Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Часть 1. Мы просто обязаны повторить это

Читайте также:
  1. II. Основная часть
  2. IV. Счастье улыбается Мите
  3. А теперь следующий вопрос (Рассуждения Мэй Касахары. Часть 3)
  4. Б. Экзокринная часть: панкреатические ацинусы
  5. Беседа Х. О счастье.
  6. Буддадхарма безгранична и вечна - как бы она могла влезть в твои рамки счастья и удовлетворения?
  7. Буддадхарма безгранична и вечна – как бы она могла влезть в твои рамки счастья и удовлетворения?

Мы просто обязаны повторить это

Автор: SаDesa
Беты (редакторы): баба_Муся
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Гейб/Эшер
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Философия, Повседневность, PWP, POV
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, Кинк
Размер: Мини, 18 страниц
Кол-во частей: 3
Статус: закончен

Описание:
Эшер - типичный красавчик и дико везучий на неудачных любовников. Никак не может найти того самого, с которым сердце в пятки и пот градом по спине…
Но даже недотраханным и безнадежным, казалось бы, лузерам в делах амурных в конце концов вставят по самое небалуй и заставят выть от удовольствия.

Посвящение:
Еноту.
Читай. Седей. Бойся.xD

Публикация на других ресурсах:
Не разрешаю.

Часть 1

Вы видели, как пафосно, с некоторой ленцой даже, прикуривают киногерои? Не торопясь подносят пачку к лицу, губами вытягивают сигарету и, выпрямившись, щёлкают зажигалкой, кремнем высекая огонёк, и уже через секунду глубоко затягиваются, наполняя лёгкие дымом. Ну а тут уж кому как нравится: выпустить через ноздри или выдохнуть смог тонкой струйкой.
Ах да! Совершенно забыл про нахмуренные брови и выдающиеся скулы.
Донельзя пафосные суки.
Эшер тоже так умеет. И это, видимо, единственное, что умеет делать Эшер.
Грёбаный неудачник! Надо же было снова лохануться! Знал же, что стероидные качки – не самое лучшее мясо. Но так нет же. Надежда умирает последней, да? Ан нет, в моём случае её уже давно прибили лопатой.
Эшер – недоёбанный неудачник.
Я бы поржал ещё, но Эшер – это я. И это я сейчас, как каменный истукан, замер под низким дрянным навесом у выхода из маленькой гостиницы. Слишком убогой для полноценного отдыха, но самое то, чтобы просто потрахаться. Кому есть дело до ободранных старых обоев и неработающего кондиционера, когда единственное, на что приходится пялиться, это плитка на потолке? "Раз трещинка… О, ещё вон там царапинка. Дакогдажетыужекончишьебанныймудак… О, ещё трещинка."
Тфу, блин!
Смачно сплёвываю под ноги и, затянувшись последний раз, щелчком пальцев отправляю недокуренную сигарету в урну. Оборачиваюсь, выкручивая шею, чтобы выглянуть из-под полосатого навеса и глянуть на зашторенное окно на втором этаже. Кривлюсь и, на ощупь отыскав в кармане плотный маленький прямоугольник и немного погладив острые края подушечками пальцев, безжалостно сминаю его, вместе с визиткой мысленно распрощавшись и с её хозяином. В мусорку.

***
Со-бе-се-до-ва-ние.
Моя задача – продать себя подороже, а потенциального работодателя – проверить, готов ли я рвать задницу, чтобы получать своё бабло. Собственно, почти проституция. Вы улыбаетесь, вам улыбаются, вы называете желаемую цену, клиент – цену, которую готов уплатить за пользование вашей тушкой. Вы согласно киваете, и – вуаля, ваша задница вам больше не принадлежит. Ну, на тот период, пока платят, разумеется. И неизвестно, что честнее и приятнее: когда ебут в прямом смысле или же сквозь тонкую ментальную трубку пихают прямо в череп. Вот как-то так и получается. А дорогой костюм и тщательно составленное резюме – так, в качестве бонуса.
Ну что же, последний глоток кофе в кафе напротив целого бастиона из хрома и стекла, и я фактически готов пересечь оживлённую трассу и войти в широченные прозрачные двери, чтобы выяснить, готовы ли мне платить там или же лучше поискать другое место для самореализации и карьерного роста.
С предыдущей паршивой работёнки меня выперли совершенно недавно и совершенно незаслуженно, ещё и подставив как следует.
Эш, Эш… Ох не стоило тебе зажиматься с тем симпатичным дяденькой, ох как не стоило. Особенно если учесть, что дяденька оказался даже не нулём, а полным импотентом.
Раздражённо одёргиваю галстук.
Ладно. Хватит уже.
Жестом подзываю официантку и расплачиваюсь за кофе. Ослепительно улыбается мне и, нагнувшись, демонстрирует достаточно нескромное декольте.
Прости, это не по моей части, куколка, но я вполне могу добавить десятку к чаевым. Что, впрочем, и делаю.
Перевожу взгляд на настенные часы. Ну что, вот и пора навстречу большому баблу и прекрасному будущему. И плевать, что один из многочисленных бывших вторые сутки караулит меня перед порогом. Плевать, что на мне висит два спущенных в трубу кредита. Плевать, что зуб опять разболелся от горячего кофе, а дантисту в качестве оплаты я могу предложить только свою задницу. Плевать.
Хэй, мир! Сегодня у меня всё получится!

Загрузка...


***
Надо же, даже швейцара завели.
Приветливо улыбается, сверкая белоснежными зубами, и открывает дверь, пропуская меня в просторный холл.
Я бы такого тоже завёл… за угол.
Чуть ниже меня и явно на пару лет моложе. Должно быть, студент, если, конечно, сюда берут без высшего образования. Светленький. Не очень люблю блондинов, а этот ещё и крашеный.
Так всегда бывает: сначала только осветлённые прядки заметно, а после и глаза оказываются вовсе не ярко-голубыми, а обнадёживающе выпирающий бугор в штанах – парой засунутых в трусы носков. Совершенно не "ха-ха", кстати. Раздеваешь такого и гадаешь: а соски у него на клёпках или нет? Как только вспомню… Брр. После только разве что нажраться да поржать в обнимку с бутылкой.
Так, и где мне искать заветную дверку в мир, полный замечательных зелёных бумажек?
Вопрос отпадает сам собой, стоит мне взглядом наткнуться на девушку за стойкой у противоположной стены.
Нацепив одну из своих лучших улыбок, направляюсь к ней и, сверкая зубами, интересуюсь, куда мне тащить свою задницу. И всё это приятным баритоном.
Тут же смущается и, опустив глазки, начинает поправлять причёску, пальчиками касаясь шеи. Называет номер этажа и нужного мне кабинета. Благодарю, и она бросается искать ручку, чтобы записать данные. Перехватываю её пальцы и чуть сжимаю напоследок.
Спасибо, милая, мне не нужен твой телефончик. Мне тоже нужен крепкий член, а не пара пусть и офигенных сисек.
Створки лифта распахиваются на удивление быстро, и я, ткнув нужную кнопку и дождавшись, пока двери захлопнутся, мельком осматриваю себя, придирчиво оценивая в большом зеркале.
То ли лукавая стекляшка мне льстит, то ли я и правда очень даже неплох. Откуда глупому отражению знать, что костюм из проката, а галстук я упёр у одного из бывших. Нет, клептоманией не страдаю, просто понравился и всё тут. Правда, неслабо удивился, когда протрезвел и нашёл его в кармане куртки.
Вглядываюсь в своё отражение и клятвенно обещаю ему больше не вцепляться в первую же симпатичную задницу.
Никаких блядских выходок больше! Ты слышал меня, Эшер?
Киваю, и отражение удовлетворённо щурится.
На этот раз точно. Хватит.

***
Твою мать, ну за что?!
За какие такие грехи, господи?! Чем я тебя обидел, что в наказание ты посылаешь мне PR-агента в тушке жгучего мачо, от которого за милю несёт тестостероном?! И за что ему только такой подбородок? Я тоже такой хочу! И волосы, и парфюм, и…
– Почему Вы выбрали именно эту специальность?
И голос! Точно! И голос я такой тоже хочу!
Кабинетик на нужном мне этаже оказался просто роскошным кабинетищем с кожаными креслами и тёмными, кажется, дубовыми панелями на стенах, а также миленьким дополнением в виде аквариума литров эдак на четыреста.
Когда я, скромно поскребшись в дверь, всё-таки вошёл, кажется, даже лупоглазые тропические рыбы выпялились на меня своими тупорылыми мордами, а мужчина за длинным пустым столом только поднял голову и легонько кивнул в знак приветствия. Вот тебе и все расшаркивания.
Но тип просто шикарный, да. И он, что прискорбно, не стал казаться мне менее привлекательным даже после полуторачасовой пытки и тонны вопросов, от которых начинает ехать крыша. Да и чувствую себя уже не так уверенно, и даже кажется, что мой вмиг ставший куцым пиджачок откровенно жмёт, издевательски расползаясь по швам.
Тфу, блин! Успокойся, идиот. Всё в порядке.
Выдох, и улыбаюсь в ответ, деланно беру паузу, делая глоток воды из прозрачного стакана. После, неторопливо придвинувшись поближе к разделяющему нас столу, стараясь как можно выразительнее заглянуть в его лицо, проговариваю:
– Мне нравится то, что я делаю, нравится выполнять управленческие функции. Я люблю контролировать процесс и принимать в нём непосредственное участие.
Отвечает мне едва заметной косой ухмылкой и задаёт следующий вопрос:
– Как Вы относитесь к смене ролей?
– Сверху, снизу?
– Что, простите?..
Твою мать! В пору наконец уже обзавестись перфоратором и высверлить всю дурь из пустой башки!
– Эм, инициатива… исходит сверху или снизу? – осторожно подбирая слова, пытаюсь выкрутиться, впрочем, не отрывая взгляда от прищуренных карих глаз.
Опаньки. Нет, не так: ОПАНЬКИ!
Мне показалось, или этот тип намеренно издевается надо мной? А если и показалось, то что за лукавые искорки в тёмных глазах?
Ах так, поиграть хочешь? Вот же…
Моя ухмылка становится шире, и я на самой границе подсознания понимаю, что ещё один такой взгляд, пара движений чётко очерченной, должно быть, рукой профессионального косметолога бровью, и мне будет откровенно срать, получу я эту работу или нет.
Какая же ты блядь, Эшер! И натура у тебя блядская! Провались, сука! Чтоб тебе пусто было!
Впрочем, внутренние терзания совершенно не мешают мне поёрзать на кресле и, передвинувшись на самый край, кончиком ботинка коснуться его щиколотки.
– Вы имели в виду такую инициативу? – тщательно выделяю интонацией предпоследнее слово.
Барабанит пальцами по столу и явно не может решить, что мне ответить. А я пока думаю, сколько же могут стоить его запонки.
– Эшер… Вам не кажется, что…
Да, продолжай… Именно так продолжай, низким бархатным баритоном… Плевать на слова, они не важны так, как интонации. Слова вообще не важны, если разобраться – какие-то там странные сочетания звуков. Плевать. Важно не то, о чём просят, а как.
О, сколько я слышал этих интонаций. Приказывающих, умоляющих, вопрошающих, плаксивых, колючих. Звуки, рождённые посредством чужих голосовых связок, – один из моих фетишей в некотором роде. Что-то, что заставляет меня нетерпеливо ёрзать задницей, протирая обивку кресла.
– Эшер… – повторяет он, и пальцы на ногах поджимаются.
Весь подбираюсь в предвкушении.
Господи, пожалуйста! Если ты есть, господи! Сделай так, чтобы этот тип меня не разочаровал! Прямо здесь, на этом столе, даже не раздеваясь, чтобы, не дай боже, под дорогой рубашкой не обнаружился не менее дорогой поддерживающий корсет или ещё какая муть.
И я уже готов оторваться от кресла и грудью завалиться на стол вместе с "О да, мистер хуйязапомнилкактебятамзовут" на устах, как цоканье женских тонких каблучков прямо за дверью буквально подзатыльником заставляет меня вжаться в спинку и убрать ногу.
Ну что за…
Оу, а неплохо. Определённо неплохо.
Негромко щёлкая дверной ручкой, в помещение просачивается роскошная блондинка в красном костюме с уверенной четвёрочкой под плотным пиджачком.
Даже с некоторым сожалением думаю о том, что и её трахает какой-нибудь большой босс. Иначе как бывшая мисс что-то там заделалась подающей надежды бизнес-вумен? Ей же лет двадцать пять от силы. Или пластика?
Ну да не важно. Важно то, что обладательница длинных ножек и дизайнерской юбки неслабо меня обломала. И плевать недовольному "я" на то, что она второй интервьюер и, возможно, именно от неё зависит моя дальнейшая судьба.
Впрочем, и ей лучезарно улыбаюсь, чуть сжимая в знак приветствия изящную наманикюренную лапку своими пальцами. Стандартное расшаркивание ещё минуты на три. И вот, наконец, удобно устроившись по левую руку от моего неудавшегося, возможно офигенного траха, она улыбается и открывает свою такую же вырвиглаз красную, как и костюм, папку и, тщательно проговаривая слова, словно у дауна, спрашивает:
– Почему Вы выбрали именно эту специальность?
Твою ж, сука, мать! Да вы издеваетесь?! Вы оба, да?! Сервер перезагружен, новый босс на уровне?! Ну уж хрен!
– Извините, Вы не проводите меня в уборную? – вскакиваю с кресла, и брюнетик с готовностью подрывается следом. Даже, пожалуй, слишком резво.
– Да, конечно.

***
Оу, как это больно! И как знакомо. Знакомо само это ощущение, когда лопатки упираются в облицовывающие стену твёрдые плитки, и плевать где: в пафосном клубе или в солидной компании. Сортиры везде одинаковые, хоть этот, должно быть, и драят по пять раз на дню. И даже чёртов запах. Но в определённых случаях можно и потерпеть.
Стоило только свернуть за угол длинного коридора, как он подхватил меня за локоть, без единого слова потащил в нужную сторону и буквально зашвырнул в свободную кабинку. Благо они все пустые, но нужно же добавить красок, артистизма, страсти.
Отодвигаюсь к толчку, пропуская и его тоже. Закрывает хлипкую пластиковую дверцу на защёлку и, шагнув вперёд, пытается порывисто поцеловать меня в губы.
Не-не-не, приятель! Я не всем постоянным, которых у меня, по сути, и не было толком, позволяю пихать свой язык мне в рот, а тут какой-то ты.
Уворачиваюсь, и он мажет по скуле, но тут же сориентировавшись, обхватывает меня поперёк торса, притягивая к себе, попутно пальцами раздирая узел моего галстука.
Вот чёрт… Да что вам всем до моей шеи?! Почему каждый подцепленный мной придурок пытается присосаться именно к ней?
Откидываюсь назад и позволяю ему провести языком широкую полосу. Тут же становится противно, липкий след словно застывает на коже.
Опять прокосил.
Уверенность в этом крепнет вместе с тем, как улетучивается нетерпение, с которым я бодренько вышагивал по коридору в этот самый сортир. А окончательное осознание приходит ровно в тот момент, когда смуглые явно со следами маникюра пальцы расправляются с замком на моей ширинке. Очень неумело расправляются, едва не выдирая пуговицу.
И весь мой запал как слизало.
Ну терпи теперь, Эшер. Блядина похотливая! За что боролся… Лучше бы отвечал на идиотские вопросы, чем терпеть потные ладошки под рубашкой. Обещал же себе не вестись на смазливых красавчиков, которые на деле только пыхтят в шею и неумело лезут в штаны, делая скорее больно своими идеально подпиленными ногтями.
О, это "больно". Каким разным оно может быть… Но, к сожалению, именно это не вызывает ничего кроме "убери руки, противно же".
Тянусь к его башке и пальцами с силой стискиваю тёмные, как оказалось, почти намертво залакированные пряди. Бляяя…
Злюсь и дёргаю его вниз.
Прости, приятель, но я слишком разочарован, чтобы поворачиваться к тебе задницей.
С готовностью опускается на колени, корячась у белого бачка, и уже двумя руками расстегивает ремень, придерживая брюки за шлёвки, чтобы не упали. Возится ещё немного и, наконец, обхватывает головку, сжимает её и втягивает в рот. Прикрываю глаза, постепенно настраиваясь на нужную волну, пытаясь убедить себя, что физиология вот-вот возьмёт верх над разочарованием, и мне даже понравится.
Продолжаю ладонью давить вниз, не позволяя ему посмотреть на меня.
Вот только давайте без жалобных взглядов с членом во рту. Отвратительно же.
Оу! Взялся сосать, то хоть зубы губами прикрывай!
Шиплю, и он чуть замедляет темп, начиная ладонью мять мою задницу.
Закатываю глаза.
Нет, господи, тебя точно нет.

****

В кабинет мы возвращаемся молча.
Ему явно неловко, у меня же это уже, наверное, сотый неудачный недоперепих по счёту, и поэтому я только улыбаюсь, стараясь, чтобы ухмылка не вышла слишком уж разочарованно-равнодушной.
И уже перед самыми дверями кабинета и явно заскучавшей в ожидании дамой, я останавливаю его и, развернув за плечо, легонько прикасаюсь губами к его губам.
Не блевануть бы. Вот и тошнота к горлу подкатила…
Но захлопнувшаяся было дверца в лучший мир не совсем безнадежно помахивает мне мнимой створкой, и снова перекрытый было минутной похотью подступ к карьерной лестнице весьма явственно проступает очертаниями первой ступеньки.
Чего бы и не засунуть в задницу свою брезгливость на пару мгновений?
Хотя, какое там, брезгливость, трижды «ха»!
Фух, ну хоть дальше всё оказывается донельзя просто.
Притухший было, самодовольный ощипанный павлин с вантузом вместо роскошного хвоста снова становится чертовски привлекательной самодовольной пустышкой, и с его подачи глупых вопросов мне больше не задают. Разве что только парочку, и то довольствуясь ответом в несколько рубленых реплик.
Неужто, всё? Я правда принят?
Блондинка что-то там уверенно вещает про соцпакет и график работы, а брюнет протягивает стопку бумаг.
Что, действительно всё?
Господи, ты всё же есть, но отлучался в сортир, пока меня слюнявил этот напыщенный разодетый неудачник? И, вернувшись, так устыдился, что решил больше не мучить меня и подкинуть в кои-то веки неплохой бонус за пережитые мучения?
Быстро читаю предоставленный договор и глазам своим не верю – мою задницу покупают за весьма и весьма приличную сумму.
Да, детка, за такие бабки можно и без смазки. Испытательный срок, конечно, слегка портит карамельную начинку этого торта, но незначительно. Куда привлекательнее шапка сливок в виде страховки и белой, как задница арийца, зарплаты.
Просто ммм… Пальчики оближешь.
Жаль, что больше здесь облизывать нечего.
Ещё парочка «бла-бла-бла» формальностей, вроде испытательного срока, уточняющих деталей, и вожделенное «Мы ждём Вас завтра к девяти».
Ах да… Ещё кое-что.
– Извините, прекрасная мисс, не изволите ли Вы проводить меня до курилки?
И улыбайся, придурок, улыбайся! Иначе как ты отделаешься от мистера «у меня дорогой костюм и два галлона слюней»? Сейчас бы улизнуть, ну а уж завтра я что-нибудь придумаю.
Девушка поднимается из-за стола и, передав все бумаги напарнику, кивает в сторону двери. Спешно подрываюсь следом и, старательно делая вид, что не замечаю странного, поистине обиженного взгляда брутального дядьки, сматываюсь вслед за этой феечкой с явно силиконовыми сиськами, кстати. Ну да не важно, – не мне же их лапать, в конце концов.

****

Улыбаюсь ей на прощание, не забыв дежурно стрельнуть телефончик. Впрочем, может ещё и пригодится, кто знает.
Да, мне откровенно пофигу, а вот женское самолюбие – штука капризная: не погладишь, и оцарапает при следующей встрече. Так что лучше уж… Лесть. Хорошо завуалированная, сдобренная нехилой горстью сладострастия, лесть. Ну, можно ещё бросить пару «голодных» оценивающих взглядов.
Опять же пофигу, а она, как и дурочка внизу за стойкой, стреляет безупречно подведенными глазками.
Пусть.
На прощание лишь выражаю надежду на скорую встречу, а она, заприметив кого-то за поворотом длиннющего коридора, только кивает мне и буквально уносится прочь, втыкая в ковровую дорожку острые шпильки.
Женщины такие… женщины, что это даже не забавно.
Эшер, Эшер…
Цокаю языком и толкаю дверь, около которой меня только что оставили. В горле тут же знакомо першит, а ноздри щекочет запах табачного дыма.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 136 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
О прохождении практики| Часть 2

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.005 сек.)