Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 6 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

—Глухаря называют бизоньим орлом, подобно тому как сову называют ночным орлом?

—Да. Когда делаешь щит ночного орла, то используешь обманныеперья. Ночной орел облачен в обманныеперья. Мы обманываем сами себя, когда путешествуем по этому миру, подобно тому, как ты считаешь, что перья глухаря не могут быть перьями орла. Главное смысл, а не название. Самое лучшее сейчас для тебя — это понять, что такое обман и как из него выйти. Возможно, ты считаешь, что перья глухаря имеют меньшую ценность, чем перья орла. Ты глубоко ошибаешься. Благородный глухарь должен был отдать свою жизнь, чтобы ты смогла получить эти перья. Перья глухаря обладают огромной магической силой, способностью исцелять и обучать нас. Если бы ты хоть раз поохотилась на глухарей, ты бы поняла, что это за совершенная птица, что большая честь иметь ее перья на своем щите.

Оспрей — это орел Запада, орел-рыболов или «сновидя-щий орел» — тот, которого мы, индейцы, называем возлюбленным оспреем. Северного, или дневного орла вы называете «орлом». Вот видишь, для меня всеони являются орлами. Но для тебя, несмотря на все твои познания пернатых, бизоний орел — всего лишь мясо для праздника.

Я почувствовала, что краснею. Агнес пожала плечамгг, разверггулась и ушла прежде чем я успела извиниться.

В эту ночь мне снились разрисованные щиты, я слышала звук барабанов и флейт. Затем я увидела себя, стоящей в красноватых бликах костра. Я танцевала под удары барабана. Я ждала, когда другие женщины присоединятся к моему танцу, я знала, что вскоре их будет мггого. Во время танца я почувствовала судорогу в паху и внизу спины. Я осознала, что костер разгорается, мне становится жарко. Я проснулась и расстегнула спальный мешок.

— Черт побери, — пробормотала я. — Каждый раз одно и то же.

Я встала и взяла пакет с тампонами из сумки. Агнес сидела за столом и вышивала бисером маленькую кожаную сумочку. Она с удивлением смотрела на меня, когда я разрывала упаковку.

— Не торопись, женщина.

Я удивленно взглянула на Агнес. Интересно, о чем на этот раз пойдет разговор? Я чувствовала себя глупо.

—Что ты собираешься делать со своей кровью?

—Что?

— Что ты собираешься делать со своей кровью? — повторила она.

— Как всегда, я собираюсь воспользоваться тампоном.

—Отлично, дочь моя, вполне подходящее занятие для той, кто болтает о силе женщины, о символах. Используй тампон, а затем выбрось его в туалет вместе со всем остальным мусором! Отличный символ. Возможно, мы сможем использовать его на гвоемщите. Это принесет тебе огромную силу. Это говорит об уважении к себе и сестрам. Мне нравится, как цивилизованные женщины используют дары своего тела.

—А что же мне делать, Агнес? Не могу же я ходить, истекая кровью. Я знаю, что это дни моей силы — по крайней мере четыре дня, — но что я могу сделать?



Меня испугал тон Агнес и то, какие именно слова она использовала.

- — Так-то уже лучше. Мы приготовим для тебя тайный щит, для хождения с сокрытой кровью. Мы не хотим, чтобы кто-то узнал, что ты исходишь кровью. Пока ничего не видно, мы можем забыть об этом. Пока ничего не известно, воины будут больше любить тебя.

— Агнес, — кровь бежала у меня по ногам, поэтому я решила не двигаться с места. Я не знала, что мне делать.

Агнес подала мне чистое кухонноеполотенцеи, положив в пакет немного хлеба и сыра, сказала, чтобы я следовала за ней, только накинула на себя рубашку. Я быстро оделась, заложив полотенце между ногами. Мы направились в сторону Ручья Мертвеца. Стояло ясное, свежее утро. Легкий ветерок овевал меня. Когда мы подошли к берегу, Агнес пошла медленнее. Она склонилась и стала ощупывать руками мох. Наконец она нашла то, что искала. Рядом росли тополя, поэтому мох находился в тени.

—Вот, — произнесла Агнес и указала на мох, обнажая ровные белые зубы в улыбке.

—Это хороший мох, — сказала я, не понимая, почему мы сгоим на берегу ручья и разглядываем мох.

Загрузка...

—Вот здесь ты и посидишь немного, пока я буду рассказывать тебе о тебе самой. Мох очень мягкий, он не поранит тебя. Это самый древний в мире тампон. Садись сюда и радостно отдай Матери-Земле свою кровь, познавай момент своей силы. Твоя кровь священна, она говорит о твоей женственности. Гордись этим. Это не «проклятье», как называют менструацию белые женщины.

Я сняла трусики, положила полотенце в сторону и осторожно села на мох, скрестив ноги. Прохладный мох приятно успокаивал. Было щекотно, я не смогла удержать смех. Агнес села напротив меня и приготовила бутерброды с сыром.

Я проголодалась и ела с аппетитом. Агнес смотрела на бегущие воды ручья. Затем очень тихо она заговорила:

— Женщины связаны с водой, поэтому во время месячных очень хорошо находиться рядом с текущей водой. Мы рождены с первыми словами первой матери. Мы вышли из пустоты, и мы несем пустоту в себе. Наша кровь — это ее тело. Кровь священна. Сказано, что она была рождена из земли и воды, вот почему кровь должна возвратиться в землю, а дух — в воды во время священного сна. Силу крови следует почитать повсеместно, каждый мужчина должен признать, что это начало. В период, когда ты трансформируешь свое тело во время матки, позаботься о том, чтобы семя крови нашей первой матери приветствовалось священным образом, потому что это ее тело. Ее тело было сожжено, чтобы дать жизнь тебе. Ее дым принесет тебе мудрость. Дым — это дар сердца первой матери. Благослови ее память, потому что она живет внутри тебя. Когда ты ешь, это она питает себя. Когда ты куришь, это она получает твое послание и передает его дальше. Когда у тебя менструация, то это она истекает кровью. Когда ты отдаешь свое тело и делишься им в момент акта любви, пусть все части тебя пребудут во имя ее, чтобы ее любовь могла стать полной на этой великой земле.

Долгое время память о той, что дает нам жизнь, скрывалась. Мы забыли, что наша менструация — это период празднования в честь ее жизни, идущей внутри нас. Женщины в такое время должны удаляться от окружающих, потому что это время их силы, время вглядывания внутрь, время взращивания внутренней силы. В это время женщины не принимают участие в определенных церемониях, потому что их сила столь велика, что она вносит смущение в существующий порядок и предметы силы, принадлежащие мужчинам. Некоторые маги-мужчины носят завернутый в платок кусочек меха горностая, чтобы защитить себя в этот период, но это мало помогает. Они обманывают себя. В прежние дни женщины в такой период удалялись в особый вигвам, большинство женщин племени истекали кровью приблизительно в одно и то же время. Так происходило вследствие того, что наши тела входят в гармонию с телами сестер. В такие дни мы засыпали и просыпались вместе с солнцем. Мы работали в одно и то же время, можно сказать, что мы истекали кровью одновременно из-за света Бабушки-Солнца — в те древние времена Солнце было Бабушкой, а не Дедушкой. Так много уже забыто.

О чем видит сны великая Мать-Земля, когда медленно поворачивается во сне? Кажется, что нет конца и края этой темной ночи. Но однажды утром она проснется, расправит, плечи, удивится и разгневается, потому что кости ее тела растасканы клеточка за клеточкой. Темная ночь внутри каждого из нас, ночь, которую мы не можем познать, будет сломана, подобно стреле если мы не пробудимся вместе с ней. Что захочет от нас ее великое земное тело? Когда она истекает кровью, очищая себя, вспомнит ли она, кто мы такие?

Сидя здесь, думай о Великой Матери. Твои колени это ее алтарь. Вложи всю себя в свои молитвы, как ты вкладываешь свою кровь в ее жизнь, проси равновесия и понимания в этой жизни. Отдавай свою кровь, чтобы она могла услышать тебя в своем сне и вспомнить, когда проснется.

Агнес встала.

— А теперь я оставлю тебя с ней наедине. — Агнес согнулась и приложила ладони к земле. Затем она достала тампон из своего кармана и подала его мне. Я недоуменно посмотрела на Агнес.

— Почему бы не воспользоваться удобствами цивилизации? Мы должны уметь пользоваться всем, что облегчает жизнь. Подобно тому, как каждый кусок еды должен съедаться с чувством благодарности, так и любое приспособление следует использовать с пониманием» чтобы это приносило нам полноту жизни и не лишало достоинства.

Агнес отвернулась и сложила ладони лодочкой. Издав звук, похожий на свист лося, она пошла прочь.

Солнце начинало занимать свое место на небе. Я легла на мох, ласковое солнышко грело кожу. Птицы весело щебетали в ветвях деревьев. Весь день я пролежала на берегу ручья, размышляя о себе как о женщине, понимая, сколько еще масок цивилизации мне предстоит снять. Меня всегда поражало то, как мало я еще знаю о себе. Я лежала на земле, чувствуя обмен энергиями между моим телом и землей. Вокруг копошились насекомые. Солнце, пробивающееся сквозь зеленые листья деревьев, усиливало запах женственности и распускающихся цветов. Я чувствовала настоящую связь, потому что мы дышали одним воздухом, в одном и том же ритме.

Я вернулась в дом уже ближе к вечеру и работала над щитом до самых сумерек. Прежде чем я легла спать, Агнес сообщила мне, что физический щит уже закончен.

— Осталось наполнить его духом, — сказала Агнес.

За завтраком я чувствовала себя великолепно. Это было незнакомое состояние физического и ментального благополучия. Возможно, это была всего лишь иллюзия, но я решила наслаждаться этим, несмотря ни на что.

— Принеси свой щит, — попросила Агнес после того, как посуда была вымыта. — Я хочу, чтобы ты кое-куда съездила. Срочно. У нас не так уж и много времени.

Я постоянно тороплюсь, и Агнеслюбит пустить шпильку по этому поводу.

Я взяла щит и последовала за Агнес к машине. Положив щит на заднее сиденье, я завела машину.

— Куда едем? — спросила я.

— Поедешь по дороге, а потом повернешь направо. Мы проехали около часа, потом Агнес попросила остановиться.

— Следуй за мной, — сказала Агнес. — Возьми щит. Мы шли еще около часа. Агнес вела меня по тропинке, окаймленной шалфеем. Воздух был напоен запахами трав. С юго-востока веял прохладный ветерок. Вдалеке виднелись седые вершины невысоких гор. Тропа закончилась на берегу медлительной реки. Я хотела остановиться для отдыха, но Агнес пошла дальше. Через минуты мы оказались у водопада. Вода падала с высокой скалы, и там, где она ударялась о поверхность реки, стоял густой туман.

— Как красиво, — сказала я.

—Здесь много помощников, — ответила Агнес, указывая на водопад. — Они сказали, что здесь ты увидишь свой щит. Ты сможешь отыскать дорогу к машине?

—Ты ведь не оставишь меня одну, Агнес?

— У тебя здесь будет много помощников, — произнесла Агнес, указывая на свинцовую воду. — Я уже слышу, как они говорят с тобой.

—Ты будешь ждать меня в машине?

—Нет. Ты сможешь доехать до дома сама?

—Думаю, что да.

— Тебе следует быть более внимательной, Линн. Положи свой щит рядом с водой.

Агнесс объяснила, что я должна услышать совет воды, что вода хочет поделиться со мной. Она сказала, что мне следует воспользоваться слухом. Агнес пояснила, что я должна, не мигая, смотреть на место соединения падающей воды с поверхностью заводи, пока видение не станет расплывчатым.

— В этом месте обитают существа воды, они знают обо всем, что рождается из воды. Это вход в нижний мир, где пребывают наши предки. Именно отсюда могут принта твои защитники.

Агнес сказала, что мне не следует сознательно стремиться к какому-то определенному ментальному состоянию, но пребывать в состоянии сновидения. Край водопада — это канал великого движения и потока, не важно, что я сделаю, но дети воды хотят поделиться со мной.

— Надеюсь, ты найдешь дорогу домой, — закончила она.

Я кивнула головой в знак того, что поняла ее наставления. Агнес пристально посмотрела на меня.

— Ты уверена, что не хочешь ехать домой на машине? — спросила я.

Я видела, что Агнес не намерена ждать меня.

— Подружись с ними, — сказала она.

Я проводила ее взглядом, затем взяла щит и положила его на то место, которое показала мне Агнес. Я решила расслабиться и стала напевать песню духа. Солнце сверкало на поверхности воды с такой силой, что слезы наворачивались мне на глаза. Я смотрела поверх щита на пенящуюся воду, не имея ни малейшего представления, что именно должно произойти.

Я тихонько напевала и смотрела. Казалось, громкий гул воды состоит из множества голосов. В ушах ощущалось неприятное давление. Сила звука постепенно увеличивалась. Только я подумала, что больше не выдержу такого гула, как звук вернулся к прежнему уровню громкости.

Вскоре время стало подшучивать надо мной. Мысли, которые обычно дисциплинированно выстраивались в порядке, стали бесцельно метаться — некоторые из них отправились в неизвестном направлении. Меня это нисколько не пугало. Такая ментальная апуация показалась мне крайне забавной. Я больше не командовала своим воинством. Армия моя была охвачена смятением. Внезапно я поняла, что управитель этим разношерстным народцем находится где-то в животе. Я о щулила его как страх и поняла, что ключ к контролю над умом заключается в критическом отношении.

Глупо делать щиты, — вслух произнесла я.

Мои мысли от этого не выстроились в шеренгу, НО я определенно привлекла их внимание. Казалось, они в ожидании взирали на меня. Я знала, что, если захочу задать вопрос или подумать о чем-то, они сделают все как я захочу. Но это не казалось мне в данный момент важным.

Ко мне пришло еще одно понимание: критичность не была единственным ключом к подчинению мыслей. Этой же цели служит и мистерия.

— Зачем нужно делать щиты? — спросила я.

И в этот момент мои мысли превратились в сыщиков. Я увидела, что они, подобно Шерлоку Холмсу, изучают ключи к разгадке при помощи увеличительного стекла. Каждая из этих мыслей-оіедопьітов предлагала мне ответ.

Я поняла, что мой ум является складом или хранилищем энергии, которая готова отправиться в любом направлении. Энергия, вырабатываемая умом, похожа на бесконечный поток воды.

Вода, падающая со скалы, сверкала в лучах солнца как зеркальное ожерелье. Внезапно меня захватил разноцветный поток сверкающих брызг. Я видела и слышала совершенно поповому — казалось, что и то и другое происходит из единого источника. Взаимодействие и соотношение были не совсем ясны. Уммой стремился к слиянию с этой пульсацией. Мое «Я» желало раствориться в этой высшей гармонии. Я оказалась захваченной моментом, из которого не существовало никакого выхода, но и желания что-либо изменить не возникало.

Я преклонила колени; передо мной лежал щит, а вокруг сверкала и кружилась падающая сверху вода. Водопад вливался в темный грот.

Взгляд мой остановился на валунах, окружающих потоки воды. Внезапно посреди многообразия форм возникла каменная женщина. Ее каменно-серое тело достигало около пятидесяти футов в высоту и около десяти футов в ширину. У женщины были длинные волосы и удивительное лицо. Одета она было в длинную юбку.

Внутри ее каменной формы пребывало множество иных форм. Женщина пристально смотрела на воду. Когда я сосредоточила взгляд на том же месте, звук падающей воды стал подобен грому. С каждой секундой звук усиливался. В том месте, куда смотрела эта каменная дива, вода вспыхивала миллионами оттенков. Перед моим внутренним взором возникла Агнес, держащая водопад в руке. Он поднимался выше и выше в форме света. В другой руке Агнес держала щит, с которого свисали орлиные перья.

Я вновь посмотрела на водопад. Вода состояла из света и огня, который Агнес держала в своей руке. Сам поток брал начало в ее руке. Взглядом я проследила за потоком, устремленным вверх. Казалось, что небо надо мной кружится против часовой стрелки. У меня закружилась голова. Я вновь посмотрела на воду внизу; Агнес исчезла. Звук падающей воды стал еще громче. Я попыталась отыскать каменную женщину. Прямо из водопада выпорхнула стайка сверкающих птичек с крылышками всех цветов радуги. Стайка подлетела ко мне. Птички были просто замечательные. Казалось, словно сама радуга ожила и создала столь чарующее диво. И тут я вновь увидела каменную женщину. Ее взгляд был устремлен на воду, как раз напротив того места, где лежал мой оберег. Я взглянула в то место и увидела, что вода заклубилась, закружилась в водовороте. Казалось, она вибрирует. Я почувствовала, что клонюсь назад и сделала усилие, чтобы восстановить утраченный было баланс. Клубящаяся вода стала расширяться, превращаясь в водоворот. Я не могла отвести взгляд. Она удерживала меня, закручивала, втягивая всеився. Я знала, что этот водоворот сотворила могущественная каменная женщина. Круто ворот рокотал, захватывал, не было никаких сил противостоять ему. Затем из водоворота возник огромный оберег. Он был вполне реален. Щит имел форму мистической спирали. Прежде я никогда не видела ничего подобного. Последовательность образов зачаровывала, заполняла собой все. Столь много света, звука и красоты изливалось на меня, что нечто во мне щелкнуло и я потеряла сознание.

Когда я пришла в себя, было уже темно. Мне не было страшно. Я лежала на боку на земле. Неуклюже встав на ноги, я вошла в воду, чтобы забрать свой оберег, плавающий на поверхности заводи. Лунный свет сиял на поверхности воды, заливая скалы. Я знала, что это место сосредоточения огромной силы. Именно для этого Агнес и привела меня сюда. У меня слегка кружилась голова, я знала, что мне пора уходить. Я попрощалась с водопадом, каменной женщиной и самим местом силы, предложив им табак. Прихватив мокрый от воды щит, я направилась к машине.

Когда поздно ночью я вернулась в домик Агнес, то так и сияла от переполняющей меня энергии и возбуждения. Я почувствовала радость, увидев в окне свет, потому что меня так и распирало от желания поделиться впечатлениями от происшедшего. Я буквально влетела в дом.

Агнес рассмеялась, увидев выражение моего лица. Она встала и приготовила для меня чай.

— Линн, нижу, что сегодня нам уже не заснуть. Садись и рассказывай, пока ты не взорвалась.

Я ликовала, слова свободным потоком лились из меня. Говорила я очень долго. Пока я рассказывала, мы успели выпить по три чашки чая. Я замолчала, ожидая объяснений. Поскрипывали ставни старенького домика, казалось, что ветер прильнул к стенам, вслушиваясь в нашу беседу.

— Сила магии заключается в привнесении гармонии и равновесия в жизнь мага и в жизнь других людей. Когда человек начинает приводить себя в состояние равновесия магическим способом, к нему приходят проблески понимания, потому что твои поступки говорят существам земли, что ты веришь в красоту. Как писателю, тебе это должно быть понятно. Ты превращаешься в прядильщицу. Изучать магию — все равно что наматывать концепцию жизни на реальные, осязаемые формы. Подниматься над обычным видением и видеть силы, дающие нам жизнь. Вот почему я учу тебя понимать с помощью всего твоего существа, всех твоих чувств. Следует использовать зрение, слух, осязание, обоняние, все, что делаегтебя женщиной. То, что случилось с тобой сегодня, произошло со всем твоим существом. Вот почему это было магическое событие, вот почему ты возбуждена. Ты всматривалась в пространство, находящееся за пределами воображения, пространство, принадлежащее шаманам, провидцам. Этот уединенный мир, в котором встречаются безумие и гениальность, знаком человеку магии. Ты достойна войти в великие мистерии этого измерения. Никогда не думай, что пошла этим путем только потому, что работала достаточно усердно в течение многих жизней. Ты сейчас и навсегда в последнем путешествии, с тобой происходит величайшее из возможных приключений — ты следуешь своим путем по великой красной дороге.

Сегодня твоим символом был водоворот. Иначе его еще называют кружением, из которого рождается все. Увиденное тобой является порталом, входом в твою невинность. Это спираль, выход в познание твоей женственности. Птички символизируют цвета радуги — каждая представляет бесконечно расширяющийся круг спирали. Каменная женщина водопада благословила тебя и пригласила в свой мир речных камней. Положи один из них в твой внутренний щит.

Я почти не спала этой ночью. Рано утром я закончила рисунок на щите.

Позавтракав, я отправилась к Руби, мне хотелось, чтобы она оценила мой оберег. Как приятно было идти пешком! Я уже и непомнила, когда ходила по этой тропинке в последний раз. Знакомое озерцо, рядом с которым я повстречала свою сестрицу-стрекозу, радовало глаз. Только к полудню добралась я до берега озера. Усевшись на каменистом бережку, я полакомилась вяленым мясом, заботливо положив щит рядом с собой.

Мне просто необходимо было поразмышлять о последних месяцах моей жизни. Все — щит, Руби, соприкосновение с новым знанием — казалось чудесным и замечательным. Манитоба с ее изменчивым небом и освежающим климатом, великий покой этого места еще больше сблизил меня с Агнес и ее учением. Все происходящее здесь давало мне силу и успокоение. Могу ли я и дальше идти с такой скоростью? Каждое мгновение приносит мне познание нового. Иногда я внутренне оплакиваю множество смертей, происходящих внутри меня. Иногда мне кажется, что время — это всего лишь условное обозначение. Нет никакой смерти; есть лишь изменение, метаморфоза.

Оставшуюся частыіуги я шла и бежала. Меня окружала глубокая тишина. Я долго бежала. Грудь вздымалась и опускалась, дыхание стало затрудненным. Мне всегда казалось, что в резервации каждый камень, каждый куст имеет глаза и уши. Я замедлила шаг. Возникло ощущение, что Рыжий Пес притаился где-то поблизости, готовый нанесги свой смертельный удар. Я заставила себя отбросить эту мысль, полной грудью вдохнув чистый воздух долины. Я не позволила себе думать о нем.

Внизу показалась хижина Руби. Практически всеугро я шла и бежала, ее до.мик оказался дальше, чем я это себе представляла. Я остановилась, прислушиваясь к пространству и великой уединенности. Из трубы поднимался дымок, все же остальное было неподвижно, не было заметно ни единого движения. Кругом царил покой. Я долго стояла, пытаясь слиться с тишиной дня, стараясь быть центрированной. Почувствовав, что мне это удалось, я стала спускаться по тропке.

Приблизившись к домику, я услышала какой-то приглушенный шум внутри дома. Открылась дверь, и на порог вышел Бен. Его голова была повязана платком, он принялся подметать двор метлой. Затем из дома вышел Драм, неся лист бумаги. Он встал на колени рядом с Беном, тот начал сметать мусор на листок.

С суровым видом появилась Руби.

— Работайте старал'ельней, мальчики, — сказала она. — Привет, Руби, — крикнулая. Хотя Агнеспредупредила

меня, что Бен и Драм стали учениками Руби, я была шокирована, увидев их здесь. Я всегда считала их своими врагами.

При звуке моего голоса Бен и Драм вздрогнули. Никто из них меня не видел. Драм, склонившийся над листком бумаги, вскинул руки вверх, выронив собранный мусор, а Бен и вовсе подпрыгнул.

— Это она, — сказал Драм.

—Ах вы, неуклюжие идиоты! — закричала Руби, выхватывая метлу из рук Бена. Она пару раз ударила Драма метелкой, а затем повернулась к Бену, выкрикивая какие-то слова на кри.

—Мы не хотели испугаться, — оправдывался Драм. — Просто она так неожиданно подкралась. Я ее не боюсь.

Дальше Драм говорил на кри.

Но глаза Драма выдавали его столовой. Вполне очевидно, что они оба испугались меня до смерти. Мне это чрезвычайно понравилось, наполнив меня приятным ощущением силы.

Руби отбросила метлу в сторону.

— Уберите здесь, — сказала она. — А потом вымойте окна. И не обращайте на нее внимания. — Руби кивнула в мою сторону. — Я сама поговорю с Линн.

— Хорошо, мэм, — сказали мужчины. Руби повернулась ко мне.

— Я приняла этих мальчиков себе в ученики, как ты уже, очевидно, слышала. Если они станут досаждать тебе, задай им хорошенько.

Руби развернулась и вошла в дом. Я подошла к дому и остановилась у порога. Бен и Драм с усердием собирали рассыпанный мусор.

— Привет, — поздоровалась я.

Не глядя в мою сторону, они лишь что-то промычали в ответ, продолжая трудиться.

Я отметила огромную перемену во внешности обоих бывших учеников Рыжего Пса. Волосы их были тщательно расчесаны и связаны кожаным ремешком, одежда была чистой, за ней явно ухаживали. Они выглядели абсолютно другими людьми. Изменилась даже их осанка. Я помнила их небритыми, в замызганной, местами порванной одежде. Теперь они выглядели аккуратными, чистыми и собранными. От чистого сердца я сказала:

— Теперь вы выглядите замечательно.

Я ожидала невнятного ответа, но меня поджидал еще один сюрприз. Бен и Драм прервали работу. Они были очень вежливыми.

—Вы тоже прекрасно выглядите, мэм, — сказал Драм.

—Рад вас видеть, — добавил Бен.

Я не могла поверить в столь разительную перемену. Мне припомнилась наша первая встреча. В тот раз я подумала, что это самые грубые и невоспитанные люди, которых я когда-либо встречала в своей жизни. Они внушали мне страх и отвращение. Я отнесла их к разряду врагов, которых лучше видеть мертвыми, чем живыми. Они и впрямь хотели причинить мне вред.

В этот момент Руби выглянула из хижины, словно хотела знать, о чем именно идет разговор. Бен и Драм мгновенно накинулись на работу.

— Чего ты ждешь, Линн? Проходи в дом, пора пить чай. И давай сюда свой щит.

Впервые Руби действительно пригласила меня в свой дом, словно я пробилась сквозь некий невидимый барьер. Мне было очень приятно.

Внутри домик Руби очень напоминал убранство хижины Лги ее с той лишь разницей, что сейчас в нем все было перевернуто вверх дном. Все ящики кухонного шкафа были выдвинуты. На полке рядом с раковиной была выставлена коллекция разномастных тарелок. На полу, в окружении огромного количества горшков и котелков, сидела Джули. Она іщательно чистила их в старинном тазу. Ввоздухе витал запах щелочного мыла.

В комнате стояли две кровати: одна побольше, вторая больше походила на кушетку. Обе кровати не были застелены. На стуле лежала стопка постельного белья.

—Линн! — радостно поприветствовала меня Джули. Она встала и обняла меня, а затем быстро вернулась к прерванной работе.

—Мы поговорим в другой раз, — сказала она. — Сейчас... — она повела рукой в сторону горы посуды.

Я аккуратно переступила через завалы бумаги, одежды и кухонной угвари. Сев за стол, я с огромным уважением положила перед собой щит. Руби села напротив.

—Ты принесла мне сигареты? — поинтересовалась она.

—Нет, Руби. Надо было принести сигареты?

Руби повернулась к Джули и произнесла несколько слов на кри, а затем перевела их для меня на английский:

— Приготовь нам чай.

Джули принялась готовить чай. Она взяла стеклянную банку с травяным настоем, стоявшую на подоконнике, разлила по чашкам, процеживая его через марлю, и поставила обе чашки на стол.

— Я хочу остаться с Линн наедине, — резко произнесла Руби. — Иди рубить дрова. Скажи Бену и Драму, чтобы они не заходили в дом. Займи их работой. Эти двое начнут отлынивать при малейшей возможности.

Без единого слова или взгляда Джули вышла из дома, осторожно прикрыв за собой дверь. Через мгновение донеслись звуки ударов топора.

Словно почувствовав мои мысли, Руби сказала:

— Ее нужно держать в ежовых рукавицах. Я делаю это намеренно, потому что внутри у этих ребят нет хозяина, как нет его и в тебе. — Руби повернулась ко мне профилем, словно смотрела в окно. Что-то в ее движении взволновало меня.

Казалось, она готова наброситься на меня в любой момент. Я отпила чай. Чай был отличный. Я оглядела наполненную солнечным светом комнату. Руби не произнесла ни слова, мне показалось, что она испытывает меня. Я молчала. Скрестив ноги, я поерзала на стуле. Руби ничего не говорила. Я все больше и больше чувствовала себя неуютно. Меня не оставляла мысль, что Руби должна заговорить первой. Но чем больше я ждала, а Руби молча сидела, отвернувшись к столу, тем глупее я себя чувствовала. Я сосредоточилась на дыхании, пытаясь успокоиться. Руби ничем не выказала, что заметила мой щит или заинтересовалась им.

Наконец она очень медленно протянула руку и взяла меня за запястье. Так же медленно она крепко сжала мне руку.

— Я жду, когда ты успокоишься, — сказала она.

Но я разнервничалась еще больше. Руби покачала головой и продолжила:

—Что тебе известно о Юге7.

—Агнес сказала, что это место веры и невинности. Руби резко оборвала меня:

 

—Я спросила, что тебе известно о Юге? — Онапо-преж-нему смотрела в окно. Я долго рассказывала о том, что узнала и поняла, закончив словами, что Юг красный. Пока я говорила, Руби держала ладонь над моим оберегом, словно проверяя его силу.

—А ты знаешь, почему он красный?

—Нет.

—Если тебе это неизвестно, то что пользы для тебя в том, что он красный?

—Думаю, что никакой, — честно призналась я.

—О чем тебе говорит красный цвет?

—Ну, о крови.

 

—Если ты об этом подумала, тогда ты знаешь, что красный цвет Юга связан с кровью.

—Думаю, что да.

—А как ты считаешь, каким именно образом он связан с кровью?

—Не знаю.

—С физическим кровотечением, не так ли? Мы — женщины из плоти и крови, согласна? И мы истекаем кровью.

—Каждый месяц, — согласилась я.

—Я хочу, чтобы ты осознала это, — сказала Руби. — Индейцы говорят, что матка женщины — это Юг. Ты тело жила свою кровь в этот щит. Это хорошо, но необходимо повторить кое-что вновь. Юг обладает особой силой, когда у тебя кровотечение, ты находишься в своей луне. Правильно? Это время силы. У мужчины тоже есть месячный цикл. Это время его силы. Если он достаточно чувствителен и осознан, он знает, когда наступает его время. Он не выделяет кровь, поэтому время его силы никогда не бывает сголь же сильным, как у женщины. С мужчинами все происходит иначе. Когда мужчина обретает свою силу, он летает. Женщина же спускается, входит в землю. Женщина, находящаяся в своей луне, с легкостью побеждает шамана-мужчину. Некоторые маги-мужчины, проводя церемонию с женщиггой в период менструации, считают, что они могут завладеть ее силой, но такого никогда не происходит.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 163 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ЛУНА В ТВОИХ ЛАДОНЯХ | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 1 страница | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 2 страница | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 3 страница | ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 4 страница | ЩИТ СПЯЩЕЙ МЕДВЕДИЦЫ: ЗАПАД | ЩИТ БИЗОНА: СЕВЕР 1 страница | ЩИТ БИЗОНА: СЕВЕР 2 страница | ЩИТ БИЗОНА: СЕВЕР 3 страница | ЩИТ БИЗОНА: СЕВЕР 4 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 5 страница| ЩИТ ЗАЩИТНИЦЫ ДЕТЕЙ: ЮГ 7 страница

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.035 сек.)