Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Преступления в сфере экономики 15 страница



К такому насилию практика относит, например, не повлекшие последствий для жизни или здоровья сбрасывание потерпевшего с высоты, выбрасывание его из движущегося транспорта, душение, удержание под водой, не достигший цели произведенный в потерпевшего выстрел (промах), описанное выше применение сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ и т.п.

11. Угроза насилием, опасным для жизни или здоровья, включает в себя запугивание потерпевшего с целью изъятия и (или) удержания чужого имущества любым из названных выше видов физического насилия. Она не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ (при угрозе причинения тяжкого вреда и убийством).

12. Разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.). Причинение имущественного ущерба собственнику или законному владельцу имущества для оконченного состава разбоя не требуется.

13. Субъективная сторона разбоя характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Нападение должно быть осуществлено, в силу прямого указания закона, в целях хищения.

14. Субъект - любое лицо, достигшее четырнадцати лет.

15. Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2 ст. 162 УК РФ. К ним закон относит: группу лиц по предварительному сговору и применение в разбое оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

16. Понятие группы лиц по предварительному сговору анализировалось выше.

17. Понятие оружия в разбое не отличается какими-либо особенностями. При квалификации действий виновного по этому признаку части второй статьи 162 УК РФ следует руководствоваться положениями Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" <1> (далее - Закон об оружии) и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК РФ (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.).

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681 (с послед. изм.).

 

18. Оружие, применяемое в разбое, может быть огнестрельным, холодным, газовым, оружием взрывного действия.



Представляется, что и пневматическое оружие подпадает под понятие оружия в разбое, поскольку, в соответствии с Законом об оружии, оно, в отличие, скажем, от сигнального оружия, предназначено для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии сжатого, сжиженного или отвержденного газа (ст. 1 Закона об оружии).

Соответственно, для отнесения к оружию в разбое и сигнального оружия нет оснований. Помня о сути состава разбоя как нападения, совершенного с опасным насилием или угрозой таковым, важно не только признание того или иного предмета оружием, но и его целевое назначение - поражение живой или иной силы. Сигнальное же оружие предназначено только для подачи световых, дымовых или звуковых сигналов (ст. 1 Закона об оружии).

19. Особо следует остановиться на понятии применительно к составу разбоя газового оружия. Далеко не все оно на практике признается оружием, подпадающим под квалифицирующий признак ст. 162 УК РФ; это зависит от свойств того газа, которым снаряжено газовое оружие. Поскольку разбой по своей сути предполагает применение насилия, опасного для жизни или здоровья, постольку и газ должен отвечать названным требованиям. Собственно, такое понимание газового оружия предлагается ныне и Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" <1> (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г.) (п. 9).

--------------------------------

<1> Бюллетень ВС РФ. 2002. N 5.

 

Так, в Постановлении Президиума Верховного суда Республики Татарстан по делу Клюева и Боронина указывалось: "Преступление не может быть квалифицировано как разбой, если судом не установлено, что использованный при нападении в целях хищения чужого имущества баллончик содержал газ, опасный для жизни и здоровья человека".

Зеленодольским городским судом Республики Татарстан Клюев и Воронин были признаны виновными в разбойном нападении, совершенном по предварительному сговору группой лиц с применением в качестве оружия газового баллончика в целях завладения чужим имуществом в крупном размере. Они подошли к Сайфуллину и Шайхиеву. Воронин брызнул Сайфуллину в лицо из газового баллончика, сбил его с ног, нанося удары руками и ногами по различным частям тела, пытался отобрать у него сумку с деньгами и продуктами питания, однако не смог ею завладеть по причинам, не зависящим от его воли. В это время Клюев ударил Шайхиева по голове и брызнул в него из газового баллончика, затем бил его руками и ногами. Воронин отобрал у Шайхиева сумку. С похищенным они скрылись.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан приговор оставлен без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора суда и кассационного определения в связи с неправильной квалификацией действий осужденных. Президиум Верховного суда Республики Татарстан протест удовлетворил, указав следующее.

Согласно действующему законодательству, применение газового баллончика при нападении в целях завладения чужим имуществом квалифицируется как разбой, если судом будет установлено, что газ, содержащийся и баллончике, представлял опасность для жизни и здоровья человека. Поскольку по делу указанное обстоятельство установлено не было, в действиях виновных имеются лишь признаки состава преступления - открытое хищение чужого имущества <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень ВС РФ. 1999. N 5. С. 20.

 

Такое же решение было принято президиумом Красноярского краевого суда по делу Гануса, применившего газовый баллончик с неизвестным газом для завладения имуществом <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень ВС РФ. 1997. N 5. С. 17. См. также: Бюллетень ВС РФ. 1993. N 1. С. 10.

 

20. Оружие должно не просто отвечать всем признакам оружия, установленным в указанном выше Законе, но и быть годным к применению, способным к причинению вреда людям или иным целям, в соответствии с его прямым предназначением.

Поэтому под признаки оружия не подпадают:

1) негодное оружие, т.е. оружие, утратившее признаки оружия в силу каких-либо причин (сломанное, поврежденное и т.д.);

2) макеты оружия;

3) игрушечное оружие, имеющее внешний вид настоящего;

4) иные имитации оружия (пистолет-зажигалка, например);

5) незаряженное оружие.

В то же время следует заметить, что любой из названных выше предметов может быть использован как оружие - для нанесения им ударов потерпевшему. Тогда содеянное квалифицируется как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия.

21. Несмотря на то что негодное оружие лишено поражающих свойств настоящего оружия, нельзя не принимать во внимание восприятие этого оружия потерпевшим, не осознающим, как правило, его дефектность. Соответственно, потерпевший со всеми основаниями расценивает угрозу таким оружием как угрозу насилием, опасным для жизни или здоровья.

Поэтому, если лицо угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой ст. 162 УК РФ.

Так, в Постановлении Президиума Нижегородского областного суда по делу Волкова отмечалось: "Если при нападении в целях хищения чужого имущества лицо угрожало заведомо негодным оружием или предметом, имитирующим оружие, не намереваясь использовать этот предмет для причинения вреда, опасного для жизни или здоровья, его действия при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ". Нижегородским районным судом Нижегородской области Волков осужден за два разбойных нападения, совершенных с применением предметов, используемых в качестве оружия. Он признан виновным в том, что, остановив автомашину, принадлежащую Бармотину, приставил к его лицу сигнальный револьвер и похитил деньги в сумме 15 тыс. руб., а затем неправомерно завладел автомашиной. В тот же день таким же способом он неправомерно завладел автомашиной Гусева. По пути следования у поста ГАИ Волков был задержан.

Президиум Нижегородского областного суда, рассматривая это дело по протесту председателя Нижегородского областного суда, указал следующее. Как видно из показаний Волкова, заключения эксперта-криминалиста, при нападении виновный использовал сигнальный револьвер "Скат", который огнестрельным оружием не является, для производства выстрелов боевыми патронами не пригоден, а предназначен для производства выстрелов с целью подачи звуковых сигналов, что свидетельствует об умысле Волкова на завладение чужим имуществом с использованием предмета, имитирующего оружие, без намерения применить оружие и причинить вред здоровью потерпевшего. По смыслу закона, если виновный угрожал заведомо негодным оружием или предметом, имитирующим оружие, не намереваясь использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 146 УК РСФСР (ст. 162 УК РФ. - Н.Л.).

При таких обстоятельствах квалифицирующий признак ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, предусмотренный п. "б", - с применением предметов, используемых в качестве оружия, из приговора и определения следует исключить <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень ВС РФ. 1998. N 10. С. 4.

 

Такое же разъяснение было дано в Постановлении Президиума Вологодского областного суда по делу Дюжилова: "Если при завладении личным имуществом виновный угрожал заведомо негодным оружием, не намереваясь его использовать для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, его действия не могут квалифицироваться по п. "б" ч. 2 ст. 146 УК". Вологодским районным народным судом Дюжилов был признан виновным в совершении разбойного нападения на потерпевшего Воробьева. Он в состоянии алкогольного опьянения с целью завладения золотым перстнем-печаткой, принадлежащим Воробьеву, угрожая самодельным малокалиберным пистолетом, потребовал от него передачи перстня. Воробьев, реально опасаясь выстрела в него, снял с руки перстень и передал Дюжилову.

В кассационном порядке приговор оставлен без изменения. Исполняющий обязанности председателя Вологодского областного суда в протесте поставил вопрос об изменении приговора суда и кассационного определения: исключении из судебных постановлений осуждения Дюжилова по п. "б" ч. 2 ст. 146 УК РФ. Президиум Вологодского областного суда протест удовлетворил, указав следующее. Дюжилов угрожал Воробьеву самодельным пистолетом, который был неисправным и непригодным в тот момент для производства выстрелов, и не намеревался его использовать для причинения потерпевшему телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья. Тем самым суд признал, что Дюжилов угрожал потерпевшему заведомо негодным оружием. Этот вывод суда подтверждается материалами дела, из которых видно, что в стволе пистолета находились две пули от патрона малокалиберной винтовки, поэтому зарядить и произвести выстрел из данного пистолета не представлялось возможным.

Поэтому квалифицирующий признак - применение оружия - Президиум Вологодского областного суда из обвинения постановил исключить <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень ВС РФ. 1993. N 5. С. 12.

 

22. В том же случае, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, угроза не может быть признана опасной даже для здоровья и содеянное квалифицируется как насильственный грабеж (грабеж с угрозой применения насилия, не опасного для жизни или здоровья) (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.).

23. Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами) (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.).

Эти предметы могут быть приготовлены виновным заранее, в том числе они могут быть подвергнуты им какой-либо предварительной обработке; в то же время виновный может подобрать предметы, используемые в качестве оружия, непосредственно на месте совершения преступления.

24. Предметы, используемые виновным в качестве оружия, могут иметь специфическую форму. Пленум Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. оговаривает одну из ее разновидностей: действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по части второй ст. 162 УК РФ (п. 23).

25. Оружие, равно как и предметы, используемые в качестве оружия, должно применяться, т.е. ими должен быть причинен вред жизни или здоровью людей или они должны быть использованы в качестве угрожающего средства. Одна только демонстрация оружия или предметов не подпадает под понятие применения оружия.

26. Особо квалифицирующие признаки разбоя указаны в ч. 3 ст. 162 УК РФ. К ним закон относит незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище, а также крупный размер похищаемого имущества.

27. Первый признак был подробно рассмотрен выше.

Следует отметить, что законодательная формулировка второго признака (крупный размер) оставляет желать лучшего, особенно в сравнении с близким признаком - целью завладения имуществом в особо крупном размере, предусмотренным в п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ. Буквальное толкование признака позволяет сделать вывод, что для наличия оконченного разбоя необходимо завладение имуществом в крупном размере, хотя хищение, как указывалось, не входит в объективную сторону разбоя.

Очевидно, поэтому, принимая во внимание законодательные формулировки ч. 4 ст. 162 УК РФ, что и в ее части третьей имеется в виду разбой в целях завладения имуществом в крупном размере. Достижение цели не требуется для наличия оконченного состава разбоя.

28. В ч. 4 ст. 162 УК РФ предусмотрено три отягчающих обстоятельства: совершение разбоя организованной группой (п. "а"), в целях завладения имуществом в особо крупном размере (п. "б") и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в").

29. Понятие организованной группы как обстоятельства, отягчающего наказание, рассматривалось выше.

30. Поскольку разбой отнесен законодателем к так называемым усеченным составам преступлений, постольку признак "в целях завладения имуществом в особо крупном размере" не относится к признакам, характеризующим деяние или последствие, а является признаком субъективной стороны. Для признания преступления оконченным, при направленности умысла виновного на завладение имуществом в особо крупном размере, не требуется, чтобы это завладение реально произошло. Более того, факт завладения имуществом в особо крупном размере (который определен в примечании 4 к ст. 158 УК РФ и превышает один миллион рублей) никак не влияет на квалификацию содеянного, но может быть учтен в рамках соответствующей санкции.

31. Тяжкий вред, причиненный потерпевшему в результате совершения разбоя, понимается традиционно как вред, имеющий признаки преступления, описанного в ст. 111 УК РФ.

Умышленный тяжкий вред здоровью потерпевшего, причиненный в процессе разбоя, охватывается п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ч. ч. 1 - 3 ст. 111 УК РФ.

Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений - по п. "в" ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК РФ (п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.).

32. Поскольку тяжкий вред здоровью - следствие насилия, которое применяется в совокупности с нападением и вместе определяет разбой как преступление, а насилие может быть применено только умышленно, постольку неосторожное причинение в разбое вреда здоровью - любого по степени тяжести - должно получить дополнительную квалификацию, точно так же, как и неосторожное причинение смерти.

33. Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ. При наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т.п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.).

 

Статья 163. Вымогательство

 

Комментарий к статье 163

 

1. Состояние вымогательской преступности характеризуется следующими данными.

 

Таблица 10

 

Состояние преступности, связанной с вымогательствами,

в 1997 - 2005 гг.

 

Годы

Коли-
чество
престу-
плений

В % ко
всем
зареги-
стриро-
ванным
посяга-
тельст-
вам на
собст-
вен-
ность

В % ко
всем
зареги-
стриро-
ванным
престу-
плениям

Коли-
чество
привле-
ченных
к ответ-
ствен-
ности

В % ко
всем
привле-
ченным
к ответ-
ствен-
ности за
посяга-
тельства
на соб-
ствен-
ность

В % ко
всем
привле-
ченным
к
ответ-
ствен-
ности

   

1,0

0,6

 

1,3

0,7

   

1,0

0,6

 

1,3

0,7

   

0,8

0,5

 

0,9

0,5

   

0,7

0,4

 

0,8

0,4

   

0,7

0,4

 

0,8

0,4

   

0,8

0,4

 

1,1

0,4

   

0,7

0,4

 

1,0

0,4

   

0,7

0,4

 

1,0

0,6

   

0,6

0,4

 

1,1

0,6

 

Диаграмма 10

 

Динамика преступности и привлечения к ответственности

за вымогательство в 1997 - 2005 гг.

 

Диаграмма не приводится.

 

Диаграмма демонстрирует, что преступность, связанная с вымогательством, пережив период значительного снижения, в настоящее время растет.

2. Предметом вымогательства выступают:

1) чужое имущество;

2) право на имущество (его понятие дано в анализе к ст. 159 УК РФ).

К специфическим предметам вымогательства относят также действия имущественного характера.

3. Под действиями имущественного характера, которые требует совершить вымогатель, понимают работы и услуги, выполняемые, как правило, за определенную плату (например, осуществление строительных или ремонтных, сантехнических, реставрационных работ, оказание транспортных, медицинских услуг и т.д.), или действия, влекущие для вымогателя материальную выгоду (предоставление ему путевок, включение в число наследников или учредителей фирмы, уничтожение долговых расписок и т.д.).

По составу вымогательства, в отличие от состава принуждения к совершению сделки (ст. 179 УК РФ), виновный требует безвозмездного совершения указанных действий.

4. Принципиально важным для характеристики предмета преступления является то, что он чужой для виновного; последний не имеет законных прав на его получение. В противном случае ответственность по ст. 163 УК РФ исключается, хотя иногда возможна ответственность по другим статьям Уголовного кодекса, например по ст. 330 УК РФ (самоуправство).

5. Объективная сторона вымогательства представляет собой требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Таким образом, объективная сторона вымогательства носит сложный характер и включает в себя два обязательных элемента:

1) вымогательское требование;

2) вымогательскую угрозу.

Для оконченного состава преступления необходимо наличие сразу двух этих элементов.

6. Вымогательское требование состоит в выраженном в любой форме (устной, письменной, иной) предложении виновного передать ему чужое имущество или право на имущество или совершить другие действия имущественного характера.

Специфика вымогательского требования проявляется в том, что, если оно имеет своим предметом чужое имущество, оно может быть обращено только на будущее; виновный не преследует цели его немедленного исполнения. В этом одно из отличий вымогательства от хищения. В хищении (грабеже или разбое) тоже может быть предъявлено требование передать виновному чужое имущество; но виновный хочет получить его немедленно.

Если же предметом вымогательского требования выступает право на имущество или действия имущественного характера, время предполагаемого осуществления этих действий квалификации содеянного как вымогательства не меняет; виновный может преследовать и цель немедленного получения права на имущество или пользования результатами иных действий имущественного характера.

7. Не имеет значения для квалификации, каких выплат или совершения каких действий добивается виновный: хочет ли он разового их совершения или преследует цель систематического выполнения потерпевшим его требования (например, выплаты денег один раз в неделю или в месяц или постоянного выполнения какой-либо услуги). Последнее характерно для рэкета, который не представляет собой самостоятельного вида вымогательства или какого-либо другого преступления, но характеризует разновидность организованной преступности, занимающейся преимущественно систематическими вымогательствами с предпринимателей и т.д.

8. Вымогательская угроза, понимаемая как психическое насилие, запугивание потерпевшего, может быть четырех самостоятельных видов:

1) угроза применения насилия;

2) угроза уничтожения или повреждения чужого имущества;

3) угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких;

4) угроза распространения иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

9. По смыслу состава, любая угроза, в том числе и угроза насилием, адресована потерпевшему - собственнику или владельцу, другому фактическому обладателю имущества или права на него, или лицу, которое может совершить иные действия имущественного характера. Однако объектом воздействия при реализации предполагаемой угрозы может быть не только сам потерпевший, но и его близкие.

Под близкими для потерпевшего лицами надо понимать его родственников, друзей и любых лиц, чьи жизнь, здоровье и благополучие, в силу сложившихся жизненных обстоятельств, важны для потерпевшего (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г.).

10. Угроза применения насилия в вымогательстве и все другие виды угрозы, если они подкрепляют требование передачи чужого имущества, обращены только на будущее, в отличие от других видов вымогательской угрозы. Виновный не собирается претворить ее в действительность немедленно; напротив, он угрожает насилием, или уничтожением, повреждением имущества, или оглашением определенных сведений в дальнейшем, если не будет выполнено его требование. В грабеже и в разбое предполагается немедленное осуществление угрозы.

Иначе в отношении других предметов вымогательства - права на имущество и совершения действий имущественного характера. Угрозы в отношении них также могут быть реализованы виновным немедленно.

В то же время следует подчеркнуть, что отодвинутый характер вымогательской угрозы насилием не означает, что она не является реальной. У потерпевшего должны быть все основания опасаться реализации угрозы, иначе состав вымогательства отсутствует.

11. Угроза применения насилия имеет место тогда, когда виновный запугивает потерпевшего или его близких любой по степени тяжести физической расправой. В данном случае законодатель не разделяет насилие на опасное и неопасное; соответственно, в рамках состава возможна угроза нанесением ударов, побоев, иных насильственных действий (насильственным ограничением свободы, например), причинением легкого, средней тяжести или тяжкого вреда, убийством. Угроза причинением тяжкого вреда или убийством не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ. К угрозам насилием следует относить и угрозу совершением насильственных половых преступлений (изнасилования и насильственных действий сексуального характера).

12. Угроза уничтожения или повреждения чужого имущества представляет собой запугивание потерпевшего причинением вреда чужому имуществу, при котором имущество или вообще не может быть восстановлено, или же его восстановление экономически нецелесообразно (уничтожение имущества), или восстановление первоначального вида имущества потребует значительных материальных затрат (повреждение имущества).

Закон не указывает, кому должно принадлежать чужое для виновного имущество: оно может быть собственностью потерпевшего или находиться в его законном владении, это может быть имущество фирмы, в которой работает виновный, и т.п. Единственное исключение: имущество не может принадлежать самому виновному; оно должно быть для него чужим.

Реализация вымогательской угрозы и уничтожение или повреждение имущества требует дополнительной квалификации по ст. 167 УК РФ, при наличии признаков этого состава.

13. Угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, иначе - шантаж, - это запугивание потерпевшего передачей хотя бы одному непосвященному сведений о совершенном потерпевшим или его близкими правонарушении, а равно иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких. При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой разглашения которых совершается вымогательство (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г.).

Фактическое распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь или достоинство потерпевшего или его близких, требует дополнительной квалификации по ст. 129 УК РФ (клевета).

14. Под угрозой распространения иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, следует понимать угрозу передачи сведений, которые лицо желает сохранить в тайне, и желание это не противоречит закону.

К иным сведениям можно относить, например, тайну усыновления (удочерения), личную или семейную тайну, коммерческую тайну, тайну исповеди и т.д.

15. Под вымогательскую угрозу подпадает далеко не всякая угроза распространения иных сведений, а только такая, передача которой третьим лицам может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. При этом существенный вред является оценочной категорией; его наличие устанавливается в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела. Нет состава вымогательства, если имела место угроза незаконным интересам лица.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 40 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.043 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>