Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Мы сейчас с Майклом едем в Марион, штат Иллинойс. Мне очень плохо, хотелось, чтобы около меня был Стив и обнимал меня, чтобы здесь был Алекс со своими нравоучениями, Джей со своими шуточками, чтобы 11 страница



Но я не могу об этом не думать. Усталость накатилась волной, а блондин понял это по выражению моего лица. Он послушно отнес меня в комнату, и я легла отсыпаться.

***

Я вижу их. Слышу их. Они вокруг, запертые. Я открываю рот, чтобы закричать, но у меня нет сил. Голоса становятся громче, свет — ярче. От пронзительного вздоха у меня волосы встают дыбом. Такое ощущение, будто это предсмертный вздох.

Я слышу громкие щелчки, еще и еще, будто кто-то тянет рычажки-выключатели на сцене. Внезапно со всех сторон ударяет свет, освещая машину со слепящей силой.

Разбитые ветровые стекла.

Искореженный металл.

Темные пятна.

Лужи.

Кровь. Повсюду.

Стив лежит на асфальте, он еле дышит, и всё что я могу, так это наблюдать за ним. Я подбегаю к нему и становлюсь на колени. Я обнимаю и целую его из всех сил, а он судорожно вдыхает воздух.

— Это невозможно… Невозможно. — я повторяю это слово, как молитву. А он лежит на моих коленях и улыбается. Я слышу биение своего сердца. Я хочу, хочу, идти на тот свет с ним.

— Я люблю тебя, малышка. — шепчет он из последних сил, каждое слово дается ему с трудом, каждая его мышца напряжена. Слёзы льются, льются ливнем. Я не могу совладать своими эмоциями.

— Не оставляй меня. Не оставляй свою малышку, нет, пожалуйста. — я кричу, кричу пронзительным криком.

А он улыбается.

И смотрит на меня.

А потом его глаза закрываются.

***

Я не могу дышать, с яростью раскрываю глаза. Я в автодоме.

Он не умер.

Он жив.

Он — жив. Я вылетаю с комнаты, я хочу его увидеть, обнять, прижать к себе и больше не отпускать. Но никого нет.

Я, в растерянности, сажусь на диван. Я вижу записку, наверно, оставленную ребятами. Я быстро посмотрела её содержание.

«Глория, у нас сегодня выступление в клубе «Rozmari». Мы хотели взять тебя с собой, но ты уставшая и ты спала, так что извини.


Стив, Алекс и Джей»


Ублюдки! Значит, они там развлекаются, а я тут погибаю из-за ужасных снов.

Я быстро иду и надеваю первое платье, что попадается мне под руку. Затем я немного делаю макияж и вызываю такси.

***

Я стою перед зданием клуба, и не задумываясь, захожу внутрь. Куча выпивки, толпа и очень крутая атмосфера. Но я не за этим сюда пришла.

Я вижу парней, они сидят около барной стойки и разговаривают с кем-то. Я быстрым шагом иду к ним, а затем впадаю в ступор.

Мистер Неизвестно-Кто.

Собственной персоной.

Я хочу бежать, но Алекс замечает меня и тащит к ним. Я не сопротивляюсь, но мне ужасно страшно и неловко. В глазах парня сверкнул огонек при виде меня.



— Глория, это Ник. Он помогал с выступлением в клубе. Он мой старый друг и помог нам устроится, взамен на то, что мы отвезем его в Бревэрд. Не бойся, он о тебе всё знает. — я глупо стою и таращусь на него, а затем на ребят. Он начинает смеяться и говорит:

— Мы знакомы. — теперь уже не я таращусь на ребят, а они на меня. М-да, нужно куда-то свалить.

— Я потанцую. — говорю я и прохожу в толпу. Ди-джей включает взрывные песни, я начинаю двигаться в такт с музыкой. Впервые я танцую без алкоголя, и это, знаете, не плохо.

***

Мы идем домой, я выпила несколько алкогольных коктейлей, но еле стою на ногах. Стив берет меня на руки, а я прижимаюсь ближе к нему.

— Откуда ты его знаешь? — шепотом спрашивает он.

— Ночевала с ним в палатке. — произношу я, мой мозг отключился, а язык не слушается.

— Что!? — в ярости спрашивает он.

— Стив, я пьяна. — угрюмым тоном говорю я. — Давай завтра поговорим. Это был сложный день.

Он кивает, но также он зол. Очень зол.

Когда мы наконец-то дошли в авто-дом, я рухнула на кровать и начала засыпать.

________________________________________________________________________

Day 33
________________________________________________________________________

Я просыпаюсь от чувства тошноты, в объятиях Стива. Я кое-как вырываюсь и бегу в ванную. По пути я замечаю Алекса, он весь бледный, видимо, ему тоже плохо.

Когда я ухожу из ванной, вся опустошенная, с жуткой болью в голове, то замечаю, как ребята сидят и что-то обсуждают в кухне. Я вижу Мистера-Неизвестно-Кто, и это меня жутко раздражает. О Боже, ну почему он едет с нами, почему? Я бы всё отдала ради того, чтобы он ушел отсюда. Парни уже что-то ели, мне даже не по себе стало оттого, что здесь четыре парня и одна девушка.

Счет явно не в мою пользу.

— Привет. — сказала я и улыбнулась парням, подошла к Стиву и страстно поцеловала его в губы, но Джей начал давится завтраком, и мы с блондином сразу обернулись в его сторону.

— Что? – пожал плечами Джей. — Я не могу нормально есть, когда вы тут развлекаетесь. — я сделала обиженное лицо, подошла к плите и взялась делать себе яичницу, но вдруг я кое-что забыла.

— Ты, кстати, ещё не представился. — я посмотрела на парня, а он всего лишь усмехнулся в ответ.

И тут я вспомнила, что вроде вчера Алекс говорил имя, но всё равно не могу вспомнить...

— Ты не дала повода. — усмехнулся он.

— Не играй со мной, а скажи уже свое чертово имя. — злостно сказала я.

— Ник. — у засранцев всегда совпадает имя. Я засмеялась, а ребята ошарашено посмотрели на меня.

— Вспомнила одного Ника. Тебе, Алекс, я даже рассказывала о нем. — я встретилась взглядом с солистом.

— Когда? — он приподнял бровь.

— Ну, помнишь, я тебе рассказывала об одной вечеринке…

— А, — Алекс усмехнулся. — Тот парень тоже был Ником?

– Ну да. — мы оба рассмеялись, хотя мне, если честно, было не до смеха.

— Может, вы объясните, что здесь происходит? — замялся Стив. Я подошла к нему и села на колени.

— Когда-нибудь, — прошептала я ему на ухо и мы принялись есть. Около тридцати минут мы сидели в тишине, иногда подшучивал Джей, но все полностью были захвачены едой. Иногда я ловила взгляды Ника на себе, но старалась не обращать внимания. Мне было очень неловко, что какой-то выскочка будет ехать с нами.

Все разошлись по комнатам, и я почему-то захотела узнать, дописал ли Алекс ту песню. Я прошла по коридору прямиком в комнату солиста, но почему то здесь был Ник. Я вздрогнула и пискнула.

— Черт, что ты здесь делаешь!? — проорала я, но не так громко, чтобы ребята услышали в соседних комнатах. Тот ухмыльнулся. Я бы сейчас все зубы ему выбила.

— А ты что здесь делаешь, детка? Воровать пришла? — он подошел ко мне вплотную.

— Ты что, идиот? Хотя, чего я спрашиваю… — я попробовала пройти, но он не дал. Сукин сын.

— Мы не договорили, детка. — он пошел на меня, я поежилась и прижалась к углу.

Он сейчас у меня получит.

Я быстро двинула ногой ему в пах, он изогнулся, выкрикнул что-то и выбежал из комнаты. Так-то. Будет знать, как связываться с Глорией МакФинн.

Я подошла к кровати и увидела на тумбе тетрадь. Я узнала её, открыла, и начала читать песню:

«Огни гаснут, и мне уже не спастись

От встречных волн, против которых я пытался плыть.

Поставь меня на колени,

О, я прошу, я прошу и умоляю, напевая...


Скажи то, что нельзя сказать,

Сбей яблоко с моей головы

И проблемы, которые нельзя назвать.

Тигры в ожидании приручения, напевая...

Именно ты,

Именно ты....


Из беспорядка, которому нет конца,

Смыкающиеся стены и тикающие часы...

Я вернусь и заберу тебя домой.

Но я не могу остановить то, что ты уже узнала, напевая....


Уходите из моих морей,

Проклятые упущенные возможности.

Я часть лечения?

Или я половина болезни? Напевая....


Именно ты,

Именно ты....

Именно ты,

Именно ты....

И ничто иное не сравнится,

Ничто иное не сравнится,

Ничто иное не сравнится....

Именно ты,

Именно ты....


Дом, куда я хотел уйти,

Дом, куда я хотел уйти,

Дом, куда я хотел уйти (именно ты...)

Дом, куда я хотел уйти (именно ты...)»

Original:

«Lights go out and I can't be saved

Tides that I've tried to swim against,

You've put me down upon my knees

Oh I beg, I beg and plead, singing


Come out of things unsaid

Shoot an apple off my head

And a trouble that can't be named

Tigers waiting to be tamed, singing


You are

You are

Confusion never stops

Closing walls and ticking clocks

Gonna come back and take you home

I could not stop that you now know singing

Come out upon my seas,

Cursed missed opportunities

Am I a part of the cure

Or am I part of the disease, singing

You are, you are, you are

You are, you are, you are

And nothing else compares

And nothing else compares

And nothing else compares

You are

You are

Home, home where I wanted to go

Home, home where I wanted to go

Home, home where I wanted to go

Home, home where I wanted to go»


Я услышала звук открывшейся двери, и моментально посмотрела на того, кто вошел. Это был Алекс. Он сначала вопросительно посмотрел на меня, а потом на свой блокнот. Моя смелость улетучилась.

— Привет, Алекс. — пролепетала я, а сама уже витала в облаках от смущения.

— Э-э-э… Ты пришла почитать мои стишки? О Господи. — проговорил Алекс, а я начала смеяться.

— Мне очень понравилось, ты прирожденный композитор.

— Ох, я тебя умоляю, это всего лишь наброски.

— Часто ты пишешь песни?

— Когда в жизни случается что-то значительное, и мне есть про что писать. — ответил Алекс. — Недавно я придумал ещё прикольный мотив для песни.

— Можешь спеть? — вдруг поинтересовалась я.

— Конечно. — он взял гитару, и начал петь, я задрожала и была полностью проглочена музыкой.

«Мы говорили, что добьемся успеха,

Прости что так и не получилось.

И мне больно слышать,

Как ты говоришь это.

Ты знал игру, и играл в нее,

Меня убивает то,

Что ты проиграл.

Если бы он попросил помочь убить президента,

Я бы сказал что ему нужно лечиться.

Уставшие от криков, впустили нас,

Связи взяли над ним верх.

Всё, что он придумал, катится

Прямиком в ад,

Прямиком в ад».

Original:

«We talked about making it

I’m sorry that you never made it

And it pains me just to hear

You have to say it

You knew the game and played it,

It kills to know

That you have been defeated

If he said help me kill the president

I’d say he needs medicine,

Sick of screaming let us in

Wires got the best of him

All that he invest in

Straight to hell

Straight to hell»


Слова этой песни захватили меня, и я ещё несколько раз проиграла их у себя в голове. Затем посмотрела на Алекса и улыбнулась.

— У тебя прирожденный талант, Алекс, я поверить не могу, что ты сочиняешь такое. Ты рожден быть музыкантом. — он засмеялся, а я тряхнула головой. — Эй, я серьезно.

— Глория, я пишу это для себя. Я не хочу, чтобы обо мне все всё знали. — меня ошарашили эти слова. Значит, в этих песнях есть что-то личное, никому неизвестное.

— А почему ты мне тогда спел? — спросила я, и томно выдохнула.

— У меня нет от тебя секретов. — ответил он.

— Уверен?

— Нет. Но мне нечего от тебя скрывать.

— А ребята?

— Что ребята?

— Ты им поешь это?

— Нет.

— Почему?

— Глория, я могу петь это перед тобой, но не перед ними. — решительно ответил он. Я была охвачена каким-то неприятным ощущением. Что Алекс доверяет мне, чего не знают ребята? Я пошатнулась, а он продолжил: — Я видел Ника, ты знаешь, что с ним случилось?

— А что с ним случилось? — как дурочка, спросила я.

— Выйдет с ванной, спросим. — ухмыльнулся Алекс, а я решила побыстрей убраться отсюда.

— Э-эм… Ну, я пойду. — сказала я и выбежала с комнаты. Такое поведение явно напрягло Алекса.

В комнате никого не было. Видимо, Стив водит авто-дом. Ну и хорошо.

Я зашла в водительскую кабину и села около Стива. Он посмотрел на мой вид. Я до сих пор была в его футболке и шортиках.

— Тебе пора одеться, малышка. — сказал Стив. — Здесь куча парней, так что если что, я за себя не ручаюсь. — я залилась хохотом.

— Стив, всё в порядке, я контролирую ситуацию. Как ты? — спросила я.

— Голова раскалывается. Так, кстати, ты говорила что расскажешь, как познакомилась с Ником. — произнес он, каждая мышца моего тела напряглась при упоминании этого имени.

— Когда вы уехали, — начала я. — Я нашла какое-то озеро, а там стояла пустая палатка. Я думала, что кто-то ехал отдыхать, а палатку в итоге забыл. Ну и я переночевала там. А когда проснулась, то он лежал около меня.

— Он к тебе не дотрагивался? — спросил блондин.

— О Боже, Стив. Ничего такого. Просто встретились и попрощались. Конец. — сказала я.

— Хорошо. Я ещё должен быть здесь. Если что, только позови. — пролепетал он, и, оторвавшись от руля, поцеловал меня в щеку. Я улыбнулась и вышла из кабины водителя.

Вдруг, я услышала, как кто-то окликнул меня. Я вошла в самую большую комнату, которую мы сделали гостиной. Там был Ник. И Джей. И Алекс. И всё уставились на меня. Я сразу поняла, в чем дело.

— Что случилось?

— Он что-то говорил тебе? — он указал на Ника.

— Ох, Алекс, — я закатила глаза. — Ничего не произошло.

— Ну, ты ему врезала, значит, кое-что случилось.

— Эй, на меня вообще-то кто-нибудь будет обращать внимание? — послышался голос Ника.

— Заткнись, — отрезал Алекс. — Так, Глория.

— О Господи, да ничего не случилось. Он меня зажал в угол, я его ударила. Конец истории. А теперь я прошу, не говорите Стиву.

— Почему не говорить ему? Он должен знать.

— Потому что будет не конец истории, а конец света. Не говорите и всё. — Джей выдохнул.

— Хорошо.

— А теперь отстаньте от него, он ничего не сделал. — я указала пальцем на Ника. Черт, почему я защищаю его?

Я вышла из комнаты и направилась к себе. Всё, что мне сейчас хотелось, это сидеть на кровати, и поспать.

Ужасная слабость.

***

Я уже довольно долго лежала на кровати, выпила только стакан воды за всё это время, но кто-то вошел в дверь. Я обняла его, крепко, не хотелось оставлять его.

— Милый, ты устал? — Спросила я.

— Да, езда ужасно выматывает. Хочу поспать.

— Ладно, я пойду возьму что-то с кухни и лягу с тобой.

Я пошла на кухню, взяла какие-то фрукты и пошла обратно в комнату. Стив лежал на кровати, не спал, правда, но был готов к этому. Я так и не переодевалась, поэтому легла около него. Если честно, было довольно рано, но я почему-то хочу спать.

Почему? Не похоже на меня. Я взяла дневник и сделала небольшую запись перед сном.

Дорогой дневник! За эти дни много всего навалилось на меня. Эмили ушла из моей жизни. Я полностью и целиком ненавижу её. Я хочу исцарапать ей лицо, сделать так, чтобы она больше не смогла дышать. Я не понимаю, почему я так агрессивно настроена, но если речь идет о ней, я готова на всё.
Ник – это друг Алекса, с которым мы должны ехать к Бревэрду. Он жуткий. Ну да, он довольно красив, но ужасен из-за своего характера. И это его «детка». Брр, мурашки по коже. Мурашки отвращения. Ненавижу его.

— Глория.


________________________________________________________________________

Day 34
________________________________________________________________________

Эмили — предатель. Эмили — предатель. Эмили — предатель.

Я думаю о Эмили. Почему я о ней думаю? Что заставило её так поступить с нами? Ну, да, согласна, она всегда избегала нас и разговоры с нами. Я теперь понимаю почему, но всё же… Мне казалось, она ведет себя с нами искренне. Я понимаю, что плохо разбираюсь в людях, но я видела это. Видела это в её глазах.

Ладно, не надо думать об этом.

Я прижимаю блондина к себе покрепче. Запах его тела окутывает меня, и я вдыхаю его. В последнее время мы мало проводили времени с ним, он всегда водит авто-дом, или же я чем-то занята. Поэтому, всё, что я хочу — это обнять его покрепче и никогда не отпускать. Под его глазами мешки, он явно устал. Как бы я хотела помочь ему.

Я люблю его.

Я действительно люблю его.

Мы – не мы, если не вместе. Я люблю его каждой клеточкой своего тела, и хочу быть с ним, только с ним, всё время. Я зависима от него. Полностью и целиком. Я даже не хочу думать о том, что я буду без него.

Я хочу весь день валяться с ним. Я хочу каждую секунду своей жизни обнимать его. Я хочу каждую минуту слышать его голос. Я хочу, я хочу, хочу. Хочу его и только его. Никого больше мне не надо.

Я не хочу уходить отсюда, но должна. Стив спит довольно долго, а мне нужно что-то сделать со своим видом. Я поднимаюсь осторожно, чтобы своими движениями не разбудить блондина, но он продолжает мирно посапывать.

Я встаю из кровати, беру свои вещи и направляюсь в ванную. Смотрю в зеркало. Впервые в жизни я не чувствую себя чудовищем. Вид у меня, конечно, не идеальный, но улыбка… Я счастлива. Счастлива вместе с ними. И мне не надо Бревэрда и ничего другого. Всё, что я хочу, это быть с ними.

Я захожу в душ и растворяюсь в воде. Я бы могла часами сидеть в душе, думая ни о чем. Но, к сожалению, это не для меня.

Когда я наконец-то ухожу, то начинаю раздумывать нас своим образом. Выбора особенно нет – только джинсы, на улице дождь. Я влезаю в них, затем беру просторную и свободную футболку с эмблемой какой-то рок-группы. Затем я решаюсь сделать себе макияж, но не такой, как всегда. Я делаю себе стрелки и добавляю голубые тени, которые отлично сочетаются с моими волосами. Потом накладываю слой губной помады, и завиваю волосы с помощью плойки, которая здесь уже кстати была. Не знаю, откуда, возможно, это ещё от прошлых владельцев, а возможно, моя. Я уже абсолютно потерялась в своих вещах.

Я выхожу из ванной и направляюсь в кухню. Увидела там Алекса; не удивительно, он у нас тут единственный, кто просыпается рано. Я улыбаюсь ему, он замечает это, и улыбается в ответ.

— Прекрасно выглядишь. — комментирует он, и я заливаюсь краской. Что со мной? Раньше никогда так не реагировала на комплименты.

— Спасибо. — отвечаю я.

— Кстати, это наш последний день в поездке, завтра днем уже будем в Бревэрде. — проговаривает он, а затем мы ещё раз встречаемся глазами. — У нас сегодня выступление.

— Хм… — он застал меня врасплох. — В клубе?

— Да, в клубе. — кромешная тишина. Я чувствую, как она давит и давит на меня, впервые я не знаю, о чем мне говорить с Алексом. Это меня пугает.

— Почему ты не спрашиваешь об Эмили? — вырывается у меня, и я сразу жалею о сказанном. Зачем я вообще её вспоминаю? Я же сама не хотела разговаривать об этой теме, и сама же её задела.

— А зачем мне что-то спрашивать? — переспрашивает он; у меня расширяются глаза. Он действительно не хочет знать? Ему просто всё равно?

— Хм… Ну, не знаю. Я думала, ты хочешь знать, что произошло. — я на секунду смотрю на него, а потом опускаю глаза.

— Я всё знаю. — говорит он, я ещё раз перевожу взгляд на него. Что он знает? Мне сейчас это послышалось или он действительно что-то знает? — Ты же знаешь, что она работала на Дезмонда. — я ошарашена. Он знал. Он всё знал.

— Что?.. Но откуда?.. — не понимаю я.

Он пожимает плечами, а затем произносит:

— Глория, ты за всю дорогу не спросила, где мы находимся. Она же спрашивала это каждых несколько часов, пока мы ехали. Это не было уж так сложно. Я никогда ей не говорил наш маршрут, то есть правильный маршрут, но она знает, что мы, в любом случае направляемся в Бревэрд. — он вздыхает и немного с облегчением договаривает: — Ну, а может она подумала, раз уж я ей врал, что мы не едем в Бревэрд. Но скорее всего, нет. Так что нужно быть готовыми.

Я ещё раз встречаюсь с ним взглядом. У меня иного вопросов, но я нахожу ответы на всё.

Почему он с ней «встречался»? Потому что не хотел, чтобы она общалась с ребятами.

Почему он ей врал? Чтобы Дезмонд не узнал о нашем местонахождении.

Почему он не рассказал нам? Чтобы мы вели себя естественно, и сбили её с верного пути.

Он поступил мудро. Наверно, я бы даже несколько часов не смогла выдержать с таким секретом, а он даже не намекнул нам.

Я уважаю его сильнее, чем когда-либо. Продолжать разговор бессмысленно. Я уже узнала всё, что хотела.

Я начинаю делать на завтрак блинчики, и замечаю, что запас продуктов истекает. Как только приедем в Бревэрд, нужно купить продукты. Этим потом и займемся.

Время тикает, и ребята присоединяются к нам. Ника всё ещё нет, и это радует; наша тройка в сборе.

Ребекка. Как мне тебя не хватает.

Скоро я приеду в Бревэрд и обязательно пойду к ней на могилу. Я просто должна это сделать.

Ребята едят, я делаю то же самое. Мысли спутались: Ребекка, Эмили, Стив, Дезмонд… Всё это груда сомнений, переживаний, любви. Всё это навсегда со мной. Но некоторые из них оставили шрамы на моем сердце, а некоторые их лечат.

К нам подходит Ник, он с ухмылкой смотрит на меня, а я делаю вид, что меня сейчас вырвет. Он с недоумением уставился на меня.

Так-то, мальчик.

Я Глория МакФинн
.
Я притягиваю Стива к себе и мы растворяемся в поцелуе. Сначала он нежный, робкий, но медленно переходит в более страстный. Я привлекаю его к себе и забываюсь вместе с ним. Да, я знаю, ребята вместе с нами, сидят, едят. Но я хочу его, и плевать, кто там ещё есть. У нас есть свой мир, своя Вселенная, и я готова быть с ним, только с ним, здесь и сейчас.

***

Мы уже собираемся в клуб, я кидала несколько яростных взглядов на Ника, но он на всё мне отвечал своей усмешкой.

Сукин сын.

Как же он меня бесит.

Собираться мне особо не пришлось; мне нравился мой образ. Мы должны придти в клуб пораньше, так как ребята выступают, они должны прорепетировать и подготовится. Я уже жду их около входа и решаюсь выйти на улицу. Дождь утих, но всё ещё сыро и прохладно. Я хватаю кожанку и бреду к выходу. Наш автодом мы оставили на стоянке, недалеко от клуба. Я расхаживаю и всматриваюсь в ночное небо. Темнеет здесь определенно скорее, чем в Сан-Франциско. Я уже привыкла к климату этого города, хорошо, что Бревэрд не отличается. Ночной город жутко привлекает меня: повсюду светят фонари, такие яркие и буквально излучают свое тепло. Я улыбаюсь.

Мне нравится то, что я здесь.

Мне нравится то, с кем я здесь.

Мне нравится моя жизнь.

Кто-то обнимает меня за плечи; руки такие родные, это Стив. Я привлекаю его к себе.

— Я люблю тебя. — шепчет он мне на ухо, эти слова пробирают меня до слёз, я готова просто сейчас наброситься на него и слиться с ним в одно целое. Я упираюсь в его плече. — Я готов уехать с тобой на край света.

— Я тоже готова уехать. Я люблю тебя, Стив. Ты даже не представляешь, насколько. — я целую его. Он вытаскивает меня из океана, когда я тону.

Он мой спасатель.

— Моя. — добавляет Стив, мы задыхаемся, задыхаемся без друг друга.

Я слышу, как ребята выходят из автодома и смотрят на нас.

— Мы вам не помешали? — спрашивает Джей, я вытираю слёзы, которые, надеюсь, ребята не разглядели в темноте.

— Нет, всё в порядке. — утверждаю я. — А Ник будет… — я не успею договорить, как вижу, что Ник стоит сзади Алекса и ухмыляется.

Чертов. Сукин. Сын.

— Будет, будет. — говорит он, с ноткой смеха в голосе. Хочется сказать: «Заткнись, мудак», но я чувствую прикосновение Стива, и моментально забываю о том, где я. Электрический ток проходит между нами, и я едва могу слышать слова парней «идем», «Стив, пошли». Я отрываюсь от него, хватаю за руку и мы вместе идем в темноту.

***
«Мы говорили, что добьемся успеха,

Прости что так и не получилось.

И мне больно слышать,

Как ты говоришь это.

Ты знал игру, и играл в нее,

Меня убивает то,

Что ты проиграл.

Я вижу, как ты используешь связи,

Пока ты жив.

У тебя были причины,

Это сжирает тебя как болезнь.

И я слышу это в твоем голосе,

Пока говорю с тобой.

Тебя не излечить.

У всезнайки,

Были взлеты и падения.

По крайней мере,

Так он говорит всем.

Если бы он попросил помочь убить президента,

Я бы сказал что ему нужно лечиться.

Уставшие от криков, впустили нас,

Связи взяли над ним верх.

Всё, что он придумал, катится

Прямиком в ад,

Прямиком в ад.

Он говорит мне, что я должен быть в деле,

Слушать все что он говорит.

Связи устаревают,

Я слышу, как они скрипят,

Пока держат его,

Я видел на его лице.

Что он всего лишь хотел работать,

Он говорит мне, что я неопытен.

Признает каждый недостаток,

Который никогда не даст ему добраться до вершины.

Не остановит меня,

Думает что мне нужно быть осторожнее.

Я уверен что были использованы связи.

Если бы он попросил помочь убить президента,

Я бы сказал что ему нужно лечиться.

Уставшие от криков, впустили нас,

Связи взяли над ним верх.

Всё, что он придумал, катится

Прямиком в ад,

Прямиком в ад.

Проблема в вере,

Я только начал видеть

Свет в конце тоннеля.

Но он говорит мне, что я сплю,

Когда он говорит, я слышу его бесов,

И все что они мне говорят,

Я лишь молюсь, что связи тут не действуют.»


Original:

«We talked about making it

I’m sorry that you never made it

And it pains me just to hear

You have to say it

You knew the game and played it,

It kills to know

That you have been defeated

I see the wires pulling

While you’re breathing

You knew you had a reason,

It killed you like diseases,

And I can hear it in your voice

While your speaking

You can’t be treated.

Mr. know it all

Had his reign and his fall,

At least that is

What his brain is telling all

If he said help me kill the president

I’d say he needs medicine,

Sick of screaming let us in

Wires got the best of him

All that he invest in

Straight to hell

Straight to hell

He told me I should take it in

Listen to every word he’s speaking

The wires getting older

I can hear the way their creaking

As their holding him

I could see it in his jaw

All he ever wanted was a job

He tells me to be raw

Admits to me every little flaw

That never let him sit upon the top

Won’t tell me to stop

Thinks that i should be a little cautious

I can tell the wires were pulled

If he said help me kill the president

I’d say he needs medicine

Sick of screaming let us in

Wires got the best of him

All that he invested in

Straight to hell

Straight to hell

Trouble in believing

I just started seeing

Light at the beginning of the tunnel

But he tells me that I’m dreaming

When he talks I hear his ghosts

Everything they say to me

I just pray the wires aren’t coming here…»

 

Слова этой песни доносятся до меня; тело дрожит, и я опрокидываю стакан с коктейлем. Он дописал её. Он дописал эту песню.

Слёзы скатываются по моим щекам, но я быстро смахиваю их и прикусываю губы. Ник сидит около меня, наклоняется ко мне, и спрашивает меня:

— Всё в порядке? — сейчас он выглядит обеспокоенным, и не таким идиотом, которым я обычно его вижу.

— Да, всё в порядке, я сейчас приду. — я встаю с места, он всё ещё смотрит на меня удивлено, а затем начинает флиртовать с какой-то девушкой.

Я ищу уборную, но меня кто-то прижимает к стене. Дыхание учащается.

Это парень. Черт. И это он сделал не случайно.

— Хочешь развлечься? — из его рта доноситься запах перегара и я прищуриваюсь.

— Отвали, придурок. — отвечаю я и пробую вырваться, но он зажимает меня сильнее, и тащит куда-то. Я не пробую кричать и сопротивляться, никто меня не услышит и я это прекрасно понимаю.

Уборная.

Надо что-то делать.

— Ты как смеешь так со мной говорить? — язык у него заплетается и мне жутко неприятно.

— Пожалуйста, отстань от меня. — умоляю я, слезы скатываются у меня по щеке.

Он начинает стягивать с себя рубашку и я чувствую, как дверь распахивается.

Тук-тук.

Мозг, ты здесь?

Ник.

Это Ник.

— Эй, чувак, ты не вовремя. — говорит незнакомец, не думая одеться.

— Это ты не вовремя, — он со всего размаху бьет его по лицу, а потом ещё раз, ещё раз, и ещё раз. От такого зрелища мне становиться не хорошо, Ник уже закончил бить этого человека, а я только и делаю, что пошатываюсь. Ноги — ватные.

— Глория, с тобой всё в порядке? — доноситься до меня эхом, но я ничего не могу с собой сделать и просто падаю ему в руки.

________________________________________________________________________

Day 35
________________________________________________________________________

Мое состояние можно описать двумя словами — хуже некуда.

Как только я встала, то почувствовала огромный прилив боли. Почему? Не знаю. Я оглянулась вокруг. Нахожусь я в авто-доме, и, кажется, мы едем. Я не могу вспомнить ровно ничего из вчерашнего дня. Что же…

Я поднимаюсь с кровати. Мышцы затекли, но боль терпима. Странно, я никого не встречаю из ребят. Ладно, потом подумаю. Я иду в душ, а по пути в нашу с блондином комнату. Его нет. Наверное, он за рулем.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 38 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.069 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>