Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

http://ficbook.net/readfic/23931 3 страница



 

– Так, – сказал он. – Только семь утра. Вали отсюда. Для тебя слишком рано.

 

Не заставляя себя упрашивать, я прошмыгнул мимо него и спрятался в своем закутке. Щеки мои горели.

 

Постепенно офис заполнился людьми. Джема очень удивилась мне, похвалила, жуя шоколадку. Даже предложила мне кусочек, но я отказался, будучи уверенным в том, что в горло мне ничего не полезет. Почему у меня такое ощущение, что мои дела стали только хуже? И еще я уверен, что Владлен меня совсем не так понял. Черт… Я без сил упал на стол и спрятал голову за руками.

 

– Тебя зовут, – страшным голосом сказала Вика и указала в сторону кабинета заместителя генерального директора.

 

Я выругался. Как мог грязно. Про себя, потому что через стенку сидела Джема. Владлен разговаривал по телефону (успев переодеться в костюм), меня он пригвоздил к полу взглядом и не отводил его весь разговор, словно ко мне обращаясь:

 

– Нет, я не пойму, если мне ждать два дня, то какого черта я покупал в вашем салоне машину? Мог купить лексус! – собеседник что-то ему отвечал, а он зло постукивал ручкой по столу. – Я вам еще раз повторяю, мне нужно починить машину сейчас. Уже говорил… Я же объясняю, при движении что-то стучит. Откуда я знаю? Вы что…

 

Дальше я не слушал, дальше я думал. Это неплохой шанс для меня. Я разбираюсь в машинах, по крайней мере, разбирался. Не думаю, что за это время многое изменилось. Я могу помочь. Тогда Владлен будет мне благодарен, смягчится, а может, и вовсе забудет прошлое. И заживу я долго и счастливо…

 

– Эй, ошибка природы, где ты летаешь?

 

– Тут.

 

Он закатил глаза и покачал головой:

 

– Ладно, я такое для тебя придумал…

 

– Что с твоей машиной? – перебил я. Даже знать не хочу, что он там придумал!

 

Владлен нахмурился:

 

– А ты что, мастер?

 

– Я неплохо разбираюсь в тачках.

 

– Ты?

 

– Ага. Я могу помочь.

 

– Ты хоть знаешь, какая у меня машина? – я покачал головой – а есть разница? – Инфинити.

 

– Ну и что? Марку такую я знаю.

 

– Ты издеваешься?

 

– Нет!

 

– Ты ненормальный.

 

– Я просто посмотрю. Если помогу, все, что ты придумал, отменяется.

 

Он потер виски и немного глумливо пропел:

 

– Знаешь, мне жалко отказываться от своей задумки.

 

– А от машины? Вдруг там серьезно?

 

Быстро взвесив все «за» и «против», он встал, беря со стола ключи.



 

– Но если ты ее сломаешь…

 

Я поднял руки:

 

– Тогда сдаюсь.

 

Владлен странно посмотрел на меня и возвел глаза к потолку. Честно говоря, я и сам ощущал себя идиотом. Никогда бы не подумал, что с ним так дискомфортно спускаться в лифте. Я весь извелся, переминался с ноги на ногу, не знал, куда себя деть. Юноше, казалось, все было нипочем. Невидящим взглядом он уставился на створки лифта, явно думая о чем-то своем. Мы спустились на парковку. Прошли два ряда, и он щелкнул на брелоке кнопочкой. Передо мной стояла сверкающая черная красавица. Я открыл рот от восторга. Ни фига себе! Это последняя модель. Она стоит бешеных денег. И в нашем городе я еще таких не видел. Я ошалело посмотрел на Владлена. Похоже, ему понравилась моя реакция, потому что уголки его губ изогнулись. Однако он спросил, вмиг становясь серьезным:

 

– Точно сможешь?

 

– Да. Попробую. Точно ничего не сломаю.

 

Он кинул мне ключи. Я их не поймал, конечно. Они со звоном упали на асфальт. Он так просто отдал мне ключи? Он совсем с ума сошел? А если я уеду? Юноша подошел, сам нагнулся, поднял ключи и всунул в мою сжатую ладонь брелок.

 

– Приступай. Что ты так смотришь? Не стоять же мне с тобой, у меня и без того дел полно.

 

С этими словами он ушел со стоянки. А я не мог поверить. Это мне сейчас доверили ключи от такой тачки? Я чуть не закричал. Прыгнул в нее. Вдохнул запах. Совсем новенькая. Завел. О, Боги, как прекрасен звук мотора… Нет, круче машин я не видел. Это лучшая в мире. Дисплей показывал тысячу километров. Всего ничего. Владлен или недавно ее купил, или не ездил на ней. Хотя, скорее всего, первое, модель-то новая. Вон фары какие. Так, соберись. Нужно работать. Я залез под капот и все там изучил. Нужны инструменты… Подумав немного, я сбегал к охранникам. Они, конечно, удивились, но подсказали, где можно разжиться необходимым.

 

Спустя пять часов я был весь перемазан, но счастлив как никогда. Мне это удалось. Я починил эту красавицу. Это же так много значит! Владлен будет доволен, не будет приводить в исполнение свои неприятные для меня планы. Теперь нужно сдать работу. Словно услышав мои мысли, появился сам владелец машины.

 

– Ну?

 

– Все готово. — Сияя, я протянул ему ключи.

 

– Да?

 

Юноша сел в машину, указывая мне на соседнее место. Я был там уже через секунду. Мы сорвались с места, помчались по парковке, выскочили на улицу прямо в поток машин. Владлен их уверенно объехал, совершил полицейский разворот и вернулся на парковку. Так хорошо машину не водил даже я. Вот же новость. Никогда бы не подумал, что бывший ботаник так сможет. Он ловко припарковался на свое место и повернулся ко мне:

 

– Все хорошо. Действительно.

 

Я не смог сдержать улыбку, которая помрачнела при его следующих словах:

 

– Тебя ждет туалет. Там опять что-то прорвало.

 

Вот ублюдок. Я хлопнул дверью так сильно, что самому стало жалко невинную машинку. Буквально добежал до лифта, вдавил до хруста кнопку этажа, влетел в туалет и опешил. Ничего не было. Он был чист. Ничего не понимая, я забежал в женский и убежал после раздавшегося визга. Но я успел заметить, что там тоже никакой катастрофы. Кроме того, что у Вики на попе неслабый целлюлит.

 

В коридоре, подпирая стену, стоял Владлен. Довольный и привычно усмехающийся.

 

– Очень смешно! – я буквально накинулся на него.

 

– Кому как, мне так очень.

 

– Найди себе другого клоуна.

 

– И променять тебя? Никогда, – серьезно сказал он.

 

– Мне надоело! – во мне все кипело. Сколько можно? Я человек, я устал так жить.

 

– Кадры там, – он указал рукой влево. – Что тебя здесь держит?

 

Как он может так быстро становиться таким серьезным?

 

– А то ты не знаешь! Я не могу потерять эту работу! Я не могу снова попасть в тюрьму!

 

Я сразу же пожалел о том, что сказал это. Отступил на шаг. Черт, какой же все-таки Владлен высокий. Мне помнится со школы, мы были одного роста. Я не хотел смотреть на него. Мне не стоило выбалтывать ему свои тайны. Теперь у него преимущество. Мне стало очень горько. Идиот.

 

– Знаешь, ты такой чумазый, что стыдно стоять рядом. Иди-ка домой.

 

Не верю своим ушам. Это Владлен сейчас произнес? Я отвернулся и побрел в свою каморку. Раз предлагают – грех отказываться. Через час я уже был дома. Дядя Федя удивился, даже подумал, что меня уволили. Но мне сейчас не хотелось ни с кем разговаривать. Я заперся в душе, оттолкнув какую-то парочку, решившую заняться сексом прям тут. Вроде и немолодые уже… Воду греть не стал, залез под холодную. Грязь и масло смывались плохо, но все-таки я их оттер. Мысли были невеселые. Куда делась моя радость? Почему я решил, что все будет хорошо? Идиот. Просто полный идиот. Почему мне так плохо?

 

<center>***</center>

 

Меня разбудил громкий стук в дверь. Спросонья я не мог понять, что происходит. На мгновение мне даже показалось, что я снова оказался в тюрьме. Подскочив, обо что-то ударившись, я доковылял до двери, включил свет, а потом только спросил:

 

– Что надо?

 

– Эт я, дядя Федя. Тебе срочно звонили с работы.

 

Внутри похолодело. Я глянул на часы – половина третьего. Что случилось? Я открыл дверь и накинулся на старика:

 

– Кто звонил? Что сказали? Как срочно?

 

– Какой-то парень, сказал, что срочно нужно поменять колесо, а он может доверить это только тебе. Вот, даже адрес дал. Так ты что, автомеханик, что ль?

 

Тут до меня медленно стало доходить. Очередная дурацкая шутка Владлена. Конечно, что же еще. Я поблагодарил старика и сел на кровать. Хотя, в принципе, мне больше некуда было сесть. Ну, можно еще на коробку. Только она продавится. Так. Не отвлекаемся. Владлен меня со свету сживет, если я не приеду. Три часа ночи… Могу и не ехать. Я глянул на адрес. Тут недалеко, минут через десять буду. Что только он делает в таком районе? На своей дорогущей тачке к тому же. Вот идиот. Я поспешно оделся и добежал до места за пять минут.

 

Владлен стоял, опираясь на машину, и курил, глядя куда-то вдаль. Что он там мог видеть в темноте – загадка. Было холодно, а на нем из верхней одежды только тонкая рубашка, расстегнутая на груди. При виде меня на его лице появилось довольное выражение. Я подошел и заметил, что в машине на водительском месте сидит какой-то мужик. Странно, кто это? Но стоило юноше заговорить, разгадка появилась сама собой – от Владлена за версту разило спиртным.

 

– Ты пришел, – хмыкнул он.

 

– Что случилось? И без меня никак? Водитель же сидит.

 

– Без тебя никак, – покачал он головой.

 

Он был очень пьян. Любое движение, и его штормило из стороны в сторону. Странно, как он еще связно говорил. У меня негативное отношение к алкоголю еще с детства, насмотрелся на родителей. Спасибо им. Правда, о покойниках плохо не говорят, но у меня для них и при жизни-то хороших слов не было. По опыту знаю – нужно быстро заканчивать.

 

– Ладно, что у тебя?

 

Владлен отходит, показывая переднее колесо. Из него торчит гвоздь. Били несколько раз, не могли проткнуть, на резине остались следы. Все ясно. Владлен специально это сделал. И не жалко ему машину? Глубоко вздыхаю, а юноша начинает новую сигарету, докурив старую до фильтра. Прошу водителя выйти, открываю багажник, достаю запаску, инструменты. Темно жутко, но я столько раз это делал, да и потом можно подсветить зажигалкой. Забираю ее из ледяных пальцев Владлена. Он так точно заболеет. Но мне все равно, пусть делает, что хочет. Юноша смотрит, как я копошусь.

 

– Разбудил?

 

Нет, блин, я ждал твоего звонка. Не отвечаю. Мне нужно быстрее закончить.

 

– А я тут гулял, в клубе был… А потом прокатиться решил.

 

Как же! В этой части города не многие решаются появляться. Проблем больше будет. Хорошо хоть он сам за руль не сел. Одним трупом меньше. Хотя при таком раскладе я бы только выиграл, избавился бы от достающего начальника.

 

– Скучно мне. И тоскливо… Слышишь? Я вообще-то с тобой разговариваю. Эй!

 

Он хватает меня за ворот куртки и поднимает. Быстрым движением припечатывает к машине. Я чувствую, что он одновременно горячий, как кипяток, и холодный, как снег. Так необычно… Мелькает мысль, что из-за того, что он так сильно вдавливает меня в машину, домкрат сейчас сорвется. Так и есть. Блин, придется заново начинать. Вдруг чувствую что-то нежное на своих губах и понимаю, что он меня целует. Это парализует меня. Он ловко расстегивает мою куртку, сквозь свитер чувствую его ледяные руки. Одну ногу он просовывает между моих, лишая меня возможности убежать. Не встречая моего сопротивления, его язык проникает в мой рот и хозяйничает там. Целая палитра запахов – спиртное, сигареты, что-то сладкое, его одеколон, пот. Голова идет кругом. Я понимаю, что рядом стоит водитель, быть может, смотрит на нас. Владлена это совершенно не смущает, он с упоением целует меня. Дыхания не хватает, я отстраняюсь от юноши, жадно глотаю морозный воздух. Слышу горячее:

 

– Поехали ко мне…

 

И меня словно бьют в живот. Откидываю Владлена. Он не падает, удерживая равновесие в последний момент.

 

– Пошел ты, придурок! – кричу громко, очень громко. И бегу оттуда, быстро-быстро.

 

Дома долго не могу успокоиться, плетусь в душ, выпиваю две кружки воды. Он ненормальный, ненавижу его.

 

<center>***</center>

 

Идти на работу ужасно не хочется. Что за жизнь у меня такая? Дядя Федя успокаивает, делится пирожками. От этого не легче. Хотя пирожки вкусные. Иду медленно-медленно. Самое страшное – непонятно, как теперь поведет себя Владлен. Он ведь все может. Абсолютно. Может дальше глумиться, может зажимать в темных углах. Тогда мне не позавидуешь, только пережил это, а тут снова. Поднимаюсь в лифте, решаю, что не буду сегодня мыть с утра полы. Попозже. Не могу я смотреть на него. Джема спрашивает, хорошо ли я себя чувствую. Рассеянно киваю. Жду. Я ведь знаю, что он не может меня не позвать.

 

Время подходит к обеду. А меня все не зовут. Нахожу это странным. Нет, я знаю, он не может просто так отстать от меня, я чувствую это.

 

– К Владлену Викторовичу, – Катя.

 

Закрываю глаза. Так я и знал. Еле иду, руки дрожат. Стучусь и слышу уверенное «войдите». Замираю прямо у двери. Владлен ласково улыбается, но в его улыбке что-то не так. Он стоит, облокотившись о свой стол, опираясь руками на него же. Свежий, выспавшийся, излучающий любовь к жизни. Ни следа вчерашней ночи. Или уже сегодняшней? Никогда не знал, как сказать правильно.

 

– Подойди, – тихо говорит он. Улыбка становится шире.

 

Делаю пару шагов. Ну что я его теперь бояться буду что ли? Нет, в конце концов, я могу закричать. Делаю еще шаги. Вдруг в его руке появляется монтировка. Недоумеваю… Он меня убить собрался? Видимо, ужас отражается в моих глазах, Владлен смеется, замахивается и… разбивает аквариум. Со звоном стекло рассыпается. Вода хлынула на пол. Вместе с его рыбками, вместе с его украшениями, гротами, замками всякими и растительностью. Объем воды большой, сметает, я не удерживаюсь, падаю и ошалело сижу на полу. Весь кабинет залило. Это же какой ремонт нужно делать… Ламинат поднимется, мебель пострадает…

 

– Что ты сделал? – шепчу я в замешательстве. Не понимаю, он же так дорожил рыбками…

 

Владлен подходит ко мне и помогает подняться, а затем бесстрастно произносит:

 

– Что ты сделал.

 

Монтировка оказывается у меня в руках, я испуганно отбрасываю ее тут же, а тем временем юноша снимает тонкие резиновые перчатки. Хлопаю ресницами, пару секунд ничего не понимаю, а потом едва не стону. Вот же… В дверь требовательно стучат:

 

– Владлен Викторович, что у вас случилось?

 

– Подождите, – повелительно говорит он и пристально смотрит на меня:

 

– Мне объяснить, что все это значит, или ты сам догадаешься?

 

– Сколько этот аквариум стоит? – еле выдавливаю из себя.

 

– Пятьдесят тысяч.

 

Прикидываю в уме, что если отдавать часть зарплаты, то верну за полгода, это немного радует, но меня жестко обрывают:

 

– Долларов, идиот.

 

Владлен дает мне время все осмыслить, не обращая внимания на шум за дверью. А что тут осмысливать? У меня в жизни не будет таких денег. Черт, ну кому нужны такие дорогие аквариумы? На хрен они вообще их делают, покупают? Деньги больше деть некуда? Вот я попал… Отпечатки на монтировке мои, можно теперь делать все, что угодно. Да он может сказать, что я кинулся на него. Тогда это квалифицируют как нападение. В принципе, тут даже сочинять что-то не надо, любое обращение в милицию или к куратору – и меня забирают в тюрьму.

 

– Что ты хочешь? – говорю пересохшими губами.

 

Он протягивает мне стикер. Там адрес и время. Смотрю на него и не верю.

 

– Ты с ума сошел?

 

– Наверное, да, – вдруг отвечает он и печально улыбается. Мимолетно касается моих губ (я вздрагиваю), и шепчет на ухо:

 

– У нас будет секс. Жесткий секс.

 

Затем он спокойно открывает дверь, раздаются возгласы собравшихся сотрудников, а я стою и не могу пошевелиться.

 

========== Глава 4. Время платить по счетам ==========

У меня-таки потрясающая дилемма: секс с врагом или тюрьма. Где, по сути, будет то же самое, правда после десятка мужиков меня, скорей всего, убьют. Как же я попал… Почему так? Я падаю лицом в подушку. В намерениях Владлена я не сомневаюсь, но когда его месть перешла в желание отыметь меня? Да, он запросто сдаст меня ментам, если я не приду. Может, бежать? Ага. Мне город покидать нельзя. Как ни крути, попал я здорово. Хотелось бы уточнить, конечно, что в его понимании «жесткий секс», но я уверен, ничего хорошего для меня. Я оторвался от подушки и вздохнул полной грудью. Глянул на часы и меня пробил ледяной пот. Так уже два часа. Смотрю каждые пять минут и каждый раз одно и тоже. Владлен ждет меня к девяти, даже отпустил вовремя с работы. Ненавижу его… Остался час. Я с трудом успею за это время добраться до него. Ну что я сижу? Да мне бежать надо. Но я упрямо не могу сдвинуться с места. Ненавижу его… Да твою же… Рывком встаю, одеваюсь, выбегаю из комнаты. Дядя Федя кричит:

 

– Удачи, сынок, – решив, что я на свидание. Хмыкаю.

 

Автобус плетется. Я уже опоздал, а еще ехать и ехать. Это плохо. Может, совсем не приходить? Это кто-то трусливый внутри меня. А еще более трусливый советует ехать. По крайней мере, это лучше, чем пройти через всю камеру. Выхожу на нужной остановке и ищу дом. Район элитный, сплошь красивые высотки, огороженные коваными заборами. Вот. Подхожу к домофону. Черт, уже половина… Может, он не заметит? Руки так дрожат, что я с трудом попадаю по кнопкам. Мне сразу отвечают, и ворота открываются. Прохожу, думая, какой же этаж. Ладно. По две квартиры, значит, мне нужен… Черт, голова не работает. Ладно, тыкаю на девятый. Угадываю. Вываливаюсь из лифта, Владлен стоит у открытой двери и с неудовольствием на меня смотрит:

 

– Ты опоздал. Терпеть не могу опоздания.

 

– Извини, – писк какой-то получается.

 

Юноша пропускает меня в квартиру и закрывает дверь. Он замирает, как будто чего-то ждет. Потом не выдерживает и спрашивает:

 

– Ты будешь раздеваться?

 

– Как, уже?..

 

– Куртку, придурок.

 

– А… а можно оставить?

 

Владлен буквально вытряхивает меня из куртки и вешает ее в шкаф.

 

– Обувь сними!

 

Я нагибаюсь и расшнуровываю кроссовки. Аккуратно ставлю их у двери. Нет, не так. Сдвигаю на сантиметр. Вот, теперь шнурок под подошву попал. Достаю его и аккуратно кладу под язычок.

 

– Закончил? – раздается надо мной. – Может, еще одеялом их укроешь?

 

Он рывком меня поднимает, и я зажмуриваюсь.

 

– Ну, ты и трус, – качает юноша головой. – Как ты изменился. Мы как будто поменялись местами.

 

– Я бы тебя насиловать точно не стал! – с жаром говорю я. А вдруг удастся его уболтать?

 

– Я и не собираюсь тебя насиловать, – ухмыляется он. – Ты сам пришел.

 

– И могу уйти?

 

– Конечно.

 

– Правда?

 

Он кивает. Вот опять у него это ехидное выражение. Тут подвох.

 

– Только монтировка с моим заявлением будут в полиции через час.

 

Так и знал, без подвоха никуда.

 

– Может, как-нибудь договоримся?

 

– Кроме секса мне от тебя ничего не нужно.

 

– Ну почему именно это? – заныл я. – Ну что ты во мне нашел?

 

– Сам не знаю, – тихо говорит Владлен, проводит рукой по своим волосам, отводя их назад, на меня не смотрит. – Если бы я знал… Стоило тебе появиться в моей жизни, как я ни о чем думать не могу, хренью страдаю, не работаю толком…

 

Такого я не ожидал. У меня даже рот открылся. Юноша мягко его закрыл двумя пальцами.

 

– Не подумай, придурок, что я тебе в любви признаюсь. Я просто хочу тебя трахнуть как следует.

 

– Это-то меня и напрягает.

 

– А ты расслабься, – советует он. – Пошли, а то застряли в коридоре.

 

Владлен тянет меня за собой. Квартира у него большая, несколько комнат, все отделано со вкусом, в светлых тонах. Красок мало. Ни яркой картины там, ни подушечки. Все очень сдержанно. Мы оказываемся в небольшой комнате, нечто вроде гостиной. Он усаживает меня на диван, а сам садится в кресло напротив. Нас разделяет журнальный столик, уже хорошо.

 

– Как я понял, спиртное ты не употребляешь?

 

– Как понял? – удивился я.

 

– По твоему лицу вчера, – он покачал головой. – Ты скривился. Пил я дорогой коньяк, запах от него не такой как от паленки, к которой ты привык в своей коммуналке. Отсюда такие выводы.

 

Ого, я бы так не смог.

 

– Что ты еще понял?

 

– Что ты идиот.

 

Я даже обиделся.

 

– Ладно, речь не об этом. Мы, конечно, можем проболтать всю ночь. Но завтра я позвоню на работу, навру что-нибудь про себя и тебя, конечно. Например, про кишечный грипп, как ты тогда, – я смутился. Как он понял, что я врал? – И ты останешься со мной. А после пятницы придет суббота, потом воскресенье. Выбирай сам.

 

– Не велик выбор.

 

– Что есть.

 

Я погрустнел. Похоже, переубедить его не получится. Ну что же делать?

 

– Я не могу так сразу.

 

– А я и не собираюсь на тебя накидываться.

 

Я вздохнул. Не знаю, что делать, как мне быть. Мне что – раздеваться? Ложиться? Вставать? Я чувствовал себя очень неуютно. Видно это отразилось на моем лице, потому как Владлен мягко сказал:

 

– Я не буду тебя насиловать. Даже постараюсь не делать тебе слишком больно, – порадовал, блин. – Сейчас ты сходишь в душ, а потом поговорим.

 

– А сразу нельзя?

 

– Хорошо. Могу предложить тебе в качестве средства для расслабления покурить травки.

 

– Что? Ты куришь траву?

 

– Вроде бы ты должен был понять, что я не всегда правильный мальчик.

 

– Ну, просто это…

 

– Ты никогда не курил траву? – вдруг засмеялся он. Достала его проницательность, честное слово. – И еще хулиган, называется.

 

– Это было давно. Ладно, – с тяжким вздохом встаю. – Где душ?

 

Юноша неопределенно машет рукой влево. Выхожу из комнаты в коридор, открываю первую попавшуюся дверь. Бинго. Ванная комната. Нежно-розовая плитка, облака на потолке. Яркий холодный свет. Белая мебель, огромное джакузи и сбоку душевая кабина. Если я задержусь в джакузи, он очень разозлится? Блин, как хочется разлечься в горячей воде, расслабиться, сто лет не принимал ванну. Нет, не вариант. Я разделся, побросав все вещи на пол. В душевой кабинке передо мной был ряд кнопок с какими-то картинками. Ни крана, ни душа… Ну, кому нужны какие-то кнопки в душе? Что они, блин, значат? Так, эта с каким-то солнышком… Я опасливо щелкнул. Надо мной вспыхнул свет. Чудесно. Тут и так, как в солярии, еще света только не хватало. Я нажал обратно, свет потух. Хм. Ничего так задумка. Это что за волны? Не подозревая подвоха, я нажал. Из стены в меня ударили струйки ледяной воды. Я взвыл, поспешно стал щелкать на кнопку, чтобы убрать ненужный эффект, но на меня полилась вода сверху, откуда-то пошел пар, заиграла музыка. Твою же… Я выбежал из кабинки. Какой-то ненормальный ее делал! Зачем столько ненужных вещей только для того, чтобы принять душ? Вобрав в легкие побольше воздуха, я вернулся и стал щелкать на кнопки, пока все не прекратилось. Ладно, значит, вымоюсь в джакузи. Там, по крайней мере, я вижу кран. Однако передо мной предстал нелегкий выбор геля и шампуня. У Владлена их было не меньше, чем в косметическом магазине. Плюнув, я взял первый попавшийся пузырек и намылил голову. Пахнет приятно. Гель для душа тоже имел потрясающий запах и ярко-синий цвет.

 

Сбоку, на небольшой тумбочке возвышалась стопка полотенец. Белоснежных, свежих. Я вытерся насухо и протер волосы. Ну, их просушить я не могу. Хрен знает, что у него в ванной вместо фена. Тут передо мной возникла проблема: одеваться или идти так, обмотавшись полотенцем? Владлен ясно дал понять, что он хочет. К чему лишние заморочки? Может, он быстро сделает свое черное дело и оставит меня в покое? Я смогу потом представить, что ничего не было… Вот было бы здорово. Мой взгляд упал на банный халат. То, что надо. Вроде и не совсем предлагаешь себя, а вроде и раздеваться быстро. Блин, о чем я только думаю? Я натянул халат, который был мне немного велик, и вышел. В гостиной Владлена не оказалось. Мы теперь в прятки будем играть? И почему в его квартире везде горит свет? Какая не экономия…. Я заглянул во все комнаты (их у него, кстати, шесть вместе с кухней) и нашел юношу в последней. Конечно, это была спальня. Она была в японском стиле. Светлые стены молочно-коричневого цвета, в тон ему пол из натурального дерева, несколько гравюр на стенах, икебана ближе к окну. Минимальный набор мебели: низкая кровать и две тумбочки. Приятное приглушенное, рассеянное освещение.

 

Владлен стоял у окна. Услышав мои шаги, он обернулся:

 

– Я думал, ты утонул, – но в его голосе не было ни намека на иронию.

 

– У тебя дурацкая ванная комната, – сказал я. Во рту пересохло, и я почувствовал, как по спине, щекоча, скатилась капелька пота.

 

– Правда? – он немного удивился. – Еще никто не жаловался.

 

Значит, он сюда всех водит? Хотя куда ему еще водить, если это его квартира? Ну, к слову сказать, шикарная квартира. Только не понятно, зачем ему так много места одному? Опустим вопрос уборки, уверен, у него есть прислуга. Но тут просто заблудиться можно. А квартплата сколько…

 

– Раздевайся.

 

Как приказ. У меня сердце ушло в пятки. Мне совершенно не хотелось этого делать… Прочитав все на моем лице, юноша просто сказал:

 

– Раз.

 

– А до скольки считаешь? – слабо поинтересовался я.

 

– Два.

 

– Ну, все-таки?

 

– Три.

 

Я быстро скинул с себя халат, всем видом показывая, что успел до того как прозвучала последняя цифра. Владлен не был настроен шутить. Он окинул меня пристальным взглядом, откровенно разглядывая. Я отвернулся. И умудрился покраснеть. Черт. К счастью, он никак не прокомментировал увиденное. Через мгновенье я услышал:

 

– Ложись.

 

И все? Так быстро? А чего я ожидал?.. Я послушно подошел к кровати и лег на спину.

 

– Перевернись.

 

Ну, это, наверное, чтобы не видеть моего лица. Я лег на живот.

 

– Вытяни руки вверх.

 

Так это еще зачем? В мою душу закрались подозрения… Что-то мне все это не нравится… Совсем близко со мной раздалось холодное:

 

– Не заставляй меня повторять.

 

С ощутимым раздражением. Ну что же я делаю? Только разозлю его. Я повиновался и зажмурился. Раздался знакомый щелчок, я дернулся и не смог пошевелить руками. От ужаса я перестал дышать. На моих запястьях красовались наручники. Я едва не заплакал. Что он задумал? Зачем это? В животе неприятно потянуло. Я лежу обездвиженный, мой бывший враг… О, нет… Я дернул руками, но наручники прочно переплетались со спинкой кровати.

 

– Нравится? – Владлен совсем близко, я даже чувствую его дыхание на затылке. Не отвечаю, лишь прячу лицо. – Это тебе понравится еще больше.

 

Не выдерживаю, резко поднимаю голову и вижу в его руках нечто напоминающее плеть на длинной основе и пластинку на кончике из толстой кожи с блестящими металлическими вставками. У меня похолодело внутри. Он ненормальный. Его глаза блестели. О, да он чертовски доволен собой. Думает, что я теперь буду молить о пощаде? Да пошел он. Я уткнулся в одеяло, закрываясь руками. Не доставлю ему радости. Не услышит он от меня ни звука. Бля… Удар обжигает спину. Я не успеваю, вскрикиваю, тут же кусаю покрывало. Он садится рядом, слышу шуршание ткани и его жаркий шепот на ухо:

 

– Больно?

 

Не шевелюсь, тяжело дышу. Место удара горит. Тонкие холодные пальцы осторожно касаются красной полосы, обводят ее контур. Черт, мне же так еще больней. Против воли вздрагиваю, еле сдерживаюсь, чтобы не отодвинуться. Он встает, отвешивает еще пару ударов. Я закусываю губу. Теперь я к ним готов, но от этого не менее больно. Невольно натягиваю руки, и стальные браслеты жадно впиваются в кожу. Чертов извращенец. Глухо стону в покрывало. Он продолжает. Уже не только спина, но и задница. Печет так, будто плеть раскалена до предела. Ненавижу его… Сколько он так еще будет измываться надо мной? Кажется, что у меня все тело, как один большой рубец. Вздрагиваю, когда нежные губы опускаются на места ударов и целуют их. По телу бегут мурашки. И больно, и приятно… Кожа чуть вспухла, я чувствую, как он проводит по ней кончиком языка. От него не укрылся ни один сантиметр. Шумно выдыхаю. Его пальцы, уже смазанные в чем-то, проникают в меня, умело растягивают. Еле дышу, напрягаюсь, но он продолжает покрывать поцелуями поясницу, спускается к копчику… В голове пусто, ни единой мысли. Лежу покорно, не шевелюсь. Пальцы исчезают, я напрягаюсь снова. Неужели сейчас?.. Но я ошибся. Чувствую что-то маленькое, круглое, легко проникающее в меня, затем еще одно… Что это? Дергаюсь, но юноша как будто ожидал этого – его свободная рука на моей шее, не могу пошевелиться. Он проталкивает еще два шарика и отпускает меня. Ослабляет наручники и переворачивает на бок, чтобы видеть мое лицо. Он улыбается и доволен как никогда. Мягко убирает прилипшую к моему лбу челку, заводит волосы за ухо. В его руке я вижу маленькое устройство, похожее на пульт. Даже не спрашиваю, что это, не хочу знать, не хочу… Не разрывая взгляда, он нажимает одну кнопочку. Внутри меня шарики начинают слабо вибрировать. К низу живота мгновенно приливает кровь. Он чуть пододвигается ко мне, ложась на одном уровне с моим лицом. Нас разделяют сантиметров десять. Вижу его потемневшие глаза, капельки пота на лбу. Он целует меня, нажимает еще раз кнопочку, вибрация усиливается. Не выдерживаю, с губ срывается стон. Хочется достать эти чертовы шарики, они мешают, они чертовски возбуждают… Он ловит каждый мой вздох, тяжело дышит. Его рука спускается вниз и касается моего члена. Закрываю глаза, не могу больше, откровенно стону, чувствую его губы, терзающие мои, его язык, такой требовательный и жесткий. Он снова нажимает кнопку. Вздрагиваю, выгибаюсь, пытаюсь согнуться в позу эмбриона, но его руки не дают. Касаюсь лбом его груди, слышу быстрые удары его сердца, и мне кажется, что я сейчас сойду с ума. Вибрация внутри продолжается, но она не приносит удовлетворения. Она безумно раздражает, я весь пылаю, кусаю губы, хватаю ртом воздух. Он преспокойно гладит мои плечи, как будто ничего не происходит, а мы просто лежим и ведем светскую беседу. Я жалобно всхлипываю, нет сил, не могу… Шепчу это вслух. Он дергает меня за волосы, смотрит в глаза, требует:


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 45 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.06 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>