остановиться. Как я и предполагал, как только нарушилась интимность момента, вернулась неопределённость в отношении сложившейся ситуации.

Бесполезно было бороться с собственным желанием и уж тем более, отрицать его. Давно простой поцелуй не вызывал у меня такой палитры чувств, как несколькими минутами ранее. Шагая по слабо освещённому коридору, я засмеялся, будто умалишённый. Это был смех отчаяния – я не знал, как мне поступить, как вести себя дальше.

Как и было оговорено, ровно в полночь новоиспечённое семейство Листингов отчаливало в ближайший аэропорт, чтобы уже через несколько часов отправиться в свадебное путешествие. После долгих прощальных напутствий от подвыпивших друзей, переодевшаяся Вероника буквально тянула за руку мужа в ожидающую машину, не желая опаздывать на рейс. Как только раритетный кабриолет скрылся за ближайшим поворотом, гости снова вернулись к празднованию, теперь уже проходившему без главных действующих лиц, а на меня налетел Фред, который еле перебирал языком.

- Томас, мне показалось, или ты меня сегодня перед какой-то пустышкой унизил? – друга явно задело, что сегодня днём я вступился за Каулитца.

- Унизил? Ты себя слышишь вообще сейчас?! Унизить пытался ты…Билла!

- Оо, ты теперь эту шлюху по имени называешь. Стал таким как он, Томми? Грёбаным пед*ком? – Фред разразился нездоровым смехом, привлекая внимание стоявших неподалёку людей.

- Что ты себе позволяешь, Свендсен? – от подобных слов, произнесённых человеком, которого я долгие годы считал своим другом, внутри буквально колыхала ярость, грозясь вырваться наружу в форме рукоприкладства.

- Я угадал, верно? Том Трюмпер любит мальчиков!

- Послушай, ублюдок, - мгновенно подлетев к Фреду, я схватил его за грудки, прилично встряхивая, - ещё раз ты коснёшься этой темы и заденешь меня или Каулитца, я уничтожу тебя! – подоспевшие парни оттащили меня от Свендсена, который попытался снова что-то возразить, но друзья быстро завели его в дом, всячески пытаясь успокоить.

- Что это было, Том? – Николас, и ещё несколько оставшихся со мной ребят смотрели в недоумении, - Вы чуть не переубивали друг друга! Что можно было не поделить на свадьбе?

Отмахнувшись общими фразами и заверив, что всё в порядке, я сказал, что хочу побыть один и направился к бару, пытаясь унять разыгравшееся сердцебиение. «Ну вот и доигрался, Том! Случилось то, чего ты боялся больше всего – тебя назвали пед*ком!», - после таких мыслей я, ухмельнувшись, залпом выпил порцию виски, проклиная Фреда и его мерзкую сущность. А я ведь всегда знал, что на этого человека нельзя положиться и он легко может подставить любого ради достижения собственных целей, однако, общался с ним. Сам виноват – таких людей нужно держать на расстоянии, не посвящая в подробности личной жизни, а вот я сглупил. И сейчас эта сволочь, я абсолютно уверен, рассказывала друзьям свою интерпретацию событий, выставляя меня виноватым. Хотя я так и не понял, в чём этот мудак пытался меня обвинить.

Выпив ещё несколько бокалов виски, я решил, что на сегодня хватит и направился в комнату, осознавая, что алкоголь неслабо подействовал на взвинченный организм.

В комнате на прикроватных тумбочках горели светильники – кажется, Билл спал. Я не мог разглядеть его сейчас, из-под одеяла торчала лишь тёмная макушка. Наверное, парень замёрз, ведь в помещении действительно было довольно прохладно из-за задувавшего в приоткрытое окно ветра.

Как только я закрыл окно, в комнате воцарилась тишина: больше не было слышно ни доносившейся из сада музыки, ни смеха гостей, ни трелей ночных сверчков. Стараясь не нарушать этого ночного покоя, я быстро стаскивал с себя одежду, желая поскорее оказаться в мягкой постели. Однако, снимая брюки, пошатнулся, зацепив рукой стоявшую на столе вазу, которая с грохотом приземлилась на пол, чудесным образом уцелев. Такой шум не мог не разбудить Каулитца, сон которого был особо чутким в последнее время. Но парень продолжал лежать неподвижно, будто ничего не произошло.

На лице невольно возникла улыбка. Как я мог забыть, что это недоразумение не может без меня заснуть?! Сейчас парень определённо притворялся, не зная чего от меня ожидать после произошедшего. Да я и сам терялся от мыслей о том, как вести себя дальше. Возможно, решение о дальнейших действиях было навеяно алкоголем, но я в один момент понял, чего хочу сейчас больше всего. Плевать на Фреда и ему подобных, об этом я подумаю завтра.

Покончив с одеждой, я прилёг на бок, подперев рукой голову и с улыбкой глядя на Каулитца.

- Билл, - позвал совсем тихо, но реакции не последовало, - я знаю, что ты не спишь, - парень напрягся, кажется, перестав дышать, - ну же, повернись ко мне!

Каулитц продолжал играть в молчанку, не реагируя на мои слова. Тогда я, пододвинувшись ближе, положил руку ему на талию, слегка сжимая.

- Что ты делаешь, Том? – не ожидавший такой наглости Билл резко повернулся, а его лицо оказалось в опасной близости от моего.

- И зачем ты притворялся? – заигрывая, не убирая ладонь с талии, теперь ещё и настойчиво поглаживая её, начал я.

- Ты снова пьян! Отпусти меня, - парень заёрзал, тщетно пытаясь скинуть мою руку.

- Тсс, расслабься, Билл. Я не сделаю тебе ничего плохого, - приложив палец свободной руки к губам перепугавшегося парня, я попытался произнести эту фразу как можно мягче, видя его перепуганный взгляд. А потом начал настойчиво целовать, распаляя собственную страсть.

Такой тёплый, сонный, сногсшибательно пахнущий – этот парень подо мной лишал остатков здравого смысла, заставляя руководствоваться инстинктами. Кажется, в какое-то мгновение Билл расслабился, но как только мой до предела возбуждённый член прошёлся по его бедру, возобновил попытки остановить мой натиск, однако действия возымели обратный эффект.

Перейдя с поцелуями на его шею, кажущуюся неестественно бледной при скудном освещении, я стал пробираться под одеяло руками, желая заполучить больший доступ к столь желанному сейчас телу.

- Я не хочу, Том! Отпусти! – голос Каулитца срывался, что говорило и о его возбуждении. Но парень отчаянно отказывался отключать разум, упорно продолжая сопротивляться.

Под одеялом меня ждала приятная неожиданность – Билл спал лишь в нижнем белье. Проведя рукой от выпирающих бёдер по впалому животу, я сжал ладонью его возбуждение, которое, к слову, нисколько не уступало моему собственному, при этом самодовольно присвистнув.

- Не хочешь, говоришь? Так тоже не хочешь? – после этих слов я резко сжал его член сильнее, начиная при этом совершать поступательные движения. Каулитц больше не пытался сопротивляться – он только сдавленно дышал, непроизвольно кусая губы.

Вид такого уязвимого сейчас парня приводил в полнейший экстаз. Я откинул ставшее лишним одеяло, практически обнажив ничего не замечающего вокруг Билла. Оставалась последняя деталь – боксёры, настала пора избавиться и от них. Не переставая исцеловывать подрагивающее тело, я стянул эту деталь гардероба с парня и вернулся к своему прежнему занятию.

Несложно догадаться, что в такой момент было не до морали или осмысления чувств, однако факт того, что я дрочу парню, странно будоражил сознание, прибавляя адреналина.

Ещё пара движений и Билл кончил, громко всхлипнув и закусив собственное запястье. Я дал несколько мгновений парню, чтобы прийти в себя, а затем, также находясь сверху и придавливая его своим телом к кровати, попросил об услуге.

- Не поможешь мне? – разморенный Каулитц непонимающе захлопал глазами, в то время, как я взял его руку и накрыл ею свой изнывающий член, который требовал скорейшей разрядки.

Осознав, что от парня вряд ли придётся ожидать самостоятельных действий в столь амёбном состоянии, я накрыл его ладонь своей, самостоятельно задавая ритм, при этом в упор разглядывая Билла, который не знал, куда деть себя от смущения. По-моему, Каулитц готов был разрыдаться прямо за своим нецеломудренным занятием.

- Эй, ты чего? – остановив все манипуляции нашими сплетёнными руками, я приподнял его лицо за подбородок, заставив посмотреть в глаза, а после вовлекая в неторопливый поцелуй, за время которого я сам помог себе достигнуть пика.

Коснувшись напоследок губами виска, я отстранился, устраиваясь рядом и устремляя бездумный взгляд в потолок. Мыслей действительно не было, было лишь ощущение приятной усталости во всём теле и послевкусие поцелуя.

- Я схожу в душ, - нелепо прикрывшись одеялом, нарушил молчание Билл, намереваясь встать с постели. Поймав парня, когда он уже практически поднялся, я притянул его к себе за спину, укладывая обратно и крепко прижимая к себе.

- Давай завтра, а? А сейчас спать, - Биллу не оставалось ничего, кроме как согласно кивнуть.

Я подтянул сползшее одеяло, удобнее устраиваясь на кровати и, пожелав парню спокойной ночи, уткнулся ему в шею, вдыхая такой приятный аромат его тела и засыпая.

Проснулся я от странного шевеления рядом с собой и, открыв глаза, застал Каулитца в любопытной позе. Стараясь не разбудить меня, парень, закусив губу и сосредоточенно сведя брови к переносице, держал мою руку, ранее прижимавшую его к себе, на весу, медленно перемещая её со своего тела. Видимо, хотел незаметно выбраться из кровати. Он был настолько увлечён этим занятием, что не заметил, как я пристально разглядываю его, окончательно проснувшись.

- Что ты делаешь? – Билл вздрогнул, а моя рука, которую он удерживал в своей, в тот же момент опустилась обратно к нему на талию.

- Я…я, ты напугал меня, Том! – Каулитц одарил меня хмурым заспанным взглядом, - вообще-то я в душ собирался. Может, отпустишь? – с утра он был похож на озлобленного ёжика, и я с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться.

- Только если перед душем ты принесёшь мне вон ту бутылку воды, - я указал на стол, находившийся за спиной парня, - а то мне как-то хр*ново после выпитого вчера.

- Отпускай уже, - практически самостоятельно избавившись от моей руки, парень резво вскочил с кровати, кинув мне бутылку с другого конца комнаты, а затем скрылся за дверью, ведущей в душ. Мне бы хоть немного его прыти с утра, сейчас даже голову было затруднительно приподнять с подушки.

Однако, пролежав ещё минут пять, вслушиваясь в звуки льющейся воды за стеной, я решил, что пора подниматься. Неслабо же меня вчера понесло, что я решился на то, что произошло ночью. Можно поздравить себя, а скорее, наоборот, посочувствовать, теперь уже не отвертеться от своих гомосексуальных наклонностей. Как могло случиться, что мужчина, всю сознательную жизнь отрицающий и неприемлющий однополых отношений, ощущающий себя даже в какой-то мере гомофобом, вчера со всей страстью целовал парня, и даже больше, чем просто целовал.

Решив про себя, что голова и так болит достаточно, чтобы нагружать её не самыми утешительными мыслями, я залпом допил оставшуюся в бутылке воду и подошёл к окну, вглядываясь в пасмурное небо.

Это ведь просто секс. Ничего серьёзного быть не может. Главное, всё правильно донести до Билла, обижать которого не хотелось.

Я быстро принял душ, и мы отправились завтракать. Билл держался так, будто ничего и не произошло ночью, мы даже особо не разговаривали. Сперва я боялся, что парень начнёт проявлять заинтересованность, будет задавать ненужные вопросы, но ничего этого не было. Наверняка, он и сам понимал, что минутная страсть не могла вывести наши отношения на новый уровень, но всё же изменения произошли. Мы ведь практически тр*хались, поэтому объясниться и расставить всё по своим местам я считал необходимым. Но не сейчас, не в этой обстановке.

Особняк арендовали на двое суток, поэтому гуляния в полной мере должны были продолжиться и сегодня. Нам же предстояло отъехать сразу после утреннего кофе, в агентстве накопилось слишком много работы.

В саду столы, которые вчера ломились от изобилия закусок и спиртного, были сервированы для завтрака. Мы с Биллом, не сговариваясь, одновременно зашагали к самому крайнему, за которым никто не сидел. Я разлил кофе по чашкам и предупредил Каулитца, что через полчаса выезжаем. На горизонте появился Фред, который, встретившись со мной взглядом, прервал свой телефонный разговор и направился в нашу сторону.

- Том, можно тебя на минуту? – судя по тону, Свендсен решил извиниться.

- Нам не о чем разговаривать, Фред, - я отпил кофе, всем своим видом показывая, что в разговоре не заинтересован.

- Даже так теперь, - он ухмыльнулся, продолжив, - я понимаю, что вчера погорячился, поэтому предлагаю всё замять и забыть. В общем, извини.

- Да пошёл ты. Билл, позавтракаешь дома, мы уезжаем, - резко встав из-за стола, я направился к стоящим у въезда нанятым машинам.

- Как это мило, они вместе едут домой! – вдогонку кинул Фред, - боюсь мне не за что извиняться, ведь всё что я сказал вчера – чистая правда. Разве нет, голубки? – остановившись посреди выложенной плиткой дорожки, я повернулся к этой твари, так мерзко улыбающейся в данный момент.

- Мои слова про то, что я уничтожу тебя, всё ещё в силе. Только попробуй заговорить об этом снова, Фреди. Я предупредил.

Ко всем синдромам похмелья прибавилась ещё и жуткая нервотрёпка с утра. Кем себя считает эта мразь, что может позволить такое поведение?! Наверное, если бы мы находились одни, без драки бы не обошлось.

- Том, что между вами произошло? Это из-за меня? – поинтересовался еле поспевающий за мной Каулитц.

- Тебя это не касается! У меня и так голова сейчас взорвётся, так что давай без лишних вопросов! - рявкнул я.

В таком состоянии было и правда не до Билла. Слишком многое перевернулось в моей жизни за последние дни, и я не успел это осознать.

- Псих, - в тон мне ответил Каулитц, но я решил не реагировать на эту фразу, переключив внимание на шофёра, который протирал стёкла машины и заверил нас, что тронемся через несколько минут.

Скомандовав Биллу сесть в салон автомобиля, я заметил, что парень очень зол. Стало стыдно за то, что в очередной раз сорвался именно на него, хотя Каулитц не виноват. А вообще, если разобраться, все беды именно от него и идут.

- Обиделся? – также забравшись в салон после выкуренной сигареты, я уже совершенно спокойно обратился к парню, однако, он лишь демонстративно отвернулся к окну, - Билл, ну перестань, - протянув руку в сторону, я накрыл кисть Каулитца, лежащую на сидении.

- Получил что хотел, да? Удовлетворил себя, а теперь понял что наигрался и нужно от меня избавиться?! Я же сам знал, я прекрасно понимал, что так и будет, идиот! – моя рука была скинута резким движением.

- Билл, не кричи! Я же сказал, что у меня голова болит.

- Пить меньше надо.

- Послушай, я не хотел тебя обидеть. Фред вывел из себя, а ты попался под горячую руку. Опять ты себе надумал всякого д*рьма! Всё не так, я не хочу ругаться, правда!

Билл затронул тему, которую сейчас я просто не готов был поддержать: тему прошедшей ночи. Пришлось отвечать расплывчато, чтобы не задеть парня. Обидным был сам вывод Каулитца. По его мнению, я взял его жить к себе и присматривал лишь для того, чтобы впоследствии трахнуть. Как же он ошибается…

Наконец, объявился шофёр, и мы поехали. Вроде бы, пыл Билла поостыл, побудив меня начать разговор.

- Вот скажи мне, когда ты собираешься вернуться к нормальной жизни?

- Что? Том, а не легче ли сразу спросить: Билл, когда ты свалишь с моей квартиры? Я по пьяни чуть тебя не тр*хнул, а теперь не могу жить с тобой под одной крышей! – Каулитц говорил тихо, чтобы не услышал водитель, поэтому его озлобленная речь больше походила на шипение.

- Боже, ты неисправим! Я бы тебя не отпустил, даже если бы ты сам изъявил желание уйти, хватит уже об этом! И, знаешь, мне обидно, что ты обо мне такого мнения, - а вот я не сдерживался в эмоциях, запечатлев на себе настороженный взгляд шофёра. Билл несильно ударил меня по коленке, намекая на то, что мы не одни и стоит выражаться тише. Я и сам это знал, но рядом со мной сейчас сидел человек, который лучше всех в мире выносит мозг.

- Я…просто я сам не знаю, как на всё это реагировать, Том.

- Давай мы потом подумаем над этим, - парень кивнул, улыбнувшись уголком губ, видимо, опровергнув свои опасения, а мне ничего не оставалось, как отзеркалить его улыбку. И это не было жестом вежливости.

- Так я не договорил, Билл. Мне кажется, пора перестать сидеть взаперти. Около недели назад к нам в офис заглядывал некий Рик Твидл, - услышав знакомую фамилию, Каулитц встрепенулся, - он разыскивал тебя, Билл. Говорил про какие-то несостоявшиеся выставки, просил помочь разыскать тебя или хотя бы связаться. Я, естественно, сказал, что ты в рабочей поездке, но парень очень настаивал. Как я понял, у вас сорвалось несколько выставок. Неужели тебе не жалко? Зачем ты позволяешь какому-то отморозку лишить тебя нормальной жизни? На самой выставке мог бы и не появляться, я не говорю, что ты должен спокойно разгуливать по улицам…

- Я не хочу ничего этого. Не получается ни на чём сосредоточиться, Том! Ты не понимаешь!

- Эй, ну и что ты разнервничался? Перестань, я не стану больше говорить об этом. Если всё же надумаешь чем-нибудь заняться, намекни мне, хорошо?

Я не хотел задевать его за живое. Думал, что парень стал менее остро воспринимать случившееся после вылазки на свадьбу и нахождения среди большого количества людей, да и времени прошло достаточно, чтобы найти в себе силы жить дальше. Однако, в случае с Биллом, не всё так просто.

- И ещё, мистер Рейнольдс очень хочет поговорить с тобой. Включи, наконец, мобильный! Он наплёл твоим родителям, что ты рисуешь и так увлечён процессом, что уединился без средств связи, - Каулитц хмыкнул, - как долго такое будет продолжаться? Ты ведь не можешь просто взять и исчезнуть! Даже какой-то твой друг – Марти, кажется – звонил в офис, разыскивая тебя.

- Я позвоню им. Только придумаю, что соврать про своё отсутствие и прорепетирую – у меня никогда не получалось пудрить людям мозги, - Билл состроил недовольную гримасу, желая, чтобы я поскорее отвязался со своими нравоучениями. Я, наверное, глупо выгляжу, раздавая советы.

- И вот не надо кривляться: обещал – значит, позвонишь.

 

Часть

- Проходите, Вильгельм Каулитц, - открыв дверь в собственную квартиру, делано вежливо обратился я к Биллу, пропуская вперёд.

- Ты специально испытываешь моё терпение? – притормозив, выдал парень, недовольный обращением к нему по полному имени.

- Давно хотел спросить, чем тебя не устраивает имя Вильгельм? Раньше наше общение складывалось довольно напряжённо, поэтому удобного случая не предоставлялось.

- А сейчас, хочешь сказать, мы общаемся ненапряжённо? – всё же осчастливив квартиру своим присутствием, ухмыльнулся Билл.

- Не переводи тему, Каулитц. Ты не ответил.

- А какая тебе, собственно, разница?

- Так и будешь отвечать вопросом на вопрос? – это чудо направилось к себе в комнату, надеясь отделаться от меня, но я совершенно бестактно пошёл следом, желая услышать желаемое.

- Травма детства, доволен?

- В школе как-то дразнили? Хотя, вроде, это не то имя, над которым можно дружно поржать, - мне нравилось действовать на нервы парню, поэтому и сейчас, с размахом приземлившись на заправленную кровать, я выжидающе уставился на начинающего закипать Билла.

Каулитц присел рядом, странно на меня уставившись: будто решая, стоит рассказывать или нет. Видимо, догадавшись, что отступать я не собираюсь, Билл вздохнул и всё же решился, мгновенно став серьёзным.

- Ко мне так обращалась только мама. Ни отец, ни друзья никогда в детстве не называли меня полным именем, а вот она наоборот. Когда мне было шесть, она погибла, а у меня как-то само собой сформировалось в детской психике, что только ей позволено обращаться ко мне так. Глупо, я знаю, но когда кто-то называет меня Вильгельмом, сразу накатывают малоприятные воспоминания и становится не по себе, - парень пожал плечами, - помню, когда новая жена отца, моя мачеха, как-то назвала меня так, я закатил жуткую истерику, после которой они чуть не развелись. С тех пор эта женщина меня недолюбливает, - хмыкнул Билл, - вот и вся история, Том.

- Как всё с тобой сложно. Извини, если вынудил рассказать такое, не думал, что причина настолько интимная, - я устало провёл руками по лицу, переваривая услышанную информацию.

- Ничего. Кстати, ты первый, кому я рассказал об этом. Честно говоря, никто особо и не интересовался так настойчиво, - с улыбкой закончил парень.

И вот зачем это создание так мило улыбается, пробуждая во мне странные желания. Слегка подавшись вперёд я коснулся губ Билла своими, сразу же отстраняясь. Я и сам был удивлён такому поступку, не говоря уже о парне, который потерянно моргал, глядя куда-то сквозь меня.

- Мне нужно в агентство, - торопливо поднимаясь с кровати, кинул я, - сегодня, наверное, опять буду поздно. Не скучай.

Билл лишь кивнул на мои слова, делая вид, что ему безумно интересен собственный маникюр, а я направился к двери, только сейчас осознавая, что ладони вспотели как у перевозбуждённого подростка.

- Всё неправильно, это всё до ужаса неправильно, - твердил я себе, мчась на всех парах к офису.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 48 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.039 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>