Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

http://ficbook.net/readfic/361416 5 страница



- Что с ним случилось, мистер Трюмпер? – на что я смог только пожать плечами, не имея представления о состоянии здоровья своего подчинённого.

Билл вернулся минут через двадцать. Он принёс с собой стакан воды, достал из сумки несколько таблеток и выпил их. Вид его стал ещё более удручающим, было ясно, что он не сможет работать в таком состоянии.

- Что происходит, Билл? Ты болен?

- У меня отравление. Врачи сказали, что сегодня состояние должно улучшиться, вот я и пришёл, но что-то я этого улучшения не чувствую. – Как бы оправдываясь, заговорил Каулитц.

- Чем ты умудрился так отравиться?

- Мне что-то подсыпали в стакан, там, в клубе. – Последние слова были произнесены Биллом на грани слышимости, потому что он понял, что снова поднял больную тему вечера пятницы.

- Да уж. Иди домой, отлежись, отчёт подождёт, это не к спеху.

- Спасибо. – Сказал он, и, собрав свои вещи, направился к выходу из кабинета.

- Знаешь, если ты ещё не обратился в полицию, то стоит это сделать в ближайшее время, иначе последствия могут быть гораздо более серьёзными, чем сейчас. – На эти мои слова Билл слабо улыбнулся, а затем добавил:

- Знаю. Если бы только в этом был смысл…До свидания, мистер Трюмпер. Я постараюсь прийти завтра.

- Удачи.

 

Часть

Когда на следующее утро дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился Билл, я облегчённо вздохнул, отдавая себе отчёт, что переживал о состоянии здоровья своего работника. Я снова ругал себя за то, что позволял подобным мыслям задерживаться в голове, но факт оставался фактом: я хотел, чтобы сегодня Каулитц появился на рабочем месте. Выглядел он гораздо лучше, чем накануне, не считая слишком уж впалых щёк – за несколько дней Билл заметно похудел, хотя это казалось невозможным, учитывая его и так дистрофичное телосложение.

- Доброе утро, мистер Трюмпер, - он очаровательно улыбнулся, заставив меня вернуться из размышлений в реальность.

- Здравствуй, Билл, - я, было, хотел поинтересоваться о его самочувствии, но посчитал это лишним.

Пока Каулитц снимал и развешивал свой плащ, я исподлобья наблюдал за ним. Зачем он появился в моей жизни? Снова накатывало угнетённое состояние, вызванное осознанием того, что я рассматриваю парня в качестве сексуального объекта. И чем больше я думал об этом, тем сильнее во мне разгоралась и ненависть к этому анорексичному существу, тщетно пытающемуся повесить плащ на перекосившуюся треснувшую вешалку. Край его футболки немного задрался, и я обнаружил, что татуировка на руке парня не является единственной: что-то чёрными чернилами было набито и на его боку. Интересно, какие части тела он ещё себе разрисовал? Я никогда не являлся поклонником нательных рисунков, поэтому факт наличия таковых у Билла становился для меня ещё более раздражающим фактором по отношению к нему.



- Спроси нормальную вешалку у Сьюзи, - не выдержав его затянувшихся манипуляций, сказал я. Получилось резко, после чего на меня незамедлительно был брошен обиженный взгляд накрашенных пронзительных карих глаз. Ну вот зачем он так на меня смотрит? Каулитц выкинул испорченную вешалку в мусорное ведро, а сам направился к секретарше, последовав моему совету, прозвучавшему как приказ.

Когда манипуляции с гардеробом закончились, Билл прошёл к своему столу и спустя пару мгновений прозвучал вопрос:

- Что это? – Каулитц приподнял папку, предусмотрительно оставленную мной на его рабочем месте ещё вчера вечером.

- Это бумаги по твоему проекту, как я и обещал, - на лицо Билла вновь вернулась улыбка, - Но учти, обязанности моего помощника для тебя никто не отменял. Будешь совмещать. – Он быстро закивал, раскрывая папку и пытаясь вникнуть в содержимое находящихся в ней вкладышей.

Моему взгляду предстала картина стремительно меняющегося настроения, когда помощничек ознакомился со своей первой рекламной кампанией.

- Я ЭТО должен рекламировать? – как-то ошеломлённо выпалил он, прищурившись от недовольства.

- А ты хотел начинать с рекламы для «Rolex», или, может, для концерна «BMW»? – в тон ему ответил я. От возмущения Билл часто задышал, пытаясь унять свой гнев, не имея возможности перечить в ответ.

- Хорошо. Мне ещё нужно закончить с отчётом, - начал он, смирившись со своей участью рекламировать предметы женской гигиены.

- Я сам вчера всё закончил. Сегодня можешь целиком и полностью посвятить себя своим проблемам, - я кивком указал на всё ещё раскрытую папку.

И снова воцарилось неуютное молчание. Не имея более желания находиться в столь напряжённой атмосфере, я ретировался к Фреду. Друг, так же как и я, сегодня был не особо занят, мы оба расправились со своими заказами, а договариваться со следующими клиентами мне предстояло только завтра. Свендсен продемонстрировал мне статьи, которые вышли в свет после прошедшей премии, на которой мне пришлось принимать непосредственное участие. Мы до самого обеда обсуждали прочитанное, то, какие лестные эпитеты в мой адрес попали в печать и какие новые перспективные рекламные компании заделались нашими конкурентами. Неожиданно Фред вспомнил:

- Том, что ты подаришь мистеру Рейнольдсу?

- Чёрт, уже завтра! Я вообще забыл про его юбилей!

- Молодец, работничек! Вовремя я тебе напомнил. Вообще-то, завтра фуршет с коллективом, или ты об этом тоже забыл?

- Да не забыл я, просто в числах запутался. Придумаю что-нибудь с подарком. – Перспектива завтрашней корпоративной вечеринки отнюдь не радовала, многих из работников компании я на дух не переносил, и, если уж на работе их терпеть приходилось, то ещё и развлекаться с ними за пределами офиса абсолютно не хотелось. Но, свой юбилей наш шеф решил отметить с размахом, поэтому приглашены были практически все персоны из основного офиса, а так же его старые компаньоны, и, естественно, вариант не явиться на столь торжественное мероприятие сам собой отпадал – это было бы жестом крайнего неуважения к начальству.

- Том, я что-то проголодался, - потягиваясь за столом, протянул Фред, - Пойдём, пообедаем, уже второй час дня.

- Идём. Только мне в кабинет зайти надо, вещи взять.

Фред остался ждать меня у лифта, а я направился в кабинет, всей своей сущностью желая, чтобы Каулитца там не оказалось, но Сьюзи меня разочаровала, сообщив, что кабинет открыт, поскольку Билл никуда не выходил. В кабинете было необъяснимо душно и мне пришлось включить сплит систему, что в это время года происходило крайне редко.

- Билл, я обедать, вернусь через сорок минут. Когда сам пойдёшь, выключи сплит систему, только не забудь.

- Не волнуйтесь, мистер Трюмпер, я сегодня не иду на обед, - ответил он, оторвавшись от изучения каких-то бумаг.

- Смотри, такими темпами скоро совсем исчезнешь, - саркастически ухмыльнулся я, ловя на себе этот обиженный взгляд уже второй раз за день. Боже, вот кто меня снова за язык тянул? Ещё не хватало вдаваться в подробности физического состояния Каулитца, и тем более, ему необязательно знать, что я замечаю какие-либо перемены в его внешнем виде.

 

До конца рабочего дня я практически не появлялся в кабинете, заглянув туда несколько раз по необходимости. Фред давно меня просил об одной услуге – разъяснении некоторых контрактных норм, и вот, когда выдалось свободное время, мы занялись этим в стенах его приёмной за чашечкой кофе. Посмотрев на часы, я обнаружил, что уже семь вечера, а мне ещё ехать за подарком своему шефу.

- Фред, давай последнюю статью я тебе завтра разъясню, хорошо? Мне нужно успеть купить подарок до закрытия магазинов.

- Без проблем. Мне самому домой надо.

Мы быстро собрались и направились к выходу из здания, обсуждая предстоящий день и последующую за ним вечеринку. Фред то как раз был в восторге от приглашения шефа, потому что давно положил глаз на молоденькую управляющую съёмочной группой, и возможность пообщаться в неформальной обстановке была для него как раз кстати.

Впереди нас я заметил мельтешащую фигуру Билла в плаще, который на этот раз соизволил выйти через парадный вход.

- О, твой педик тоже закончил с работой на сегодня, - завидев Каулитца, выпалил Фред.

- Ага, - почему то высказывания и шуточки друга в сторону моего помощника в последнее время всё больше раздражали. Возможно, мне до сих пор немного стыдно перед Биллом за «шлюху», по-другому такую свою реакцию я объяснить не могу.

Оказывается, за входной дверью Каулитца ждал тот самый парень, с которым я видел его в клубе в начале вечера. Билл коротко обнял его, поприветствовав, и они вместе направились по направлению к стоянке. «Ах, вот почему наша принцесса не боится появляться из главного входа! Его теперь кавалеры сопровождают…», - пронеслось у меня в голове. Где же был этот кавалер, когда его ненаглядного чуть не оттрахали в клубном чиллауте? Ну да ладно, это не твоё дело, Трюмпер!

 

 

Вот уже около часа я бездумно слонялся по огромному торговому центру, не имея ни единого представления, что можно подарить человеку, у которого имелось всё. По крайней мере, в материальном плане. Мой взгляд привлёк бутик, в котором были выставлены всевозможные часы, а точнее, один экземпляр, представленный на витрине. Отлитые из бронзы, они прекрасно дополнят интерьер кабинета мистера Рейнольдса, а в его вкусовых предпочтениях я абсолютно не сомневался. После того, как работники отдела празднично упаковали понравившуюся мне вещь, я расплатился и поехал домой, гоня на всех парах, чтобы успеть к началу футбольного матча, который представлял для меня колоссальный интерес.

 

Утром Сьюзи сообщила мне, что сегодня работаем до четырёх, затем люди разъедутся по домам, чтобы привести себя в порядок, и к восьми быть в одном из самых фешенебельных ресторанов Лондона, который в этот вечер арендовал юбиляр. Естественно, в агентстве царила суматоха, поскольку каждый считал своим долгом лично поздравить именинника, с курьерами привозили подарки от конкурентов и просто от клиентов, в знак благодарности за проделанную работу. Свой презент я решил преподнести здесь, в офисе, поскольку здесь ему и было место. Боссу часы явно пришлись по нраву, и сразу же заняли почётное место на столе, в одном ряду с фотографиями членов семьи мистера Рейнольдса, размещённых в рамках.

На сегодня мною была запланирована встреча с представителями компании «Audi», для которых я уже снимал рекламу около двух лет назад, сотрудничеством остались удовлетворены обе стороны, и вот, по прошествии времени, они снова обратились ко мне за обновлениями их рекламной кампании. И, если не будет разногласий, я незамедлительно возьмусь за этот проект.

Встреча получилась ещё более продуктивной, чем я ожидал. Для рекламы в нашей стране они собирались пригласить звёзд английского футбола, что, безусловно, не могло не радовать меня. К работе над кампанией я собирался приступить завтра, причём с огромным энтузиазмом. Мы долго общались, обсуждая мелкие детали, и к концу встречи я понял, что ехать обратно в офис нет смысла. Что ж, нужно приводить себя в порядок перед корпоративом.

 

Ресторан «Grand» был поистине шикарен. Он состоял из двух залов: в первом на небольших столах стояли лёгкие закуски, а в углу располагался бар, в котором каждый из присутствующих мог заказать любую выпивку на свой вкус. Здесь гости встречались, поздравляли виновника торжества и вели беседу в непринуждённой атмосфере под негромкие звуки музыки. Во втором же зале был накрыт огромный продолговатый стол, к которому пригласят всех немногим позже. Мы с Фредом заказали виски и влились в беседу с ребятами из финансового отдела, когда я увидел вошедшее чудо, привлёкшее внимание всех без исключения своим появлением. Билл во всех смыслах блистал: на этом мероприятии эпатажнее него определённо никто не выглядел. Он, лучезарно улыбаясь, подошёл к виновнику торжества и вручил что-то упакованное в пакете, после чего крепко обнял шефа. Я сначала не понял столь широкого жеста от малознакомого сотрудника, но вскоре вспомнил, что мистер Рейнольдс друг семьи Каулитц, о чём мне сообщили в первый рабочий день Билла. Так за беседами прошло какое-то время, после чего босс, взяв слово, поблагодарил всех пришедших гостей и попросил пройти к столу. У меня в это время зазвонил телефон, Георг умеет выбрать подходящий момент, и я, пока гости рассаживались, притормозил в первом зале, дабы ответить на звонок неугомонного друга.

Долго задерживаться я не стал, и уже буквально через минуту оказался в оживлённом десятками гостями зале. Практически все расселись, оставляя лишь несколько свободных мест. Я окинул присутствующих взглядом, и понял, что Фред кинул меня, подсев к своей новой пассии. «Даже поговорить толком не с кем будет», - с сожалением вздохнул я, присаживаясь рядом с не очень импонирующем мне главным бухгалтером, поскольку на противоположной стороне стола были места только среди абсолютно незнакомых мне людей. Тут из-за спины я услышал тихое:

- Мистер Трюмпер, вы не возражаете, если я здесь присяду? – повернувшись, я наткнулся взглядом на тонкую фигуру Каулитца, который держался руками за спинку стоящего рядом стула, не решаясь присесть без моего одобрения. А вот присутствие рядом этого типа однозначно усугубляло и без того безрадостный вечер. Я посмотрел на свободные места в противоположной стороне стола, и Билл, кажется, проследив за моим взглядом, добавил:

- Я никого там не знаю. – Отказать я, естественно, не мог.

- Конечно, присаживайся, - негромко произнёс я, стараясь, чтобы голос прозвучал вежливо, насколько это вообще возможно в данной выводящей меня из себя ситуации.

 

Часть

Про себя я твёрдо решил – сегодня стоит напиться.

Присутствующие на праздновании поочерёдно произносили тосты, в которых всячески льстили и высказывали всевозможные пожелания имениннику. Все что-то живо обсуждали, с разных сторон доносились смех и чьи-то глупые шутки, казалось, лишь я один выбивался из общей картины, молча сидя за столом, понурив голову и вяло ковыряясь приборами в своей тарелке, абсолютно не имея никакого желания присоединяться к всеобщему веселью. Так и не сумев понять причины собственной апатии, я глотнул виски и принялся оглядываться по сторонам, чтобы окончательно не выглядеть имбецилом в глазах окружающих. Я даже перекинулся парой фраз с сидящим рядом бухгалтером, видимо, выпитый виски давал о себе знать и спустя какое-то время я стал проще смотреть на окружающее меня действо. Естественно, в поле моего зрения не мог не попадать Каулитц, который весь вечер пребывал в приподнятом настроении и чей смех периодически заставлял меня выходить из состояния отрешённости.

Один старый, малознакомый мне приятель босса взял слово и все дружно подняли бокалы, слушая тост пожилого мужчины. Он не стал произносить долгую речь, и вскоре в зале раздались звоны фужеров. Наверное, впервые за этот вечер, Билл поднял взгляд на меня, протягивая к моему бокалу с виски свой фужер, наполненный шампанским, с намерением чокнуться. Я протянул руку в ответ, и взгляд зацепился за тарелку, стоявшую перед моим помощником. За весь вечер он даже не притронулся к еде, об этом говорили его приборы, которые лежали, обмотанные официантами салфеткой ещё до начала празднования, при этом Каулитц, как я успел заметить, не пропускал ни одного тоста, отпивая после каждого шампанское из своего фужера.

- Ты решил ещё раз оказаться в таком состоянии, как когда я тащил тебя на себе домой после клуба? – не мог не подначить его я. Мне было скучно, а выпитый виски развязал язык.

- Что? – Билл, видимо, не ожидал, что я к нему обращусь. Но вопрос он расслышал, наверное, смысл начал доходить не сразу.

- Просто, я смотрю, ты вообще ничего не ешь, - я кивнул в сторону его тарелки с нетронутым блюдом, - но шампанским не пренебрегаешь. Учти, я сегодня не в настроении возиться с тобой.

Как я и ожидал, Каулитца задели мои слова. На его лице сначала отобразилась гримаса злости, но он быстро взял себя в руки и равнодушно ответил:

- Из-за отравления я не могу пока есть продукты, вроде этих, - он смешно ткнул пальцем в тарелку.

- Ха, - мне с трудом удавалось сдерживать смех, - или я чего-то не понимаю, или шампанское на голодный желудок пить отнюдь не полезнее, Билл.

- Я пью совсем немного, и исключительно по одной причине – мне неудобно перед мистером Рейнольдсом. Как-то будет неприлично выглядеть, что все вокруг поднимают бокалы и пьют за его здоровье, а сын его лучшего друга сидит в сторонке, - странное объяснение, интересно, что мешает ему поднимать бокалы с соком?!

Но я решил не вдаваться в подробности, а перевести тему:

- Кстати, а почему здесь нет твоего отца?

- Он сейчас в Италии, не смог прилететь. Но я думаю, они хорошо отметят, когда папа вернётся, - Каулитц произнёс это с улыбкой, многозначительно поглядывая на мистера Рейнольдса, видимо, вспоминая нечто весёлое.

- Понятно, - я поднял свой бокал с виски и осушил, вызвав незамедлительное появление официанта, который вновь наполнил ёмкость обжигающей жидкостью. Оперативный персонал, однако!

Теперь Билл смотрел на меня, при этом не переставая улыбаться. Всё-таки даже небольшое количество шампанского на голодный желудок делает своё дело – парень явно был навеселе.

- Что? – не выдержал я.

- По-моему, сегодня это вы будете ближе к моему состоянию той ночью.

- Да что ты говоришь?

- Вы сами практически ничего не съели за вечер, а пьёте нечто покрепче шампанского. – Меня удивили эти его слова.

- Какой ты наблюдательный! Что, следил за мной весь вечер? – я немного развернулся к своему собеседнику, чтобы было удобнее вести диалог.

- Вы сидите за соседним стулом, я непроизвольно улавливаю ваши действия, - немного смущённо парировал Каулитц.

- У меня нет таких явных проблем с употреблением алкоголя, как у некоторых, - он недовольно посмотрел на меня исподлобья, - поэтому не переживай, я буду в сознании. – Билл лишь хмыкнул и отвлёкся на следующий тост, произносимый человеком, сидящим через один от него.

После очередного звона хрусталя, зал снова заполнился уже не так раздражающими меня звуками смеха и всеобщего щебетания. Я подумал, что в чём-то мой помощник был прав, и решил попробовать новое блюдо, поставленное передо мной официантом, ведь сам говорил ему – глупо пить на голодный желудок. Пережёвывая, я пытался понять, из каких продуктов состоит поедаемый мною деликатес, потому что на вид определить не удалось, как ко мне повернулся Каулитц, отчего-то выглядевший растерянно.

- Скоро моя очередь произносить тост, а я не знаю что сказать, - с каким-то отчаянием произнёс он.

- Не думал, что для тебя проблема произнести тост. – Билл пожал плечами, - я видел, что ты уверенно держишься на публике, так в чём дело? Это всего лишь несколько пожеланий во всеуслышание.

-А я и не говорю, что боюсь выступать на публике. У меня просто какая-то фобия на тосты, - на этих словах я не удержался и прыснул от смеха, - Это не смешно! Я считаю, что это глупо, меня всегда бесила эта процедура! Что за лицемерие, вставать и по очереди говорить одно и то же сотню раз за вечер! – Я всё продолжал смеяться, а Билл не унимался в своих оправданиях, - Всё пошло ещё из детства, а теперь мои друзья и семья знают, что я большой нелюбитель тостов и никогда не просят меня произнести их на праздниках. Но здесь-то я не могу пропустить свою очередь! – в его глазах натурально читалась паника, а я даже растерялся от такого абсурда.

- Что за бред, Билл?

- Я вообще-то серьёзно, - не оценив моего настроя, Каулитц отвернулся.

- Ну, хорошо. Скажи, что ты признателен работать под руководством человека, которого знал и уважал с детства. Что рад, что у твоего отца есть такой замечательный друг, пользующийся уважением и расположением всего коллектива, что редкость в наше время. Что польщён быть приглашённым на это мероприятие и пожелай процветания агентству. Ну, или что-то в этом роде, сам додумай, - Билл слушал, кивая. Казалось, он заучивает мои слова наизусть. Потом он отвернулся к себе, видимо, окончательно настраиваясь, и просидел, не проронив ни слова, до наступления своей очереди.

Во время тоста Каулитц дословно произнёс мою речь, вообще ничего не меняя в формулировке, за что получил благодарность от именинника. «Да уж, у всех свои причуды», - подумал я. Кого-то вырубает и на произнесении тостов, никогда бы не подумал, что у Билла с этим проблемы.

- Спасибо, - сказало это чудо, как только одним махом опустошило свой фужер.

- Обращайся, - сквозь смех, который снова подкатывал к горлу, ответил я, потягивая свой виски. Кто бы мог подумать, что человеком, поднявшим мне настроение во время застолья, окажется именно он.

Дальше я произнёс свою незамысловатую речь, потом ещё несколько оставшихся человек, и люди стали подниматься со своих мест. Кто-то танцевал, кто-то потянулся к бару, многие фотографировались с юбиляром, желая запечатлеть этот день на плёнке. Билл поднялся со своего места и скрылся за дверями, ведущими во второй зал, а на его место подсел Фред, спешивший поделиться впечатлениями от общения со свой пассией, пока та пудрила носик в дамской комнате. Друг был абсолютно доволен происходящим, для него всё складывалось как нельзя лучше. Я в шутку упрекнул Фреда, что он кинул меня, оставив умирать от скуки, на что он мне заявил, что я сам виноват, не нужно было неизвестно куда пропадать.

- Том, я смотрю, ты прилично набрался, - друг несильно толкнул меня в плечо.

- Это тебе нужно держать лицо и сохранить силы на предстоящую ночь, а я могу себе позволить. И, кстати, это из-за тебя! – вставая, я указал пальцем на Фреда.

- В смысле?

- Мне было скучно, - мы оба засмеялись.

Фред направился в сторону появившейся в зале его потенциальной девушке, а я понял, что неплохо было бы посетить туалет. Несмотря на приличное количество выпитого алкоголя, я оставался в полном адеквате, не теряя контроля над происходящем и самообладания. На мне опьянение проявлялось в виде чрезмерной болтливости и более позитивного восприятии действительности. На координации же это не сказывалось, лишь при самой последней стадии, что случалось всего несколько раз в моей жизни.

Я распахнул дверь уборной и увидел находившегося там Билла, который пытался подкрасить глаза перед зеркалом. Боже, парень красит глаза в мужском туалете, может я всё-таки ошибся со стадией своего опьянения и допился до глюков? И с этим парнем я работаю. Повезло, ничего не скажешь.

Хотя, при ближайшем рассмотрении я понял, что он не красится, а лишь пытается попасть карандашом в нужное место, постоянно что-то бурча себе под нос. Вот уж кто действительно пьян из нас двоих. Его «немного шампанского» развезло не на шутку.

Каулитц завидел меня в зеркале и улыбнулся отражению, после чего со злостью выбросил карандаш в мусорное ведро, стоявшее неподалёку – видимо, подкраситься не удалось.

- Действительно, не стоило пить шампанское. Врачи ведь говорили – никакого алкоголя, - сказал моему отражению Каулитц, после чего повернулся и состроил умилительную мордашку.

- Даже не хочется произносить фразу: «А я ведь говорил…», - съязвил я, на что Билл как-то по детски рассмеялся.

- Пойду, попрощаюсь с мистером Рейнольдсом и вызову такси. Кажется, пора домой.

 

Каулитц оторвал руки от раковинной стойки, на которую опирался и, сделав шаг по направлению к выходу, не удержал равновесия, наваливаясь на меня и крепко цепляясь за запястья, чтобы не упасть. При этом он заливисто смеялся, заражая и меня своим смехом. Мы одновременно замолчали, когда Билл поднял голову и посмотрел мне в глаза, нервно сглатывая. Он отпустил мои запястья, и хотел было уже отстраниться, но я, увидев татуировку на его руке, которая обнажилась из-за закатанных Каулитцем рукавов, уже сам схватил его за запястье, желая рассмотреть рисунок.

- Давно хотел рассмотреть, что здесь написано, - пояснил я свои действия притихшему парню.

- Слово «свобода» на немецком языке и год моего рождения, - разъяснил сам носитель татуировки. Вполне логично прочитать такое на теле человека со столь экстравагантной наружностью. Такие как он кричат всем, что борются против системы, выходят за общепринятые рамки, но на деле, кроме необычного внешнего вида, ничем не выделяются. Я бросил последний взгляд на татуировку, прежде, чем отпустить её хозяина, как вдруг почувствовал, что губы Каулитца робко накрыли мои. От неожиданности и резкого возмущения от осознания того, кто меня целует в данный момент, я с силой оттолкнул Билла от себя. Он отпрянул назад и упал бы, но я, подлетев, схватил его за грудки и впечатал в стену, крепко придавливая всей тяжестью своего тела и угрожающе произнося по слогам:

- Не смей больше так делать. Никогда. – И уже переходя на крик, - Ты понял меня? – Каулитц лишь быстро закивал, а его глаза начали наполняться слезами.

Я отпустил зашуганного кретина и быстро вышел из туалета, громко хлопая дверью. Так же быстро, как в тумане, попрощался со всеми и, поймав такси, отправился домой. В голове творился кавардак, и я решил не думать о случившемся, по крайней мере, до следующего утра, что плохо получалось, потому что мыслями я постоянно возвращался в момент поцелуя, от чего меня передёргивало, и внутри вспыхивал целый букет противоречивых эмоций. Я так и уснул, с больной головой и полным непониманием произошедшего.

 

Часть

После ночи в клубе я считал, что не придумать хуже ситуации, чем встретиться с Каулитцем на следующий рабочий день. Теперь же, стоя утром в привычной лондонской пробке, я понимал, что то происшествие было сущим пустяком. Произошедшее вчера выходило из всех границ моего понимания и, наверное, первый раз в своей жизни, я находился в полной растерянности, не имея ни малейшего представления о том, как поступать дальше. Такое смятение вызывал не сам поцелуй, всё произошло слишком быстро, и я ровным счётом ничего не почувствовал, ни отвращения, ни каких-либо других эмоций, а тот факт, что я симпатичен своему работнику. На самом деле, новостью это не стало, я и раньше об этом подозревал, но старался не рассуждать на этот счёт, а в его ориентации был вообще абсолютно уверен, просто считал, что он, видя моё достаточно резкое отношение к его персоне, никогда не намекнёт о своей симпатии. А мальчик, как выяснилось, оказался не из робкого десятка, хотя, здесь, скорее, виноват алкоголь. Как бы там ни было, одно я для себя решил точно: работать с Каулитцем вместе больше не представляется возможным.

Прибыв в офис, я, миновав свой кабинет, направился прямиком к мистеру Рейнольдсу. Мы перекинулись парой слов о вчерашнем празднике, и я решил перейти непосредственно к интересующей меня теме.

- Мистер Рейнольдс, у меня к вам просьба, - мужчина удивлённо приподнял брови, за время моей работы в агентстве, я редко о чём-то просил.

- И какого же рода?

- Мы с Каулитцем абсолютно не сработались. Вы говорили о том, что он талантливый парень, так вот, я это целиком и полностью подтверждаю, сделайте его полноправным рекламщиком, агентству нужны новые люди. Мне будет проще вообще работать без чьей-либо помощи, чем с ним, - на самом деле, я всем сердцем желал, чтобы этот гомик больше попросту не появлялся в нашем офисе, но сделать это возможным не представлялось, а такая моя просьба звучала вполне себе безобидно.

- Так в чём же проблема, Томас, если он, как ты говоришь, такой талантливый?

- Это личное.

- А вчера, как мне показалось, вы мило общались вечером, сидели рядом. – Рассуждал ничего не понимающий Рейнольдс. Внутри у меня всё начинало закипать, поскольку в памяти всплывали обрывки нашего «милого» общения.

- Послушайте, мне на самом деле трудно сотрудничать с этим человеком, - я изо всех сил старался сдерживать нахлынувшие эмоции.

- Том, понимаешь, я официально взял Билла как практиканта, и в документах его руководителем указан ты. Под твоим руководством у него должен быть закончен хотя бы один собственный проект, и ты должен написать к нему рецензию и оставить необходимые отзывы. Я не могу взять в такое агентство как наше рекламщика без опыта.

- И я узнаю, что он мой практикант, только сейчас?

- Я думал, это сущий пустяк и ты не придашь особого значения его положению. Ты ведь уже дал ему проект, - я кивнул в знак согласия, - Столько предложений от клиентов, а ты выбрал для Билла самый непрезентабельный. Нашёл, что поручать рекламировать бедному мальчику, - со смехом проговорил босс.

- Все с чего-то начинают, мистер Рейнольдс. Кому-то нужно и предметы женской гигиены рекламировать, - после этих моих слов мужчина снова по-доброму засмеялся.

- Ладно, Томас. Не сработались, так не сработались, - уже серьёзно сказал он, - Пусть Билл доделывает этот проект, и, если он окажется удачным, я возьму его к себе рекламщиком. А ты ищи себе пока нового помощника, одному сложно будет справляться.

- Спасибо, мистер Рейнольдс, я знал, что вы меня поймёте, - моей радости не было предела, практически получилось избавиться от Каулитца! Правда, придётся потерпеть месяц, но ничего, справимся.

- Да ни черта я не понял тебя, Том! Просто не хочу из-за личных перепетий терять ценных работников, вот и всё. Ты ведь знаешь, как я к тебе отношусь.

После непростого разговора с боссом, необходимо было идти в кабинет, но, естественно, делать этого жутко не хотелось. Всё-таки пересилив себя, я зашёл в эту ненавистную комнату, изо всех сил стараясь оставаться уравновешенным.

Он был там. Никто из нас двоих так и не поздоровался, значит, он всё помнит и ему, с*ка, стыдно за своё поведение в пьяном угаре. В гробовой тишине я снял куртку, прошёл к своему месту и, включая компьютер, как бы невзначай бросил:


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 39 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.025 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>