Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

http://ficbook.net/readfic/361416 10 страница



Наконец, заняв свои места, мы с нетерпением стали ждать начала матча. На заполненных трибунах царила непередаваемая атмосфера, на девяносто минут уносящая тебя в совершенно другой мир, в котором не существует других проблем, кроме как проигрыш твоей команды. Красно-синее море из людей, одетых в цвета любимых клубов, которые многотысячным хором пели гимны, просто не давало возможности думать о чём-то другом. Здесь все жили футболом.

Сегодняшнее зрелище были поистине захватывающим. Такие напряжённые матчи – действительно редкость, и приятно, когда результат на табло в пользу твоей команды. Когда Юнайтед вырвал победу на последней минуте, вся наша трибуна по-настоящему сошла с ума. Мы кричали как ненормальные, позволяя эмоциям взять верх, и ещё долго приветствовали игроков, подаривших нам такую радость, аплодисментами. Когда же всё закончилось, и мы покинули пределы стадиона, было принято единогласное решение отметить победу в пабе.

Только сидя за столиком с кружкой пива, после нескольких тостов, я достал из кармана мобильный и был ошарашен надписью на дисплее: десять пропущенных вызов.

- Ого, - вырвалось у меня.

- Интересно, кому ты мог так понадобиться? – с язвительной интонацией произнёс взглянувший на экран Стефан, явно имеющий ввиду какую-нибудь особь женского пола, контролирующую мои действия. Я и сам терялся в догадках, более склоняясь к кандидатуре Георга, у которого сейчас могло произойти много чего непредвиденного, но, чуть не поперхнулся пивом, когда узнал, кто же действительно мне названивал во время матча. Все десять пропущенных вызовов были от Билла.

«У него что-то произошло», - пронеслось в мыслях и я, не замечая ничего вокруг, направился в сторону выхода, где было не так шумно, чтобы, наконец, перезвонить парню. Но делать этого не пришлось, потому что телефон в моей руке оживился – снова звонил Каулитц.

- Том, почему ты не отвечал? Что случилось? Ты вообще где? – я лишь открыл рот, но так ничего и не успел произнести, вслушиваясь в поток вопросов, обрушившихся на меня.

- Билл, ты звонил, чтобы узнать где я? – со вздохом облегчения задал я встречный вопрос.

- Ну да, - как-то неуверенно протянул парень, а затем добавил, - уже первый час ночи, я думал, у тебя что-то стряслось, - последние слова он произнёс еле слышно.

- Бл*дь, Билл, знаешь, как я испугался, увидев сотню пропущенных от тебя?! – я совсем не злился, и эти слова прозвучали абсолютно без упрёка, - Ничего у меня не случилось, я в пабе, скоро приеду. А ты ложись спать и не переживай.



После звонка Каулитца я понял, что действительно пора собираться домой, потому что я обещал появиться в офисе в девять утра.

- Парни, я поеду. Увидимся на мальчишнике, а тебя, Фред, мне ещё и завтра терпеть, - толкнув друга в плечо, произнёс я.

- Том, что это за фифа звонила, что ты вот так сразу готов подорваться и лететь к ней на крыльях любви? – вся компания дружно засмеялась, а вот мне было не до смеха. Былая улыбка превратилась в нечто наподобие оскала, и я лишь хмыкнул.

- Послушай, давай ещё по одной, Трюмпер! Я вообще тебя последний раз в больнице видел, когда навещал, надо выпить за твою выписку!

- Ну ладно, ещё пива, - окликнул я обслуживающую нас официантку и присел на своё место.

Из паба мы вышли в третьем часу ночи, довольные и слегка пьяные. Состояние было вполне вменяемым, поэтому я самостоятельно сел за руль, наслаждаясь ездой по пустынным улицам ночного города.

Открывая дверь квартиры, я намеренно старался не шуметь, дабы не разбудить Каулитца, но был немало удивлён, обнаружив, что в прихожей включен свет, а из гостиной слышится размеренное бурчание телевизора. Вскоре послышались шаркающие шаги, и в поле моего зрения появился Билл, которому бы явно не помешало выспаться.

- Ты почему не спишь? – разуваясь, начал я.

- Я не смог заснуть, зная, что тебя нет дома, - пожав плечами, бросил парень, затем мило зевнув.

Моё хорошее настроение, в купе с выпитым пивом и таким смешным сейчас Биллом, вылилось в странный порыв. Я обхватил Каулитца поперёк талии и закружил по комнате, удивляясь тому, насколько он лёгкий. Ошарашенный парень возмущённо запричитал:

- Том, ты что делаешь?

- Мы выиграли, Билл! Юнайтед показал им своё место, ты не представляешь, насколько это было круто! – поставив раскоординированного парня на пол, я продолжил нести всякий бред, восхищаясь прошедшим матчем.

- Ты пьян, Том, иди спать, - со смехом протянул Каулитц, подталкивая меня к ванной. Уже у самой двери к нужной комнате, я, остановившись, резко развернулся и увидел прямо перед собой физиономию Билла, который сразу же перестал улыбаться, теперь внимательно вглядываясь в моё лицо. Он такой красивый и так близко сейчас. Мысленно дав себе оплеуху, и назвав извращенцем, я подавил в себе ненормальные желания и, пожелав парню спокойной ночи, скрылся за дверью ванной комнаты.

Уже стоя под прохладными струями, я убеждал себя в том, что не нужно подпускать Билла близко к себе и становиться друзьями. У парня явно не дружеский взгляд в мою сторону, и до хорошего это вряд ли доведёт.

Грёбаный будильник разбудил меня в семь утра. Билл спал, и я не стал его будить, лишь поднял в квартиру вещи, привезённые ему из офиса, которые переночевали в багажнике машины. Завтракать дома я не стал, опасаясь, что мой жилец проснётся, а играть в гляделки настроения не было. Естественно, в агентстве я максимально загрузил свой день, не желая возвращаться в квартиру, а после работы ещё и встретился с Георгом, с которым нам было, что обсудить. Было уже почти девять вечера, когда я вернулся домой. Билл находился у себя в комнате, и мне показалось некультурным не обозначить своё присутствие. Слегка постучав, я приоткрыл дверь в его комнату, застав парня рисующим. Его щека была измазана чёрной краской, а весь вид говорил о крайней увлечённости процессом.

- Привет. Я смотрю, ты рисуешь, не буду мешать, - Билл кивнул в знак приветствия, а когда я уже практически прикрыл дверь с обратной стороны, добавил, - я приготовил ужин, надеюсь, ты не против, что я здесь хозяйничал.

- Ты же знаешь, что не против, Билл. Прекрати уже постоянно стесняться по поводу и без! А за ужин спасибо, я очень голоден, - его смущённость конечно и выглядела милой, но иногда это переходило всяческие границы. Такая излишняя скромность уже начинала бесить.

Больше за весь вечер мы не пересекались. Ужин, который приготовил Билл, конечно, сложно было назвать шедевром. Парень явно нечасто готовил, но его блюдо оказалось вполне съедобным, и мой сытый желудок был Каулитцу благодарен. Вскоре я пошёл спать, пребывая в предвкушении мальчишника, за проведение которого, безусловно, волновался.

 

Вечером я появился в клубе раньше остальных и остался вполне довольным увиденным. В нашей зоне был накрыт отличный стол, а на стене развешены самые отвязные фото Георга за всю его сознательную жизнь, которые я лично отбирал в своих огромных архивах. Другу должно понравиться.

От такой банальности, как стриптизёрши, которые присутствовали практически на каждом мальчишнике, я решил отказаться, но не вышло. Танец этих самых стриптизёрш нам презентовал хозяин клуба, оповестив, что девочки появятся ближе к полуночи. Думаю, бОльшая часть нашей компании обрадуется такому повороту вечера.

Количество людей в клубе ежеминутно увеличивалось. Все что-то праздновали: кто-то выкрикивал поздравления с Днём Рождения, кто-то праздновал помолвку, а в ближайшей к нам зоне собиралась компания молодых девушек, на каждой из которой была надета фата – девичник. Удачно мы расположились. Думаю, будет с кем зажечь этой ночью.

Из размышлений меня вывели знакомые голоса. Я повернул голову, и увидел, что эти ненормальные, носившие статус моих друзей, несли на руках сопротивляющегося и сотрясающегося от смеха Георга. Споткнувшись на лестничной ступеньке, они чуть не выронили драгоценный груз, которому через пару дней предстояло стать мужем, и теперь мат жениха разносился по всему заведению, заставляя оборачиваться многочисленных посетителей.

- Придурки, - констатировал Георг, встав на ноги, а потом ещё долго крыл меня всеми возможными ругательствами, увидев фотографии, которые я не поленился увеличить, чтобы все могли рассмотреть особо конфузные моменты из жизни друга. Мы долго над ними смеялись, а потом понеслось…

Море выпивки, бесконечные тосты и пожелания счастливой семейной жизни, стриптизёрши, спустившиеся на тросах с потолка. В итоге половина нашей компании прыгнула в стеклянный бассейн, установленный на первом этаже, и пыталась танцевать стоя по пояс в воде. Я и сам уже был далеко от реальности, выпив лишнего.

В какой-то момент мы оказались с Георгом вдвоём за столом. Мой взгляд постоянно обращался к компании девиц, отмечающих девичник.

- Том, я даже знаю, на кого конкретно ты смотришь, - хитро начал друг.

- Да ну…

- Поверь мне, за столько лет нашего общения я изучил твои вкусы. Та шатенка в синем платье, которая сейчас отпила шампанского, я прав?

- А она очень даже ничего, - подтвердил догадку друга я.

- Так в чём проблема? Судя по её взглядам, она не против знакомства.

- Ну, нет. Я обещал Веронике присматривать за собой, поэтому личную жизнь оставим на потом. Вдруг ты напьёшься в хлам, вытворишь что-нибудь, а в итоге, виноватым выставят меня.

- Том, разуй глаза! Если здесь и есть пьяные, то это ты. Ты языком еле воротишь, а я как стёклышко! Так что дерзай, Казанова!

- А ты знаешь, что ты лучший, Георг? И я бесконечно, просто безмерно за тебя рад, - последнюю фразу удалось выговорить с трудом, - давай выпьем напоследок, и я подойду к той красотке.

- Ага, а то она сама сюда подойдёт, Том. Девочка явно запала.

Выпив по рюмке текилы, я, пытаясь держаться прямо, подошёл к столику шатенки. Как и говорил друг, девочка запала. Она была не менее пьяной, чем я и, немного потанцевав, мы вызвали такси, отправившись ко мне. Я смутно помню, что происходило в такси, помню лишь, что мы целовались, и я даже пытался её раздеть прямо в машине. Добравшись до нужного этажа дома, я стал ковыряться ключом в замке, но попасть не получалось. Мало того, что в глазах двоилось, так ещё и моя новая знакомая, Дженни, набросилась на меня с поцелуями.

Я не слышал звука открываемой изнутри двери, поэтому не был готов, что она распахнётся в тот момент, когда я прижал к ней Дженни. В итоге девушка ввалилась в квартиру, утянув и меня за собой, а вместе мы навалились на Билла, втроём с грохотом приземляясь на пол.

- Ни хр*на себе, - всё, что смог произнести я, поднимая с пола девушку, в то время как обескураженный Билл сам вскочил на ноги. Дженни снова полезла целоваться ко мне, будто ничего и не произошло, а я в этот момент увидел глаза Каулитца, отчего даже немного протрезвел. Полный боли и отвращения взгляд ещё долго будет преследовать меня. Зная, что играю на чувствах парня, я сам потянулся к губам девушки, вскоре понимая, что в коридоре мы одни.

Уже спустя несколько мгновений мы оказались в спальне, практически без одежды. И снова Билл вклинился в мою личную жизнь, лишая возможности всецело отдаться процессу и получать удовольствие. Я не мог не думать о нём сейчас. В данный момент я отдавал себе отчёт в том, что желаю вот так вот целовать и придавливать к кровати его бледное худое тело, но эти мысли вызывали лишь волны гнева, заставляя с остервенением впиться в шею девушки. Дженни застонала, а я прикрыл ей рот рукой, не желая, чтобы Билл слышал подобное. Я не хотел его ранить и делать ещё больнее.

Но внезапно я взглянул на вещи с другой стороны. Пусть он всё слышит. Я заставлял Дженни стонать под собой, просто с остервенением вколачивая её в кровать. Эти стоны были слышны не только Биллу, но и доброй половине соседей. Пусть он, наконец, поймёт, что его чувства так и останутся безответными и отдалится. Потому что мне всё труднее сдерживаться, и боюсь, что я могу сорваться, о чём потом буду долго и упорно жалеть. Вот тогда Биллу станет по-настоящему больно, потому что такой срыв закончится единичным трахом, за который я себя буду ненавидеть.

Дженни уснула, а я не находил себе места: мне было противно от собственного поведения. Приоткрыв окно, я закурил. Алкогольный дурман почти полностью рассеялся и теперь в голове засели невесёлые мысли. Перед собой я видел эти разочарованные глаза Билла, перед которым мне уже становилось стыдно за весь этот развращённый спектакль, устроенный этой ночью. А этот секс, наверное, самый ужасный секс в моей жизни. Я вообще ничего не почувствовал.

 

Часть

- Твою мать, кто включил музыку? – слова вырвались прежде, чем пришло осознание реальности. Меня разбудил звонок собственного мобильника. Мелодия затихла, но практически сразу же разразилась с новой силой, заставив меня распахнуть глаза и отправиться, наконец, на поиски разрывающегося телефона. Предварительно прокашлявшись, я поднял трубку, осведомлённый, что звонящим являлся ни кто иной, как Фред.

- Привет, Фред, - сиплым голосом начал я.

- Том, ты спишь, что ли? – друг был явно не в настроении.

- Спал, пока ты меня не разбудил.

- Ты вообще в своём уме? Я, конечно, понимаю, что мы перебрали вчера, но не до такой же степени!

- Прекрати кричать мне в ухо и объясни, что случилось?

- А случилось то, что у тебя в одиннадцать встреча с руководством из Audi, которую ты сам же и назначил!

- Фред, с чего ты вообще завёлся? Я помню про встречу, к одиннадцати приеду.

- Уже половина двенадцатого, Трюмпер! Тебя полчаса люди ждут здесь! – друг просто рвал и метал на другом конце провода.

- Бл*дь! А ты раньше позвонить не мог? Фред, прошу тебя, проведи с ними за меня эту встречу.

- Да я уже понял, что мне придётся этим заниматься, как только услышал твой заспанный голос.

- Им нужно представить ролики, всё в моём компьютере. Скажи, что я заболел и очень заразен.

- Хорошо.

- И извинись за меня.

- Да ты обнаглел, Том!

- Пожалуйста.

После разговора хотелось стукнуть себя чем-нибудь. Эта встреча была очень важна, и как бы сейчас не проявил себя Фред, я многое потерял.

Вчера я даже не подумал о том, чтобы завести будильник. Спать удалось лечь лишь ранним утром, и в изрядно подвыпившем состоянии, поэтому немудрено, что сегодняшний день начался практически с полудня.

За моей спиной послышался шорох, доносившийся со стороны кровати. С*ка, с утра предстоит решать ещё одну проблему, которая, кажется, проснулась. Развернувшись, я понял, что не ошибся.

- Привет, - явно заигрывая со мной, пропела моя новая знакомая, на что я лишь кивнул.

- Послушай, мне сейчас нужно уехать в офис, - я хотел, чтобы девушка как можно скорее покинула пределы моей квартиры.

- Который час, Том? – Дженни присела в кровати, одной рукой придерживая на груди одеяло, и уставилась на меня вопрошающим взглядом.

- Почти полдень.

- Как? Ты шутишь? Ведь сегодня свадьба! – девушка буквально подскочила на кровати, - Мне ещё столько всего сделать нужно, я же подружка невесты!

Таким образом, проблема решилась сама собой. Пока я вызывал такси, Дженни носилась по спальне, собирая свою одежду, а затем судорожно всё на себя натягивая. Уже в дверях девушка протянула мне визитку с номером телефона, видимо, надеясь на повторение сегодняшней ночи или даже на что-то большее, однако в мои планы ничего подобного не входило.

- Позвони мне, я буду ждать, - с этими словами она скрылась за дверью, предварительно поцеловав меня в губы. Я и сам не мог понять, зачем позволил ей сделать это.

Пока Дженни собиралась, я и сам успел одеться. В агентство необходимо было попасть как можно скорее, потому как, помимо встречи, которая для меня не состоялась, на сегодня было запланировано немало дел.

Билл за это время ни разу не попался мне на глаза. Это, конечно, не могло не радовать, но всё же зайти к нему перед отъездом было необходимо. Мы практически не разговаривали последние два дня, и, возможно, за это время парню что-то понадобилось.

Дверь в его комнату была приоткрыта, но я медлил, не решаясь войти. Было стыдно. Я чувствовал себя, как провинившийся маленький мальчик, готовившийся рассказать о своих деяниях родителям. Хотя внутренний голос и твердил, что я не сделал ничего ужасного, это жуткое чувство провинности не отступало. Сделав над собой усилие, я всё же вошёл в комнату, будучи отчего-то уверенным, что Билл находился здесь.

Однако комната пустовала. На кровати и прикроватной тумбочке были разложены несколько рисунков, которые привлекли моё внимание. Взыграло простое любопытство, и я взял один из них в руки, понимая, что не хорошо вот так без стука входить в чужую комнату, и, тем более, рассматривать личные вещи. Но все мысли о неправильности собственных действий исчезли, когда я посмотрел на рисунок.

- П*здец! – это слово как нельзя кстати выражало то, что я увидел.

На бумаге красовался персонаж, как две капли воды похожий на психа, преследующего Каулитца, у которого было мученическое выражение лица, а всё окровавленное тело пронзали крюки, буквально разрывающие его со всех сторон. Даже стало не по себе, настолько картинка казалась реалистичной.

Человек, который рисует такое, не может быть адекватен – парень явно не в себе. Я схватил второй рисунок, на котором также была изображена извращённая расправа с собственным мучителем. Всё увиденное вызвало настоящий шок, я даже не знал, что со всем этим делать.

- Отдай мне рисунки, Том! – Билл буквально вбежал в комнату, когда увидел, что находится у меня в руках, и вырвал листы бумаги, - что ты вообще здесь делаешь? – в голосе парня проскальзывали истеричные нотки, он явно не собирался демонстрировать мне своё творчество.

- Ты грёбаный псих! Отдай мне обратно это дерьмо! – не дожидаясь действий со стороны Каулитца, я сам выхватил из его рук рисунки, а затем принялся с остервенением разрывать их, - слушай сюда: если ещё раз я застану тебя за чем-то подобным, то упеку в психушку, где ты сможешь хоть круглые сутки рисовать всякий бред, понял меня? – парень невольно ёжился от моего тона.

- Том…

- Я не закончил! Ты сам себя накручиваешь до такого состояния, что начинаешь съезжать с катушек. Перестань уже считать себя самым несчастным человеком на этой долбанной планете!

- Я…я не думал ни о чём таком, правда, - его губы дрожали, а испуганный взгляд блуждал по моему лицу.

- Не думал и рисовал, так?

- Я не псих, Том! Это просто рисунки, - парень присел и трясущимися руками стал собирать с пола клочки бумаги.

- Я очень надеюсь на это, Билл. Мне жить с тобой в соседней комнате, - перешагнув через несколько не поднятых клочков, я вышел.

Стоя в ванной перед зеркалом, я уже начинал корить себя за то, что так накричал на Каулитца. И что меня поразило, он не закатил истерик, не кинулся с кулаками, не кидал громких слов – он пытался оправдаться и убедить меня в своей вменяемости. Кажется, я и вправду всё преувеличил. Умывшись ледяной водой, заодно охладив и свой пыл, я, было, направился к выходу, но притормозил у распахнутой двери комнаты Билла, в которой он так и сидел на полу, обхватив голову руками. Ноги сами привели меня к парню, я просто не мог оставить его после того, как наговорил лишнего.

- Билл, посмотри на меня, - я присел рядом, стараясь подобрать правильные слова, хотя, на самом деле, не имел понятия, с чего начать. Парень не реагировал, его опущённое лицо было занавешено волосами, поэтому я не мог видеть эмоций, - я погорячился, извини. Может, всё-таки поднимешь голову и посмотришь на меня?

- А если я скажу, что не хочу, ты пригрозишь тем, что выкинешь меня на улицу? – на удивление спокойно заговорил Билл.

- Хей, перестань делать из меня изверга! Я ведь извинился.

- А я ведь, наверное, и правда псих. Или просто идиот.

- Биил, - я протянул руку и заправил прядь волос парня за ухо, открывая его лицо. Он лишь несильно дёрнулся от неожиданности, но противиться не стал, - тогда я тоже псих, ты же видел, как я срываюсь на окружающих, - грустная усмешка и меня, наконец, одарили взглядом.

- Я не буду больше рисовать ничего такого, - он указал взглядом на то, что осталось от рисунков.

- Направляй свой талант в мирное русло, парень, - потрепав его по макушке, я поднялся на ноги, - мне нужно в офис, я сегодня опять поздно вернусь. Тебе что-нибудь привезти? – Каулитц отрицательно покачал головой, а я, довольный разрешившимся конфликтом, смог выехать в офис, надеясь добраться туда к двум часам дня.

 

Будильник прозвенел довольно рано. После вчерашнего опоздания на встречу, я, наученный горьким опытом, завёл его заблаговременно. Всё-таки, опоздать на свадьбу лучшего друга было бы невероятной наглостью.

Вчера я вернулся около полуночи, когда Билл уже спал, или, делал вид, что спал: так рано он никогда не ложился. Он вообще без меня никогда не ложился, даже немного обидно стало. Я уверен, что парень до сих пор злился и просто не хотел лишний раз сталкиваться лицом к лицу.

После длительного пребывания в агентстве, я заехал в магазин косметики, в котором на меня странно посмотрели, после того, как я протянул листок с обширным списком необходимого. Ну а после наведался к Георгу, у которого и пробыл до позднего вечера, обсуждая детали церемонии и предстоящее свадебное путешествие.

Утро выдалось суматошным. Несмотря на то, что начало церемонии было запланировано на вечер, выехать необходимо было до полудня. Сначала я злился на Билла, который целый час пробыл в ванной, потом мучился со смокингом, и, когда напялил на себя этот ужасный костюм, то отражение в зеркале взбесило меня окончательно. На свою свадьбу, если таковой суждено состояться, я заставлю прийти Георга в костюме клоуна, заверяя, что мой шафер должен выглядеть именно так.

Машина, которую прислал за нами Георг, уже стояла возле дома, в то время как я вертел в руках бабочку, совершенно не зная как закрепить этот ужас на своей шее. Билла после ванной я ни разу не видел, поэтому даже не представлял, успел ли парень собраться, хотя не раз призывал его поторапливаться. Когда же я оказался в коридоре с так и не завязанной бабочкой, мои призывы стали намного настойчивей и даже сопровождались нецензурными выражениями, поскольку машина ждала уже довольно долго, а Каулитц так и не появлялся, постоянно выкрикивая что-то вроде «Ещё минуту». Вскоре мне это надоело, и я решительно направился в сторону его комнаты, намереваясь вытащить парня отсюда любым путём – мы серьёзно задерживались. Но врываться в его комнату снова не пришлось, как только я потянулся к ручке, Каулитц сам раскрыл дверь с обратной стороны.

Таким своего помощника я давно не видел, наверное, с юбилейного вечера мистера Рейнольдса. Это снова был тот самый Билл, которого я впервые встретил в коридоре перед своим кабинетом – яркий и безумно сексуальный. Только взгляд изменился: в потускневших глазах читались растерянность и испуг. Этот приталенный, но всё же довольно консервативный костюм подчёркивал его худобу, а чёрный цвет оттенял бледность лица. Я невольно залюбовался им, забыв о том, что нам необходимо поторапливаться, и моей целью изначально было отчитать парня за задержку. Наверное, то, как я пялился на него во все глаза, выглядело со стороны ужасно, но в тот момент я не думал об этом.

- Том, что-то не так? Я в курсе, что ты считаешь меня трансвеститом и всё в этом роде, но ты же сам купил мне вчера косметику, и другого костюма у меня нет, - Билл стал скептически разглядывать себя со всех сторон, желая найти несуществующие изъяны, которые, как ему казалось, я углядел.

- Всё в порядке, просто непривычно снова видеть тебя таким, - я постарался улыбнуться, но вышло с трудом.

- Тогда идём, - странно покосившись на меня, произнёс Каулитц, а я осознал, что выгляжу сейчас как полный мудак.

- Постой. Не поможешь мне закрепить эту дрянь? – я приподнял руку, держащую злополучную бабочку, с которой я промучился всё утро, а Билл молча забрал её у меня.

- Приподними свои косы, Том, - приблизившись ко мне до неприличия близко, он выдохнул мне это прямо в ухо. Из-за такой интимной обстановки, до меня даже не сразу дошла суть вопроса.

Позже Билл несколько раз прошёлся холодными пальцами по моей шее, поправляя ворот рубашки и заставляя тело покрываться мурашками, а потом, мимолётно заглянув мне в глаза, подытожил:

- Готово, и ничего сложного здесь нет.

В целом, трёхчасовая поездка до поместья прошла неплохо. Билл, замыкающийся в обществе чужих людей, просидел молча всё дорогу, разглядывая сменяющийся за окном пейзаж. Парень, который сегодня выступал в роли нашего водителя, сначала раздражал меня тем, что постоянно пялился на Каулитца в зеркало заднего вида, но после мы разговорились и его общество мне даже понравилось. Нужно быть готовым, что сегодня на Билла будет направлено повышенное внимание, с его неземным внешним видом это абсолютно нормально.

Поместье, у которого остановилась машина, нельзя было назвать иначе, как замком. Огромный каменный особняк, построенный несколько столетий назад, величественно возвышался на холме, окружённый огромным садом, в глубине которого я заметил алтарь, подготовленный для церемонии. Подобные постройки нередко арендовали для свадеб состоятельные пары, и это того стоило – атмосфера, которая прочувствовалась мною здесь ещё до того, как я покинул салон машины, была непередаваемой. Я не считал себя романтиком, но то, что творилось вокруг, мне определённо нравилось. Иногда, уставая от перипетий современной жизни, её бешеного ритма и разврата, хотелось оказаться именно в подобном умиротворённом месте, отрешённом от городской суеты.

Как только мы, попрощавшись с шофёром, покинули салон автомобиля, Билл слегка ухватил меня за рукав, останавливая:

- Том, ты ведь будешь рядом сегодня? Здесь столько людей!

- Билл, я вообще-то шафер, поэтому на церемонии тебе придётся сидеть одному. Здесь никто ничего тебе не сделает, не переживай! – однако, слова поддержки вряд ли оказали должное воздействие на парня, потому как он поплёлся за мной с каменным выражением лица.

В поместье уже собралось немало гостей, ведь из-за нерасторопности Каулитца мы опоздали и приехали одними из последних. Добрая половина мелькающих лиц была мне абсолютно незнакома – наверное, приглашённые со стороны невесты; а со многими я обменивался приветствиями, постепенно продвигаясь к стоящему на крыльце поместья Георгу, встречающему гостей. Играла живая музыка, люди собирались в небольшие компании, распивая шампанское, с которым шныряли многочисленные официанты, с разных сторон доносился смех – в целом, атмосфера была ненапряжённой, однако полностью расслабиться мне мешал Билл, за состояние которого я, безусловно, переживал.

- Не хочешь выпить? – обратился я к парню.

- Не сейчас, - раздражённо буркнул он, видимо расстроенный заявлением о том, что на церемонии ему придётся сидеть одному бок о бок с незнакомыми людьми, в то время как моё место – у алтаря рядом с Георгом.

- Тоом, вот это ничего себе! – жених был явно поражён, увидев меня в смокинге.

- Это надо заснять, - появившиеся из-за спины друзья были в приподнятом настроении. Мы наперебой поздравили Георга, даже Каулитц что-то выдавил из себя, мило улыбнувшись. Я подмигнул ему, довольный, что не пришлось краснеть лишний раз.

- Билл, давно тебя не видел, - Фред с самодовольной улыбкой подошёл к парню и спросил, -как жизнь? – мне хотелось треснуть это кретина, который натурально издевался, зная обо всех передрягах. А я ведь просил его на мальчишнике, чтобы он не задевал Каулитца при встрече и вообще не упоминал о случившемся.

- Налаживается, - ответил я вместо Билла, уничтожающим взглядом прожигая Фреда. Благо, никто из парней не видел всей этой картины, и ситуацию получилось замять. Свадьба Георга – не лучшее место для выяснения отношений, и портить такой день разборками я не позволю. Однако, Свендсену не сойдёт это с рук. Некоторые его поступки выходят далеко за грани дозволенного.

- Идём, Билл, - я кивнул парню, и мы немного отошли в сторону, где я взял с подноса бокал шампанского, пытаясь успокоить нервы, - всё в порядке, он идиот, - парень лишь кивнул, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

 

Церемония получилось великолепной. Вероника не страдала максимализмом, поэтому не придумала ничего сверхординарного, ограничившись скромным, но при этом элегантным платьем, которое выгодно подчёркивало её женственную фигуру. Оба молодожёна сияли от счастья, с улыбкой произнося свои клятвы. Я исполнил свою роль шафера, передав другу кольца в столь ответственный момент, и теперь аплодировал вместе со всеми собравшимися, когда Листингов, наконец, объявили мужем и женой. Всё это время я пристально наблюдал за Биллом, которому выбрал место в самых первых рядах, а парень с довольной физиономией глазел на всё творившееся у алтаря действо, изредка переводя взгляд на меня и улыбаясь. Однако, одна деталь меня раздражала: ещё до начала церемонии рядом с Биллом постоянно возникал смазливый парень, которого я никогда раньше не видел. Он постоянно так и норовил оказаться ближе к Каулитцу, а когда увидел, куда тот присаживается, занял соседний с Биллом стул. И во время церемонии, блондинчик больше пялился на увлечённого Каулитца, нежели на новоявленных супругов. «Грёбаный пед*к», - пронеслось в голове, когда парень в очередной раз плотоядно глазел на Билла. И что самое странное, Билл не мог не заметить такого повышенного внимания к своей персоне, но старательно делал вид, что ничего не происходит. «Может, этот недомачо понравился ему», - а вот от этих мыслей неприятно кольнуло в районе груди.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 52 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.024 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>