Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЩИТ СПЯЩЕЙ МЕДВЕДИЦЫ: ЗАПАД

Читайте также:
  1. II.СУБАРКТИЧЕСКИЕ ЗАПАДНО-СИБИРСКИЕ ФОРМАЦИИ
  2. V. ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЙ КОСТЮМ XVII В.
  3. VII. ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЙ КОСТЮМ XIX В.
  4. Ангел западного окна
  5. АНГЕЛ ЗАПАДНОГО ОКНА.
  6. Б) ПЕРИОД С СЕРЕДИНЫ ВЕКА ПО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ -В СССР И НА ЗАПАДЕ
  7. Б. Западные славяне

Познай мираж тебя манящий...

Филипп Ламантиа, «Проявление»

 

Руби Много Вождей и Джули появились в хижине Агнес уже под вечер. Мне очень нравилась Джули — жаль, что мы так мало времени проводим вместе. Прекрасные черные волосы Джули сияли огнем, а ее живые глаза выражали дружелюбие и внушали доверие.

Джули принесла с собой копченую рыбу. Мы все сели вокруг стола, и Джули развернула газету. У меня аж слюнки потекли в предвкушении лакомства, но Руби протянула руку и отодвинула сверток в сторону:

— Позже, — сказала она. — Сначала вам придется кое-чему научиться.

Мой голод растворился в разочаровании. Руби всегда уводила у меня из-под носа все, чего мне хотелось особенно сильно. Серьезное выражение ее лица говорило, что она не потерпит никаких возражений.

— Скоро совсем стемнеет, — продолжила Руби, жестом показывая, что нам с Джули следуег слушать внимательно. — Мы с Агнес хотим научить вас магии ваших западных щитов. Мы хотам ввести вас в магию земли и научить интроспекции. Самоанализ расположен на Западе. Мы проведем ритуал. А потом мы полакомимся этой копченой рыбкой.

Я почувствовала внутренний протест.

— Можно ли научить человека всматриваться вглубь себя, ведь это внутренний, а не внешний процесс?

— Внутреннее есть внешнее, — вкладывая силу в слова, произнесла Руби.

Мы с Джули непонимающе переглянулись.

— Мы хотим познакомить вас с Теневой Женщиной, — сказала Агнес.

— Ты имеешь в виду вторую сторону нас самих? — спросила Джули.

— Нет, — ответила Руби. — Это будет осознанностью хейока — пониманием истинной связи с Великим Духом. Это сугь Четырех Зеркал, это восточная магия. Подобно муравью, проникающему в муравейник, мы отправимся на Запад, проникнув под землю, в то место, где движется черпая мгла.

— В то место, куда приносят молитвенные палочки, — добавила Агнес. — Молитвенные і галочки — это молчаливые алтари земли, они мужские і ю своей природе, для равновесия они нуждаются в женской силе земли.

— Мы отправимся в место великого возмужания, — продолжила Руби. — Приходит время, когда ученик удостаивается великого видения. Вследствие величия этого события ученик выходит из равновесия — он начинает воспринимать окружающее как живое существо: каждый камень, каждый механизм, каждую палочку. Но если это видение истинное, приходит большее понимание, тогда ученик замечает, что некоторые камни и даже механизмы действительно живые, а некоторые — мертвы. Мертвые уже прошли через портал на Запад. Все зависит от запаса жизненной силы внутри предмета. Ученик начинает распознавать внутреннюю суть объектов, энергии, цвета, светящиеся формы — их теневую сущность.

Пока Руби говорила, стало совсем темно. Руби продолжала наливать кофе себе в чашку, пока горячая жидкость не коснулась ее пальца, лежащего на ободке.

В западной стороне, — сказала Руби, — мы исполняем

священную песнь. Мы исполняем танец интуиции. Гаков путь тыквы. Мы — носители щита Сновидения.

Руби поднялась и кивнула в сторону Агнес. Та встала, вытащила из-под кровати большой сверток и вручила его мне.

— Он нам понадобится позже, а пока не открывай его.



Судя по всему, это были шкурки животных. Агнес достала сверток поменьше н положила его себе на плечо. Еще один сверток вручила Джули.

— Возьми ключи от машины. Нам нужно проехать миль двадцать-двадцать пять. Большую часть по грунтовой дороге.

Мы сели в машину. Руби и Джули устроились на заднем сиденье. Как всегда, мы ехали в молчании. Был уже поздний вечер. Откуда-то издалека доносилось погромыхивание грома.

— Поверни направо, — сказала Агнес наруї пая длительное молчание.

— Похоже на одну из твоих коровьих троп, — улыбаясь, заметила я.

Сбавив скорость, я свернула направо. Тропка вскоре оборвалась, и мы ехали вдоль оврага, напоминавшего трещину в земле. Я удивилась, когда машину подкинуло на ухабистой колее. С главной дороги эта дорога оставалась невидимой.

Загрузка...

— Мало кто из наших людей знает об этом месте, — Агнес помолчала. — Белым оно и вовсе неизвестно. — Она повернулась ко мне и улыбнулась.

Внизу лощины мы внезапно повернули, следуя по краю болота. Проехав еще около мили, Агнес попросила остановить машину. Мы вышли.

Над нами полукругом нависли скалы. Я сделала несколько наклонов, глубоких вдохов, немного размяла кости.

Руби медленно повернулась, принюхиваясь. Я взглянула на скалу, у подножия которой мы остановились, — меня очаровало буйство красок: все оттенки голубого, розового, красно-оранжевого, серый, переходящий в желтовато-коричневый. Поверхность скалы состояла из осадочных пород. Время оставило на ней свои следы. Камень был молчалив, напоминая останки шумерских городов, сохранивших лишь слабые приметы того, что некогда в их стенах кипела жизнь. Зоны дождя и вегра усердно потрудились над камнем, и теперь он имел вид изваяния, над которым работали заботливые руки скульптора.

Во времена до ходей потоки воды обрушивались с края скалы, образуя временные водопады. Один из них находился как раз в том месте, где мы стояли. Мне представился сверкающий поток белой пенящейся воды, ее явственный гул во время падения.

Стволы кедров и тамарисков причудливо изгибались, пробивая себе пугь сквозь камни. Я подобрала кедровую шишку, проверив, нег ли в ней орехов, но белки опередили меня. Мы быстро спустились вниз. Скалы нависли над нами. Кустики шалфея пробивались сквозь каменистую землю. Виднелись отпечатки мышиных лапок и копыт оленей. Высоко над нами перелетали маленькие птички — каждый звук, каждое движение отдавались эхом, растворяясь в тишине.

Агнес назвала это место Стенами Хейока — зеркальным эхом каждого движения жизни в этой местности. Скалы нависли над нами, когда мы начали спускаться вниз по самой высокой скале. Скала была почти отвесной, следовало соблюдать крайнюю осторожность. Агнес указывала путь.

Где-то на полпути она завернула за камень и исчезла из виду. Через пару минут мы тоже добрались до этого места и оказались лицом к лицу с черным отверстием ритуальной пещеры. Вход был сокрыт от посторонних взоров.

Солнце садилось, тени, отбрасываемые скалами, становились длинными, приобретая сиреневый оттенок. Поднялся ветер, швыряя песчинки мне в лицо. На четвереньках я пробралась в пещеру. Попав внутрь, я выпрямилась во весь рост и протерла глаза. Внутри пещера напоминала небольшую комнату, стены которой были украшены изображением символов и рисунками. Изображения на одной из стен казались очень древними. Противоположная стена была покрыта глиной, по которой шел цветной рисунок.

— Это место иногда называют «Местом, Где Обнажаются Скрещенные Стрелы». Это тайная священная пещера. Никому не говори о ее существовании.

Агнес указала на изображение перевернутой свастики, нарисованной красной краской:

— Здесь, в самом центре, обитает Великий Дух. — Агнес вырвала несколько волосков и бросила их в глубокую ямку в полу рядом с остатками костра. Мы сделали то же самое.

— Для предков, — пояснила она.

Темнело. От звуков ветра, доносившихся снаружи, по кожеползли мурашки. Я посмотрелана Агнес и Руби, пытаясь найти в них поддержку, но выражение их лиц было скрыто сгущавшимися тенями.

Агнес передала мне мой сверток и развернула меня спиной к выходу из пещеры. Зависла тишина.

— А теперь пойдемте — Агнес взяла Руби под руку. — Мы спустимся вниз в сокровенное место прошлого.

Агнес держала в руке зажженный факел. Мы пробрались к плоскому камню.

— Он закрываетпроход, — сказала Агнес. — Осторожно отодвиньте его.

Нам с Джули і ютребовал ись недюжинные усилия, что бы сдвинуть камень с места. Мне было холодно и неуютно, я немного боялась. Заглянув в отверстие, я увидела две первые перекладины деревянной лестницы, ведущей в абсолютную темноту. Агнес жестом показала, что мы должны спуститься вниз.

Мне казалось, что кроме меня никто не боится, но Джули ухватилась за меня дрожащей рукой. Она наклонилась вперед и прошептала:

— Линн, я боюсь. Наспоглотят духи предков. Они унесут нас очень далеко, и мы не сможем вернуться назад, разве что только во снах. С нами все кончено.

Я сделала глубокий вдох. Я не нашлась, что ответить, но попыталась подбодрить ее крепким пожатием руки. Однако страх Джули оказался заразным. Каждый мускул моего тела напрягся и задрожал.

— Иди первой, Линн — сказала Руби.

Ступить на лестницу было все равно что сделать шаг в неизвестность. Сердце выпрыгивало у меня из груди. Я медленно опускалась в непроглядную темень, словно в мифический подземный мир. Обуреваемая волнением и беспокойством, я спускалась по лестнице. Бросив взгляд вверх, я увидела Джули, спускающуюся вниз и заслонившую свег факела. Темно было, как в склепе, казалось, что тьма поглощает весь свет. Невозможно было сказать, как глубоко я уже спустилась вниз, однако мне казалось, что лестница была гораздо длиннее, чем я ожидала. По моим подсчетам лестница была около пятидесяти фугов в длину. Когда мои ноги наконец коснулись земли, я отошла в сторону от подножия лестницы и стала поджидать остальных. Интересно, что станет со всеми нами, если лестница сломается? Найдут ли нас здесь? Я огляделась по сторонам и заметила с одной стороны пещеры полку. Пахло сухой землей. По стенам шел вырезанный в камне рисунок. Я провела пальцем по одному из углублений спиралевидная кривая линия, напоминающая змею. Мне захотелось оставить на этой стене свой символ. Смогу ли я когда-нибудь оставить свой знак здесь для другой женщины? Наконец вся наша команда оказалась в сборе.

Агнес сказала, что мы должны положить свои свертки в одно место, на полку. Она предложила нам с Джули попытаться вникнуть в смысл символов, изображенных на стенах, пока они с Руби закончат все необходимые приготовления.

По подземелью заметались тени. Мы находились в круглом зале. На стены, покрашенные веществом, напоминающим мел, были нанесены символы. Я увидела изображение бизона, окруженного охотниками с ножами и пиками в руках; здесь же находились и другие изображения и символы, смысл которых не всегда был доступен мне. Вскоре Агнес и Руби встали рядом с нами. Нас окутывал золотистый, цвета дикого меда, свет факела. По стенам метались гигантские тени.

Агнес поместила факел в трещину в стене. Все мы казались странными в мерцающем свете. Зрение стало подводить меня. Лицо Джули вытянулось, напоминая портреты Модильяни, затем вновь приобрело обычную форму. Бедра Руби сместились направо, затем втянулись до такой степени, что она стала похожа на щепку. Агнес казалась словно вкопанной в землю. Понадобились огромные усилия, чтобы держаться в рамках обычного восприятия. Внутри этих стен я чувствовала себя в абсолютной безопасности, словно в ласковых объятиях Великой Матери.

— Сними одежду и украшения, чтобы я могла раскрасить тебя, — сказала Агнес. Ее голос приобрел приглушенный оттенок. — За этот предел проносить ничего нельзя.

— Ты тоже разденься, Джули, — обратилась к своей ученице Руби.

Мы с Джули сняли одежду и браслегы. Агнес разрисовывала меня, а Руби — Джули.

— Это место называется Деревом Сновидений, а вы — Служанки Белой Бабочки, пришедшие сюда для обучения.

Агнес разрисовала меня с головы до ног. Рисунок был неизвестен мне, но на руках она изобразила дуги лука, а рядом с грудью — полумесяцы.

— Здесь мы можем смотреть, пользуясь глазами змеи. Этот рисунок называется «Выбор І Іути Алтаря». Этот рисунок поможет высвобождению того, что заложено в тебе, но еще дремлет. Рисунок защитит тебя.

Она сделала мазок краской по моему подбородку и провела две лин и и по щекам. Я взглянула на Джули, которая была раскрашена подобным же образом. После того как Руби и Агнес закончили разрисовывать нас, нас с Джули поставили на расстоянии пяти-шести фугов лицом друг к другу. От краски рисунка возникло странное, покалывающее ощущение. Руби встала слева от Джули, а Агнес слева от меня. Вчетвером мы образовали квадрат. Руби начала петь, к ней присоединилась Агнес. Пока они пели, Агнес подожгла шалфей, щепочки кедра, еще какие-то сушеные травки. Мне показалось, что послание песни заключалось в освящении нашего пути. Пока света было достаточно, чтобы различать фигуры трех женщин. Я знала, что вскоре факел затухнет, исчезнет мерцающее сияние, а с ним и тени. Нас поглотит тьма.

Пение прекратилось.

Агнес встала на колени и сказала:

— Мы попросили благословения, изгнали все нежелательное и привели в равновесие это священное место. Мы готовы начать величайшее учение.

— Здесь сошлись два мира — духовный и физический. Мы находимся в утробе нашей матери, земли. Здесь содержится все сущее, — сказала Агнес и развязала несколько свертков. Затем она смешала в горшочке разные порошки. — Мы у входа в великое видение. Сюда нисходит все рожденное, отсюда является все когда перерезается пуповина, соединяющая с матерью. Но она возрождается в нас. Мы являемся ее проявлением, мы же находимся в месте конечного возвращения. Сюда мы приходим учиться распознавать сокрытое — смотреть глазами шамана. Представьте что вы — семя внутри священного стручка, ожидающее пробуждения всех сакральных тайн ваших предков. И семя это дремлет внутри каждого.

Я бросила взгляд на Джули. Она выглядела испуганной. Я почувствовала холодок, но это был внутренний холодок, не имевший ничего общего с влажностью подземелья. Мерцание факела успокаивало, однако вся обстановка и окружение были столь непривычными, что я начала нервничать. На меня обрушилась тяжесть, мышцы тела напряглись.

Руби сказала, чтобы Джули продолжала стоять, а меня подвела к небольшому каменному выступу в нескольких футах от нас и усадила на него. Руби сказала, что Агнес нужно сделать еще кое-какие приготовления. С моего нового места желтый свет факела казался бледным. Удивительно, но мне не было холодно. Земля удерживала тепло. Я наблюдала, как Агнес склонилась над горшком, смешивая порошки и вознося молитвы.

Руби подвела Джули поближе ко мне:

— Встань напротив Линн, — сказала она. Агнес поднялась, держа в руке горшок.

— Продолжай сидеть, Линн, — сказала она, подходя поближе. Ее тень нависла над нами. — Сейчас мы представим тебя Женщине Теней. Для тебя Женщина Теней проявится через Джули. Она будет действовать подобным образом. Уже много лет я работаю с Женщиной Теней, и она кое-чему научила меня. Если оглядеться по сторонам, даже здесь, вы поймете, что видите не то, что вам кажется. Сначала мы увидим прошлое. — Агнес протянула вперед перекрещенные руки. — Вот так. Ум принимает ваше видение и приспосабливает его. Когда разговариваешь с Женщиной Теней, то понимаешь, что происходят и другие изменения. При помощи обычного зрения можно видеть энергии, свет, исходящий от животных и двуногих. Однако для этого необходимо усовершенствовать зрение. Если бы вы могли истинно видеть, то вас переполнило бы видение того, что в действительности пребывает здесь и чему вам необходимо научиться. Для нетренированного ума подобное может оказаться не под силу. Двуногие приспособили свой ум к приятию лишь незначительной части реальности. Они оградили себя от священного видения. В данном случае оберег или щит оказывает разрушительное действие. Плохо, когда ребенок видит свет вокруг растений, а родители приказывают ему не болтать чепухи. Когда человек видит тени внутри теней, он можег по собственной воле войти в священный транс, видеть и говорить истину.

Агнес держала в вытянутых руках глиняный горшочек. Ей было трудно говорить, она немного помолчала.

— Посмотри сюда. Тебе следуег преисполниться благоговением и благодарностью, что этот магический горшок может существовать здесь, как он никогда не существовал прежде в великом сновидении. Для мира является трагедией, что они забрали твои глаза. Тебе внушили, что дух вещи является ложью, что вся святость находится вне тебя. Но здесь пребывает единый Великий Дух, внутри его рождаются многие малые духи.

Руби задула факел, внезапно веемы оказались в кромешной тьме.

— Существуют способы, при помощи которых можно проявить дух и сохранить воспоминание о нем, — продолжила Агнес. — Именно это мы и будем делать сейчас. Смотри на Женщину Теней. Смотри прямо перед собой.

Наступило полное молчание, дополненное полной тем-, нотой. Затем внезапно меня ослепила вспышка яркого белого света, продлившаяся секунд десять. До меня донесся голос Агнес:

— Линн, открой глаза и внимательно смотри на Джули.

Джули выглядела фантасмагорично. Она купалась в сиянии самого удивительного света, когда-либо виденного мной. Причиной света был светящийся порошок, который Агнес подбросила в воздух передо мной. Джули столь явно выделялась на этом фоне, что казалась голограммой. Затем свет потух, вновь стало темно, лишь Джули светилась розоватым свечением. Не знаю, было ли это остаточное изображение, но общий эффект ошеломлял.

— Удерживай видение, Лин, — произнесла Агнес. — Держи его.

Теперь светящийся образ не казался рассеянным, словно последовательные кадры кино. Новый опыт напомнил мне о фейерверке, виденном мною однажды. Как только эта мысль промелькнула в уме, светящийся образ исчез.

— В следующий раз постарайся подольше удержать концентрацию внимания, — сказала Агнес.

Вновь вспыхнул свег, словно фигуру Джули внезапно осветил прожектор огромной мощности. В воздухе вспыхнул порошок и погас. Вновь я увидела остаточное свечение фигуры Джули. Теперь ее образ казался более живым. Должно быть, я вскрикнула.

Агнес сказала:

—Не разговаривай. Удерживай образ. Ты видишь то, что видит Мать-Земля. Так она узнает своих детей, знает, когда они здоровы, а когда болеют. Посмотри направо. Там свечение не столь яркое. Как ты думаешь, почему? А что ты видишь теперь?

—Я вижу розовую форму. Л теперь я могу видеть ее скелет.

— Опиши розовую форму.

—Это пожилая женщина. Теперь она усыхает, превращаясь в дряхлую старуху.

—А сейчас успокой свой ум, — приказала Агнес. — Расскажи, что происходит теперь.

—Посмотрите-ка на эти перья. Она больше походит на гигантскую птицу, чем на человека. Ой, она улетает. Должно быть, ей известна магия птиц. Посмотрите-ка на это крыло!

—А теперь, — сказала Агнес, — посмотри и увидь Женщину Теней в облике богини.

И снова вспышка света, озарившая Джули.

— О Боже, она вновь молода.

И снова вспышка. Появилась непроницаемая для света форма. Светящееся лицо Джули превратилось в лицо маленькой девочки. Оно постоянно менялось, теперь Джули была такой, какой станет однажды — она была одета в кожаные штаны с длинной бахромой. Бисер на ее поясе светился стеклянным светом. Я разглядела несколько символов. Седые волосы спускались до самого пояса. Она держала священную трубку. Светящаяся форма протянула трубку мне. Затем образ стал вытягиваться и расплываться, взмывая вверх. Я столь увлеклась всматриванием в эту форму, что подалась вперед и потеряла равновесие. Не было никакого ощущения верха или низа — только парение, совершенно неземное ощущение. Чтобы не упасть, я ухватилась за стену.

Несмотря на то что в пещере было абсолютно темно, Агнес и Руби моментально оказались рядом, удержав меня от падения. Агнес сказала, что этого нового видения было слишком много для моего нетренированного ума, что теперь пришел мой черед действовать в качестве Женщины Теней для Джули.

Я заняла место Джули, и все повторилось вновь. Как только порошок взмыл в воздух, меня моментально ослепил свет. Я не видела ничего, кроме белого света.

—Что ты видишь, Джули? — спросила Руби.

—О Линн, я тебя вижу... — ее голос замер.

—На этот раз будь более внимательной.

Еще одна вспышка. Когда она растаяла, Джули сказала:

— Посмотри, Агнес у нее белокурые волосы до самых пят и золотые туфельки. А какой у нее пояс!

— Какого я цвета? — не выдержала я и задала вопрос. И вновь вспышка света.

— Ты золотисто-белая, если такое только возможно. Ты похожа на северную богиню, возможно из Норвегии. Ты выглядишь лет на двадцать. Какие у тебя красивые волосы! О Боже ты только что превратилась в старуху! — Джули чугь ли не кричала от волнения.

Вновь вспыхнул свег. На этот раз заговорила Агнес:

— Линн, сейчас ты показываешь нам свою золотую суть индианки. У тебя черные волосы, ты несешь щит воина с огромным голубым орлом. Джули, посмотри на ее пояс. На нем изображены символы сновидящего. Тебе около двадцати пяти лет, а теперь ты превращаешься в очень древнюю старуху.

Донесся вздох Джули. Затем Агнес и Джули, словно дети, захлопали в ладоши.

—Что вы видите? — поинтересовалась я.

—На мгновение ты показалась в образе Белой Бобрихи, той, что принесла народу кри священную трубку, — пояснила Агнес. — На данный момент ваше обучение окончено. Запомните то, что вы видели. — Тишина и темнота окутали нас. На мгновение мне удалось заглянуть в неизбывную пустоту, оставленную силами творения. На неподвижность моегр сознания сама жизнь отбросила тень. Я увидела проблеск источника силы.

После ритуала мы взобрались по лестнице вверх и задвинули камнем вход.

Из щепок, которые принесла с собой Агнес, мы соорудили небольшой костерок. Мы уселись на пол пещеры, расположенной над подземельем. Агнес и Руби внимательно слушали, пока мы с Джули пересказывали виденное нами.

—Не могу поверить, — сказала я. — Сколько же лет этому учению?

—Оно очень древнее, — ответила Руби. — Никто не знает, сколько времени женщины открывают друг перед другом это знание. Давным-давно женщины-шаманы могли входить в Мать-Землю и выходить из нее в светящейся форме. Только дух может излечить дух. Эта практика предназначена для исцеления сердца и духовного ума.

—Линн, — обратилась ко мне Агнес, — изначально это учение было южным учением. Когда мы нисходим, то учимся восходить. Когда мы уходим в землю, то возносимся в духе. По мере того как ступени лестницы спускаются вниз, дух воспаряет вверх. Чем медленнее идет твое тело, тем быстрее путешествует дух.

— Таков ключ к свечению? — спросила я.

—Совершенно верно, — ответила Агнес. — Это научит тебя различать свечение во всех формах.

—Это Мать-Пещера, место силы, — добавила Руби. — Здесь мы приближены к нашим предкам. В самом начале учение кива было только женским учением. Женщины оставили кие а, потому что они использовали свою силу для выращивания урожая. Если же они входили в кива, то не могли принести силу с небес, они забыли магию выращивания. В прежние дни такое нисхождение в Мать-Пещеру было равнозначно путешествию в утробу. Женщинам не всегда необходимо изучать утробу, но в любом случае они обладают силой над Матерью-Пещерой. Женщины -хейока всегда обладали этим знанием и силой. В любой момент мы можем прийти и выйти отсюда.

—Руби, думаю, что мы и так достаточно много сказали, — прервала ее Агнес. — Линн выглядит усталой. У нее такой вид, словно она повстречалась с привидением.

Через два дня после обучения в Матери-Пещере погода изменилась. Всю ночь и утро дождь постукивал по крыше. Когда я проснулась, Агнес не было, поэтому я решила проехаться в Кроули и заправить бензином почти пустой бак. Было еще очень рано, поэтому я могла понаблюдать, как вместе с рассветом пробуждаются птицы. Во время поездки я засунула руку в карман джинсов и нащупала маленький камешек, который взяла на память из пещеры. Он был очень гладкий и приятный на ощупь. Как хорошо, что я взяла его с собой! Агнес сказала, что камень обладает огромными возможностями, что я сделала правильный выбор, однако смоей стороны необходима решимость воина. Она сказала, что при правильном использовании камень сможет оказать мне большую помощь.

На заправку я приехала к самому открытию. Рядом со мной сгоял еще один старенький пикап, в котором шестеро малышей-индейцев лакомились попкорном, деля его, вперемежку с поцелуями, с большой рыжей собакой. Я подала служащему двадцать долларов и попросила наполнить бак, пока я воспользуюсь туалетохм. Когда я направлялась к домику, то заметила нависшую над собой огромную тенкТїа мокром асфальте поблескивал свет, залах дождя и бензина шпал в воздухе. Я взглянула на тучи, нависшие над давно не крашенным строением бензозаправки. Тучи напоминали огромные кудели свалявшейся овечьей шерсти, сквозь которые проглядывала синева неба.

Щелкнув выключателем, я увидела перед собой типичную общественную уборную — кабинка, использованная туалетная бумага, разбросанная по влажному полу, едкий залах мочи. Из водопроводного крана капала вода. Я закрыла дверь. Потом я вымыла руки и направилась к выходу. Я потянулась к выключателю, и в этот момент почувствовала некое движение и навалившуюся на меня тяжесть. Я выпала из времени и пространства. Единственным напоминанием о моем теле было потрескивание в ушах. Когда я щелкнула выключателем, выложенная кафелем стена вдруг превратилась в глинобитную поверхность, не было никакой двери, никакого туалета, никакого видимого выхода. Совершенно неожиданно мое тело и пол под ногами задрожали. Я почувствовала себя альбатросом, парящем в межпространсгвенном полете. Затем, так же совершенно внезапно, все замерло.

Когда я провела рукой по глинобитной стене, ощущая шершавую поверхность ладонью, то поняла, что нахожусь в небольшом круглом помещении. Я запаниковала. Тело мое рвалось на свободу. От охватившего меня ужаса тело обмякло и отяжелело. Прислонясь спиной к стене, я опустилась на колени. И тут я осознала, что одета в кожаные брюки. Сверху раздался звук шагов. Я попросила о помощи, но шаги не зазвучали быстрее, наоборот, поступь стала еще более осторожной.

Затем шаги замерли. Тьму внезапно пронзил луч света, прорвавшийся сквозь круглое отверстие надо мной. Двое индейцев с длинными волосами отодвинули камень и опустили вниз огромную змею. Я не стала просить помощи и не испугалась, вместо этого на меня снизошло непоколебимое спокойствие. Я запела на неизвестном мне языке. Это было совершенно нелогично, но каким-то образом я поняла, что прохожу древний обряд инициации. Я пыталась сохранять спокойствие и понять, что же именно происходит со мной, но ум подвел меня, наполнившись ужасом, когда камень вновь прикрыл отверстие сверху. Я знала, что рядом со мной находится змея — доносилось ее неторопливое шипение. Я боялась даже моргнуть, поэтому я закрыла глаза, заставляя ум успокоиться. Я знала, что если не останусь в центре, то непременно умру.

Внезапно тишина была прервана криком:

— Леди, не могли бы вы выйти и передвинуть свою машину? У меня есть еще один клиент. — В двери застучали. — Леди, с вами все в порядке? Вы здесь уже больше часа.

Вновь раздался стук, затем зазвенели ключи. Дневной свет наполнил сумрак комнаты. Внезапный свет ударил по глазам, когда я увидела двух индейцев, уставившихся на меня. Я скругилась на полу под умывальником. Что-то щелкнуло, и я поднялась на ноги, отряхиваясь и бормоча извинения:

— Извините. Мне что-то нехорошо. Я уже выхожу.

С трудом понимая происходящее, я огляделась по сторонам в поисках змеи. Не было никаких признаков змеи, как и глинобитных стен. \

Я села в машину и уехала, не став ждать сдачу. В зеркало заднего обзора я увидела, как двое мужчин переглянулись, а затем непонимающе покачали головами.

Понадобилось несколько дней, чтобы я смогла принять и усвоить то, что произошло на заправочной станции. Когда я попросила Агнес объяснить мне происходящее, она ответила, что я соскользнула в другое время, в одну из своих прошлых жизней.

Опыт обучения, проведенный в Матери-Пещере, действительно открыл мне видение иных реальностей.

Следующие несколько дней я делала мой щит. Агнес всегда оказывалась рядом, когда мне были необходимы ее наставления и помощь. Я работала не спеша. Наконец я закончила натягивать сыромятную шкуру на ивовый обод. Я проверила щит на прочность: он был сбалансированный и упругий. Все было готово, осталось нанести узор. Агнес сказала, чтобы я взяла щит с собой, потому что она еще раз отведет меня в Мать-Пещеру.

Стоя при свете факела рядом с выходом, Агнес сказала, что на этот раз я должна спуститься вниз одна, положить перед собой щит и медитировать. С оберегом в руке я спустилась вниз по лестнице и начала свое бодрствование так, как мне было сказано. Сверху донесся голос Агнес:

— Линн, мнепридегся задвинуть камень. Я узнаю, когда ты получишь послание. Только после этого я отодвину камень.

Волна сграха обрушилась на меня, когда Агнес медленно сдвинула камень. Раздался звук камня по камню, свет исчез. После приступа непродолжительной клаустрофобии у меня немного закружилась голова. Мне стало интересно, увижу ли я еще одну из своих прошлых жизней. В кромешной темноте раздавалось только биение моего сердца.

Прошли часы, а я все продолжала сидеть в темноте утробы. Сделав глубокий вдох, я попыталась ослабить напряжение в спине. Я наблюдала за дыханием. Затем начала поднимать энергию земли так, как Агнес научила меня. Она сказала: «Линн, послушай и почувствуй, как под тобой дышит земля. Внимательно прислушайся к ней, ляг на нее, однажды ты станешь пророчицей земли. Ты сможешь предвидеть изменения погоды до того, как это станет явно для других Ты сможешь предчувствовать дождь, грозу и напасти до того, как они наступят. Земля будет разговаривать с тобой. Для того чтобы познать ее лучше, открой энергетические центры, расположенные внутри твоего тела. Увидь красный центр в основании позвоночника. Затем двигайся выше, к оранжевому центру под пупком, затем переместись к желтому центру, расположенному рядом с солнечным сплетением, затем перейди к центру, находящемуся на макушке головы».

К тому времени, когда я визуализировала все цвета, я заметила, что обычный белый шум в голове определенно меняется по мере перехода от одного центра к другому. Я проиграла целую цветовую гамму внутри головы. Это открытие окрылило меня. Я продолжала поднимать и опускать энергию в сопровождении раздававшихся внутренних звуков, пытаясь удержать и усилить яркость цветов.

Внезапно, моргнув, я заметила свечение, словно передо мной упал светлячок. Казалось, что он прыгал из стороны в сторону, затем сконцентрировался в центре моего оберега. Я смотрела, как он оставляет светящиеся концентрические узоры. Меня так поразила эта вибрирующая точка света, что я стала сомневаться, уж не игра ли воображения все это. Чем дольше я смотрела, тем шире становился луч света. Менялся и цвет: розовый вначале, ярко-красный в конце. Свет исходил из центра переплетения сложного узора, напоминающего запутанный лабиринт. Казалось, что нет никакого выхода из той сложной проблемы, что сформировалась передо мной. Казалось, событие полностью поглотило мое сознание. Я стала заложницей времени и пространства, света и тени. Я была тюремщиком и заключенным одновременно; я не могла найти выход из лабиринта. Осознанность моя оказалась в западне. Я пыталась освободиться, вырваться, поднять голову. Подняв голову, я увидела две огромные когтистые лапы, стоящие по центру лабиринта. Они светились красным огнем. Испуганно я посмотрела вверх и встретилась взглядом с огромным светящимся медведем-гризли.

— Я Бабушка-Медведица, — обратилось ко мне создание. — Потанцуй со мной, доченька. Пойдем жить со мной іуда, где нет голода и жажды.

Я отчетливо видела каждую деталь массивного тела медведицы. У медведицы был игривый вид, когда она кивала головой, однако мне захотелось убежать.

— Мне страшно, Бабушка.

— Я возьму тебя за руку и проведу через страх. Мы вместе пройдем по священной дороге.

—І Іодобно тому, как я сейчас иду по священному пути?

—Да. Посмотри своим страхам в лицо, внучка. Это магическая дорога, которую ты искала. Помни о своей женственности. Помни о том, кто ты такая.

—Великий дух медведя, что это за лабиринт передо мной?

Медведица подняла огромную лапу и, с неожиданной силой, смела северную и восточную части светящегося лабиринта, оставляя длинные отпечатки кот гей на песке. Я отпрыгнула в сторону.

— Вот это ты, — сказала она и указала в сторону разрушенного лабиринта.

Я внимательно посмотрела.

— Отыщи Север и Восток внутри себя. Только после этого ты сможешь завершить свой путь.

Я изучала разрушенный лабиринт, отчаянно пытаясь запомнить то, что начинало испаряться. Я подняла голову, желая поговорить с Бабушкой Медведицей, но она тоже исчезла.

Я молча сидела в тишине во мне все еще звучал голос медведицы. Возникло чувство расширения, которое в одно мгновение выпрыгнуло за все фасады и предположения силы и саморефлексии в безвременный мир чудес. Я, должно быть, задремала, потому что следующее что я запомнила, была Агнес сдвигающая камень в сторону. Факел в ее руке отбрасывал золотистый свег, от которого у меня заболели глаза. Взглянув на свой оберег, я задрожала. На поверхности шкуры явно виднелись отпечатки медвежьих когтей. Я потрогала их, слезы брызнули из моих глаз. Забрав щит, я медленно стала подниматься по лестнице.

Какое блаженство выйти из кромешной тьмы на дневной свет. Агнес велела, чтобы я пока не рассказывала о своем видении, держала его в сердце. Я была переполнена энергией, меня так и распирало от желания поговорить, поэтому по дороге домой я делилась с Агнес своими мыслями по поводу света и тьмы. Переживание повергло меня в очень рефлексирующее состояние.

— Хороши и день, и ночь, — заметила Агнес — Они разговаривают на своем языке. Язык ночи отличен от языка дня. Язык ночи находится в тебе. Большинство двуногих позабыли язык ночи, но лучше этот язык помнить, потому что, прежде чем настанет рассвет, предстоит длинная ночь.

Когда мы приехали домой, я поведала Агнес о своем опыте общения со светящимся медведем. Она попросила меня описать все события в мельчайших деталях, начиная с того момента, когда она задвинула камень. Я говорила, а она кивала головой и одобрительно улыбнулась, когда я рассказала ей о цветах и звуках. Я говорила очень долго, пытаясь не упустить ни одной детали. Прошлая ночь, как на картинке, вновь прошла перед моим внутренним взором. Одно я знала в точности — Агнес действительно была довольна мной. Думая о чем-то другом, она внимательно вглядывалась в меня, затем резко встала и подошла к шкафу. Распахнув дверцу, она долго искала что-то, затем достала маленький сверток красной материи. Агнес положила сверток в мою левую руку, накрыв его своей правой. Продолжая держать меня за руку, Агнес пристально всматривалась в мои глаза. Взгляд ее был преисполнен нежности и тепла, его переполнял поток бесконечной любви, проникающий прямо в мое сердце. Она сказала:

— Это для твоего оберега. Пришей его елевой стороны, и нарисуй отпечатки медвежьей лапы, ведущие на север. Тебе всегда будеттрудно создать что-либо зимой. Тебе лучше всего работать в другие времена года. Помни об этом, отдыхай в зимние месяцы вместе со своим союзником, великой Матушкой-Гризли. Тебе будетполезно медитировать на нее, потому что она обладает мощной магией.

Я взяла красный сверток и аккуратно развернула материал. Там оказался мешочек из коричневого и серого меха, внутри которого лежал коготь медведя.

—Спасибо, Агнес — с чувством произнесла я, зная, какую ценность эта вещь представляет для нее. — Как он к тебе попал?

—Это мне подарили сновидящие, когда я повстречалась сними. Магия этого когтя полная, он принесет тебе огромную силу.

Я обняла Агнес. Мы обе устали. Плеснув водой в лицо, я забралась в спальник и уснула прежде чем застегнула молнию спального мешка. На следующее утро я проснулась еще до рассвета. Встав и быстренько одевшись, чтобы не разбудить Агнес, я вышла из домика, захватив с собой щи г, мешочек с когтем медведя и краски. Я решила не возвращаться, пока не закончу свой оберет. Я направилась в одно из своих любимых мест. Там, на вершине покрытого густой травой холма, росло несколько развесистых тополей. Я проработала весь день. Этот оберег обладал качеством возвращения меня внутрь. Когда я вернулась в хижину, Агнес почувствовала мою потребность в тишине. Она одобрительно кивнула, увидев законченный мною щит.

На следующий день я несколько часов стирала и писала письма. Во второй полови не дня я завернула щит в покрывало, положила его в багажник машины, и мы с Агнес отравились в гости к Руби. Мы приехали в сумерки и зашли в дом, неся с собой щит и сверток, который Агнес приготовила для Руби. Г5ещи мы оставили у двери.

Руби и Джули как раз собирались ужинать, Бен и Драм суетились, накрывая на сгол. Комната освещалась приятным мерцанием свечи. Кувшин с лесными цветами дополнял колоритную сценку. Стол был покрыт чистой скатертью в бело-голубую клетку. Руби предложила нам с Агнес присоединиться и разделить с ними трапезу. Мы охотно согласились.

—Бен и Драм поедят позже, — заявила Руби. Бен что-то пробормотал. Джули взглянула на меня. Разочарование Драма было очевидным, но они не осмеливались протестовать. Опустив глаза, мужчины подавали на стол жареную оленину с гарниром из картофельного пюре.

—Руби, да это настоящее празднество, — заметила Агнес, с аппетитом откусывая мясо. Руби не обратила внимания на слова Агнес, сохраняя на лице выражение обиженной девочки.

—Мой кофе остыл, — сказала Руби. Драм взял чашку, вылил дымящуюся жидкость в ковшик и вновь наполнил чашку. — Обед готовился слишком долго, — продолжила Руби. — Было бы хорошо, чтобы еда была готова тогда, когда я хочу есть. — Она принялась за еду. — У нас нет ни одной приличной вилки, — продолжала жаловаться Руби. — Бен, принеси мне салфетку. Мясо совсем не соленое, в нем недостаточно приправ. Никогда ничего не сделают как следует!

Мы с Агнес недоуменно переглянулись. Руби оставалась для меня загадкой.

—Но мы положили приправы столько, сколько ты нам сказала, — запротестовали Бен и Драм.

—Значит, вы неправильно поняли, — прикрикнула на них Руби.

—Знаешь, Руби, мне кажется, что мясо приготовлено вкусно, — вмешалась Агнес.

—Я не ем картофельное пюре, — сказала Руби, не обращая никакого внимания на замечание Агнес. — Оно вредно для зубов. Ты же знаешь, Драм, что у меня больные зубы.

Драм даже рот открыл от удивления.

— Но тебе всегда нравилось картофельное пюре.

—А сейчас не нравится. — Руби откусила кусочек и поморщилась. Внезапно ее внимание перекинулось на меня. — Линн, что ты делаешь?

—Я достаю витамины.

—Подайте Линн стакан воды, — прикрикнула Руби. Драм бросился исполнять приказание. — Лично мне все эти таблетки напоминают наркотики.

—Это не гак. Это органические витамины.

—Я убеждена, что это наркотики. — Руби передала свою тарелку Джули. — Я нехочуэтого. Джули, съешь вместо меня.

Бен выступил вперед, очевидно умирая от голода;

—Я съем.

—Бен, похоже, ты пытаешься обмануть меня и съесть мой ужин. — Руби придвинула к себе тарелку. — Не думай, что я стану тебе потакать. — Руби откусила большой кусок мяса. Она съела все, что лежало у нее на тарелке и попросила Бена принести все, что осталось. — Не забудь положить картофельного пюре, — потребовала она. Руби съела все в мгновение ока. — Эти двое молодых здоровяков так и норовят увести еду из-под носа такой старушки, как я, — пожаловалась Руби. — И это после всего, что я для них сделала.

Агнес принесла свертки, которые мы оставили около двери.

— Мы принесли тебе немного ягод, — Агнес передала сверток Драму.

Руби выскочила из-за стола и, уперев руки в бока, капризно произнесла:

— Зачем ты принесла мне ягоды? Хочешь сказать, что у меня совсем ничего нет?

Агнес не обратила внимания на выпад Руби, она спокойно уселась за стол.

— Мне просто показалось, что ты их любишь, дорогая, — ответила Агнес. Она уставилась в потолок и покачала головой.

Бен и Драм разворачивали сверток, склонившись над

ним.

— Ну что ж, эти ягоды пойдут нам на десерт. Драм, приготовь их для нас и попробуй съешь хоть одну.

Бен и Драм переглянулись, горестно вздохнув. Покончив с десертом, я попросила Руби посмотреть на мой щит.

— А не может это подождать до завтра? Каждый раз, когда ты появляешься, я и минутки не могу провести с Агнес. Вы можете заночевать сегодня у меня. Возьмете одеяла Бена и Драма. Надеюсь, они чистые. Бен и Драм могуг переночевать в твоей машине.

Я взглянула на Агнес в поиске поддержки. Агнес покачала головой и пожала плечами.

—Мы с Агнес хотим наедине сыграть в шашки, а вы, молодые люди, выметайтесь отсюда, но только после того, как уберете все со стола.

—В шашки, — только и смогла произнести я.

—Да, в шашки. Неужели ты имеешь что-либо против шашек?

—Ничего, — ответила я. — Бели ты действительно этого хочешь.

Через несколько минут мы перемыли посуду, прибрали в комнате и вышли из домика. Мы стояли под лунным сиянием, недоуменно переглядываясь. Неожиданно из домика раздались взрывы хохота. Мы с Джули понимающе переглянулись и громко рассмеялись. Бен и Драм смотрели себе под ноги.

— Ребята, — обратилась к ним Джули. — Пойдемте к ручью и разведем костер. Вполне очевидно, что Руби и Агнес не хотят, чтобы мы болтались поблизости. А мы можем поговорить.

Все согласились, и мы направились к ручью, собирая по дороге сухие ветки. Добравшись до ручья, мы отыскали ровную полянку и развели костерок. Земля была сырой, запахло прелой листвой. Вода перекатывалась по камешкам, ее журчание успокаивало. Драм рассказал анекдот, всем стало легко и радостно.

Я попросила Бена и Драма рассказать, что произошло с Рыжим Псом. Хорошее настроение мгновенно испарилось, в воздухе повною напряжение.

—Я не знаю, понравится ли Руби, если мы будем говорить о нем, — серьезно сказал Драм, который больше походил на тибетского монаха, чем на индейца племени кри. В его глазах сверкали отблески костра.

—Я знаю, что Рыжий Пес был ранен, у него болело сердце. Он сказал, что Агнес дала тебе свою силу, что одна ты никогда бы не смогла его одолеть. Он был очень зол и выгнал нас. Он сказал, что теперь ему нужно найти другую женскую силу. Он запретил нам возвращаться когда-либо, сказав, что мы недостойны тайного знания. Он обвинил нас в утрате корзинки силы, сказал, что из-за нашей небрежности он вынужден искать иное оружие.

—Я не крала корзинку у Рыжего Пса, — ответила я. — Я просто забрала то, что принадлежало предкам, — свадебную корзинку — и вернула ее более достойным хранителям — прядильщицам и сновидящим.

—Это мы и имели в виду, — пробормотал Бен. — Мы не хотели обидеть тебя.

—Я не обиделась, — улыбаясь, ответила я. — Просто придерживайтесь фактов.

 

www.e-puzzle.ru

 

В этот момент я поняла, что ни Бен, ни Драм никогда не смогут доверять мне. Их глаза горели от страха, они всегда будут ждать от меня какого-то подвоха. Для этих двоих я была опасной женщиной, с которой необходимо держать ухо востро. Эта мысль наполнила меня странной гордостью.

—Что интересного произошло, пока меня не было? — поинтересовалась я.

—Произошло кое-что весьма забавное, — сказала Джули. — Однажды появился вот этот молодой человек и стал умолять Руби принять его в ученики.

Джули рассмеялась, а мужчины застонали. Они явно догадывались, о чем именно Джули хочет рассказать мне.

— Мужчина сказал, что он хочет быть магом. Руби ничего не ответила. Она просто слушала. Он продолжал говорить, рассказывая, что познал из книг. «А почему ты пришел ко мне? — спросила Руби. — Я целительница, а не маг. Ты же об этом знаешь». «Мне все равно, кто ты такая. Мне необходим опыт, — ответил мужчина. — Я хочу стать твоим учеником. Я слышал о тебе много хорошего». «Думаю, тебе лучше убираться туда, откуда пришел, — ответила Руби. — Люди пустое болтают. Мы всего лишь кучка краснокожих индейцев. Кто-то подшутил над тобой». Мужчина не принял отказа и полез в карман.

«Сколько у тебя денег», — поинтересовалась Руби.

«Шестьсот, но я могу достать еще», — ответил мужчина.

«Отдай их мне, — сказала Руби и положила деньги в карман рубашки. — Я буду учить тебя. Пойдем со мной. Возьми лопату, я покажу тебе кое-что из магии».

Мужчина последовал за Руби в лесную чащу. Они дошли до какой-то поляны, и Руби приказала ему очистить землю. Мужчина принялся откидывать камни и коряги, выдергивать сухую траву. «Стань лицом на запад, — сказала Руби и нарисовала длинный прямоугольник у ног мужчины. — А теперь скажи, что это магический прямоугольник. Это моя могила, а я есть пища для червей». Мужчина повторил требуемую формулу. «А теперь обойди прямоугольник, и повтори слова на все четыре стороны света».

«Вкладываешь ли ты энергию в прямоугольник?» — спросил мужчина. «Вкладываю», — ответила Руби.

Мужчина слегка испугался, но решил продолжить. Он в точности исполнил все, что от него требовала Руби.

«А теперь возьми лопату и вырой яму фута четыре в глубину по границе нарисованного мною прямоугольника».

Мужчина принялся копать, Руби курила и молча наблюдала за ним. Мужчине очень хотелось поговорить, но каждый раз Руби пресекала все его попытки. Почти весь вечер мужчина копал, но в конце концов он выкопал яму так, как этого требовала Руби.

«А теперь ложись в нее», — приказала Руби.

Мужчине стало не по себе, он попытался протестовать, но Руби продолжала настаивать, чтобы он лег в яму. Когда он все-таки подчинился, Руби сказала: «Сложи руки на груди и попрощайся со всем, что тебе дорого, — сказала она. — Преврати свои слова в молитву. Вложи в нее всего себя. Тебе ведь известно, что магия усиливается от вложенных эмоций».

Мужчина принялся плакать и прощаться со своими любимыми сестрами, машиной и университетским дипломом.

«Отлично, — прокомментировала Руби. — Из всего прочитанного тобой ты должен знать, что земля обладает позитивным излучением».

«Ну конечно, знаю», — согласился мужчина.

«Ты поймешь это еще лучше пока я буду закапывать тебя», — сказала Руби.

«Я...»

Но к этому времени Руби уже закидывал а его землей. Как только земля попала ему в глаза, он вскочил на ноги и зашипел: «Что ты делаешь?»

«Я хороню тебя, — ответила Руби. — Это твоя могила».

«Что ты такое говоришь? Да ты просто сумасшедшая!»

«О черт! — сказала Руби. — Я пропустила часть ритуала. Я забыла размозжить тебе голову лопатой, как остальным».

Мужчина утратил самообладание, выпрыгнул из ямы и принялся бежать.

«Вернись назад, — крикнула Руби. — Тебя ждет могила. Тебя ждут черви».

К тому времени, когда Джули подошла к концу рассказа, мы катались по земле, держась за животы. Когда приступ смеха поутих, Бен подкинул дров в затухающий костерок.

— Это напомнило мне об одном случае, свидетелем которого я оказалась совершенно случайно, — сказала я. — Мы возвращались из Кроули, когда на вершине холма увидели огромный красный кадиллак, в котором сидел мужчина. Увидев нас, мужчина подбежал к нашей машине и спросил у Агнес, не она ли Агнес Быстрая Лосиха. Агнес подтвердила, что это она. Мужчина сказал, что уженесколько месяцев ждет с нею встречи. «И чем я могу быть вам полезной?» — поинтересовалась Агнес. Мужчина представился, сказав, что он миллионер. Так же он сообщил, что у него есть предчувствие, что она может помочь ему стать финансовым аватарой.

— А что такое финансовый аватара? — спросил Драм. Джули и Бен тоже не знали, что это такое.

— Это человек, который реализовал себя посредством денег. Человек, обладающий такой же силой, как Агнес и Руби, но обретший ее с помощью денег.

Бен, Джули и Драм стали обсуждать элу концепцию, придя к выводу, что деньги — слишком трудный и сложный путь самореализации.

— Рассказывай дальше, — обратился ко мне Драм. — Что случилось с этим денежным мешком?

— Агнес сказала, что предчувствие — достаточно веский аргумент, требуется нехма/юе мужество, чтобы следовать своей интуиции. Агнеспоинтересовалась, как же, по его мнению, она может помочь. Мужчина сказал, что она может научить, как пробудить его силы, чтобы он мог заработать еще больше денег-. Агнес поинтересовалась о цене за такую работу. Мужчина ответил, что, учитывая ее скромные потребности, ей хватит пятнадцати сотенных. Агнес запросила больше. Они стали торговаться. Это продолжалось больше часа. В конце концов они сошлись на трех тысячах. Мужчина отсчитал деньги сотенными купюрами. Затем Агнеспоинтересовалась, есгь ли у него спичка. Мужчина перерыл всю машину и отыскал в отделении для перчаток коробок спичек. Когда он вернулся, Агнес сидела, скрестив ноги, на бампере моей машины. Она взяла в левую руку деньги и подожгла их. Мужчина был так ошеломлен, что стоял как вкопанный. Затем, ругаясь, он вырвал у Агнес деньги, затушил и сунул обгоревшие купюры себе в карман. Крикнув Агнес, что она сумасшедшая, мужчина уселся в машину и укатал восвояси.

Бен тяжело вздохнул, все рассмеялись.

— Это еще не все, — продолжила я свой рассказ. — І Іосле того как мужчина уехал, я подошла к Агнес и поинтересовалась, почему она подожгла деньги этого человека. Агнес недоуменно посмотрела на меня. Ее взгляд выражал сострадание. «Я просто показала этому человеку ответ на тот вопрос, который мучил его. Конечно, в этой жизни ему не достигнуть истины, все его связи отрезаны. Он настолько порабощен деньгами, что даже не в состоянии понять их свободу. Его предчувствие было истинным, однако ему не хватило веры. Надеюсь, он вернется, но я знаю, что он не захочет этого, ему никогда не найти наставника».

Где-то в деревьях закричала гагара, перекрикивая наш смех. Я наслаждалась обществом других учеников. В воздухе стоял аромат дымка. Я взглянула на Бена и Драма поверх языков пламени.

— Есть ли кто-нибудь, кого боится Рыжий Пес? — спросила я.

При упоминании имени Рыжего Пса поведение двух мужчин мгновенно изменилось. Их взгляд забегал из стороны в сторону, исчезло довольное и радостное выражение лиц, сохранявшееся большую часть нашего разговора.

Бен занервничал, а потом сказал:

— Есть один человек силы, который действительно зада/і жару Рыжему Псу. Он не из Канады. Помню, как однажды Рыжий Пес рассказывал о церемонии, которая состоялась в Оклахоме, на которой этот шаман по имени Дэвид Карсон совершал совершенно неимоверные вещи. Карсон вошел и...

Неожиданно Драм, словно пружина, отскочил в сторону. Левой рукой он обхватил Бену голову, а правой зажал рот.

—Дурак, какой ты дурак! — хрипло выкрикнул Драм. Бен яростно сопротивлялся, пытаясь освободиться. На это ему потребовалось время. — Ты что, сошел с ума, Бен? Он предупреждал, чтобы мы не бесчестили его имени этой историей. С твоей глупостью ты здесь надолго не задержишься. Рыжий Пес раскидает нас в разные стороны.

—Да, ты прав, Драм, — кивнув толовой, согласился Бен. — Он рассказал нам об этом лишь для того, чтобы нагнать страху.

Я не знала, что и подумать, поэтому хранила молчание. Бен казался униженным. Джули пришла к нему на помощь.

— Имя этого шамана звучит достаточно грозно, — сказала она. — Руби говорила, что Карсон — хейока, как и она. Это все, что мне известно. А вы, парни, каждого боитесь. Хватит историй. Почему бы нам не спеть?

Мы запели песнь, обращенную к Матери-Земле, которой научила нас Руби. Мы вошли в ритм и пели до тех пор, пока не загас костерок.

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 82 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ЛУНА В ТВОИХ ЛАДОНЯХ | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 1 страница | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 2 страница | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 3 страница | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 4 страница | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 5 страница | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 6 страница | ЩИТ БИЗОНА: СЕВЕР 2 страница | ЩИТ БИЗОНА: СЕВЕР 3 страница | ЩИТ БИЗОНА: СЕВЕР 4 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 7 страница| ЩИТ БИЗОНА: СЕВЕР 1 страница

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.364 сек.)