Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ 5 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

- И слава Богу, - сказал я. Разговор начал меня утомлять.

- Сердца у тебя нет! - вспылил вдруг Кейн. - Мы могли бы быть друзьями,

но тебе на все наплевать. Если бы ты не убивал, как и я, я бы тебя давно

прикончил.

- Как ты сам сказал - это скучная история, - парировал я. - Мне

насточертело разъезжать с тобой повсюду и убивать девушек. Ты-то

убиваешь по желанию, а я - по принуждению.

- А не ты ли выразил желание убить Кейти? - воскликнул Кейн. - Может, ты

скажешь, что это я тебя заставил?

Увы, он был прав. Прав.

- Это была экстремальная ситуация, - ответил я. - Я не мог полностью

себя контролировать, да и соображал мало. Ты же угостил меня по затылку

камнем, помнишь?

Кейн засмеялся.

- И это твои оправдания! Цепляйся за них, если хочешь. Но я-то знаю,

какой ты. Поэтому и таскаю тебя с собой.

Мы дошли до автомобиля.

Кейн сел за руль, я сел рядом. Мы тронулись. Я не хотел больше говорить

с ним. Он сумасшедший. Всерьез его воспринимать не надо. Да и что он

обо мне знает? Ровным счетом ничего, а корчит из себя психолога.

 

 

 

Мы проехали пару миль. В голове моей роились мириады мыслей - они играли

друг с другом, царапались, кусались, сплетались в клубок, как кошки.

- Избавь меня от улики, - сказал я.

- От чего? - не понял Кейн.

- Давай избавимся от пистолета с моими отпечатками.

Кейн посмотрел на меня странным, задумчивым взглядом.

- У меня больше не будет гарантии.

- Даю честное слово.

- Честное слово? Да ты все сделаешь, чтобы избавиться от меня.

- С чего ты взял? Ты сам сказал, что уедешь навсегда.

- Да, а ты побежишь в полицию, скажешь им, что я похитил тебя, связал и

на глазах у тебя убил Кейти. И они поверят тебе, а не мне. Потому что ты

обычный человек, а на мне - девять убийств. Да они меня посадят за

решетку на всю жизнь. А я этого не хочу.

Я сидел молча, обдумывая варианты.

- Значит, ты мне не веришь?

- Нет, не верю. Вот если бы мне не приходилось тебя держать на прицеле,

когда ты убиваешь, тогда бы я тебе верил.

Вот оно, значит, как все повернул, хитрец.

- А если бы я убил кого-то при тебе, но по своей воле, ты бы уничтожил

улики?

- Разумеется. Это значило бы, что ты тоже убийца, как и я. Значило бы,

что мы друзья.

- И ты бы скрыл от полиции последнее убийство, не оставил бы моих

отпечатков на орудии убийства?

- Конечно. Мы же друзья. Друзья так не поступают.

Я задумался.

Я крепко задумался.

Кошки мыслей сцепились в жуткой схватке, их рев и мяуканье заполнил всю

мою голову, а их острые когтистые лапы полосовали мой разум кровавыми

полосами. Я обхватил несчастную голову руками.

Если бы убийство было на моей совести, то об этом никто бы не узнал. И

если я не убью, то могу провести остаток дней в тюрьме, когда труп и

отпечатки на пистолете найдут. Но это же убийство по собственной воле.

Хотя…. Опять же, это принуждение. Но ведь…. Выходит, я бы купил свое



спокойствие и безопасность ценой чьей-то жизни.

- Подумай над этим. Это твой последний шанс - сказал Кейн.

Я думал, думал и думал. Может, это, и правда, был мой последний шанс на

спасение. Ведь рано или поздно Кейти найдут, а вместе с ней - и пистолет

с моими отпечатками. Может, это будет нескоро, но это будет.

Мы остановились. У обочины примостилась кирпичная развалюха, высотой

метра два, косившаяся на одну сторону и, казалось, готовая упасть.

- Это здесь, - сказал Кейн.

Он остановил машину в трех метрах от домика. Мы вышли.

- Иди впереди меня, - сказал Кейн. Я повиновался.

Я слышал, как Кейн достает пистолет из кармана.

- Я держу тебя на мушке, - сказал он. - Как ты и говорил

Мы подошли к двери - она тоже была покосившаяся.

– Заходи, - подтолкнул меня в спину Кейн дулом пистолета. Я вошел.

Внутри было довольно светло, так как в той стороне строения, что не

видна была с дороги, зияла дыра выбитого окна.

Я не сразу заметил нашу последнюю жертву.

Это была среднего роста девушка, привязанная, опять же, к стулу, только

рот у нее был заклеен серым скотчем, а стул был прикован цепью к

Загрузка...

какой-то трубе, наполовину встроенной в стену.

- Знакомься, - сказал Кейн. - Мисс Кламм. Лицо девушки было

серо-пепельным от страха, она в ужасе смотрела на нас. Выглядела она не

очень красиво - видно было, что она слишком много пьет. Или курит. Или и

то, и другое. На вид ей было лет двадцать с небольшим, но морщин на лице

было достаточно для сорокалетней.

- Ну что, - спросил Кейн, - ты не тосковала без нас?

Он снова толкнул меня дулом в лопатку. Я прошел вглубь кирпичной

комнаты и стал напротив девушки.

Кейн же остался стоять у входа, держа в руках пистолет.

- Ну, Джессика, настал твой последний час, - сказал он, улыбаясь. Этот

процесс общения доставлял ему удовольствие. - Ты в своем последнем

пристанище.

Джессика мутным взглядом посмотрела на него, но ничего не сказала.

Я смотрел на девушку по имени Джессика.

Вот сейчас это произойдет. Мне надо убить - еще раз. И все кончится.

- Я нашел ее валяющейся в одном из клубов - сказал Кейн.

Я сказал, что это моя девушка, и я несу ее домой. Эти идиоты охранники в

клубе мне поверили. Я кинул ее в машину и привез сюда. Теперь она - наша.

 

 

Внезапно Джессика что-то тихо произнесла.

- Так мы умеем разговаривать! - обрадовался Кейн. - Ну, что мы скажем на

этот раз?

Джессика прокашлялась.

- Убейте меня, и дело с концом.

Кейн улыбнулся.

- За этим мы здесь, мисс. Я принимаю вас такими, какие вы есть и

отпускаю в мир иной, мне ничего от вас не нужно.

Он выдержал паузу.

Джессика молча смотрела на нас.

- Позволяю вам вспомнить все хорошее, что у вас было в жизни, и

попрощаться с этим, - сказал Кейн.

Это что-то новое.

Тут произошло странное. Джессика залилась хриплым, истеричным смехом.

Я вопросительно посмотрел на Кейна.

- Со всем хорошим я уже попрощалась давным-давно, - сказала Джессика

презрительно. - Из-за таких, как ты, и попрощалась. Так что ты опоздал

со своими дурацкими вопросами. Моя жизнь и так пустая и ненужная. Я

никому не нужна. Не хочу жить. Зарежьте меня, как овцу.

 

Кейн насупился. Все шло не так, как он хотел. Тем не менее, он снова

поднял на меня пистолет. Джессика смотрела на меня с тоской.

- Что ты стоишь, парень? - сказала она. - Убей меня. Что мне проку от

жизни? Ты мне сделаешь одолжение.

Кейн, до этого державший нас на мушке, опустил пистолет. Бросил его на

пол. Слезы покатились по его щекам. Я с изумлением смотрел на него.

- Все кончено, - сказал он.- Все кончено.

- В чем дело? - спросил я.

- Вы же два сапога пара, - сказал он. - Вы оба не хотите жить, вам

незачем держаться в этом мире. Вы близки друг другу. А я здесь чужой.

Как я и думал.

Я и Джессика вопросительно посмотрели на Кейна.

- Вы как брат и сестра. А я здесь совсем не причем.

Он поднял пистолет с пола. Сдул кирпичную пыль. Положил в карман.

- Счастливо оставаться, - сказал он дрожащим голосом.

- Куда ты? - спросил я.

Кейн вышел за дверь.

Я несколько секунд стоял без движения.

Я не знал, как поступить.

Джессика посмотрела на меня. Глаза ее содержали немой вопрос.

- Кейн, постой! - крикнул я, бросив нож. Но не успел я дойти до выхода,

как раздался выстрел. Я выскочил в дверь. Кейн сидел за рулем своего

автомобиля. Мертвый. Он пустил себе пулю в сердце.

Голова его запрокинулась назад и глаза его, остекленевшие, смотрели в

воздух.

Я подошел поближе.

Пуля вошла в грудную клетку.

Отверстие в черной кожаной куртке Кейна дымилось.

И вот что странно - мне стало жаль его. Чертовски жаль. Не знаю почему.

Просто жаль.

- Что же ты наделал, - сказал я вслух, сказал с горечью, - Зачем ты

сделал это?

Но Кейн уже не мог ответить мне.

Больше не было смысла стоять у трупа.

 

И еще Джессика.

Девушка, которая не хотела жить.

Я вернулся в комнату. Джессика все также сидела, привязанная к стулу - куда ей деваться.

- Мисс Кламм, - сказал я.

Черт, это ж надо объяснить.

- Я не убийца. Я не собирался убивать вас.

- Я поняла, - сказала Джессика. - Он ведь держал вас на мушке.

- Я освобожу вас. Обещаете, что не наброситесь на меня?

- С чего бы это? - сказала Джессика.

- Просто люди паникуют обычно и пытаются убежать, вдруг вы не верите

мне, что я не убийца.

Джессика прервала меня.

- Я при всем желании не смогу - я страшно устала. Вы такая же жертва,

как и я. Мне очень плохо. Я очень хочу в туалет. Отвяжите меня поскорее.

- Хорошо, - сказал я и не без труда распутал тугие веревки. Джессика со

стоном пошевелила руками, принялась тереть затекшие от веревок

предплечья. Я развязал ноги.

- Попробуйте встать, - сказал я.

Джессика попробовала, и я вовремя успел ее подхватить - она почти сразу

же повалилась на меня.

- Давайте выйдем на свежий воздух,- сказал я.

Мы вместе вышли из комнатушки.

- Боже! - воскликнула Джессика. Он застрелился? - она увидела мертвого Кейна.

- Как видите! - сказал я. - У него были не все дома.

Я усадил Джессику спиной к кирпичной стене – у девушки подкашивались ноги от пережитого.

- Свежий воздух пойдет вам на пользу, - сказал я.

Вот только что теперь делать? Оставить Кейна здесь? Спрятать его труп?

Позвонить в полицию? Нельзя, никак нельзя. Мои отпечатки. Замкнутый

круг. Пока я думал, Джессика оклемалась и подошла ко мне.

- Позвоним в полицию? - спросила она.

- Все не так просто, мисс, - сказал я. - Все не так просто.

- Да, телефона здесь нет, - сказала Джессика.

- А дорога здесь неблизкая, - сказал я.

Она не знает моей истории. И хорошо.

Хотя стоит ей рассказать.

…Мы шли по проселочной дороге. Кейн и машина остались далеко позади.

- Почему он не убил меня? - спросила Джессика у меня.

- Он не желает убивать того, кто не хочет жить. Поэтому он не убил меня

в свое время, - ответил я.

- А вы давно знакомы? - спросила Джессика.

- Ну, если это можно назвать знакомством, - уклончиво ответил я.

- Он держал вас взаперти? - спросила Джессика.- А потом заставил вас

поехать с ним?

- Все не совсем так, - сказал я. - Я позже расскажу.

- Давайте сразу пойдем в полицию, - сказала Джессика. - Я копов не

люблю, но надо все рассказать.

Я похолодел. Только не полиция. Он начнут копать, будут меня

допрашивать. И что я им скажу? Если буду врать, меня подловят на ошибке

– потому что врать я не умею, и все выплывет на свет. И что я скажу -

что убил человека под дулом пистолета? Что-то выглядит это все

подозрительно - а уж для копов все будет выглядеть совсем-совсем

по-другому. Что Кейн? - он уже мертв, а вот паренек, вешающий им лапшу

на уши о том, что его заставляли и при этом он ни разу не пошел в

полицию - это совсем здорово. Меня же посадят. На мне два трупа. И кто

докажет, что Кейн заставил меня это сделать? Джессика может говорить о

своем случае, но это не смывает с меня Кейти и Карен. И если убийство

Карен сойдет с рук, потому что мы не оставили никаких следов, то вот

Кейти и пистолет с моими отпечатками - это уже слишком явная улика.

Все эта история хорошо объяснима только для людей, которые мне доверяют.

А человеку подозрительному, а уж копам так и вовсе - зачем им труп Кейна,

когда они могут посадить меня? И дело закрыть при этом.

 

- Джессика, я хочу тебе кое-что объяснить, - сказал я.

 

И я поведал ей мою историю, которую до этого вы могли прочесть выше. Это

заняло много времени - я спотыкался на каждом слове, я старался говорить

как можно более искренне - мало ли, еще не поверит; в общем, я все

рассказал.

Джессика молчала.

- Я верю вам, - сказала она после недолгого молчания. Мы все еще шли по

сельской местности.

- Верите? - спросил я. - Теперь вы понимаете, почему нам нельзя в полицию.

Джессика кивнула.

- Меня никто не искал. Все думали, что я опять осталась у какого-то

парня с дискотеки, - сказала Джессика. - Я вернусь домой, как будто

ничего не было.

- Это было бы лучше для всех.

Джессика еще немного помолчала.

- Тебе, наверное, очень тяжело, - сказала она, внезапно перейдя на

«ты». - Ты будешь нести этот груз на себе всю жизнь. Ты всю жизнь

будешь бояться, что найдут пистолет с твоими отпечатками.

- Это действительно ужасно, - сказал я.

- Кейн довольно удачно избавил себя от проблем и повесил их на нас, -

заметила Джессика. - Вот ублюдок. Как таких только земля носит.

Тут я ощутил, что не хочу, чтобы она так говорила о нем – она ведь

совсем его не знала. Мне хотелось, чтобы она не поносила Кейна.

Почему-то вопреки всему, во что он меня поверг, мне было жалко его, он

ведь был мне так близок последнюю неделю. По-моему, он был прав. И мы,

наверное, были бы друзьями. И он убил себя, когда увидел, что мы совсем

разные, если, конечно, он из-за этого покончил счеты с жизнью - я совсем

не понимал его поступков.

- Зачем же он себя убил, вот что интересно! - сказала Джессика.

- Он же псих, что с него взять, - ответил я.

Но внутри я чувствовал себя так, будто готов расплакаться – ведь Кейна

больше со мной не было. Очень странное ощущение.

Через пять минут мы вышли на трассу.

- Проголосуем? - спросила Джессика.

Я кивнул.

Страшная усталость навалилась на меня. Я хотел домой. Лечь спать. И не

просыпаться. Кейн мертв. Если бы он уехал, то мне было бы легче. А убив

себя, он повесил на меня проблему. И еще эта Джессика. Мало ли, может,

она завтра все разболтает.

Уж лучше бы она была мертва, а Кейн - жив. Все было бы лучше. Он бы

уехал, а я бы забыл о нем. А теперь полиция найдет его тело, и начнет

копать. И тогда мне конец. Надо было избавиться от тела. Теперь у меня

две проблемы - тело, которое найдут, и Джессика, которая может все

разболтать. С этими тяжкими мыслями я и ехал домой вместе с Джессикой в

кабине грузовика. Какой-то фермер подобрал нас.

Джессика мило болтала с ним, а я молча сидел, уставившись на дорогу.

Что-то я сделал не так. Все пошло не так. Даже этот шофер мог видеть

машину Кейна и его труп. А потом нас. То-то он так подозрительно на

меня смотрит. Или у меня уже паранойя.

Надо было избавиться от машины, а труп Кейна - закопать. Хотя куда нам было тягать тяжеленную машину или пачкаться в его крови…

Но теперь мне рано или поздно - конец.

 

Мы высадились в центре. Стоял холодный чикагский вечер.

- Ну, по домам? - спросила Джессика.

- Наверное,- сказал я.

- Может, зайдем ко мне на чашечку кофе? - спросила Джессика.

- Сейчас? Тебе бы поспать, - ответил я.

- О нет, пожалуйста, пойдем со мной, - сказала Джессика. - Я так

напугана всем этим, что не засну одна.

Я вскинул брови. Джессика улыбнулась.

- Я имею в виду, что посидим вместе, а потом ты пойдешь домой. Мне не

хочется проводить одинокий вечер.

- Хорошо,- сказал я.

Я страшно хотел спать, и мне не хотелось идти к этой девице, но лучше её

не злить, и не спорить с ней. Мало ли, она может пойти в полицию и все

рассказать. Все же я держал нож перед ее лицом. Она все знает. Мало ли,

что она за человек.

 

Самое смешное, что она жила недалеко от меня. В трех кварталах от моего

дома.

- Я живу совсем рядом, - сказал я.

- Так мы почти соседи! - сказала Джессика.

Мы поднялись по лестнице на третий этаж.

 

 

Она подняла коврик у двери и взяла ключ.

- Удобно, не правда ли? - спросила она у меня.

Я лишь улыбнулся.

- Я не ношу с собой на дискотеки ключи и документы, - поведала Джессика. - Я так напиваюсь, что боюсь, либо все потеряю, либо меня обчистят.

- Резонно, - заметил я.

Квартирка у Джессики оказалась похожей на мою. Маленькая прихожая,

справа ванная, прямо по коридору - одна комнатка. Кухня находилась возле

ванной. Джессика усадила меня на диван перед телевизором.

- Я сделаю кофе, - сказала она.

- Такое ощущение, будто это не тебя недавно держали привязанной к стулу

и хотели убить, - сказал я. - Это я должен готовить кофе.

- Поверь, я совсем не устала. Я напугана до смерти, но я не устала. Если

я остановлюсь, то начну думать. А думать я не хочу, - сказала Джессика.

- Ах, вот оно как.

- К тому же ты выглядишь плохо, наверное, даже хуже меня.

- Это так заметно? - сказал я. Меня грызли мысли о том, что труп Кейна

найдут, и рано или поздно меня привяжут к этим делам. И я проведу

остаток жизни в тюрьме.

- Тебе без сахара или как? - спросила Джессика из кухни.

- Без! - сказал я.

Из кухни доносились звон посуды, кипение чайника. За окном привычно

гудели машины. Это меня успокоило.

Джессика появилась с подносом, на котором стояли два чашки кофе.

Она поставила все это на стол и села рядом со мной.

Кофе мгновенно разбудил меня, ударил в голову, растекся по желудку

теплом. Я буквально за секунду выпил все, поставил чашечку обратно на

поднос и откинулся на спинку дивана. Джессика пила свой кофе медленно.

- Спасибо, - сказал я. - Столько событий за этот день.

- Я вся на взводе, - сказал Джессика. - Я насиделась в этом подвале

столько, что хочется только двигаться и двигаться.

- И что ты теперь обо мне думаешь? - спросил я.

- После чего? - спросила она

- После того, что я рассказал о себе.

- А что я должна думать? - ответила Джессика. - Ты такая же жертва, как

и я. Даже хуже. Над тобой висит угроза ареста. Это ужасно.

- Да, я не знаю что делать, - сказал я. - Я ведь даже тебе не могу доверять.

- Почему? - спросила Джессика.

- Вдруг ты пойдешь в полицию, - сказал я. - Или кому-то из своих друзей

расскажешь, а они спросят у тебя, почему ты не пошла в полицию.

- Да ты что! - сказала Джессика несколько обиженным тоном. - Мой

мучитель мертв - это раз. Ты - мой спаситель - это два. И друзей у меня

нет - это три. Так что ты напрасно беспокоишься.

Я посмотрел на Джессику. Вроде бы она говорила искренне.

- Пусть этот все останется между нами, - сказал я. - Тогда мне будет легче.

- Тебе надо найти ту девушку, которую ты убил в первый раз, - сказала

Джессика. Я поморщился от напоминания об этом.

- Ой, прости, тебя заставили убить, - спохватилась Джессика.

- Ничего, - сказал я. - Ничего страшного. Это все позади.

- Ну, так тебе надо найти этот подвал, и спрятать пистолет, избавиться

от него, - продолжала Джессика.

- Во-первых, я не знаю, где это, - сказал я. - А во-вторых, я боюсь.

Вдруг нас застукают за этим занятием, или кто-то увидит меня….

- Да, знать бы, где это…- протянула Джессика, допивая кофе.

- Я приблизительно помню. Надо найти то придорожное кафе, где я поймал

такси, - ответил я эхом. - А потом идти прямо пятнадцать минут.

- Вот видишь, как просто! - сказала Джессика.

- Да, но сначала надо вспомнить, где это кафе, как оно называется.

- Надо попытаться, все равно у нас нет другого выхода.

- У нас? - переспросил я. - У кого это - у нас?

- У нас с тобой, - серьезно сказала Джессика.

- Ты-то здесь при чем? - спросил я. - Я сделаю все сам, мне не нужна

ничья помощь. А вдруг нас поймают? что ты будешь делать? Ты же не

скажешь им, что не пошла в полицию потому, что Кейн с собой покончил, а

я тебя спас - этому никто не поверит.

- Я пойду с тобой, - сказала Джессика.

- Тебе мало было быть жертвой, которую хотел убить маньяк? - спросил я.

- Мне кажется, что ты один в этом городе меня понимаешь, - сказала

Джессика. - Мы теперь связаны общими событиями. И ты ведь спас меня.

- Поверь, любой другой тоже бы спас тебя, - сказал я.

Она сидела на диване совсем близко от меня. Она была все же довольно

симпатична, несмотря на некоторую пожухлость.

- А я даже не знаю, как тебя зовут, - спохватилась Джессика. – Знакомы уже почти целый день, а я имени не знаю!

- Роберт, - сказал я. - Или просто Боб.

- Какое красивое имя, - сказала Джессика, улыбаясь. Улыбка у нее милая.

- Да ничего такого. Я всегда хотел, чтобы меня звали Чарльз.

Джессика еще раз улыбнулась.

- Расскажи о себе, - предложила она.

Я рассказал ей свою скучную биографию. Было бы что рассказывать.

Джессика слушала очень внимательно, и даже с интересом.

- Вот видишь, - завершил я. - Я самый обычный скучный обыватель города

Чикаго.

- Ну, у меня были такие типчики, что ты по сравнению с ними - ангел! -

сказала Джессика.

- Ты имеешь в виду своих …парней? Мужей? - спросил я осторожно.

- Да, именно, - сказала Джессика. - Один был психом. Другой - хиппи.

Третий - просто сволочь. Спаивал меня.

Она насупилась, видимо, ей эти воспоминания были неприятны.

- Я не хиппи, не сволочь и не псих, - пошутил я, - зато я убийца поневоле.

- Да ладно тебе, - сказала Джессика. - Меньше об этом думай. Ты хороший

человек.

- Ты же меня совсем мне знаешь, - сказал я.

- Ну, пока ты выглядишь хорошим парнем с проблемами, - ответила

Джессика. - И поэтому я хочу тебе помочь.

- Потому что у меня проблемы и я хороший парень? - усмехнулся я.

- Именно! - засмеялась Джессика. - Смотри, ты впервые улыбнулся!

- Я даже не заметил.

- Тебе идет улыбка. А то я видела тебя с таким напряженным выражением

лица все это время….

- Неудивительно, - сказал я. - Учитывая обстоятельства…

- Не бойся, - сказала Джессика чуть ли не шепотом, подсаживаясь ко мне

еще ближе. - Мы исправим все эти обстоятельства.

Вот так так. Неужели эта девушка, еще только сегодня днем бывшая жертвой

Кейна и готовившаяся к смерти, собирается закрутить со мной роман?

- Ну, мне пора домой, - засуетился я. Но было поздно - Джессика уже

целовала меня.

Это было странно - в моей голове все еще жили зловещие образы и

сомнения, страхи и туман головной боли, а тут еще в эту кашу вмешалась

Джессика со своими горячими губами.

Я не помню, как мои руки обняли ее тело.

- Зачем ты это делаешь? - спросил я. - Мы ведь едва знакомы!

- Молчи, - прошептала Джессика.

У меня не было сил, да и, честно признаюсь, желания, оттолкнуть ее.

Две несостоявшиеся жертвы одного убийцы сплелись на диване в одно целое

– так пишут в книгах.

В общем, этой ночью я не ночевал дома.

 

Я проснулся утром от поцелуя Джессики. Лучше любого будильника. Я открыл

глаза.

В голове моей царил сладкий туман. Я не хотел вспоминать о Кейне Риве,

о Кейти, о Карен. Это было мое первое утро не в полном одиночестве за

последние лет десять.

Мы позавтракали тостами и яичницей, запили кофе. Джессика была одета

по-домашнему, в халатик и тапочки. Но даже на свежую голову все во мне

смешалось - Кейн, мертвый Кейн, Кейн, выходящий из двери, шум выстрела,

Джессика, привязанная к стулу, Джессика на подкашивающихся ногах стоит у

входа в кирпичное здание, мы с ней идем вместе по пыльной проселочной

дороге, потом по шоссе, потом здесь - снова и снова я переворачивал в

голове эти картины. Джессика выглядела веселой - улыбалась, шутила. Для

меня это было странно.

- Неужели ты можешь чувствовать себя так хорошо? - спросил я. - Еще вчера…

- То было вчера. Забудь об этом. Ничего же не случилось. Может, вчера

было что-то ужасное, но сегодня все кончено.

- Я понимаю, понимаю. Но просто большинство людей вело бы себя совсем

по-другому.

- Я не большинство, - ответила Джессика. - Моя жизнь была настолько

пуста и бессмысленна, что я даже была немножко рада.

Я вспомнил себя на ее месте. Мои мысли были почти такими же.

Почти. Потому что я сказал то, что, в общем-то, спасло мне жизнь. Но

теперь эти слова стояли комом у меня в горле.

Джессика села рядом со мной.

- Мы с тобой похожи. Ты почти такой же, как я. Ну, улыбнись.

Я выдавил подобие улыбки. Мы не были похожи, как ей казалось. Ее жизнь

была полна событий. А в моей жизни было всего одно событие – Кейн.

 

Я вспомнил его глаза, то радостные, то вдруг плачущие. Я не хотел этого

вспоминать - ведь я сам много раз говорил ему, что он мне не друг и

вообще никто. Но лучше бы я сказал ему, что он мой друг. Лучше бы

Джессика умерла в тот день. Не стоило давать ей так много болтать и

нести всю эту чушь о том, что она не хочет жить, и что он ей сделал

одолжение. Все было бы по-другому. Он уехал бы, и не пустил бы себе пулю

в сердце.

Но, тем не менее, пистолет с моими отпечатками все еще лежал в старом

подвале на окраине города. Я был уверен, что уговорил бы его избавить

меня от этой улики. Я бы постарался. Еще вчера я упустил эту мысль из

цепи судорожных рассуждений.

Но вместо этого я сказал:

- Ты понимаешь, что если все это выплывет на поверхность, то тебе тоже

придется туго. Копы так это не оставят. Они спросят, почему ты сразу не

пошла в полицию.

- Ты думаешь? - отозвалась Джессика. - Я скажу просто - зачем было идти

в полицию, если убийца сам себя убил? Это же лишние вопросы. И моих

«пальчиков» нигде нет.

- Наверное, ты права, - сказал я со вздохом. Утро начало казаться мне

таким же плохим, как и вчерашнее.

- Будем разыскивать то кафе? - спросила Джессика.

- Но как? - спросил я. - Я же не детектив, я не могу запросить

полицейское отделение выдать мне адреса всех кафе в городе.

- Какой ты смешной, - сказала Джессика. - Мы можем узнать адреса кафе в

простой справочной.

- Как же это? - удивился я.

- Очень просто! - сказала Джессика. - Скажу, что мы ищем кафе на окраине

города. Нам выдадут несколько адресов. Сперва поищем по ним. А ты не

помнишь, через какие участки города шел?

- Вечером я просто заблудился. А когда возвращался на такси, то всю дорогу спал.

- Плохо. Если бы ты запомнил хоть какие-то детали пути, нам было бы

легче. Вообще-то, ты мог бы найти это кафе и сам.

Господи, подумал я. Если бы я не заснул тогда в такси, я мог бы

запомнить путь оттуда. Я бы просто запомнил несколько опознавательных

знаков. И сам бы избавился от улики. И послал бы Кейна куда подальше.

Сообщил бы в полицию. Описал бы его приметы. Его бы поймали. Я бы

сказал, что это он убил Кейти. И все поверили бы мне. Его рассказу про

то, что я сам убил ее, никто бы не поверил. Кто бы поверил

полусумасшедшему?

Все-таки Кейн не все предусмотрел.

А что, если он предвидел и этот вариант?

Зачем он меня отпустил тогда и сказал идти пятнадцать минут по прямой до

города?

Может, и пистолета никакого нет? Может, он после того, как я ушел,

забрал пистолет, чтобы держать его в другом месте? Ну, на случай, если я

вернусь за этой уликой, а потом бы продолжил меня шантажировать?

Я ничего не понимал. С одной стороны мне казалось, что это хитрый план,

детали которого я не знал, а с другой я думал, что Кейн просто не умел

как следует думать над своими поступками - ведь в этой схеме был изъян с

самого начала. Неужели он не предвидел, что я могу запомнить, где это

место и вернуться туда, чтобы забрать пистолет? И почему он в эти дни,

что мы убивали вместе, не думал, что я могу разыскать его?

Может, он следил за мной и знал, куда и когда я иду? Скорее всего, так.

Он ведь знал, где я живу.

Хотя почему бы ему не ошибиться? Он всего лишь человек. Это я со страху

принял его за маньяка, все точно просчитавшего. Он мог совершать ошибки


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 292 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Из дневника врача | Письмо Деррика Джонсона | Случайная встреча | МЕЛИССА И ДЖИММИ | РАБ СУДЬБЫ | ЭКСПЕДИЦИЯ В НЕПАЛ. | МОЙ ДРУГ МЭТТ ТЕРНЕР | ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ 1 страница | ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ 2 страница | ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ 3 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ 4 страница| ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ 6 страница

mybiblioteka.su - 2015-2017 год. (0.167 сек.)