Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Шли, шли и дошли все-таки. Мы в эльфийском лесу. Часть задачи выполнена, но удовлетворения осознание этого факта что-то не приносило. Да вот еще и эта новость о моем клинке. 2 страница



— А это еще что?

Нартат Ловец Ветра, он же по совместительству, Владыка народа айранитов, подозрительно рассматривал Кроули. Дроу приняла вид пай-девочки, хотя выглядела несколькопомятой после полета в мой руке.

— Это дроу, — услужливо представил Онтеро Кроули, заметив, что я не собираюсь этого делать. — Есть такой народ в нашем мире. В основном под землей обретается.

— Где они обретаются, мне объяснять не надо, — нахмурился Нартат. — Что она делает тут? За какой такой надобностью вы ее сюда притащили?

— Вот это все Влад, отец, — наябедничала Катрина. — Он, видите ли, слово дал.

— Слово — не птичка, — понятливо кивнул Нартат. — Вылетит — не поймаешь. И что за слово?

— Я пообещал, что доставлю ее к народу дроу, — сообщил я.

— Угу! — принял это к сведению Нартат. — …А кому слово давал?

— Народу дроу. Был там такой… предводитель. Вот ему и давал.

— Что-то я не пойму, — Нартат пытливо взглянул на меня. — Ты ее взял у народа дроу, к которому же и должен ее доставить? Не слишком ли сложно?

— Что же тут сложного? — пожал плечами я. — Наоборот, все просто.

— Поясни! — потребовал Нартат.

— Мы обещали, что доставим ее от того народа дроу, — я махнул рукой в сторону гор, — к этому народу, — я ткнул пальцем в землю под ногами. — А иначе они не хотели нас пропускать через свой лес и горы…

— Ну, насчет принадлежности им гор, это еще надо подумать, — вмешался Валерка. — Там уже имелись владельцы. Некие горные духи. Так что, иначе как рейдерством, попытку объявить эти горы принадлежностью дроу, не назовешь…

Ну, кто его просил вмешиваться?! Стоял бы себе тихо. Глядишь, и не обратили бы на него внимания.

Нартат, нахмурившись, рассматривал Валерку, который лучисто улыбался владыке.

— Это ведь не дроу? — Нартат вопросительно поднял бровь в мою сторону.

— Нет, — честно признался я.

— Тогда кто?

— А это дракон, папа, — снова соизволила вставить свои пять копеек Катрина.

— Кто?! — рука Владыки непроизвольно легла на рукоять меча.

— Эй! — я быстро вклинился между Нартатом и Валерой. — У нас с ними мир! Я же уже информировал тебя, владыка. Или за время нашего отсутствия что-то изменилось?

— Да не изменилось, — недовольно сказал Нартат, но руку все же опустил. — Мы летаем, они летают… Но память-то остается.

— А это, — я торжественно указал на Валерку, — представитель драконов. Так сказать, чрезвычайный и полномочный посол. Верительные грамоты он вручит позже. Задержались в дороге.



— Так же как и лимузин с флажком на капоте, — буркнул Валерий, бросая на меня сердитый взгляд. — Ты ничего не забыл, Влад? Триумвират может за такую самодеятельность голову нам оторвать.

— А иначе нам ее сейчас оторвут, — ласково улыбаясь, сообщил я. — Так что твой случай, по крайней мере, произойдет позже по времени.

— Надо же! А я не при параде, — поморщился Нартат. — Влад, ты нарушил наши правила. Причем, два раза.

— Каких два раза? — не понял я.

— Вот — первый, а вот — второй, — Владыка поочередно указал на Кроули и Валеру. — Теперь они знают, где находится наш народ. Это очень плохо.

— Ну, воздушного налета дроу нам, вряд ли, стоит опасаться, — принялся объяснять я. — У них с авиацией проблемы. В основном летать могут в вертикальном направлении, сверху вниз. И то, если их хорошенько подкинуть. А что касается драконов, то за этого я ручаюсь. Это мой друг и один из трех.

— Хм! — Нартат с новым интересом посмотрел на Валерку. — Что же ты мне его еще во время битвы со «Следом» не представил?

— Как-то не до того было, — вывернулся я. — Ты забыл, какой тогда насыщенный денек выдался?

— Эх, красиво летят, — заметил Валерка, которого, казалось, совсем не интересовал наш разговор с Нартатом.

Вернее, результат разговора. Он что, так во мне уверен или так легкомыслен? Я бросил взгляд туда, куда смотрел мой друг.

Два крылатых силуэта легко спорхнули с утеса Храма и направились в нашу сторону. Я заметил, что облачность, обычно скрывавшая вершину утеса, сегодня не такая плотная. Смутно просматривались даже какие-то шпили и башенки. И зарево, так красиво окрашивающее облака, поднималось именно от них.

Силуэты, само собой, были женскими. Не пускают мужчин на утес. Вот такая дискриминация сильного пола.

— Ага! — даже с каким-то злорадством произнес Нартат, тоже обернувшись в ту сторону. — Очень кстати! Это моя жена и наша верховная жрица летят. Что-то Солия об этомскажет.

— Если она скажет, что тебя надо на скалы кинуть, то кинем, — заверила Кроули Катрина. — Тут даже слово Влада тебе не поможет… Мамочка!

Катрина сорвалась с места и рванулась в небо навстречу второму силуэту, в котором я узнал мать Катрины Летейлу.

Кроули шумно втянула воздух сквозь стиснутые зубы.

— Не боись, — тихо посоветовал Валерка. — Если что, то и отсюда мы уйдем по-английски.

Он вопросительно взглянул на меня. Я, честно говоря, был в затруднении. Ну, не смогу же я утащить отсюда сразу двоих. Я, конечно, парень не слабый, но любой силе есть предел. А как быть с погоней, которую, конечно же, за нами отрядят? А как преодолеть заслон караульных, расставленных по всему периметру долины? А они тоже не останутсясидеть на своих насестах, коль поднимется такой переполох. Но допустить неприятности по отношению Кроули я тоже не мог. Семен давал клятву, а это очень серьезно, если судить по тому антуражу, которым это действо обставлялось.

— Онтеро, поможешь? — тихо спросил я.

— Вообще-то, Влад… — замялся тот.

— Онтеррро! — прорычал я тихо. — Миссия под угрозой.

Тяжелый вздох Онтеро я воспринял как согласие. Да куда же он денется, раз уж вызвался моим помощником быть?

Владыка с умилением наблюдал за сценой встречи Катрины и Летейлы и нашего тихого разговора не услышал.

Верховная жрица легко опустилась на землю и тут же накинула на плечи плащ, который до этого дежала в руках. Она внимательно осмотрела собравшихся. Эффектная женщина. Волна черных волос свободно спадала на плечи. На лице с правильными чертами сияли огромные темно-карие глаза. Взгляд их производил весьма сильное впечатление. Казалось, что он проникает в самую твою суть. Во всяком случае, мне именно так казалось. Звали эту достойную даму Солия. Не знаю, насколько ее магическая сила была велика, но уважением среди айранитов она пользовалась нешуточным. Надо будет ее перетянуть на свою сторону.

Она поприветствовала меня кивком и задержала взгляд на Валерке. Брови ее поднялись на мгновение. Солия улыбнулась.

— Я видела тебя в видениях. Тебе предстоят многие дела и многие заботы.

— У меня сейчас только одно дело и одна забота, — вежливо проинформировал ее мой друг. — Быть бы живу.

— Твой друг Влад сделал для этого все необходимое, и ты можешь не опасаться за свою жизнь.

Солия перевела взгляд на Кроули.

— Это интересно! — жрица заинтересованно придвинулась ближе. — Тебя я тоже видела. Но очень странно то, что ты сейчас принадлежишь к иному народу, чем в моих видениях.

— Поясни! — вмешался я. — Хотелось бы яснее. Что ты видела там и что оказалось здесь?

— Ты, как всегда, нетерпелив, Белокрыл, — Солия на секунду оглянулась на меня. — Судьбы существ плетут нескончаемую вязь, соединяясь и вновь разбегаясь в разные стороны. Сейчас я вижу, что эта девушка из народа дроу. В этом нет никаких сомнений. Но в видениях она представала передо мной в совсем иной ипостаси.

— Какой? — почти испуганно поинтересовалась Кроули.

— Мне надо будет еще посмотреть, — туманно отозвалась жрица.

— Влад! Если ты себе хоть что-нибудь позволишь!!! — прошипела Катрина, просовывая свою руку мне под локоть.

— Эй! А причем тут я? — возмутился я. — И каким это образом я смогу что-то тут менять? Мне бы скорее справиться со своим заданием и вздохнуть спокойно.

— Это было бы самым верным решением, — кивнула жрица. — Хотя я не назвала бы его самым простым.

— Но слово Белокрыла всегда славилось своей твердостью, — напомнил Нартат и повернулся ко мне. — Хочешь не хочешь, а держать его придется, коли уж хватило глупости его давать. Ты уже придумал, как передать эту девочку ее народу?

— Еще нет, но я над этим работаю, — обнадежил я Владыку.

— Там ворота, у этих приземистых ребят, слишком уж крепкие, — посетовал Валерка. — Если бы не это, то работа у Влада была бы полегче.

— Там не только ворота, — вздохнул я. — Там еще и характеры не сахар. С эльфами и людьми хоть можно как-то договориться. А эти сразу же напрашиваются на добрую плюху…

— Ну что это у тебя за манера начинать разговор с рукоприкладства? — сердито спросила Летейла. — А по-доброму ты не пытался с ними говорить?

— Да я только это и делаю! — взвился я. — Вот ребята могут подтвердить, еще ни одного из гномов не прибил. Хотя, не скрою, руки так и чесались. Не пускают они никого в свой город. А вот с этой девушкой тем более не пустят…

— Стоп! — Онтеро внезапно поднял руку. — Мне тут одна мысль пришла было в голову… Ну вот, спугнули!

Онтеро досадливо помотал головой.

— А ты напрягись! — вкрадчиво попросил Валерка. — Постарайся! Нам мысли сейчас позарез нужны.

Онтеро опустил взгляд вниз, пытаясь уловить ускользавшее озарение, и вдруг улыбнулся.

— Вспомнил! Вот как свои сапоги увидел, так и вспомнил.

— А причем тут твои сапоги? — недоуменно спросила Кроули.

— О! Это долгая история, — Онтеро вздохнул. — Просто гномы меня очень обидели, украв один сапог буквально у меня на глазах.

— Не только на глазах, но и на ноге, — поддакнул Валерка. — Сняли, можно сказать, с бесчувственного тела.

— Это почему с бесчувственного? — возмутился Онтеро.

— Да потому что ты никак не реагировал, пока тебя нагло раздевали, — присоединился к развлекаловке я. — Другой на твоем месте рубанул бы эту воровскую руку чем-нибудь. А ты только орал всякие благоглупости типа «Спасите! Я под землю не хочу!»

— Так неожиданно это было, — пояснил Онтеро. — Тем более что я этими криками отвлекал вора. А на самом деле я выжидал только удачный момент, чтобы рубануть.

— Удачный момент наступил, когда ты остался без сапога, — согласился Валера. — Жаль только, что рубануть уже было некого.

— Нет! — мотнул головой Онтеро. — Удачный момент наступил именно сейчас. Раз уж надо рубануть, то я рубану! Я придумал, как нам туда проникнуть. Нам не надо ломиться через их ворота, тем более что это заранее безнадежное дело. Мы можем проникнуть к гномам через черный ход.

— Мне напомнить тебе, что наша задача попасть не к гномам, а к дроу? — осторожно спросила Кроули. — Разница невелика, но существенна. Особенно в свете того, что гномы и дроу находятся в состоянии войны.

— Быть может, тебе известны обходные пути? — нахмурился Онтеро. — У меня лично такой информации нет. Хочешь не хочешь, а придется пробираться через владения гномов.

— Вроде бы других вариантов нет, — тяжело вздохнул я. — Ну, ладно! Мысль Онтеро действительно хороша! И не будь с нами Кроули, мы могли бы там пройти. Гномы бы поругались-поругались, но смирились. Мы — вот они! Не дураки же они накатывать на драконов и айранитов! Но Кроули! Как с ней быть? Достаточно одного взгляда, чтобы определить, к какому народу она относится.

— Надо ее замаскировать, — неожиданно предложил Валера. — Вон, Влад был под иллюзией эльфа очень долго. И никто не заподозрил, что он не эльф.

— Но эту иллюзию накладывал Мармиэль! — запротестовал я. — Неужели ты думаешь, что он согласится наложить такую же на Кроули? Нет, наложить-то он на нее наложит, вот только что-то я сомневаюсь, что это будет иллюзия, учитывая пылкую и давнюю «любовь» между эльфами и дроу. Мысль улавливаешь?

— А Семен? — заметно погрустнел мой друг.

— Он еще не достиг того уровня, — печально посетовал я. — Ему необходимо быть постоянно рядом, чтобы поддерживать иллюзию…

— Значит, он пойдет с нами! — убежденно прервал меня Валерка.

— Кто? Семен?! Думаешь, что ты говоришь?

— Почему нет? — не сдавался мой друг. — Раз ни ты, ни я не можем такого, то Сема просто должен к нам присоединиться. Тем более что другого варианта нет.

— И тем более что гномы ничего не смыслят в магии, — подхватил Онтеро.

— Я пойду с вами! — неожиданно заявила Катрина.

— Зачем? — слабо ахнула ее мать.

— Я хочу быть уверена, что эту дроу доставят и сдадут по назначению.

— Но я не могу тебе обещать, что ты с ней расстанешься навсегда, — тихо сказала жрица. — Правда, и смерти я впереди не вижу.

— Вот то, что смерти не видно, это очень хорошо! — радостно потер ладони Валерка.

— Но это не означает, что ее там нет, — охладила его радость жрица. — Я уже говорила, что пути судеб прихотливы и извилисты. На них существует множество развилок, инекоторые из них могут привести к весьма печальным окончаниям, — при этом она многозначительно посмотрела на Нартата.

— Ничего! — легкомысленно отмахнулся Валерка. — Все в наших руках. Осталось только договориться с Семой.

— Боюсь, что это станет первой развилкой, — задумчиво буркнул я. — Особенно, если эльфы спросят: а кого это мы уволокли с собой так поспешно, что даже не поздоровались? Конечно, они и так знают — кого. Но из вредности этот вопрос зададут, точно.

— И что? — заинтересовался Валера. — Кроули здесь и в безопасности, а мы…

— А мы там и в опасности! — прервал его я. — Или ты думаешь, что эльфы нам будут устраивать благодарственные песнопения, учитывая особую «любовь» эльфов к отступникам дроу?

— Мы не отступники! — возмущенно воскликнула Кроули. — Просто Хаос дает нам больше возможностей, по сравнению с этой хваленой лесной магией.

— И много он тебе лично дал? — обернулся я к дроу. — Ты вон даже свою Кайру сюда перетащить не можешь.

— Ничего страшного, — тряхнула волосами Кроули. — Мне этого и не надо. Кайра — умная кобылка. Через некоторое время она сама найдет меня.

С тем, что огненный аргамак умен, я не спорю. И в том, что они, аргамаки, обладают кое-какими особыми свойствами, я тоже не сомневаюсь. Но как Кайра собирается добраться до хозяйки — ума не приложу! Я представил ввинчивающуюся в горную породу Кайру, и мне на миг поплохело.

— Ну что? Полетели? — нетерпеливо приплясывал на месте Валера.

— И чего бы я так торопился на собственную казнь? — горько спросил я. — Нет уж! Я сначала приму ванну, выпью чашечку хаэля… Кстати, а тут имеется этот несомненно очень полезный напиток?

— Что мы, эльфы? — хмыкнул Нартат. — Давайте вина выпьем! За возвращение. Ты как, дорогая?

Летейла, нахмурив брови, взирала на нас. Видимо, какая-то мысль не давала ей покоя. Но постепенно черты лица разгладились и глаза подобрели. Ой! По многочисленным историям про тещ я знаю, что это не к добру. Правда, Летейла еще не приходится мне официальной тещей. Но я уверенно иду в том направлении. А то, на что она способна, она уже разок продемонстрировала. Как раз перед тем, как мы отправились в свое путешествие. Если бы я не затаился среди скал… М-да!

— Конечно же, мы отпразднуем удачное завершение вашего предприятия, — заявила Летейла. — Я так соскучилась по Катринке. И кое-кто должен мне кое-что объяснить.

Многозначительный взгляд в мою сторону не наполнил меня оптимистическим настроением. Я уже начинаю верить, что те два дракона попались ей под горячую руку. Их печальная участь служила примером остальным.

— Знаешь, Валери, — прокашлялся я. — А ты, наверное, прав в том, что не стоит откладывать на завтра то, что можно сделать уже сегодня.

По крайней мере, эльфы прикончат нас быстро, и мы не будем мучиться. Но Валерка, свинтус этакий, моего прозрачного намека и очень ценного совета не уловил. Он с энтузиазмом присоединился к предложению. Понятно, это же не его будут кое о чем спрашивать. Я печально вздохнул и неожиданно поймал взгляд Солии. Верховная жрица смотрела на меня с сочувствием и пониманием.

Я сделал движение бровями в сторону Летейлы. Солия понятливо кивнула и ободряюще мне улыбнулась.

Уже легче от понимания того, что у меня тут появился союзник. Пусть временный, пусть ситуативный, но все же это лучше, чем его полное отсутствие.

И Солия здорово мне помогла. Она умело сбивала свирепые нотки в разговоре Летейлы и в лучших традициях психологов уводила разговор от опасных тем.

После празднования все разделились по интересам. Летейла о чем-то шушукалась с дочерью. Кроули заявила, что она очень устала, и отправилась в свои апартаменты. Валерка и Онтеро отправились на полигон тренироваться.

Как-то так получилось, что Онтеро нашел в себе талант преподавателя. Конечно, тут без меня не обошлось. Именно на мне он оттачивал свои изуверские таланты.

Солия, Нартат и я устроились за столиком и обсуждали наши планы. Вернее, они смотрели на меня прокурорскими взглядами, а я пытался им доказать, что все, задуманное нами, не авантюра. Хотя на самом деле это и была авантюра чистейшей воды.

— Слишком много «если», — буркнул Нартат, подливая в свой бокал еще вина. — Если хотя бы одно из них не сработает, то твои тапочки взлетят выше облаков.

— Если есть другие варианты, то я открыт для предложений, — хмуро отозвался я.

— Но ты же понимаешь, что помощи, если что-то случится, ждать неоткуда? — спросила Солия. — Под землей тебе не смогут помочь ни драконы, ни эльфы, ни мы. Я даже не представляю, как вы там будете в кромешной тьме ориентироваться. А на гномов у меня надежда слабая. Тем более что вы-то будете действовать как бы во вред им.

— Значит, все снова упирается в Семенэля, — вздохнул я.

— Сдался вам этот эльф? — хмыкнул Нартат. — Он что, сделает иллюзию прохода?

— Он мой друг, — сердито заметил я. — И он спец по всякого рода пещерам и катакомбам. Именно благодаря этому его увлечению мы и оказались здесь.

— Это он привел вас сюда? — удивился Владыка.

— Точнее, это я его провалил сюда, — вынужден был признаться я. — Мы как раз и были в пещере. Но у меня, в отличие от Семенэля, опыта никакого, вот и провалился.

— Конечно! Откуда у крылатого айранита может быть опыт крота? — поддержал меня Нартат.

— Ну, тогда-то я еще не был крылатым, — уточнил я.

— Но айранитом ты уже был, — заверил меня Владыка. — Так значит, вся проблема в согласии твоего друга?

— Даже не в согласии Семенэля (в нем я нисколечко не сомневаюсь), а в согласии его окружения, — уточнил я. — Семенэля я смогу убедить. Я его хорошо знаю. Конечно, он некоторое время будет упираться для виду, но, в конечном итоге, согласится.

Нартат, уже знавший историю наших похождений, покивал.

— Я мог бы тебе в этом помочь. У меня достаточно добрые отношения со Ставрориэлем. А он пользуется немалым влиянием в лесу. Да и эта, которая у них всем заправляет… Эллиаль, если не ошибаюсь. Она же тоже не против вашего похода? Я правильно тебя понимаю?

Вот для чего еще существует начальство! Мудрое, доброе и обладающее мощными связями.

— Во всяком случае, — отозвался я, — она в курсе.

Солия замерла, вслушиваясь во что-то, недоступное нам, потом огорченно покачала головой.

— Я ничего не могу увидеть. Эта непонятная дроу все портит.

— А что с ней не так? — в который раз попытался добиться ответа я.

— Все не так! — сердито сказала жрица. — Вот сейчас я вижу, что она есть. И я вижу, что она принадлежит к этому сволочному народу. Но через мгновение, когда я хочу проследить ее судьбу, она исчезает… Не то чтобы ее совсем не было. То есть смерти я не ощущаю, но и ее не ощущаю. Вот как такое может быть?

— Не знаю, — честно признался Нартат. — Ты жрица, тебе виднее.

— Да далась вам эта дроу! — неожиданно вмешалась в наш разговор подошедшая Летейла. — Главное, чтобы наши дети не пострадали!

Хотелось бы уточнить, кого она включила в этот круг детей? Но я промолчал.

Солия с сомнением посмотрела на меня.

— А что я? — возмутился я. — Вон, предыдущее мероприятие было намного рискованнее. И ничего. Вернулись все.

— Даже больше чем все, — мстительно напомнила Катрина. — Мне эта Кроули уже надоела хуже скользкого склона! Я все больше начинаю понимать эльфов с их навязчивым желанием прибить всех дроу. Да и само желание уже не кажется мне таким уж навязчивым.

— Да что она тебе сделала? — изумился я. — Чего ты на нее так ополчилась?

— Напомнить? — прищурилась Катрина.

— Не сочти за труд!

— А то, что она собирается стать твоей второй женой, это как понимать?

— Что?! — возмущенно в один голос переспросили Летейла и Нартат.

— Да какой второй? — подскочил я. — У меня и первой-то еще нет. И вообще, она не в моем вкусе.

— От тебя всего можно ожидать, — продолжала наступать на меня Катрина. — И вкусы твои подозрительны. С каких это пор айраны дружбу с драконами водят?

А вот это уже запрещенный прием! Такого терпеть я был не намерен.

— Так! — резко сказал я и поднялся.

Видимо что-то изменилось, потому что все как-то отшатнулись от меня.

— А я еще и с эльфом дружу, — тихо напомнил я. — Так что можно сказать, что я совсем пропащий. А то, что эта дружба принесла всем народам большую пользу, то об этом вспоминать совсем не обязательно, да? Или с этим кто-то не согласен?

Я обвел взглядом притихших айранитов.

— Отныне я сам буду решать, что, как и когда! — отчеканил я. — Вопрос считаю закрытым.

— Ну, я не сомневался, что ты истинный Белокрыл, — неожиданно заметил Нартат. — Только мы можем быть такими непреклонными. …Так со Ставрориэлем мне говорить?

Я взглянул на него. Впервые уловил что-то похожее на уважение в его глазах.

— Полетим сейчас, — кивнул я.

— Тебе не кажется Влад, что мы можем воспринять такие действия как недружественные? — Нортоноэль хмурил брови, рассматривая меня. — А как иначе расценивать ваш поступок? Я, конечно, выслушал мнение Прекрасной Эллиаль, но в этой части света решения принимаю я и Совет.

— Есть такое понятие, как данное слово, — прогудел Нартат. — И не мне тебе рассказывать, что это означает. Для достижения цели слово было дано Владом, и он, как и положено благородному айраниту, должен его сдержать. Или благородные эльфы думают по-другому?

— Но дроу испокон веков были нашими врагами, — напомнил Мармиэль. — И они ими остаются. Если желаешь, то я могу провести тебя в архив. Там имеется множество свидетельств о злодеяниях, которые эти дроу творили. Это испорченный народ без будущего. Не только мы их враги. Они есть и будут врагами дружественных нам народов — гномови людей. Я не сомневаюсь, что затеянная ими операция направлена против нашего союза. И еще, я бы не был так уверен в вашей безопасности. То, что вы отделились от мира кольцом гор, не является гарантией того, что вас они не тронут.

— Значит, надо свести к минимуму негативные последствия, — пожал я плечами. — И это можно будет сделать.

— Интересно, как образом? — поднял брови Нортоноэль.

— Эта Кроули таскает за собой мешок с составляющими телепорта, — хмыкнул я. — Я давал слово, что доставлю ее к дроу, но я не давал слова относительно ее груза.

— Хм! — прокомментировал мои замечания Орантоэль. — Несколько изощренная трактовка. Но как ты планируешь это провернуть? Ты же понимаешь, что намеренная порча может быть истолкована однозначно. Ты, быть может, слова и не давал, но клятву давал Семенэль. А мы очень дорожим нашим братом.

— О! Эти подземные проходы такие узкие и неудобные, — с лукавой улыбкой вздохнул я. — Того и гляди где-то упадешь, за что-то зацепишься. А если хорошо зацепиться даупасть поудачнее, то…

Я мило улыбнулся присутствующим.

— Да, — Мармиэль потер подбородок. — Надо будет запомнить на будущее: Влад не только нагл до изумления, но и коварен изрядно. Но насколько я понял, эта дроу всегда таскает свой мешок сама, не доверяя его никому.

— Мы этот вопрос решим, — ухмыльнулся я. — У меня есть идеи относительно этого. Я над ними как раз сейчас работаю.

— А чего же ты хочешь от нас? — не мог успокоиться Мармиэль.

— Не чего, а кого, — поправил я. — Семенэль мне нужен.

— Ага! — не вытерпел мой друг, молчаливо слушавший наш разговор. — Как удирать отсюда, не попрощавшись, так Семенэль нужен не был. Да я с тобой после этого, свинтусты этакий, и разговаривать больше не хочу!

— Наше вынужденное и поспешное отбытие было вызвано исключительно желанием избежать поспешности решений и действий с вашей стороны, — обаятельно улыбнулся я Семе.

— А такие решения и действия действительно могли бы иметь место, — кивнул Нортоноэль. — Просто вы не знаете, что такое дроу.

— Ну, почему же не знаем? — пожал я плечами. — Как раз мы имели такую возможность — узнать.

— Очень много ты узнал? — скривился Семен. — Да они же нам практически ничего и не показали!

— Вот и они так думают, — кивнул я. — Ты что, утратил способность собирать отдельные факты и на их основании строить общую картину? Мне помнится, что ты очень гордился ею раньше.

— Ничего я не утратил! — возмутился Сема. — Просто… А ведь действительно!

Семен нахмурился, что-то усиленно обдумывая.

— Свои наблюдения и выводы представишь Совету в письменной форме, — поспешно распорядился Нортоноэль. — Я надеюсь, что такая возможность не замедлит представиться. Так что же мы решим относительно вашего мероприятия?

— Я бы не назвал это мероприятием, — принял задумчивый вид я. — Это самая настоящая операция. Причем, многоходовая. И я предлагаю дать ей кодовое название и назначить ответственного.

— Ты придумал, — пожал плечами Нортоноэль, — тебе и быть им.

Ну, кто бы сомневался. Я предвидел это.

— Тогда предлагаю назвать эту операцию «Мешок», — предложил я. — Коротко и емко.

Глава 3

Я, честно говоря, не верил своим глазам. Нет, то, что долина, в которой располагался «След проклятого ветра», должна была измениться, было ясно. В ней начались изменения сразу после того, как мы этот «След» приговорили. Но сейчас перемены стали просто-напросто разительными.

Я с упоением, и даже с некоторым умилением оглядывался по сторонам. Вокруг царило то, что в просторечье называется «лепота». Среди невысоких деревьев раскинулись живописные полянки, усеянные множеством полевых цветов. Хрустально-чистые ручьи несли свои воды к озеру извилистыми, только им ведомыми путями. Чистое небо над головой и трели птиц красиво дополняли окружающую идиллию и приближали это место к понятию «райских садов».

— Где же оно было? — врезались в мои умиленные мысли слова Семена. — Здесь все так изменилось, что я не могу определиться!

Уговорили-таки мы его! Ох, нелегким это было делом! Семен очень осерчал на нас. Нортоноэль прямо не приказывал ему нас сопровождать. Он просто не стал возражать, но решение полностью возложил на Семена, чем тот и воспользовался. И воспользовался по полной программе.

В предоставленной нам с Валеркой хижине этот тип остроухий, который Семен, изложил нам свое видение ситуации. Но главное, он изложил нам и свои оценки нашего поведения. И если ситуация, с его точки зрения, выглядела хреново, то оценки поведения совсем уж не поддавались определению.

Под конец он (когда совсем уже разошелся) сравнил нас с дроу и сказал, что мы (то есть я и Валерка) недалеко ушли от этого неприятного народца.

Валера, недолго думая (есть у него такой недостаток), заявил, что раз уж мы так похожи, то тогда наш прямой долг — доставить Кроули на место. Это заявление вызвало еще минут пять истерики со стороны Семы и горячий монолог о наших умственных способностях.

Мне, честно говоря, уже надоел этот базар. Я прервал поток высказываний со стороны Семенэля и ответных реплик со стороны Валерки простым и откровенным вопросом:

— Так ты идешь с нами? Только одно из двух слов — «да» или «нет». Давай этим и ограничимся.

Семен сердито на меня смотрел, хотя я видел, что его мозг переключился на режим «обдумывание». Он взвешивал, что для него более приемлемо. С одной стороны, инстинкт самосохранения ему настойчиво нашептывал, что с нами ему долгая и счастливая жизнь не светит. С дугой стороны, долг друга настоятельно требовал присоединиться к нам и вместе с нами погибнуть, что не вызывало должного вдохновения и самоотверженности у Семена. Наконец было принято очевидное, но не логичное решение.

— Иду! Только смотрите мне!

Мы пообещали Семену, что смотреть будем, особенно если он нам посветит. На том и порешили. После удалось перенастроить Сему на обдумывание предстоящей задачи и проработки ее деталей. Вот уж в чем он был великим мастером. Весь следующий день и еще полдня, после этого, он ходил с отрешенным видом, натыкаясь на стволы деревьев и не видя их в упор.

— Где этот ход дурацкий? — вопрошал Семен, оглядываясь по сторонам. — Здесь все так заросло, что я не могу уже определиться.

— По-моему, это не здесь, — отозвался Валерка, морща лоб в усилии что-то вспомнить. — Это вон там, ниже было. Ну, да! Там еще кусок земли, вывороченный Харравитом должен быть. Ну, тот в котором был люк гномов.

— Точно! — подтвердил я. — …Меня другое беспокоит. А вдруг эти гномы заделали свой ход? От них всего можно ожидать. Это же будет облом всем нашим блестящим планам!

— Не боись! — пропыхтел вниз по склону Валерка. — Не могли они полностью этот туннель завалить. Он же куда-то еще вел. Нерационально его заваливать и строить новый.

— Много ты знаешь, — сердито заметил я, топая вслед за ним. — Этим гномам в радость рыть! Что-нибудь завалить и рыть по новой — это их национальный вид спорта.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 31 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.038 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>