Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

АВТОР: mila love Tom http://forum.tokiohotel.ru/showthread.php?t=32517 4 страница



Pov Том:
Я выключил телевизор сразу после того, как закончился очередной бредовый клип. Во всех среднестатистических клипах участвуют либо полуголые танцовщицы, либо сами певцы мчатся в неведомые дали на мега-крутых тачках. Неужели так сложно придумать что-то новое? Кстати, о крутых тачках. Попрошу босса забрать свою машину обратно, не нужны мне его подачки. Как только будет возможность, сам заработаю и куплю. Дэвид подарил мне Кадиллак на прошлое Рождество за верность своему делу. Тоже мне Санта Клаус. Теперь его маленький гном упрекает меня в продажности.
Я отбросил пульт в сторону и посмотрел на рядом лежащий телефон. Странно, уже почти два часа дня, а от Билла ни ответа, ни привета. Не скажу, что я сильно расстроился, но забеспокоился точно. Конечно, я погорячился вчера, когда высадил его посреди дороги. Но, в конце концов, пусть это будет ему уроком. Да и не слишком далеко мы вчера отъехали. Надеюсь, он добрался до своего дома без каких-либо происшествий.
А мне без него даже лучше. Останусь дома, посмотрю телевизор, а вечером встречусь в баре со своими старыми друзьями.
Дверной звонок яркой вспышкой сжег все мои планы на сегодняшний день. Сомнений в том, что за дверью стоит отпрыск Дэвида, у меня почему-то даже и не было. Поэтому входную дверь я открыл с большой неохотой.
Мальчишка с силой отпихнул меня от прохода и зашел в квартиру.
- А где твое: «Здравствуй, Том. Можно войти?» Да и тебе не мешало бы извиниться за вчерашнее.
Я захлопнул дверь и пошел в комнату. Билл уже успел усесться на диван, обиженно надуть губы и сложить руки на груди.
- Если надеешься на то, что я буду расспрашивать тебя, зачем же ты пришел, то можешь смело убираться из моего дома, – я указал на дверь, но парень только цокнул языком и снова уперся взглядом в противоположную стену. Вот ведь упертый! - Как хочешь.
Я опустился рядом с Биллом на диван и, щелкнув пультом, положил его на спинку дивана. Парень, сидя в том же положении, повернулся в мою сторону и впился в меня взглядом. Но не увидев никакой реакции, снова вернулся в привычную позу и уставился в стену. Несмотря на то, что я пытался уследить за сюжетом только что начавшегося фильма, я чувствовал на себе взгляд Билла, который то и дело устремлялся на меня. Может я и параноик, но готов поспорить, что как только я отвлекался хоть на секунду и втягивался в просмотр фильма, Билл пододвигался ближе, маскируя это под обычное ерзанье. Но когда и такие действия парня не вызвали никаких моих эмоций, Билл схватился за пульт и щелкнул по красной кнопке.
- Эй!
Ответом мне послужила тишина, которая тут же сменилась на недовольное фырканье.
- А ну верни пульт! – я не на шутку разозлился, но сейчас Билла это волновало меньше всего. Он ждал извинений за вчерашнее, это понятно даже ежу. - Так и будешь молчать?
Ситуация выходила из-под контроля, и это начинало меня напрягать.
Билл кивнул и указал на свой рот указательным пальцем.
- Что?



Он снова тыкнул в свои губы и слегка прищурился.
- Я не любитель разгадывать ребусы. Если ты не хочешь со мной разговаривать, я тебя не заставляю, можешь идти на все четыре стороны!
- Заткнифсь! Я яфык пфоколол, пфидулок!
Я привычным жестом потянулся к бутылке рома, стоявшей на журнальном столике и отпил прямо из горла. Дэвид его убьет, а потом и меня. Нет, сначала меня за то, что не уследил или, что того хуже, – позволил, а потом и самого Билла. Зная то, как Дэвид относится к пирсингу и тату, можно заранее готовиться к самому худшему. Каждый раз вспоминая тот случай, когда Дэвид впервые увидел меня с проколотой губой, по моему телу проходит мелкая дрожь. Не любит он все эти новшества, но я настоял на своем и все же выбил право носить пирсинг.
- Чефо смотфишь? – Билл обиженно сдвинул брови.
- Ничего. Тебя ни на минуту оставить нельзя!
Я уже хотел поставить бутылку на место, но Билл по-хозяйски отнял её у меня и почти успел прикоснуться к горлышку губами, но я вовремя выхватил темную бутылку из его рук. Тот расстроено выдохнул и удивленно вытаращил глаза.
- Этого еще не хватало! Тебе нет восемнадцати, запомни уже!
- А кофда испофница, мофно будет?
- Да.
- И куфить? – парень перевел взгляд на пачку сигарет, которая лежала на журнальном столике рядом с черной пепельницей.
- Да.
- И дафе занимафся сефсом?
- И сефсом, – передразнил я, снова отпивая из бутылки.
- Хофошо, – он расплылся в довольной улыбке и, немного поерзав, решил устроить свою голову на моем плече.
Я вздохнул, не зная, что ответить на подобные действия. Сил отпихивать его от себя не было, да и ругаться с ним мне тоже больше не хотелось.
- Фто папе фкажем? – брюнет обхватил меня двумя руками, словно мягкую игрушку и закрыл глаза. Я видел, как на его лице появилась теплая улыбка, та настоящая, без капли фальши.
- Не знаю.
- Я у тефя офтануфь.
- Что?!
- Я оф-та-ну-сь у тефя! – теперь уже по слогам произнес Билл.
- Я понял, но ты не можешь остаться!
- Пофему? – удивлению Билла, кажется, не было предела.
- Дэвид будет тебя искать.
- А ты позфони, пфедупфеди!
Билл все так же улыбаясь, чуть отстранился от меня и захлопал своими невероятно длинными ресницами. От этого детского взгляда становилось не по себе, я начинал чувствовать себя беспомощным и совершенно безоружным, но в то же время хотелось проявить максимум заботы по отношению к Биллу. Да, так будет лучше, пусть остается. Через пару дней опухоль после прокола сойдет, речь придет в нормальное состояние, а Дэвид и так мало видится с Биллом, да и в рот ему вряд ли заглядывает, так что пирсинг точно не заметит.
- Так и быть, уговорил.
- Спафибо, Том!
Парень, радостно улыбаясь, стиснул меня в объятьях и начал раскачиваться вместе со мной из стороны в сторону, весело хихикая в самое ухо. Мне одному это кажется милым? Мир сошел с ума. И лишнее тому подтверждение, это то, что я по собственной воле разрешил брюнету остаться в моей квартире на ночь.

Pov Том:
Вечер прошел в спокойной обстановке. Билл почти все время молчал, что просто не могло не радовать. И уже в одиннадцать согнал меня с дивана, объясняя это тем, что хочет лечь спать. Я препятствовать не стал, поэтому сразу после душа тоже отправился в свою спальню с целью как можно лучше выспаться. На этот раз сон ко мне пришел быстро, и я уснул сразу же, как только моя голова коснулась подушки.
- Пфоснись!
Кто-то тряс меня за плечо, сопровождая это усердным пыхтением. Я поморщился, не желая возвращаться из сладкого сна, и попытался отмахнуться рукой, за которую тут же и был пойман.
- Пфосыпайся! Том!
Парень не собирался сдаваться, потому без предупреждения стащил с меня теплое одеяло. Кожа мгновенно покрылась мурашками, и я распахнул глаза.
- Какого черта ты здесь делаешь?
Я приподнялся на локтях, посмотрел на электронные часы.
- Он бофит.
- Чего? – я всегда плохо соображаю в три часа ночи. Особенно, если меня неожиданно будят в это время и заставляют переводить шепелявый бред.
- Мой яфык, он бофит! - Билл жалобно простонал последнее слово, плюхнулся на кровать рядом со мной.
- А я-то тут при чем?
Пытаюсь отобрать свое одеяло из рук брюнета. Но тот тянет его на себя и закутывается в него как можно плотнее.
- Билл, ну что я-то могу сделать? Иди, поспи, завтра пройдет.
- Не пфойдет.
- Почему?
- Потофу фто ты меня не жалеешь. Папа фсефда меня жалел.
Все-таки каким-то чудом мне удалось отвоевать свое одеяло, и я, натянув его повыше, уселся на кровати.
- Я не папа.
Слышу грустный вздох в темноте. Парень опускает голову и обхватывает себя двумя руками. Мне даже кажется, что он дрожит.
- Холодно? Иди сюда.
Не знаю, откуда у меня столько нежности к этому мальчишке. Откидываю край одеяла в сторону, а Билл, мгновенно засияв от радости, быстро запрыгивает ко мне.
Стыдно признаться, но мне всегда хотелось иметь собственную семью. И пусть, многие скажут, что в двадцать два года об этом думать еще слишком рано. Я докажу обратное. Да, у нас с Биллом не слишком большая разница в возрасте, но то, как он ведет себя, заставляет просыпаться мой отцовский инстинкт. Скажите, такого не существует? Тогда почему мне настолько приятно обнимать Билла и чувствовать его теплое дыхание?
- Все еще болит? – растирая ладонью прохладную кожу на предплечье Билла, интересуюсь я.
- Угу. Папа бы пофеловал, тофда бы фсе пфошло.
Что-то я смутно представляю Дэвида, который бы стал целовать своего сына, пусть даже в щеку.
- Я этого делать точно не собираюсь, – усмехаюсь в ответ на слова Билла. Тот шмыгает носом и упирается им мне в ключицы. Эй, что за наглость? Его дыхание приятно щекочет кожу, и я ловлю себя на мысли, что это мне очень даже нравится.
- Не пофелуешь? Пофему?
- Билл, прекрати! – пытаюсь оттолкнуть парня, но тот только еще сильнее прижимается ко мне.
- Тофда пфойдет, и я от тебя отфтану! И дафе в дфугую комнату уйду.
- Точно? – с недоверием смотрю на брюнета.
Билл кивает мне в ответ и вытягивает губы трубочкой, зажмуривая глаза. А я, печально вздохнув, притягиваю парня к себе за плечи и звонко чмокаю его в макушку. Отстраняюсь от него, удобно укладываясь на подушках. Парень продолжает сидеть в той же позе с зажмуренными глазами и вытянутыми вперед губами. Но через несколько секунд все же решает приоткрыть один глаз.
- Полегчало?
- А где?
- Что?
- Где пофелуй?!
- Я тебя поцеловал, – безоружно протягивая ладони вверх.
- Но я не хофю туда.
- Мы так не договаривались, – отворачиваюсь на другой бок. – Тем более, я, в отличие от тебя, отношусь к людям с нормальной ориентацией.
- Ты, ф отлифие от меня, отнофишься к бефчуфственным люфям! А пфо офиентацию… это мы ефе посмотфим!
Парень ударяет меня по спине, но через плотное одеяло удар не кажется таким сильным.
Он перелезает через меня и, спрыгнув с кровати, удаляется в другую комнату.
Ну вот, еще одна ссора. С ним хоть один день может пройти без разборок?

***

Утро! Если оно не начинается с мерзкого звонка будильника, то его уже можно назвать вполне удавшимся. Провалявшись в кровати несколько минут и понежившись в еще теплых после сна простынях, я все же решил подняться и пойти позавтракать. Есть хотелось просто жутко, а мысль о том, что в холодильнике наверняка ничего нет, только ухудшала мое положение. Так было каждое утро: я подходил к холодильнику, открывал дверцу, разглядывал его содержимое, но не найдя ничего съедобного, захлопывал его, сопровождая это действие каким-нибудь нецензурным выражением. В течении дня я открывал его еще раз двадцать, но, естественно, ничего нового я там найти не мог. А утром эта картина повторялась, и так изо дня в день. Может, сегодня будет по-другому?
Когда я вошел в кухню, за столом уже сидел Билл и, улыбаясь чему-то своему, ковырял деревянными палочками кусочки суши.
- Это у нас откуда?
Я окинул взглядом содержимое пакетов, которые аккуратно были разложены на кухонном столе.
- Заказал. Я, ф отлифие от тефя, питаюфь едой, а не вофдухом. У тебя пуфтой холофильник.
Он подцепил палочками очередной кусочек и, ехидно улыбаясь, отправил себе в рот.
- А, да… - я погладил свой живот, думая о том, что не плохо было бы съездить за покупками. – Может, сегодня сходим в магазин? Как тебе?
- Фоппинг! – воскликнул Билл и чуть не снес меня с ног, когда пробегал мимо меня в комнату. – Я быстфо соферусь! Жди!

Его «быстфо» затянулось на пару часов. За это время я успел принять душ, плотно позавтракать заказанной Биллом едой, полностью собраться и усесться на тумбочку в прихожей, где мне пришлось прождать Билла еще несколько минут.
- Пофли! – он подхватил меня под локоть и поволок к выходу, даже не смотря, куда он идёт, и наступая мне на ноги своими сапогами, которые, как мне показались, были на нехилом таком каблучке.
- Стой! Сумка!
Он сведет меня с ума!
Этот слон развернулся и потопал прямо в обуви в комнату, на ходу ругая самого себя за свою забывчивость. Хотя слов было практически не разобрать, смысл их был вполне понятен. Кажется, мои уши почти привыкли к упоминанию чьих-то мам, сопровождающихся благим матом.

По дороге в торговый центр Билл умудрился сжечь годовой запас моих нервных клеток. Началось с того, что ему не понравилось то, что играло по радио. Он перерыл все мои диски, перемешав их между собой, и для чего-то вытаскивая их из коробок. Естественно, вставлять диски обратно в коробки ему не захотелось и он, сложив их в кучу, запихнул все в бардачок. А так как сам бардачок и без того был переполнен всевозможным хламом, захлопнуть его было не так-то просто. Но Билл нашел выход из ситуации: он захлопнул крышку и с силой надавил, от чего все мои диски издали хрустящий звук, после чего бардачок вновь открылся и из него посыпались блестящие осколки, которые когда-то имели право называться дисками. Я тактично промолчал, про себя проклиная тот день, когда согласился присматривать за этим чудовищем.

 

Как только мы вошли в торговый центр, Билл тут же схватил меня за руку и протащил по всем отделам, в которых продавалась одежда. Он с интересом разглядывал все витрины, иногда тыкая в них пальцем и бубня что-то нечленораздельное себе под нос. После двадцатого по счету магазина я устало плелся позади Билла, нагруженный пакетами с обувью, украшениями и другими ненужными нормальному парню шмотками.
- Пойдем уже за продуктами и домой,- я опустился на одно из кресел в очередном магазине и бросил пакеты на пол. – Я устал!
Но ты не обратил на мою просьбу никакого внимания.
Следом за мной, на соседнее кресло, опустился парень, тоже до верху нагруженный пакетами с покупками. Наверняка ждет свою девушку или, того хуже, - жену. Связывать свою жизнь с шопоголиком – это, можно сказать, героический поступок.
- Том, купим дфинсы и уходим!
Билл выглянул из примерочной кабинки и, сверкнув ослепительной улыбкой, снова скрылся за шторкой.
Парень, сидящий рядом поглядывал на часы, но, кажется, он чувствовал себя комфортно в этой обстановке. Неужели он настолько сильно любит свою девушку, чтобы вот так, несколько часов мотаться с ней по магазинам? Из первой кабинки вынырнул тощий блондин и с довольным видом понесся к кассе, держа в руках новые брюки. Господи, я и не знал, что в нашем городе столько педиков. Я с некоторым отвращением посмотрел на него, а потом снова уставился на штору примерочной, за который находился Билл.
- Милый, как же тебе идет эта футболка!
Я повернулся в сторону источника звука и просто охренел. Прямо передо мной стоял тот самый блондин и парень, еще недавно сидевший рядом со мной. Они тискали друг друга на глазах у всех и, кажется, это ничуть их не смущало. Блондин наклонился к уху темноволосого парнишки и без каких-либо стеснений облизнул мочку, нашептывая что-то своим гейским голосом. Все еще прибывая в шоке от увиденного, я даже не заметил, как из примерочной выпорхнул Билл, схватив меня за руку, поволок в кабинку.
- Пойдем. Посоветуефь, какие лучфе выбфать.
Я послушно шел следом, все еще не отрывая взгляда от странной парочки. Те, повернулись в мою сторону, тыкнули в меня пальцем, затем перевели взгляд на Билла и, что-то пробормотав, вдруг заулыбались. Что бы это значило? Но времени на обдумывания у меня не было. Билл затолкал меня в кабинку, которая внутри целиком и полностью состояла из одних только зеркал. От бесконечных отражений в противоположных зеркалах у меня вдруг зарябило в глазах. Он задвинул шторку и стал расстегивать свой ремень.
- Фот эти или эти?
Брюнет показал мне две пары, абсолютно одинаковых черных джинс, и задумчиво прислонив палец к губам прикусил кончик выкрашенного в черный цвет ногтя.
- По-моему, они вообще одинаковые.
- Нет, смотрятся по-рафному. Сейчаф!
Билл быстро расстегнул ширинку, спустил свои джинсы, повесил их на крючок и, взяв новые джинсы, ловко натянул их на себя. Посадка черных джинс была намного ниже, предыдущих, и на парне это смотрелось очень даже неплохо.
- Ну как?
- Хорошо, – я покачал головой, рассматривая полоску загорелой кожи, между футболкой и джинсами.
- Знафит, не подходит, – парень стал стаскивать с себя обновку.
- Почему?
- Потому фто должно быть не профто хофошо, а ах*ительно хофошо!
- Как знаешь, – я попытался предать своему голосу как можно больше наигранного безразличия.
Затем были еще одни джинсы, потом еще одни, потом еще и еще. Они были разными по цвету, стилю, размеру, с карманами и без, с заклепками, на пуговицах и с молнией, но всех их объединяло одно – они не нравились Биллу.
- А в этих я толфтый!
Билл отбросил в сторону еще одни джинсы и опустился на мягкий пуф, стоявший в самом углу примерочной. Он стал стаскивать с себя майку, а когда она, взлохматив ему волосы, все же отлепилась от его тела, он тоже бросил её в сторону.
- Если ты не собираешься уходить отсюда в таком виде, – я окинул взглядом Билла, который сидел напротив меня, в одних боксерах, широко расставив ноги, – тогда бери уже первые попавшиеся штаны и поедем домой.
- Выбефи ты.
Я взял с пола первые попавшиеся джинсы и протянул их Биллу.
- Пойдем оплачивать, – я уже хотел выйти из кабинки, но Билл рывком вернул меня на место. Да дернул так, что я обессилено опустился на мягкий пуф. На котором еще недавно сидел Билл.
- Куда пофел? Дай помефить!
- Ты уже мерил!
Билл ничего не ответил, только натянул поданные мной джинсы и стал крутиться вокруг центрального зеркала. Он провел левой рукой по своим ягодицам.
- По-моему ф этих попа толфтая.
Только не это! Еще одной примерки я точно не выдержу.
- Шикарная у тебя попа, особенно в этих джинсах, – в подтверждении своих слов, я даже посмотрел на его попу.
- Прафда?
- Да. Какой смысл мне тебе врать? Так берем эти, да?- я с надеждой посмотрел на парня.
- Нет, там фто-то мефает.
Билл стал крутиться перед зеркалом, заглядывая за свою спину.
- Мешает? Где?
- Там, – он положил обе ладони на свою попу. – Они мне не подфодят.
Что опять не так с этим несносным ребенком?
- Не подходят? Ну уж нет! Они очень тебе подходят!
Я не выдержав наклонился пониже, чтобы рассмотреть, что же там за предмет такой, который может мешать Биллу ТАМ. От заднего кармана, внутрь джинс как раз шла яркая нитка с ценником, которая вероятно и мешается Биллу.
- Там ценник, – вынес приговор я.
- Где? – наивно хлопая длинными ресницами, произнес Билл.
- Бл*, да вот же!
Я бесцеремонно просунул руку Биллу в штаны, нащупал ценник и вытащил его наружу. Билл легко усмехнулся и повернулся ко мне лицом.
- А я и не заметил, – уже более четко произнес парень, подходя ближе и прижимая меня к стене.
Он смотрел на меня с хитрым прищуром, явно что-то замышляя. Вот только я не куплюсь на эти его штучки, пусть даже не мечтает. Его рука легла на мою грудь и медленно поползла вверх к моей шее. Как только ладонь легла на мой затылок, он стал приближаться ко мне, приоткрывая свои губы. Не отдавая отчета своим действиям, я резко оттолкнул парня от себя и попытался выбраться из примерочной, но запутался в шторе. Последнее, что я слышал, когда быстрым шагом выходил из магазина, это звонкий смех Билла, который эхом проносился в моей голове. Какой же ты трус, Том.

Я не помню, как добрался до парковки и сел в машину. Я схватился за бутылку минеральной воды, которая уже бог знает сколько времени валялась на заднем сидении, и присосался губами к горлышку. Вкус у воды был противный, плюс ко всему она еще была теплой. Закрутив крышку, я снова бросил бутылку на сиденье и расслабленно облокотился на спинку водительского кресла. Солнце яркой вспышкой слепило глаза, и даже сквозь закрытые веки я видел эти золотистые лучи.
Ненавижу, когда мной манипулируют! Что он о себе возомнил? Чувствую себя последним идиотом, который ведется на любую, даже самую глупую, провокацию. Надеюсь, с его стороны это может обозначать только шутку и не более того.
Я вытащил из пачки сигарету и чиркнул зажигалкой, пытаясь прикурить. Но зажигалка, сделав двойной переворот в воздухе, сверкнула на солнце и шлепнулась куда-то вниз, под сиденье. Я выбросил сигарету в окно и тяжело вздохнул. Не везет мне сегодня, ну вообще никак! Не успел я об этом подумать, как из деверей торгового центра выполз Билл, причем выполз он в прямом смысле этого слова. Двигался он очень медленно. В руках были тяжелые пакеты с обновками, и парень еле-еле передвигал свои тощие ноги, облепленные тонкой тканью джинс. Все-таки купил именно те, что я ему выбрал.
Я вышел из машины, пошел навстречу Биллу. Тот с радостью скинул на меня все коробки и пакеты с покупками и гордой походкой направился в машину. Когда я укладывал все пакеты в багажник, я не поленился заглянуть в каждый из них. Но, естественно, никаких продуктов в них обнаружено не было. Что ж, Том, придется тебе и сегодня голодать.

- Вон там за светофором свернеф налево.
Билл вертел в руках флаер подозрительного розового цвета и сверял дорогу со схематичной картой, нарисованной на нем.
- Можно хоть поинтересоваться, куда мы едем?
- Увидиф!
Билл отвернулся к окошку, и это могло означать только одно - разговор закончен.
«Зашибись!» - пронеслось у меня в голове. А что, если он привезет меня в какой-нибудь садо-мазо гей-клуб? От последней мысли у меня даже пересохло в горле.
Нужно будет попросить у Дэвида хотя бы двухнедельный отпуск. Мне просто необходимо восстановление после ТАКОГО.

Мои опасения, к счастью, не оправдались. Билл попросил остановить машину у очень даже милого здания. Парень, бабочкой выпорхнув из кадиллака, понесся к парадному входу, не забыв при этом сверкнуть своей ослепительной улыбкой. Желания идти следом за мальчишкой не было никакого, но и перспектива снова потерять Билла, а потом искать его по богом забытым заведениям до самого раннего утра, меня тоже не устраивала. Брелок сигнализации слабо пискнул, оповещая о том, что машина теперь в полной безопасности, а я, на прощание взглянув на свою малышку, тоже поплелся ко входу этого странного заведения.
Входная дверь была украшена кислотно-розовыми воздушными шарами вперемешку с разноцветными огоньками, а вывеска оповещала о том, что сегодня как раз состоится открытие. Название было написано на непонятном для меня языке, и я, не обратив на него никакого внимания, шагнул в помещение.
Внутри декор тоже не пестрел разнообразием цветов - все по-прежнему было кислотного ярко-розового цвета. Что за гламурный рай? Билл подкрался ко мне сзади, положил свои тонкие руки мне на талию.
- Ну как? По-моему, тут здорофо! За какой столик сядем?
Я с ужасом стал оглядываться по сторонам, про себя отмечая, что обстановка этой забегаловки меня уже порядком напрягает. Все столики были сервированы исключительно на две персоны, на каждом столе красовались жемчужного цвета свечи, в причудливых подсвечниках, которые были украшены алыми сердцами. Да здесь повсюду эти сердца: на стенах, на скатертях, на занавесках и даже на салфетках. Что за кукольный домик? Я, нервно сглотнув, сел на один из стульев и перевел взгляд на Билла. Тот, сияя от восторга, опустился на соседний стул и пододвинул к себе меню. Пока Билл изучал его, что-то мелодично напевая себе под нос, я с удивлением разглядывал помещение.
- Я стесняюсь спросить… Но какого хрена ты притащил меня в этот домик для Барби?!
Билл, видимо давно ожидая моей реакции, со спокойным видом отложил папку в сторону и, облокотившись на стол двумя руками, ответил:
- Заткнифсь!
Отлично! Ничего другого ожидать и не следовало.
Через некоторое время к Биллу подошла официантка. Он что-то прошептал ей на ухо, при этом странно улыбаясь, и она быстро удалилась из виду, предварительно что-то записав в своем блокноте.
С каждой секундой мне здесь нравится все меньше и меньше. На танцполе кружатся пары, не забывая в перерыве между песнями смачно чмокать друг друга в губы. Все настолько приторно-сладко, что мне начинает казаться, будто я попал в какой-то нелепый мексиканский сериал. А вот мальчишке, похоже, здесь очень нравится. Улыбается, гад.

- Попрошу минутку внимания!
На сцене в самом центре зала появилась приятная девушка в коротком черном платьишке. Я невольно облизнулся, оценивая её взглядом, за что тут же получил мощный пинок под столом. Я повернулся к Биллу, но тот только махнул на меня рукой и сделал вид, что внимательно слушает ведущую.
- Сейчас настало время для конкурсов! На столе у каждого из вас лежат карточки, переверните их. Тех счастливчиков, у кого цвет двух карточек с обратной стороны оказался красным, я попрошу подняться на сцену!
Билл с интересом заглянул под свою карточку и весело взвизгнул, когда обнаружил, что с другой стороны она оказалась полностью красной. Я без особого энтузиазма заглянул под свою, и радостно улыбнулся, потому что моя карточка оказалась зеленого цвета. Билл вопросительно посмотрел в мою сторону, переводя взгляд на карточку.
- Ну же, какого она цвета?
Кажется, что Билл ни чуть не сомневается в том, что и у меня она будет выигрышной. Перепутал столики? Подставные карточки для участия в любовных конкурсах лежат на соседнем, так? Что ж, придется тебя разочаровать.
Поднимаю вверх зеленую карточку, и он разочарованно выдыхает.
- Черт бы тебя побрал, Томас! Ты такой неудачник! Наверняка вот на этом столике все карточки красного цвета.
Он потянулся к соседнему столику и стащил с нее две карточки. Так и есть, обе алого цвета.
На сцену уже поднимаются счастливые пары, предвкушая начало глупых конкурсов, а я только ехидно улыбаюсь, радуясь своей маленькой победе. Еще не хватало участвовать в детских развлечениях. Взгляд невольно упирается в пышную грудь ведущей этого вечера. Вот с ней я бы поучаствовал… мечтательно прикрываю глаза.
Из моих размышлений меня возвращает дикий вопль мальчишки.
- Стойте! Подофдите наф! У наф тоже крафные!
В недоумении смотрю на Билла, который уже успел подменить наши карточки, и теперь с радостными криками несется к сцене, волоча меня следом за собой.
На сцене нас приветствуют мощными аплодисментами, а Билл, щурясь от яркого света прожекторов, хватается за мою руку, переплетая наши пальцы. Стоит ли говорить, что все внимание публики обращено исключительно к нам?
- Отлично! Пара номер три! – девушка пододвигает нас, вперед к микрофону, чтобы мы тоже смогли поприветствовать зрителей.
- Мы не пара! – слегка, тушуясь, говорю я.
В опровержении моих слов, Билл сильнее сжимает мою руку и шепчет на ухо:
- Всего один конкурс, Том, и мы сразу же уходим. Пожалуйста…
- Надеюсь, это не будет конкурс на самый долгий поцелуй или что-то в этом роде?
Такое обычно показывают в малобюджетных фильмах или в подставных шоу. Но я в таком не участвую.
Билл только пожимает плечами и в ожидании смотрит на ведущую.
Странно, но условия конкурса оказалась вполне себе безобидными. Нужно было просто накормить свою вторую половинку (в данном случае, этого несносного мальчишку) мороженным. Все было мило и по-детски до тех самых пор, пока не объявили, что нужно это делать на скорость.
Кто-нибудь из вас хоть раз в жизни пробовал есть мороженное огромными ложками на время? Ну или хотя бы в далеком детстве попадал в такую ситуацию, когда огромный кусок любимого пломбира вдруг неожиданно отламывается от палочки и остается во рту. И жжет своим холодом настолько, что даже губы сводит, но выплюнуть все равно жалко. И ты морщишься, приоткрываешь рот, чтобы хоть как-то согреть свои губы, надеясь, что за эти несколько секунд пломбир вдруг растает и сжалится над тобой. И вот сейчас, глядя на то, как Билл прикрывает глаза, пытаясь справится со сладким холодом, я невольно улыбаюсь, вспоминая свое детство. Зачерпываю большой ложкой новую порцию пломбира и подношу ко рту Билла. Он уже сыт этим мороженным, и по одному только его взгляду на ложку с лакомством можно понять, что оно вызывает у него только стойкое чувство отвращения. Но Билл не из тех, кто предпочитает сдаваться без боя. Он вновь облизывает ложку, и я вижу, как с его раскрасневшихся от искусственного холода губ стекает тонкая капелька растаявшего пломбира. Он не обращает на нее никакого внимания, снова тянется ко мне за уже последней ложкой с лакомством. Капелька уже достигает подбородка, оставляя за собой сладкий влажный след. Билл победоносно вскрикивает и поднимает руку вверх, оповещая о том, что наша пара закончила первой. А я будто и не слышу непонятно откуда взявшегося шквала аплодисментов. Словно в замедленной съемке тянусь к Биллу и стираю кончиками пальцев тоненькую влажную дорожку с его чуть приоткрытых губ и подбородка. Он с благодарностью улыбается мне, а я уже не злюсь совсем. Если участие в конкурсе доставляет ему столько радости, то почему бы не потерпеть несколько минут? Ради этой улыбки можно пойти и не на такое.

- Это было здорово. Тебе понравилось? – По-дружески пихает меня локтем в бок и отбегает в сторону.
- Нет, это было совсем не здорово, это было нечестно! Ты подменил карточки!
Мне понравилось, даже очень, но не могу же я просто так сдаваться? Тем более, кому еще воспитывать мальчишку, как не мне? Кто-то же должен объяснить ему, что нужно быть честным.
- Но тебе все равно понравилось, признайся же. – Снова толкает меня в плечо, но уже сильнее и весело смеется, запрокидывая голову назад. Как же мало ему нужно для счастья. - Пойдем на второй этаж? Я слышал там есть какой-то особенный фонтан, который исполняет все желания.
Какие к черту желания? Хочу рассмеяться, но вовремя сдерживаюсь, когда натыкаюсь на пару наивных глаз. Где-то в их глубине еще есть надежда на настоящее чудо.
- Пойдем.
Протягиваю руку и когда чувствую, как тонкая ладошка касается моей кисти, довольная улыбка снова расползается по моему лицу. И когда только у меня появилась эта дурацкая привычка держать его за руку?


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 59 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.011 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>