Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

В один из теплых длинных июньских вечеров я привез свою жену в старый, еще довоенной постройки, роддом номер пятнадцать на Шарикоподшипниковской улице. Мы зашли в фойе приемной и позвонили нашему 2 страница



- Здравствуйте, баба Маруся, - сказал я, протянув ей сумку с вещами и бельем. Отдельно дал ей порошок и деньги.

- Через два дня будут готовы, - сказала баба Маруся, поставив сумку с порошком на пол.

- Это очень хорошо, - сказал я, - буду вам очень благодарен.

- А у тебя что такого интересного жены нету? - спросила она.

- Не, пока нету, - также ответил я ей. - Один живу, работаю, и стирать некогда. На вас одна надежда.

Бабушка заулыбалась и сказала, что все постирает и даже погладит. Я не стал ей препятствовать в рвении погладить белье и предложил ей в свою очередь привозить ей продукты из большого магазина. Баба Маруся сказала, что продукты она и сама покупает - здесь рядом дешево. Но сообщила мне о нашествии мышей в подвал их дома. Мыши лезут в квартиры и скребутся ночью. Она уже травила мышей отравой, но не помогло - все равно в подвале их много.

- Может ты, милок, купишь средство против мышей хорошее, а я тебе денег отдам за него?

Я подумал и сказал, что посмотрю в интернете средство и куплю к следующему разу. Тут мы и раскланялись, я поехал дальше.
Вечером дома в приподнятом настроении я включил компьютер и занялся поиском средства для уничтожения мышей. Пролистав три десятка вариантов, пришел к выводу, что самое лучшее средство - это голландский аэрозольный препарат «LGBT – SPIRIT». На форуме крысиных и мышиных отрав были самые прекрасные отзывы и комментарии к этому средству. Все его хвалили по всему миру и гарантировали сто процентный вариант. Сделав заказ доставки этого средства мне в автодом, я пошел поплавал в бассейне и принял душ. Перед сном попил зеленого чая с мятой и лимоном, прочел двадцать страниц Данте и на двадцать первой сладко уснул. Утром мне привезли средство в твердой красивой красной коробке с изображением лепестков пламени. Открыв коробку, я вынул оттуда книжку-инструкцию и большой, толстый аэрозольный баллончик радужного цвета с надписью большими фиолетовыми буквами «LGBT-SPIRIT». На обратной стороне была наклеена белая наклейка, на которой было написано на русском языке «беречь от детей». В инструкции было сказано, что под воздействием этого средства грызуны приобретают болезнь жизненной системы и полностью переориентируются на нетрадиционное поведение, со смещением центров влечения от противоположенного пола к полу, тождественному собственному полу. Так же сообщалось, что может возникать интерес к самому себе и к воображаемым объектам. К тому же могут быть некоторые степени шизофрении и маниакальных влечений. Еще говорилось о полной смене культурных интересов у грызунов и новых формах самовыражения. В общем, средство психотропное и эффективное, сделанное в Евросоюзе. К бабе Марусе я поехал во всеоружии, располагая самым передовым мировым средством. Звоню в дверь и слышу шажки моей бабушки-прачки. «Открываю, открываю»,- слышно из-за двери.



- Это ты милок? - говорит она. Я ей отвечаю: «да» - и дверь отворяется.

- Вот вам средство принес от мышей хорошее, - говорю я ей.

- Ой как хорошо, а то одолели они меня, житья нет.

- В инструкции, - говорю я, - написано, что надо распылить баллончик в основном ареале обитания грызунов.

Мы с бабой Марусей вышли на улицу, и она показала мне два вентиляционных окна в подвал с одной стороны дома и два с другой. Я стал ходить и по очереди распылять баллончик в эти окошки равномерными дозами, следуя инструкции. Так происходило минут десять, пока баллончик себя не исчерпал.

- Вот и все, - сказал я, - теперь нужно подождать месяц, и у вас не будет ни одной мыши.

Потом мы вернулись домой, и я получил постиранное и аккуратно выглаженное белье и одежду. Баба Маруся угостила еще чайком с вкусной яблочной шарлоткой из антоновки. Мы договорились, что я приеду на следующей неделе и привезу ей новую партию белья.
У меня работы сегодня не было, и я решил прогуляться по дневной Москве. Осень богата теплым тоном дневного света и шикарным, густым, бархатным воздухом сентябрьского ветра. Причем, на удивление, это чувствуется даже в загазованной машинами Москве. Красавцы бульвары с шеренгами лавочек встречали меня, предлагая свои услуги дневного отдыха. Можно было посидеть под кронами деревьев и позаниматься чтением или поразмышлять - тем самым дать тренировку уму, напитав его этой осенней атмосферой. Мысли бежали дикими скакунами и никак не хотели быть объезжены. Но чаще всего пробегали образы этих мышей, моей сегодняшней атаки на них. Мне думалось, что с ними будет, и как они сменят свои жизненные ориентиры. Как это мышиное племя кинется в духовную пропасть и исчезнет. С этими мыслями я бродил по городу до самого вечера и, придя домой, лег спать, держа в голове мышиное царство с мышиным королем, украшенным золотой короной. Сон пришел быстро, и я увидел историю славного мышиного рода Бимбергов и его закат после некоего чародейства, устроенного людьми.

История мышиного рода Бимбергов от первого Короля Бимберга Великого до последнего Короля Бимберга черного – поющего.

Мышиное королевство Бимбергов основал славный в древности доминантный самец Бимберг Великий. Он подчинил себе всех остальных самцов и, следовательно, их семьи. Организовал строгую вертикаль власти, учредил дивизионы и подразделения. Так появилось разделение труда. Один дивизион занимался заготовкой съестных припасов, другой рыл норы и строил хранилища, имелась армия, укомплектованная боевыми мышами, и даже были свои подразделения разведки и контрразведки. Общество делилось на высшую мышиную элиту, средний управленческий состав и разного рода рабочую мышь. Королевская номенклатурная система обеспечивала профессиональный и карьерный рост. Жреческие мыши рыли священные норы, вели календарь, умели лечить все мышиные болезни и вели хроники королевства. В священные норы вели очень точно рассчитанные каналы с поверхности земли. В день летнего солнцестояния луч солнца пробивался по этим каналам и освещал алтарный камень. Это был священный праздник, в который весь народ находился в священных норах и участвовал в ритуалах жрецов. Мыши-войны защищали границы королевства от крыс. Разведчики изучали новые территории и прокладывали мышиные дороги, зацементированные пометом. В опасных местах оставляли запах с секретом, тем самым сообщая остальным мышам сигнал тревоги. Коты являлись злейшими врагами мышей. Они находились на службе у чародеев, которые постоянно придумывали новые способы войны с грызунами. Чародеи были огромного роста, ходили на двух лапах и обладали тайными знаниями по управлению природой. Они вывили целую армию котов, которая часто совершала охотничьи набеги на королевство. Придумали ставить хитрые механические ловушки и капканы. Травили ядами и химикатами и даже включали ультразвук на мышиной волне, вызывающий смятение у мышей. Вот сколько врагов было у этого маленького, но очень смелого народа. Их первый король Бимберг Великий вывел их из канализационного коллектора, где была очень плохая экология и постоянный недостаток в пище. Он привел свой народ в подвал пятиэтажки на Беговой, у которого было сообщение с подвалом магазина и прекрасное сообщение с каждой квартирой дома, где жили чародеи. Бимберг Великий ввел кодекс закона, который должна была соблюдать каждая мышь. Первая статья говорила: «Мышь трудиться в первую очередь для других мышей, потом только для себя». Вторая гласила, что мышь не предает другую мышь, иначе смерть. Третья статья трубила о полной власти короля и преданности всех мышей королю лично и тому курсу, который он предлагает. Четвертая позиция делила половину добытой пищи между всеми мышами поровну, включая короля, и откладывала вторую половину в стратегический запас, которым управляли жреческие мыши. Совершив все эти преобразования и создав великое мышиное королевство, Бимберг Великий умер, оставив престол своему сыну Бимбергу короткохвостому.
Сев на трон, Бимберг короткохвостый расширил хранилища крупы и злаков. Построил бассейны в тех местах, где у водопроводных труб имелись микротрещины и просачивались капли воды. В эти бассейны собиралась вода, которая потом распределялась по специальным каналам в множество отдельных мышиных нор. Славный Король провел ряд реформ в армии и вывел отдельную армейскую элиту мышей-крысобоев – пластунов. Группа из четырех мышей-крысобоев давила даже самую большую крысу, заманивая её в специальные ямы-ловушки и закидывая ее смесью помета и мочи. Наука жрецов поднялась на очень высокий уровень, было разработано пять вариантов шифра ультразвука, которые оберегали мышиную культуру от внешних вливаний. Сей умный Король умер, укрепив державу и передав трон своему сыну Бимбергу серобородому. Этот талантливый монарх был очень искусным зодчим. Он украсил священные норы прекрасными росписями и построил мышиный город в земле под бетонными плитами подвала. Этот город отныне стал столицей королевства. Король нарек его «Микиполис». Смерть пришла к нему в старости, и умер он в окружении детей и внуков. Его старший сын Бимберг двоезубый был прямым наследником престола, но его родной брат Бимберг поющий – чёрный, посулив мышам-крысобоем пожизненно двойную порцию крупы и лучших самок королевства, заманил брата в ловушку, приказал мышиному спецназу убить брата. Став королем, Бимберг поющий – черный начал сочинять песни и свистеть ультразвуковые трели, распространяя их на всю страну. Народ слушал эту музыку и подсвистывал ему. В этот год первый раз за всю историю страны луч солнца не освятил алтарный камень, и мыши-жрецы не находили объяснения этому в своих книгах.
В этот самый мышиный год в эту пятиэтажку приехал незнакомый мышам чародей и привез с собой колдовской баллон, начиненный злым духом. Он обошел дом против солнца и запустил этого духа в подвал в четырех точках, каждая из которых соответствовала четырем сторонам света. Дух ворвался в королевство и стал пленять сердца этого славного некогда народа.
Дух, войдя с четырех сторон, моментально опутал своими сетями мышиное королевство. Первым делом пала элита государства. Сам король Бимберг поющий -черный, министры, вся армейская гвардия и спецназ пластунов. Король засвистел ульразвуком новые песни, где говорилось о свободе всех чувств которые живут в мышах. Это были длинные трели о независимости каждой мыши от других мышей, от семьи, родителей и детей. Самцы и самки как семья перестали быть ячейками королевства и разделились на отдельные индивиды. Доминантные самцы набрасывались на других самцов и познавали их. Вся гвардия и спецназ купалась в разврате.
Самые лучшие самки мышиной столицы во всем своем блеске и красоте творили беззаконие друг с другом и совращали простолюдинов сотнями. В воздухе летал дух свободы и поражал мышиный народ. Вслед за элитой весь "Микиполис" потонул в разврате. Жрецы стали мышиными колдунами и творили срам друг с другом. Оскверняли алтарный камень такими вещами о которых в приличном обществе невозможно и говорить. Окраины королевства и верхняя часть подвала, оставшись без военной поддержки, была атакована котами. Коты душили мышей, обнаружив проходы в мышиные городки и деревеньки. Кто-то спасся бегством, укрылся в "Микиполисе". Микиполис был неуязвим для котов в силу крохотных проходов в городские ворота. Но тем не менее, страна уменьшилась до границ стольного города. Крысиные лазутчики, не обнаружив ловушек и пограничных сторожей, сообщили армии крысиного генерала Кунге о свободной дороге на "Микиполис" с его красотой и богатствами. Армия боевых крыс подошла к городу. Не встретив никакого сопротивления, Кунга захватил окраины. Проникнув через все городские ворота одновременно, крысы набросились на мышей. Увидев то падение, в котором пребывал город, боевые, аскетичные крысы воспылали праведным гневом. Ни одна мышь, от городских укрепленных стен до королевского дворца, не уцелела. Крысы нападали на них и выедали у них сердца. Когда все было кончено, город утопал в крови. Кунга трубил отбой и командовал отход. В этом захваченном городе нельзя было оставаться. Всюду чувствовалось присутствие некоего духа. Крысы испугались и отошли, оставив "Микиполис" во мраке трупов. Только внутренняя камера королевского дворца уцелела от нашествия крыс. Она была секретная и запечатывалась со всех сторон. В этой камере на троне сидел последний король мышиного королевства Бимберг Поющий -черный. Перед ним лежала летопись королевства, ведущая свой рассказ от славного Короля Бимберга Великого до конца мышиного мира. Вокруг трона на коленях сидели тринадцать магов, бывших жрецов. Черный король встал на задние лапы, вздыбил вороную шерсть и засвистел ультразвуковую арию Мефистофеля из оперы "Фауст". Маги совершали поклоны в сторону трона, на котором в этот момент никто из мышей не сидел. Так закончилась история славного и великого мышиного королевства.

На этом моменте кошмара я проснулся. Утреннее солнце било в иллюминатор моего фургона. Слава Богу, что это был только сон, думалось мне. Впереди день, новые задачи и новые приключения вперед в жизнь. Кстати, через короткое время после обработки подвала бабы Маруси препаратом "LGBT - SPIRIT" мыши в доме совсем исчезли, и никто больше никогда не заводился.

Войны.

Итак, прошел первый год моего пребывания в Москве, принял эстафету второй и побежал своей дорогой, отсчитывая верстовые столбы времени. Я, как и прежде, живу в своем автодоме, моюсь и бреюсь в спортклубе, стираюсь у бабы Маруси, занимаюсь собственным развитием, ищу невесту и делаю массажи всем своим клиентам, которых за этот год стало намного больше. Я теперь постоянно занят и имею очень мало времени. В день бывает по четыре или пять человек, так что приходиться мотаться по просторам красавицы Москвы. Еще я беру уроки у прекрасного московского мастера массажа, который обучил меня креольскому массажу бамбуковыми палками, вооружил необыкновенным массажем пяток по нервным окончаниям и дал мне знания индийского массажа головы. Все эти профессиональные преобразования я с радостью применял, на удовольствие моих клиентов. Еще частью моего профессионального распорядка стала езда по баням. Меня приглашали, как правило, мужские компании в качестве банщика и массажиста. Работа в банях занимала около пяти часов и представляла из себя целую церемонию. Бани я любил и считал их естественной оправой для массажного искусства. Если заглянуть в глубину времени, то мы видим бани и массаж вместе в древнейшие времена. Римские термы, византийские бани, наследниками которых являются турецкие хамамы, освоенные тюрками после взятия Царьграда в 1454 году. Нестор летописец пишет, что Апостол Андрей в первом веке, обходя Русь, от Херсонеса спустился вниз против течения по Днепру до того места, где потом стоял стольный град первого русского государства Киев, очень удивлялся баням, в которых все нагревались до "зело великого" состояния. Баня всегда играла большую роль в нашей культуре. В ней отогревали душу и тело. Мылись в травяных отварах и вели душеспасительные беседы, смотря на раскаленные угли полыхающей банной печи. Древняя Русь посещала баню раз в неделю, гигиена и чистота были на очень высоком уровне. После бани надевали абсолютно чистую льняную одежду, пили душистые травяные отвары с медом, а также, великолепные тонизирующие хлебные квасы. Для сравнения, Западная Европа целое тысячелетие не знала бани и культуры гигиены. Европейские монархи мылись два раза в жизни и соскребали грязь скребками с тела. Люди смердели и чесались. Европейские рыцари во время защиты Гроба Господня на Святой земле производили ужасающие впечатление на местное магометанское население. На тысячу лет после падения первого Рима в 526 году высокая римская гигиеническая культура исчезла. И только с началом Ренессанса, после того, как пала Византия, а потом второй Рим Константинополь, в Европу опять пришла банная культура и телесная чистота. И Европа снова сравнялась с Русью. В общем, баня, где бы она ни была, это радость и чистота.
В банные выезды я с собой брал березовые, эвкалиптовые и дубовые веники. Два двухлитровых чайника для заварки чая, травяные сборы, мед, лимоны и хороший черный чай. Обязательно брались банные экстракты для составления аромата пара. В огромной сумке я все это возил, не считая массажных масел, инструментов для креольского массажа, скребков и прокатных валиков. Закон бани гласит: сначала помыться, чтобы открылись поры, и кожа задышала. Следующий этап - это парилка, но на уровне как можно нижнем для привыкания тела и плавного повышения давления. Банщик устраивает ароматный пар, погружая парящихся в грезы банного мира. Далее нужно выбраться из парилки, отдохнуть и продолжить парение на более высоком уровне. Производя ритуал, нужно опять отдохнуть и лечь уже на верхнюю лежанку для обработки вениками. Тут уже в открытый контакт вступает банщик. Он приносит шайку с кипятком, в котором находятся два веника. Мастер бани начинает потихоньку проходить по ногам, ягодицам и спине, шпаря легонько поверхность тела березовым листом. Скорость и сила удара возрастает с каждым кругом пробега по телу, щедро одаривая клиента березовым листом. Лист прилипает, благодатно держась на поверхности тела, украшая его звездами березового неба. Банщик добьется успеха, если у парящегося перестанут идти мысли, и он полностью растворится в действе. Тогда следует выводить любителя бани из парной и раскладывать его на скамейке или массажном столе. В дело вступает массаж, разминая мышцы тела, разламывая анатомию пополам и раскладывая человека на сущность, личность, индивидуальность и так далее. После разминания массажист разглаживает тело, разгоняя лимфу по лимфотокам, наполняя ею лимфоузлы. Все, теперь отдых. Последний аккорд банщика - подача ароматного травяного чая своему подопечному с добрыми пожеланиями и улыбками. Вот так вкратце происходит банный вызов. И следующая история - о банном вызове.
У меня был постоянный клиент, который проходил курс массажа раз в три месяца. Звали его Виталий Тимофеевич, фамилия у него была Мартынов. Был он крепкий и серьезный мужик спортивного телосложения, лет сорока. Как-то он мне позвонил и сказал, что он с другом уезжает в командировку и приглашает меня в Сандуны завтра в восемь утра на пол-дня. Еще он добавил, что понимает о возможной моей занятости в это время, но со своей стороны просит отложить или перенести возможные варианты в связи с необходимостью и, главное, срочностью завтрашнего предприятия. Я быстро подумал и дал полное согласие, пообещав перенести всех завтрашних клиентов. Было ясно, что это срочное и интересное дело. Приготовив все вещи к завтрашним процедурам, я лег спать, мысленно готовясь к завтрашней работе. «Сандуны, - думал я, - это целая самобытная стихия, неотъемлемая часть Москвы и России. Началась эта история в конце восемнадцатого века, когда жене придворного актера Силе Сандунову, которую звали Лиза Уранова, Императрица Екатерина Вторая подарила бриллианты. Сила Сандунов, потомок известного грузинского рода, продал эти бриллианты и купил землю на набережной реки Неглинной. Там он построил бани, которые народ прозвал "сандуновскими". Москвичи очень полюбили эти бани. Свет, купечество и простые горожане подводились к единому знаменателю в этих банях. Конечно, были разные классы для разных сословий, но, тем не менее, пар и веник уравнивал всех. Люди облекались в костюм праотцов Адама и Евы и уже не было видно ни светлейшего князя, ни околоточного надзирателя, ни рабочего текстильной мануфактуры. Сандуны мыли москвичей весь девятнадцатый век, находясь в своем первоначальном обличии. Но в девяностых годах бани купила купчиха Вера Фирсанова, в честь которой названо одно из лучших подмосковных дачных мест - Фирсановка. Эта Фирсанова и ее муж Алексей Гонецкий полностью перестроили бани, создав самый передовой банный комплекс того времени. Это был настоящий помывочный дворец. Дворец имел три мужских и два женских разряда, самый дорогой высший мужской разряд. А так же восемь пятирублевых кабинетов. В бани было разнообразие архитектурных стилей - так называемая "сандуновская эклектика". Готика, рококо, Ренессанс, Классицизм и даже фабричный стиль. Бассейны и купальни блистали великолепием, обрамленные колоннами и мозаиками. Вода поставлялась по собственному водопроводу из артезианской скважины, и была очень мягкой и доброй. Также, в бане имелась собственная электростанция и прачечная. Эти московские бани принимали Пушкина, Грибоедова, Толстого, Чехова, Гиляровского. Шаляпин специально мылся один в санитарный день и пел около бассейна. Сандуны работали и в революцию, и после революции, и в войну, и при Сталине, и при Брежневе, и при Ельцине. А в войну даже ходил по фронтам спецпоезд "Сандуны", где работала бригада сандуновской прачечной. Этот поезд оперативно обстировал воинские части, находящиеся на отдыхе после боев. Вот в эти самые бани я подошел в семь пятьдесят утра к угловому подъезду. Там уже толпился народ, ждавший открытия. Среди народа выделялись две мужские фигуры особой какой-то тяжестью. Это были мой клиент Виталий Тимофеевич и его друг Алексей Николаевич Коробкин.

- Приветствую вас, - сказал я.

- Доброе утро, - ответил Виталий Тимофеевич и представил меня своему спутнику. Командировочные держали в руках небольшие чемоданчики с выдвижными ручками и колесиками. У меня в руках была огроменная спортивная сумка с банным инвентарем.

-Здесь есть прачечная, которая стирает вещи за два часа, - сказал Виталий Тимофеевич - и мы хотели бы сдать наше белье, кальсоны, майки и носки в стирку.

- Сможете, Петр, отнести белье в прачечную, когда мы разденемся?

- Смогу, конечно, - ответил я, - отнесу.

Мы прошли на второй этаж и зашли в "в высший мужской разряд" - там для нас была приготовлена кабинка, где мы могли прекрасно разместиться. Я с собой привез все свои запасы веников, живого меда и травяных сборов. На массажный стол я выложил два липовых веника, два эвкалиптовых, четыре березовых и четыре дубовых. Выполнив просьбу моих клиентов, я отнес белье в стирку и принялся наливать кипяток в шайки. Замочив веники по два одинаковых в шайках и разложив все массажные ингридиенты, я начал процесс парения. Липовые веники я сразу вытащил, положив их в шайку с холодной водой. Виталий Тимофеевич и Алексей Николаевич пришли из душа - оба в войлочных шапках-киргизках. Колориту добавляло еще то обстоятельство, что оба носили усы и были похожи в таком виде на двух огромных шмелей.

- Прошу в парную, - сказал я и раскрыл дверь.

Шмели вошли в банное отделение и разлеглись на нижних лавках. Я нагнетал пар на них дубовыми вениками, распространяя по пространству горячий ветер. Через семь минут, пропотев и покраснев, они вышли в общий зал и нырнули в бассейн. Охладившись, шмели опять зашли в парную. На этот раз я разместил их на верхних полках спиной вверх положив под голову прохладные липовые веники. Нагнетая пар над обоими телами сразу, я начал быстро проходить ударами, начиная от пяток, заканчивая шеей. Тела впитывали потоки фитоцитов и здоровье дубовых листьев. Ритм и сила ударов увеличивались, приводя товарищей в истинное блаженство. Через десять минут я их перевернул, проведя процедуру на ногах, груди и животе. Веники работали на славу, унося пациентов в самые глубины бытия. Второй акт был завершен, и после охлаждения в бассейне вступил в действие третий акт -пропарка березовыми вениками. Мохнатые усачи легли вновь на полки, сразу попадая под удары жарких березовых веников с бруньками, которые распыляли целебный кипяток по огненному пространству. Листья летели в разные стороны, окропляя парную дарами русского леса. Пропарка эта была очень сильная, и парящиеся с трудом встали с лежанок. Упав в бассейн, друзья полностью ушли под холодную воду. Немного зависнув под водой, они снова показались на поверхности.

- Ух, - сказал Виталий Тимофеевич

- Да, - сказал Алексей Николаевич. - У нас нет слов, как это прекрасно.

Я им говорю:

- Сейчас еще покупайтесь и заходите еще в парилку. Будет еще один акт.

Опять они на лежанках лежат - ждут действа. Я несу шайку с эвкалиптовыми вениками и подбадриваю друзей про то, что в бане годы не идут и сколько в бане просидишь, столько лишнего проживешь. Эвкалипт в кипятке, парок от каменки, горячий воздух. Веники в моих руках изящно расходятся в разные стороны и сходятся в точке. Нагнетают горячий воздух и заряжают фитоцитами все на своем пути. Прошелся по всем костям и так пропарил ступни, что стали как у младенцев. Эвкалиптом славно завершили эту часть работы и, пропарившись, перешли в отделение перед парной, на лавку. Там, разложив рядом шмелей уже без шапок, я начал креольский массаж толстыми бамбуковыми палками с песком внутри. Двигаясь плавными ритмичными ударами по группам мышц, я провел полное разминание мускулатуры - сначала у Виталия Тимофеевича, потом у Алексея Николаевича. Массаж был завершен и оставалось только принять душ. Венцом было опустошение целебных отваров из шаек, где были веники. Начиная с головы и распространяя липовую, дубовую, эвкалиптовую и березовую воду по всему телу я приговаривал: «С гуся вода, а с Виталия Тимофеевича худоба», после говорил: «Вода с гуся а с Алексея Николаевича худося». Теперь можно надевать халаты и больше ни в коем случае не мыться. Волосы и тело будут долго пахнуть этими лесными отварами, а в порах будут находиться целебные витамины. Пред креольским массажем я заварил два огромных двухлитровых чайника чая. В одном чайнике был курильский травяной сбор, а в другом черный чай, заваренный с травой сагандальей. Мой знакомый травник Саша Травкин ездит вместе со своими агентами по всей стране и привозит чудесные травы, мед с Алтая, облепиху с дальнего востока. Я у него много покупаю для своей работы лечебных трав, мазей, медов, банных веников и даже ягодных варений. Курильский сбор питает витаминами и проясняет ум. А сагандалья заряжает силами, придает тонус и повышает работоспособность. Такой чай я подал моим клиентам и разложил алтайский белый мед, облепиховое варение, варение из жимолости и варение из черной смородины. Официант принес нам вкуснейших булочек, и мы, развалившись на креслах, начали неспешное чаепитие.

- Вкусный чай, Петр, все очень вкусно, - проговорили в мою сторону усачи. Я, получив похвалу, сказал им:

- Спасибо вам огромное, милости просим.

- А правда, что Эйзенштейн в бассейне высшего разряда сандуновских бань снимал те моменты "Броненосца Потемкина", где броненосец идет по Черному морю, используя точную копию корабля? - спросил Алексей Николаевич.

- Да, точно так и было, - отвечал Виталий Тимофеевич, намазывая на булочку душистый медок. - Мало того, та сцена в "Александре Невском" с Черкасовым, где "псы рыцари" тонут во льдах Чудского озера, тоже снималась в сандуновском бассейне. Рыцари падали в это самый бассейн и уходили под лед.

- А знаете, Петр, почему Александра Невского прозвали Невским?

- Да, конечно, - отвечал я. - Он побил шведов на Неве-реке и не пустил их к Новгороду.

- Все правильно, - сказал Виталий Тимофеевич. - Там произошло следующие. Шведы во главе с Биргером пришли морем на ладьях через устье Невы в Ладогу и послали молодому восемнадцатилетнему Александру дерзкое письмо, где словесно ругали его. Они хотели его вывести из себя и вынудить принять бой с расстроенным гневом духом. Но молодой князь вместо того, что бы сгоряча устремиться на неприятеля совершает следующий поступок. Он входит в Софию Новгородскую и запирается там на ночь. Ночь проводит в молитве и утром личной малой дружиной внезапно нападает на растерянного Биргера и бьет его. Перебили почти всех, и только Биргеру, будущему основателю Стокгольма удалось уйти на одной ладье. На щеке у Биргера осталась на всю жизнь печать от копья - память от Александра.

Алексей Николаевич продолжил разговор, рассказав о том, как князь Александр Невский много раз ездил в Орду, стал братом сыну хана Батыя Сартаку и приемным сыном самому Батыю. После был другом хану Берке и наладил уникальные отношения с ордынцами. Благодаря Александру Русь не была уничтожена и вошла отдельным улусом в Золотую Орду. Умер он в Городце, возвращаясь в очередной раз из Орды, приняв перед смертью схиму с именем Алексий. Алексей Николаевич закончил свой рассказ и только добавил, обращаясь к Виталию Тимофеевичу:

- Видишь как - молодой Князь перед "командировкой" не в баню, а в храм, да еще на всю ночь ушел.

- А у меня жена вчера вечером ходила и свечку за меня поставила за отъезд и благополучное возвращение, - парировал Виталий Тимофеевич. - Князь тот был славный и очень умный, - добавил он. Такие люди очень редко рождаются.

Мы допили чаек и все уже больше молчали. Я сбегал в прачечную и принес моим друзьям чистое белье. Они оделись в это чистое белье и, собравшись, вышли на улицу. Простившись, я провожал взглядом две фигуры с чемоданчиками на колесиках, которые поехали в командировку. Это был хороший день. И я, уставший и счастливый, побрел к своему дому на колесах, стоящему на причале, чтобы там упасть на кровать и проспать до вечера.


Юбилей.

Эта замечательная история началась тогда, когда я получил приглашение прийти на день рождения. И возник резонный вопрос: что подарить? Денег у меня не было, так как я накануне купил дом в Псковской области и вложил в это приобретение все свои деньги. Занять тоже негде, а в гости идти надо! Юбиляр был человек зажиточный и власть имеющий - Аркадий Семенович Трошкин, председатель городского союза автомобилистов.Я стал думать о предстоящем событии, и постепенно у меня в голове поплыл план моего предстоящего похождения. Внешний вид был у меня в принципе холеный - я недавно постригся; одежда тоже была очень приличная - ботинки новые коричневые, фирменные джинсы из Австрии, рубашка и клубный пиджак, превосходные и модное филиппинское пальто. Не располагал я только деньгами на подарок, а подходящей вещи из моего скарба как-то не находилось. Тогда я понял, что надо дополнить незначительный подарок каким-нибудь ярким выступлением и, тем самым усладив душу виновника торжества, достойно влиться в торжествующее общество. Походив по комнате и рассмотрев все вещи, я остановился на двух предметах - это губная гармошка Ямаха и гигантская ракушка каури. Губная гармошка была совсем маленькая и вызывала какое то жалкое чувство, а ракушка каури, напротив, выглядела торжественно, даже как то по-королевски! Я взял ее в руки и стал рассматривать ее причудливые рисунки в крапинку, похожие на азиатскую керамику. Меня поразил блеск ее глянцевой глазури, в котором отражались лучи утреннего солнца, лившиеся из окна. Это чудо, чудо природы, и оно должно стать прекрасным подарком, даже лучшем из всех подарков, которые подарят Аркадию Семеновичу в этот день гости, это будет духовный и эстетический центр, вокруг которого встанут кругом все простые, материальные подарки, несущие на себе сугубо прикладную нагрузку. В таких мыслях я плавал, созерцая свой дерзкий план. Ведь через эту смелую идею виднелись просветительские мотивы и священное письмо обществу. Душа моя радовалась, и я успокоился - все было готово для похода на юбилей.
В двух словах расскажу о самом Аркадии Семеновиче. Господин Трошкин был человеком крепкого телосложения, с короткой стрижкой. Лицо его имело волевые черты и было доброе, как у правильного полицейского. Он часто улыбался и имел хитрый прищур. Развив за свои непростые пятьдесят лет разносторонние качества, интуицию и деловую хватку, обладая математическим умом и энциклопедическим кругозором, он весьма преуспел в коммерческих делах. Когда-то давно он продавал подержанные машины как привозные из заграницы, так и отечественные, приводя их в порядок в собственном автосервисе. Позже заключил контракты на продажу нескольких известных мировых автомобильных марок, открыл сеть салонов по всей Москве и области. Развив этот бизнес, стал приращивать смежные области, такие, как продажа автозапчастей, мото салон, автомойки и даже популярный автомобильный сетевой ресурс. Человеком он был ловким, увлекающимся всем новым и интересным. Так, он был очень известным мотоциклистом, а еще занимался воздухоплаванием на воздушных шарах, и даже был чемпионом России по аквабайку. И, естественным образом ощущая в себе все эти достоинства и зная собственную силу, был он со всеми деликатен и тем располагал к себе любого, кто попадал в его орбиту. Он был вдовец и растил четырех дочерей - от пяти до восемнадцати лет. Мой отец учился с ним вместе в МАИ и был его другом, а я приехав, в Москву четыре года назад, пришел к нему в офис и передал от папы привет. Аркадий Семенович очень мне обрадовался и пригласил вечером к себе домой на ужин и до трех часов ночи угощал меня горячим вином и сыром. Наши беседы были умными и великолепными - мы прошлись по всему миру, залезли в космос и пытались постичь глубины духа. Вообще, этот человек стал жить у меня в сердце, и я во многом ориентировался на него после наших разговоров. Я потом работал у него в одном из автосалонов и продавал шикарные автомобили, когда была нехватка массажных клиентов. Это было уже давно, и машины я уже не продаю, но каждый год получаю от Аркадия Семеновича приглашение на его день рождения и считаю своим святым долгом бывать на нем. Приведя все мысли по поводу завтрашнего дня в некую систему и придав им форму, я, довольный порядком в своей голове, улегся спать.
Утром, проснувшись, приготовил на газовой горелке кофе и, сварив два яйца, добавив еще половину маленького багета и ломтик сыра, я все это съел и остался очень доволен. После такого континентального завтрака подъехал к спортивному клубу и принял там все утренние ритуалы - проплыл десять бассейнов, сходил в сауну, полежал в джакузи, принял душ и побрился. После ритуалов я посетил бабу Марусю и оставил у нее вещи в стирку. Оставалось только переодеться в праздничную одежду, упаковать подарок в цветную тряпочку и зайти в парфюмерный магазин, чтобы подушиться. Тряпочка у меня была - уже давно я ее сделал, распоров свою старую аляпистую футболку и получив превосходный кусок праздничной материи. Отрезав половину тряпочки, нарисовал там зеленым маркером букву Q в круге для увеличения силы тряпочки. Я обернул ею ракушку каури и завязал получившийся мешочек веревочкой. Подарок был готов. Теперь, переодевшись в праздничное, взял курс на юбилей. Припарковав фургон в десяти минутах от дома Аркадия Семеновича, я вышел на улицу и устремился в гости.
Жил мой старший приятель за городом в поселке "Дарьино" в Одинцовском районе. Неподалеку от поселка был "Лапинский рынок" - там на стоянке я и оставил свой дом на колесах. Пройдя немного по дороге, я подошел к шлагбауму и, назвав свою фамилию охране, прошел на территорию поселка. Около нужного мне участка скапливались прекрасные автомобили гостей торжества. Я тоже мог поставить машину здесь, около дома, но вид грузовика нарушал бы складную гармонию гостевого автопарка, да к тому же пришлось бы ночевать прямо здесь, около дома, а это не совсем удобно. Вот и ворота дома Аркадия Семеновича - они открыты, оснащены рамкой металлоискателя и двумя охранниками в черных костюмах и бежевыми пружинками в ушах. Найдя меня в списках, они улыбнулись и поставили невидимую печать мне на запястье. Все, я попал в придомный сад, и это был свой особый сказочный мир. Около дома играет музыка, водичка журчит в мраморных фонтанчиках, и на каменной горке шумит водопад. Парадная дверь в дом распахнута, и из нее лучиться яркий приятный свет. На ступеньках и около водяной горки беседуют гости, наполняя пространство переливами речи и клубами табачного дыма. Вдоль забора устроены искусные плетеные клетки, в которых сидят подсвеченные теплым красным светом индийские павлины и золотые фазаны. Вдоль дорожек растут фруктовые деревья, чередуясь с высоченными можжевельниками. В центре на площади около дома стоят улыбающиеся смуглые люди в восточных одеждах и показывают фокусы - это маробарские иллюзионисты, друзья Аркадия Семеновича, которых он привез на свой праздник. В четырех местах сада-парка стоят большие медные сосуды, похожие на самовары, они все раскалены углями в нижней части, а в верхней обильно наполнены влажными благовониями, которые потихоньку дымятся и сообщают о празднике моему обонянию своими пряными курениями.
Ну, давайте пройдем в дом. Большая парадная дверь, как я уже говорил, открыта и манит своим светом, впуская в свои гостеприимные объятья. Дом очень большой в стиле итальянского палаццо. Сразу после дверей находятся другие двери, а за ними трехсотметровый зал, устроенный специально ко дню рождения в марокканском стиле. Вся мебель и столы были вынесены, разложены топчаны, арабские диваны и низкие столы, в центре зала был устроен кабинет с балконом и прозрачными вуальными стенами, где располагался стол и топчан Аркадия Семеновича. Места для возлежания еще были пусты, и в зале еще было немного гостей. Пустым был и кабинет именинника. Все еще только начиналось, и действие самого праздника еще не было запущенно. Мой топчан был под номером сорок вторым - я его получил вместе с печатью. Отыскав его, я прилег, как вдруг около меня возникла девушка, похожая на подружку Алладина и сказала: «чего изволите?». Как-то растерявшись, я подумал, что весь этот караван-сарай может дополнить только кальян. Ничего больше не придумав, я попросил кальян и чаю. Молодая женщина, подмигнув выведенным глазом сказала, что есть какой-то там необыкновенный чай, который скоро мне принесут, по поводу кальяна надо поговорить с Анкиром и тут же пропала так же, как и появилась. «Азия, - думалось мне - некая иная реальность бытия» как в ухо мне кто то прошептал: «Ты звал, мой господин? Я Анкир, кальянщик. Какой кальян ты желаешь?»


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 46 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.017 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>