Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Познакомиться с другими произведениями Колин Гувер, оценить качество перевода, а также обратиться с любыми вопросами или предложениями Вы сможете в группе http://vk.com/colleen_hoover_books 3 страница



Она злая мегера. Нахмурившись, я закрыл глаза, пытаясь понять, как целуя ее, я полностью потерял над собой контроль. Наверное, из всей лжи, которая сейчас пронеслась в моих мыслях, в которой мой член пытался меня убедить, самое худшее, что на самом деле она порядочный человек.

Я слаб. Я так слаб, а она просто снова одержала верх.

- Не делай этого больше, - сказала злая и запыхавшаяся Бриджитт.

Ее голос заставил меня вздрогнуть.

- Ты это начала, - оборонительно ответил я.

Она? Я не могу вспомнить. Возможно, это было взаимным.

- Ты целуешься так, словно пытаешься реанимировать дохлую кошку, - с отвращением сказала она.

- Ты целуешься, будто ты и есть дохлая кошка.

Она подтянула колени к груди и обхватила их руками. Выглядит так, будто ей очень неудобно в тишине, поэтому меня не удивило, когда она выплюнула другие оскорбления:

- Ты, наверное, трахаешься, как безвольная лапша.

- Я трахаюсь, как Тор.

Я не смотрю на нее, но знаю, что мой ответ должен заставить ее улыбнуться. Если она вообще способна улыбаться. Молчание стало еще тяжелей, и ни один из нас не шелохнулся, что делает еще более очевидным, что то, что только что произошло между нами, было ошибкой.

- Почему у тебя вкус лука?

Я пожал плечами.

- Я только что ел пиццу.

Она посмотрела на кухню.

- Еще осталось?

Я кивнул.

- В холодильнике.

Она сразу же поднялась, чтобы пойти на кухню. Ненавижу себя за то, что смотрю на ее рубашку. Я вижу, как ее соски натянули тонкую ткань, и мне хочется указать на нее и сказать: "Я сделал это! Это все я!"

Вместо этого, я закрыл глаза и попытался думать обо всем, что пресечет мое желание последовать за ней на кухню и перегнуть через столешницу. К счастью, открылась дверь спальни Риджа, и когда он зашел в гостиную, я перевел свое внимание на него. Увидев, что я сижу на диване, он остановился и посмотрел на телевизор, который даже не включен.

- Почему ты выглядишь таким виноватым?

Я позорно покачал головой.

- Думаю, я только что поцеловался с Бриджитт, - ответил жестами я.

Ридж перевел взгляд на Бриджитт, которая стоит на кухне спиной к нам. Он разочарованно покачал головой. Или запутавшись.

- Почему? - в недоумении спросил он - Она сделала это добровольно?

Я схватил одну из подушек с дивана и кинул в него.

- Да, она сделала это добровольно, мудак. Она хочет меня.

- Ты хочешь ее? - он, кажется, искренне потрясен, будто не видел, что вообще происходит.



Я покачал головой.

- Нет, я ее не хочу, но я чувствую, что нуждаюсь в ней. Так плохо. Она такая... - я сделал паузу на нескольких секунд, прежде чем продолжить. - Она самое лучше из всего худшего, что когда-либо со мной случалось.

Ридж отступал до тех пор, пока его рука не прикоснулась до входной двери.

- Я собираюсь к Мэгги на ночь. Мы будем молиться за вас.

Я отвернулся от него, и он ушел. Когда я повернулся назад к Бриджитт, она направлялась в свою спальню. Она прошла мимо телевизора и даже возымела наглость не включить его.

Я включил телевизор, потому что теперь я в этом не сомневаюсь. Я должен найти то порно, потому что после поцелуя, я помешался на всем, что связанно с Бриджитт.

***

Я почти не спал прошлой ночью. Находиться в одной квартире с ней, зная, что Ридж и Бреннан ушли, было слишком тяжело. Это было единственным предлогом, чтобы не постучать в дверь ее спальни. Но я изучил, как работает ее ум, и знаю, что она развернет меня в одно мгновение, чтобы только сохранить контроль.

И теперь, Ридж и Бреннан ушли, а она работает, и я потратил все зарплату на просмотр порно. Не знаю, сколько порно я просмотрел в течение последних двух недель. Это смешно. Сколько могло бы быть? И я сузил поиск до тех фильмов, которые были записаны в последние несколько лет, потому что ей должно было быть больше восемнадцати, когда она снималась. Ей сейчас двадцать два, так что это четыре года порнофильмов, которые нужно просмотреть.

Боже мой. Я одержим.

Я как сталкер.

Я сталкер.

Входная дверь распахнулась и вошла Бриджитт. Она захлопнула ее так сильно, что я вздрогнул. Она зашла на кухню и начала открывать шкафы и со стуком их закрывать. Наконец, она положила руки на бар и посмотрела прямо на меня.

- Где, черт возьми, вы храните алкоголь?

Плохой день, думаю.

Встав, я подошел к раковине. Я открыл шкаф под ней и достал бутылку Пайн-Соль. Я даже не потрудился взять стакан. Она похожа на человека, который может сделать хороший глоток.

- Ты пытаешься убить меня? - спросила она, глядя на бутылку в моих руках.

Я пихнул бутылку ей в руки.

- Ридж думает, что он самый умный, пряча алкоголь в бутылку из-под чистящего средства. Ему не нравится, когда я выпиваю весь его алкоголь.

Она поднесла бутылку к носу и поморщилась.

- Виски - это единственное, что у вас есть?

Я кивнул. Она, пожав плечами, поднесла бутылку к губам, запрокинула голову назад и сделала глоток.

Протянув мне бутылку обратно, она вытерла рот тыльной стороной ладони. Я сделал глоток из бутылки, а затем передал обратно ей. Мы делали так несколько раз, пока ее гнев, кажется, не утих настолько, насколько злость вообще может пропасть из мира Бриджитт. Я закрыл бутылку и поставил ее на место.

- Плохой день?

Наклонившись к столу, она потянула резинку своих оранжевых шорт.

- Худший.

- Хочешь поговорить об этом?

Она посмотрела на меня сквозь ресницы, а затем закрыла глаза.

- Нет, - наотрез сказала она.

Я не подталкиваю ее. Я даже не уверен, что действительно хочу знать о ее дне. Все и вся, кажется, раздражает ее, так что она, вероятно, зла на что-то глупое, например, на красный свет на пути домой. Ей, должен быть, утомительно отвечать на все аспекты жизни, связанные с таким гневом.

- Почему ты всегда ведешь себя как стерва?

Она усмехнулась себе под нос.

- Так проще. Мудаки, глупые клиенты, хреновая работа, ничтожные родители, дрянные друзья, плохая погода, раздражающие соседи, которые не знают, что такое поцелуй.

Я засмеялся над последним замечанием, которое, я уверен, должно было меня разозлить, но это было похоже больше на неожиданный флирт.

- Почему ты все время такой счастливый? Ты думаешь, что это все смешно.

- Это легко. Замечательные родители, мне повезло с работой, верными друзьями, солнечными днями, и соседями, которые снимались в порнофильмах.

Она быстро отвела взгляд в сторону в попытке скрыть улыбку, что почти появилась на ее лице. Боже, я хочу, чтобы она позволила себе эту улыбку, потому что я умираю, как хочу увидеть, как она выглядит. За все то время, что она здесь прожила, я не уверен, что когда-либо видел ее улыбку.

- Поэтому ты смотришь так много порно? Надеешься выяснить, в каком я снималась?

Я не кивнул, но и не покачал головой. Я прислонился бедром к столу и скрестил руки на груди.

- Просто скажи мне название.

- Нет, - быстро ответила она. - Кроме того, я была там только в качестве дополнения. Я даже толком ничего не сделала.

Дополнение. Это поможет немного сузить мой поиск.

- Но все же ты что-то сделала.

Она закатила глаза, но все еще стоит здесь, так что я продолжил:

- Ты была голая?

- Это было порно, Уоррен. Я не была в свитере.

Это означает «да».

- У тебя был секс на камеру?

Она покачала головой.

- Нет.

- Но ты была с парнем?

Она снова покачала головой.

- Там был не парень.

Святой трах.

Обернувшись, я схватился за барную стойку с одной стороны, делая форму креста над моим телом с другой. Когда я снова обернулся, она все еще стояла на том же месте, но выглядела более расслабленной. Она должна пить виски каждый день.

- Так ты хочешь сказать, что делала это с другой девушкой? И это запечатлено где-нибудь? На пленке?

Уголок ее губ приподнялся в призрачной улыбке.

- Ты улыбнулась.

Она сразу же перестала улыбаться.

- Я не улыбалась.

Я сделал шаг к ней и кивнул головой.

- Да, ты сделала это. Я заставил тебя улыбнуться.

Она начала качать головой в знак несогласия, поэтому я обернул руку вокруг ее шеи. Ее глаза распахнулись шире, и я почти уверен, что она вот-вот оттолкнет меня, но ничего не могу с собой поделать. Эта улыбка.

- Ты улыбалась, Бриджитт, - прошептал я. - Ты должна делать это постоянно, потому что это было чертовски красиво.

Она задыхалась от шока прямо перед тем, как мои губы встретились с ее. Не думаю, что она ожидала этот поцелуй, но она, конечно, не возражала. Ее рот теплый и отзывчивый, и когда я разъединил ее губы своим языком, она позволила мне это сделать.

Я не знаю, это из-за виски или из-за нее, но мое сердце в груди мечется, как зверь в клетке. Я скользнул руками вниз по ее спине, пока они не опустились на ее задницу и сжили ее, а потом я поднял ее и усадил на стойку.

Наши губы разъединились, и мы молча смотрели друг на друга, никто из нас не мог поверить, что другой снова не уйдет. Когда я понял, что ни один из нас, кажется, не хочет останавливаться, я поднес руки к ее щекам и, наклонившись, обхватил ее губы своими.

Этот поцелуй отличается от нашего вечернего поцелуя. Наш первый поцелуй был быстрым и отчаянным, потому что мы знали, чем он закончится.

Этот поцелуй медленный и глубокий, и, кажется, это только начало из того, что мы испытаем сегодня вечером. Она не оттолкнула меня в то время, когда я оставил ее рот, чтобы попробовать на вкус ее шею. Она притянула меня ближе, желая, чтобы я целовал ее сильнее.

- Уоррен, - прошептала она, склонив шею в сторону, открывая мне больше своей кожи, - если я займусь с тобой сексом, ты должен пообещать, что позже не будешь ко мне липнуть.

Я засмеялся, но не отодвинулся от ее шеи.

- Если ты займешься со мной сексом, Бриджитт, ты будешь единственной, кто подвергнется опасности стать липкой. Ты захочешь меня настолько сильно, что я буду не в состоянии найти отличия между тобой и пищевой пленкой.

Она засмеялась, и я оторвался от нее. Я посмотрел на ее рот, а затем в ее глаза.

- Мой Бог.

Она, запутавшись, покачала головой, запутавшись.

- Что?

- Твой смех, - я поцеловал ее в губы, - чертовски необыкновенный, - прошептал я ей в рот. Я поднял ее со стойки, обернул ее ноги вокруг своей талии, чтобы пронести ее через гостиную. Как только мы оказались в моей спальне, я закрыл дверь и прижался ее к ней. Удерживая ее между дверью и своим телом, я снял свою футболку. Найдя подол ее рубашки, я начал стягивать через ее голову.

- Не могу сказать, сколько раз я мечтал об этом, Бриджитт.

Она помогла снять свою рубашку.

- Я вообще не мечтала об этом.

Я улыбнулся.

- Чушь.

Я снова поднял ее и отнес к кровати. Как только я положил ее и начал залезать на нее, она толкнула меня за плечи и перевернулась на спину. Ее руки опустились на пуговицу моих джинсов, и она расстегнула их. Я попытался снова взять контроль в свои руки, толкнув ее на спину, но она не позволила мне этого. Она села верхом на меня и руками прижала мои бицепсы к кровати.

- Я командую.

Я не спорю. Если она хочет быть главной, я полностью согласен.

Выпрямившись, она завела руки за спину, чтобы расстегнуть лифчик. Я приподнялся и попытался ей помочь, но в туже секунду ее руки легли на мои, и она снова толкнула меня на матрас.

- Что я только что сказала, Уоррен?

Святое дерьмо. Она не шутит.

Кивнув, я сосредоточил все свое внимание на ее бюстгальтере, когда она расстегнула его. Лямки медленно соскользнули вниз по ее рукам, и я не был в силах отвести от нее глаз. Я хочу прикоснуться к ней, помочь ей, быть тем, кто снимет с нее лифчик, но она не позволит мне сделать ничего из этого.

Дыхание в груди перехватило, когда она отбросила бюстгальтер в сторону.

Боже мой, она идеальна. Ее грудь идеального размера, представляю, как они идеально подходят к моим ладоням. Но я не знаю наверняка, потому что мне не позволено прикасаться к ним.

Мне?

Я нерешительно поднял руки, чтобы почувствовать мягкость ее кожи, но она тут же оттолкнула их от себя на кровать.

Боже, это пытка. Ее грудь прямо здесь, в нескольких дюймах от меня, а я не могу даже прикоснуться к ней.

- Где твои презервативы?

Я указал на тумбочку около противоположной стороны кровати. Она соскользнула с меня, оставляя меня наблюдать за ней, пока она идет к моей тумбочке. Открыв ящик, она обыскала его, пока не нашла то, что нужно. Она засунула его в зубы, и направилась обратно к кровати. Она не залезла на меня. Вместо этого она проскользнула большими пальцами за пояс своих шорт и начала вылезать из них.

Я возбужден сильнее, чем когда-либо, и чувствую, как мой пульс стучит по всему телу. Ей нужно посмешить, черт возьми, и подняться обратно на меня.

Она оставила свои трусики, наклонилась и начала стягивать мои джинсы. Перенеся руки на мое нижнее белье, она начала стаскивать его вниз, а упаковка с презервативом все еще была зажата между ее зубами. Ее волосы достаточной длины, чтобы легко касаться моей кожи как перья каждый раз, когда она наклоняется надо мной.

После того, как вся моя одежда была снята, ее глаза сосредоточились на моей самой готовой части. Улыбка растянулась на ее губах, и ее глаза встретились с моими. Она вытащила презерватив изо рта.

- Впечатляет. Безусловно, это объясняет твое самодовольное эго.

Я принял оскорбление с комплиментом, потому что уже знаю, что Бриджитт не тот человек, которые их разделяют.

Она, все еще в трусиках, снова забралась на меня. Наклонившись вперед, она прижала ладони к моим предплечьям. Ее рот встретился с моим, а ее грудь давит на мою, заставляя меня стонать. Она чувствуется невероятно. Так хорошо. Теперь я боюсь, потому что мы еще даже не занимались сексом, а я уже готов сказать, что разваливаюсь.

Я чувствую ее влажность через трусики, как она мучительно скользит вверх и вниз, вверх и вниз, настолько медленно, насколько она, вероятно, может. Ее язык у меня во рту, и я пытаюсь схватить ее за затылок, или за талию, но каждый раз, когда я двигаюсь, она меня останавливает.

Я предполагал, что она будет командовать в спальне, но ничего подобного. Она даже не позволяет мне коснуться ее, и это меня чертовски убивает.

- Открой рот, - прошептала она мне на ухо. Я открыл рот, и она положила упаковку презерватива между моими зубами. Я прикусил ее, и она, с помощью своих зубов схватила другой конец, а затем отстранилась от меня, разрывая обертку с помощью наших ртов.

Да, это было горячо.

Очень горячо.

Мы должны бросить свои работы и заниматься только этим в течение всего рабочего дня.

Вытащив презерватив, она села прямо. Она посмотрела вниз и облизала губы, скользнув презервативом по мне, и я простонал, потому что ее руки это чистое искушение. Их слишком много. Я хочу их повсюду.

Я понял, почему парни во время страсти могут вытворять всякие глупости. Сейчас мне хочется так много ей сказать. Я хочу сказать ей, что я люблю ее, и что мы родственные души и она должна выйти за меня замуж, потому что ее руки заставляют меня думать такие тупые, дурацкие, ложные мысли.

Она поднялась на колени, потянула свои трусики в сторону, оставив их, когда начала опускаться на меня.

Официально. Она лучший сосед, который когда-либо был в моей жизни.

Она слегка поморщилась, когда начала принимать меня в себя. Чувствую себя немного плохо из-за того, что ей больно, но не достаточно плохо, чтобы остановить себя от подъема бедер и скольжения в ее оставшуюся часть.

Оказавшись на одном уровне, мы простонали в унисон.

Я никогда не чувствовал ничего подобного.

Это как если бы ее тело прекрасно соответствовало моему - каждой линией, изгибом и впадиной. Ни один из нас не сдвинулся ни на дюйм, пока мы заполняли комнату тяжелыми вздохами, давая себе время, чтобы приспособиться к тому совершенству, что мы только что создали.

- Черт, - прошептал я.

- Хорошо, - ответила она.

Она начала двигаться, и я не знаю, что с собой делать. Мои руки хотят пройтись по ее талии, когда она скользит вверх и вниз, но я также знаю, что мне нельзя прикасаться к ней. Мои глаза смотрят в ее, когда она продолжает свои движения, свои прекрасные, методические, сладкие движения.

После нескольких минут наблюдений за ней на мне с закрытыми глазами и раскрытыми губами, я сдался. Я не могу не коснуться ее. Мои руки схватили ее талию, она попыталась оттолкнуть их, но я только сильней вцепился в нее, поднимая ее, когда она поднимается и, опуская вниз, когда она опускается. Она перестала бороться со мной, увидев, насколько лучше моя сила может заставить ее чувствовать это.

Я хочу услышать ее стон, и я хочу услышать, как она разваливается надо мной, но она, как я и думал, сдерживается.

Я скользнул руками по ее спине и потянул вперед, пока наши рты не встретились. Я держал одну руку на ее затылке, а другую на ее талии, пока она продолжала сверху двигаться на мне.

Я обернул руку вокруг ее бедра и медленно переместил ее на живот, пока не прикоснулся к ней. Я скользнул пальцем между нами, разделяя ее, чувствуя ее тепло и влажность вокруг меня. Она простонала в мой рот, я начал потирать ее, но она сразу же перестала двигаться. Ухватив меня за запястье, она оттянула его от себя, снова положив мою руку на матрас.

Ее глаза твердо сосредоточены на мне, когда она снова начала медленно двигаться.

- Держи руки на матрасе, Уоррен, - предупредила она.

Черт возьми, она усложняет все. Мне нужно снова почувствовать себя в ней, и когда я коснулся ее, я захотел ее попробовать. Я хочу ее влажность и тепло на своем языке.

Но сначала я дам ей то, что она хочет. Я закрыл глаза и прекратил попытки взять все под свой контроль. Я сфокусировался на ее тесноте и на, том как она принимает меня. Я сосредоточился на том, что каждый раз, когда ее тело опускается на мое, я оказываюсь настолько глубоко внутри нее, насколько это возможно.

Она наклонилась вперед, и ее грудь скользит назад и вперед по моей груди, когда она движется на мне сверху.

Небеса, это точно по-настоящему.

Мои ноги напряглись, а руки начали искать что-то, за что можно схватиться, когда я почувствовал приближение оргазма. Она чувствует, что я близок к концу, поэтому она сжимается вокруг меня, и ее выпады становятся быстрее и сильнее. Я держу глаза закрытыми, пока мое тело трясется под ней.

Мне хочется ругаться и стонать, дать ей знать, насколько хорошо это чувствуется, когда я кончаю внутри нее, но я не издаю ни единого звука. Если мне не разрешено касаться ее, пока я кончаю, то она не имеет права слышать, как чертовски сильно я люблю каждую секунду происходящего.

Она продолжила двигаться на мне, пока я тихо сотрясался от дрожи. Когда все закончилось, она остановилась на мне. Я открыл глаза и посмотрел на нее, ловя ее улыбку. Как только она поняла, что я смотрю на нее, улыбка исчеза.

Я хочу, чтобы она рухнула на мою грудь. Я хочу перевернуть ее на спину и пробовать ее на вкус до тех пор, пока она не закричит мое имя в экстазе, а не в гневе.

Вместо этого, она медленно соскользнула с меня. Поднявшись, она направилась в ванную.

- Спокойной ночи, Уоррен.

Дверь захлопнулась, а я остался здесь, в полной растерянности. Я бы побежал за ней, но сейчас я все еще слишком слаб, чтобы двигаться.

Я дал себе время, чтобы перевернуться, а затем снять презерватив и выкинуть его в мусорное ведро в ванной комнате по пути к ее спальне. Я распахнул дверь в момент, когда она заползала в свою постель. Как только ее голова коснулась подушки, я, целуя ее, залез на нее. Как и ожидалось, она оттолкнула меня.

- Что я говорила о липкости? - спросила она, отворачиваясь от меня.

- Я не липну, - ответил я, проложив дорожку из поцелуев вниз по ее шее. - Мы еще не закончили.

Она, отстранившись еще дальше, оттолкнула мое лицо.

- Я уверена, что мы закончили, Уоррен. Около трех часов назад.

- Я закончил, - сказал я, глядя ей в глаза. - Но ты нет. – я чувствую ее сопротивление, потому что она пытается отвернуться.

- Уоррен, стоп, - она оттолкнула меня.

Я не оторвался от нее. Вместо этого я обнял ее, и медленно провел рукой по ее животу.

Вот тогда она ударила меня.

Я сразу же отступил и посмотрел на нее в шоке.

Она, оттолкнув меня, стремглав поползла по кровати, пока ее спина не прижилась к изголовью.

- Я сказала, остановись, - сказала она, выставив вперед руку, которой влепила мне пощечину.

Я двинул челюстью вперед и назад, не зная, что делать. За все мои годы опыта с девушками и даже во всех новых порно я видел, что, как правило, секс происходит не так. Люди эгоистичны по своей природе, и тот факт, что она даже не хочет, чтобы я довел ее до оргазма, чертовски меня смущает.

- Я... – сделав паузу, я посмотрел на нее. - Я здесь что-то неправильно понял? Потому что я думал...

- Мы трахались, Уоррен. Все кончено, теперь иди спать.

Я покачал головой.

- Нет, Бриджитт. Ты трахалась. Ты сделала всю работу, и даже не насладилась ею. Я не понимаю, почему ты не позволяешь мне прикасаться к тебе.

Она разочарованно простонала.

- Уоррен, это нормально. Это было весело, - она перевела взгляд в сторону. - Я просто не люблю другую часть, так что идти спать.

Она не любит другую часть? Часть, где она получает удивительный, умопомрачительный оргазм?

- Хорошо, я пойду спать.

- Спасибо, - пробормотала она.

- Но сначала, - сказал я, подняв палец, - мне нужно кое-что узнать.

Она закатила глаза.

- Что?

Я наклонился к ней и обворожительно посмотрел на нее.

- У тебя всегда такой секс? Ты держишь все в полном контроле, до точки, где даже не позволишь кому-то довести тебя до оргазма?

Она пнула меня ногой, пытаясь заставить меня встать с постели.

- Я не обсуждаю свою сексуальную жизнь с тобой, Уоррен. Иди к себе в комнату.

Она быстро соскользнула вниз по кровати, пока ее голова не встретилась с подушкой. Повернувшись ко мне спиной, она натянула на голову одеяло.

Святое дерьмо. Это... Я даже не знаю, что думать. Я никогда не встречал никого, похожего на нее. У нее серьезные проблемы с контролем.

- Бриджитт, - прошептал я, нуждаясь в том, чтобы она повернулась и снова поговорила со мной. Она проигнорировала меня, но я не могу уйти, потому что мы должны поговорить. - Ты говоришь, что никогда не испытывала оргазма во время секса?

Одеяло слетело с ее головы, и она перевернулась на спину.

- Это ни для кого не было проблемой до твоего появления, - сердито ответила она.

Смеясь, я покачал головой. По неведомым причинам из-за этого я чувствую себя счастливым. По-видимому, в прошлом она была с некоторыми действительно корыстными задницами, и я собираюсь показать ей, что она пропустила.

Она натянула одеяло обратно на голову и снова отвернулась. Вместо того, чтобы встать и уйти к себе в комнату, что я знаю, она бы хотела, я поднял одеяло и перевернул ее на спину. Обняв ее и прижав свою ладонь к ее животу, и потянув ее к своей груди.

Она практически зарычала на меня.

- Уоррен, остановись. Веришь или нет, я совершенно счастлива и с такой сексуальной жизнью, и я не хочу, чтобы ты, Боже мой, - она остановилась на середине, как только я коснулся ее между ног.

Я прислонился щекой к ней.

- Мне нужно, чтобы ты помолчала, Бриджитт.

Она не двигается, так что я перевернул ее на живот и скользнул поверх нее. Я удержал ее руки своими руками, так же, как она делала со мной до этого.

- Пожалуйста, не сопротивляйся мне, - прошептал я ей на ухо. - Я хочу, чтобы контроль был у меня, и я хочу, чтобы ты сделала то, что я говорю, - я провел языком по ее уху, наблюдая, как дрожь проходит по ее шее. - Поняла?

Ее дыхание поверхностное, и она, закрыв глаза, кивнула.

- Спасибо.

Проложив путь из поцелуев вниз по ее шее и плечу, а медленно покрыл поцелуями ее спину. Ее тело напряжено и, знание того, что она никогда не испытывала оргазм от рук другого парня, снова сделало меня твердым.

Я потянулся вниз к ее бедрам и раздвинул ноги. Она спрятала лицо в подушку, заставляя меня улыбнуться. Она никогда не была такой уязвимой с кем-то еще, и она не хочет, чтобы я получил удовольствие, видя, как сильно ей это нравится.

В любом случае, мои глаза сосредоточены на ней, когда я медленно протолкнул два пальца в нее, ожидая ее стоны в подушку.

Она не издала ни звука, поэтому я вытащил пальцы и снова вошел в нее, но на это раз тремя пальцами.

Я прижался лбом к подушке, рядом с ее лицом, ожидая звуки.

Ничего. Я тихо засмеялся, потому что моя работа действительно выводит меня из игры.

Я отвел от нее руку и перевернул ее на спину. Ее глаза все еще плотно закрыты, поэтому я, придерживая ее челюсть, прижался губами к ее губам. Я целовал ее жестко и глубоко, пока она не начала целовать меня с не меньшим гневом. Потянув меня за волосы, она раздвинула ноги, молча прося похоронить себя внутри нее.

Я сделаю это. Я отодвинул ее трусики в сторону и вошел в нее так сильно и быстро, что она позволила себе издать стон и, Бог мой, мне нужно больше этого. Намного больше. Но у меня нет презерватива, и на этот раз это не для меня, поэтому я вышел из нее. Сжав одну из ее грудей в своих руках, я поднес ее к своему рту.

Я медленно проложил дорожку поцелуев вниз по ее животу и ниже, чувствуя, как ее напряжение растет. Я чувствую ее колебания, и часть меня хочет немедленно попробовать ее, но другая часть знает, что я не должен заходить слишком далеко и слишком быстро. Я могу сказать по жесткости ее позы, что теперь она нервничает. Я положил обе руки ей на талию и посмотрел на нее. Она нервно пожёвывает нижнюю губу, а ее глаза полны ужаса.

- Ты никогда никому не позволяла делать это с собой? – прошептал я.

Она выпустила нижнюю губу и покачала головой.

- Мне это не нравится.

- Откуда ты знаешь?

Она пожала плечами.

- Я просто знаю.

Я стянул ее за бедра на несколько дюймов вниз по кровати.

- Ты слишком упряма, для своего же блага, - приподняв ее, я начал опускать рот к ней, но она отползла назад и села.

- Нет. Я не хочу, чтобы ты это делал.

Я схватил ее за бедра и притянул вниз.

- Ляг и закрой глаза, Бриджитт.

Она продолжила смотреть на меня со страхом в глазах, отказываясь лечь обратно, поэтому я поднял руки ладонями вверх.

- Не могла бы ты перестать быть такой упрямой и просто отдохнуть? Господи, женщина. Я хочу подарить тебе самые лучшие десять минут, которые у тебя когда-либо были в жизни, но ты все усложняешь.

Она нерешительно прикусила губу, но сделала так, как я сказал. Медленно опустившись на кровать, она расслабилась на подушке.

Я торжественно улыбнулся и снова прижался губами к животу. Я начал чуть ниже пупка оставлять медленные поцелуи всю дорогу, пока не дошел до ее трусиков. Проскользнув пальцами за пояс, я потянул их вниз по бедрам, плавно переходя к ногам. Я медленно снимал их, пока не дошел до лодыжек. После того, как я бросил их на пол, я поднял ее ногу и оставил нежный поцелуй на ее лодыжке, потом на голени, потом на коленке, повторяя поцелуи вплоть до бедра, пока не оказался в дюйме от скольжения своим языком по ней. Как только мой рот оказался над ней, я почувствовал, как ее тепло манит меня.

- Уоррен, пожалуйста... – запротестовала она. Как только «пожалуйста» слетело с ее губ, мой язык скользнул по ней, разделяя ее. Она подняла бедра на несколько сантиметров над кроватью и закричала, поэтому я схватил ее за талию и возвратил обратно на кровать.

Она сладкая и соленая, и как только мой рот коснулся ее, я почувствовал, что она сможет насытить каждую унцию голода, которую я буду чувствовать на протяжении всей оставшейся жизни.

Она снова закричала, все еще пытаясь вырваться от меня.

- Что... Боже... Уоррен...

Я по-прежнему лижу ее, поглощаю ее, запуская свой язык в каждую голую часть ее, не оставляя ни единого дюйма ее тела не опробованным. Ее руки вернулись к моим волосам так же, как мои пальцы нашли свой путь обратно в нее. Я заполняю ее, пробуя ее своим языком, и она принимает каждую каплю меня, которую только может получить. Теперь она больше не пытается сбежать от меня. Теперь она прижимает меня лицом к себе, прося, чтобы я двигался быстрее.

Ее руки отпустили мои волосы и ухватились за изголовье кровати, когда она, крепко схватившись, закинула ноги мне на плечи. Я удержал пальцы внутри нее, когда она выкрикивала мое имя с каждым толчком, что сотрясало ее тело. Я по-прежнему старался годить ей, пока она не перестала вздрагивать, и ее стоны не исчезли в тишине.

Я целовал внутреннюю поверхность ее бедра, когда вытаскивал пальцы из нее. Я проложил дорожку до ее живота, пока снова не прижался к ней, желая скользить внутри нее и остаться на ночь.

Я хочу поцеловать ее, но не знаю, хочет ли она. Некоторые девушки предпочитают не целоваться после этого, но мой рот болит от необходимости чувствовать ее губы на моих.

Очевидно, она хочет то же самое, потому что даже не колеблется, когда притянула мое лицо к своему и со стоном поцеловала меня. В каждом дюйме моего тела так много давления, потому что я опять хочу взять ее. Единственное, что может облегчить это давление - это войти в нее, а это именно то, что я сделал.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 48 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.043 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>