Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Автор: never.wanted to feel Жанр: Romance Пэйринг: Джерард/Фрэнк Размер: Мини Рейтинг: R Саммари: После ареста за непристойное обнажение Джерард приговорен к общественным работам в местном доме



Общественные работы

Автор: never.wanted to feel
Жанр: Romance
Пэйринг: Джерард/Фрэнк
Размер: Мини
Рейтинг: R
Саммари: После ареста за непристойное обнажение Джерард приговорен к общественным работам в местном доме для престарелых.
Статус: закончен

Warning: мат, легкие сексуальные сцены

1.

Я стоял рядом с приземистым кирпичным зданием и громко вздыхал, краем глаза косясь на тонкий дымок, поднимающийся вверх над моей головой. Сделав еще одну затяжку, я сжал рукой окурок, кинул его на землю и хорошенько примял ботинком.

- Идешь?

Я посмотрел на свою мать, Донну, которая, нахмурившись, глядела на сигарету, брошенную на асфальт. И хотя сейчас она ни словом не обмолвилась насчет моего курения, на самом деле оно занимало где-то сто шестьдесят третье место в списке вещей, из-за которых мы постоянно ругались.

- А у меня есть выбор?

Она проигнорировала мой вопрос, ведь выбора у меня и правда не было. В последующие дни мое право выбора вообще сильно ограничено. А все из-за какой-то одной небольшой моей ошибки.

Ладно, все-таки не такой уж небольшой… включающей моего друга «Джека Дэнилса», шлюху Элайзу и полового акта посреди Главной улицы.

Они назвали это непристойным обнажением. Наказание: шестьдесят часов общественных работ.

Предположу, что все могло обернуться еще хуже.

Но матери не казалось, что этого достаточно, поэтому я должен был отдать ей ключи от своей тачки … и от своей свободы на последующие два месяца.

Именно поэтому сегодня Донна высадила меня у дома для престарелых.

Я мог бы выбрать, как отбывать свое наказание. Я мог бы заниматься с пятилетками, но, Донна посчитала это полным вздором. Думаю, она считала, что я плохо на них повлияю. Вот тебе на!

Я мог бы собирать мусор, валяющийся вдоль дороги. Но отказался от этого варианта. Оранжевый мне не идет.

Оставался только дом для престарелых. Шестьдесят часов читать книги старикам… убирать за стариками… слушать стариков.

Я подумал, что справлюсь.

Они ведь старые. Они, скорее всего, даже и не заметят, что в ушах у меня будут наушники от Ipod.

Продолжая думать об этом я последовал за мамой, заходящей в здание. Мы подошли к ресепшену, и она спросила директора, Джамию Нестор.

Джамия оказалась полноватой женщиной с короткими черными волосами и вечной улыбкой… вы бы назвали ее яркой индивидуальностью.

Тридцать секунд - а она уже бесила меня.

Донна объяснила, кто мы, и женщина повернулась ко мне, вся сияя.



- Очень хорошо, Джерард, что ты здесь, - пропела она. - Давай я покажу тебе, что ты будешь делать.

Мама неуклюже обняла меня и ушла, а я направился вслед за Джамией по длинному коридору, по обеим сторонам которого тянулись двери. Я заглянул в открытую и увидел старуху, лежащую на больничной койке и смотрящую по телику шоу «Цена удачи».

Мы прошли мимо седых пациентов, сидящих в инвалидных креслах и опирающихся на костыли. Я вдохнул воздух и почувствовала запах антисептиков и старости и, наморщив нос, попытался дышать пореже.

- Мы на месте, - с улыбкой воскликнула Нестор, заходя в большую комнату в конце коридора. - Это наша комната отдыха. Пациенты здесь могут поесть плюс заняться чем-нибудь… поиграть в карты, попеть хором и все в таком духе.

О, Господи.

Мы подошли к дальней стене и через дверь вошли на просторную кухню. Небольшое окно рядом с дверью открывало вид на общую зону, и я предположил, что именно сюда пациенты подходят со своими тарелками, чтобы получить еду.

- Это наш повар Боб, - сказала она, указывая на полноватого блондина. - У нас сломалась посудомоечная машина, поэтому сегодня ее заменишь ты.

Улыбнувшись и махнув мне на прощание, она ушла. Боб указал мне на раковину, полную грязных тарелок, и на такую же гору, стоящую на столе.

Гребаная моя жизнь.

- Когда закончишь с этими, начнем подавать ланч, - пренебрежительно сказал он, уходя в свой маленький кабинет.

Я включил горячую воду и взял первую тарелку.

Осталось пятьдесят девять часов и сорок пять минут.

***
Грязных тарелок я теперь на всю оставшуюся жизнь нагляделся.

Закончив с мытьем посуды после завтрака, я помог Бобу подать ланч, раскладывая пюре и мясной рулет по тарелкам и расставляя их по столам.

Насчет того окошечка рядом с дверью я оказался неправ. Этим людям на стол накрывали мы.

Единственно хорошее заключалось в том, что я был настолько занят, бегая взад-вперед, что время прошло относительно незаметно. Как только ланч закончился, я вытер столы, откладывая свое возвращение к раковине, снова полной тарелок, на максимально возможное время. Конечно, это было неизбежно, и вскоре я с отвращением посмотрел на раковину, закатывая рукава.

Я услышал приближающиеся голоса и повернулся посмотреть, что же там происходит. Зайдя, группа постояльцев расселась на стулья и диван с противоположной стороны комнаты, некоторые же умостились за обеденные столы. Я пожал плечами, предположив, что они сейчас будут смотреть мыльные оперы по телевизору или что-то подобное, а затем услышал громкий голос Джамии.

- Здравствуйте, - бодро сказала она. - Очень рада, что вы собрались здесь, чтобы попеть все вместе. Пение? Боже, убереги меня. Я энергично стал оттирать прилипшие куски картофеля.

- Фрэнк опаздывает немного, но вот-вот должен появиться, так что, пожалуйста, наберитесь терпения, - продолжила она.

К моему удивлению, когда в следующий раз я заглянул в комнату, она оказалась почти полной.

Похоже, эти люди действительно любят петь хором.

Я вернулся к своей работе и спустя несколько минут был поражен, услышав аплодисменты. Посмотрев, я заметил, что все собрались вокруг высокого табурета рядом со стеной, а взгляд их был направлен в сторону двери.

Я с любопытством вытянул шею, пытаясь рассмотреть, чему они хлопают. С того места, где я стоял, дверь не просматривалась, поэтому я тихонько прокрался к проему.

Сначала все, что я увидел, была копна черных волос, мелькающая сквозь толпу, но когда люди заняли свои места, мне удалось хорошенько разглядеть человека, который, как я понял, и был Фрэнком. До этого момента и считал себя натуралом…

Он был великолепен.

И я не имею в виду: «Ого, ты такой милый, я хочу узнать тебя получше».

Я имею в виду: «Ты так сексуален, что я прополз бы по каждому старому и дряхлому телу в этой комнате, лишь бы добраться до тебя и запустить руки тебе в брюки».

Я чуть это и не сделал. Мне пришлось ухватиться за стол, чтобы удержать себя на месте.

Он был невысок, строен и, вдобавок, хорошо сложен. На нем были джинсы с низкой посадкой и облегающая футболка, которая только свидетельствовала в его пользу. Он провел рукой по своим спутанным волосам - именно таким, как я люблю, и усмехнулся людям в качестве приветствия.

Святое дерьмо. Какая улыбка.
Улыбка осветила его линию челюсти, обнажая прекрасные белые зубы и кончик языка, пока он смеялся.

Я понял, что дышу прерывистыми вдохами, и попытался обуздать свое извращенное скитающееся сознание. Прикусив губу, я прижал ноги друг к другу, не в силах оторвать от него взгляда.

Он был… одним словом … восхитительный.

А потом он достал гитару.

Господи всемилостивый там, на небесах. Он играет на гитаре.

- Уэй? - резкий голос Боба оторвал меня от моих похотливых желаний. - Ты в порядке? - спросил он.

Я прекратил глазеть на Фрэнка и заморгал, пока Боб с беспокойством и любопытством смотрел на меня.

- Да, прости, все хорошо, - ответил я, тряхнув головой, и возвратился к раковине. - Через несколько минут заканчиваю.

Он кивнул: - Тогда ладно. Когда закончишь, сходи поищи Джамию. После обеда придет другой помощник, поэтому ты свободен.

- Хорошо, спасибо, - пробормотал я.

***

Последующие полчаса я провел, слушая, как Фрэнк руководит пением собравшихся. Периодически я на цыпочках подкрадывался посмотреть на него, упиваясь его вкусным видом, пока он играл на гитаре, шутил и смеялся вместе с постояльцами.

Еще один взрыв аплодисментов оповестил о конце пения, и я взял полотенце, чтобы вытереть руки. Затаившись, я наблюдал, как Фрэнк упаковывает свою гитару, тихо разговаривая с несколькими стариками, после чего последние вышли из комнаты. К нему подошла Джамия и что-то сказала, отчего он повернулся ко мне с вопросительным взглядом.

Я взадохнул, попятившись назад, когда его взгляд на секунду задержался на мне, а потом он снова повернулся к Нестор. Он кивнул, и Джамия пошла по направлению к кухне.

- Все закончил? - с улыбкой спросила она. Она всегда улыбалась.
- Да, только что, - сказал я. - Боб сказал, что вы сообщите мне план дальнейших действий.
- Ну, уверена, что тарелки тебе уже надоели. Думаю, вернешься к ним позже. Пошли за мной.

Она привела меня в комнату отдыха, где Фрэнк разговаривал с маленькой женщиной, опирающейся на ходунки. Он улыбнулся ей и нежно приобнял, а потом она вышла из комнаты.

- Айеро? - позвала его директриса. - Это Джерард Уэй. Он будет работать здесь в течение следующих нескольких недель. Джерард, это Фрэнк Айеро.

- Привет, - сказал он, протягивая руку. Я быстро пожал ее, надеясь, что он не заметит мои потные ладоши.

- Привет, - ответил я. - Было очень классно… ну, раньше… я имею в виду ваше пение…

Боже. Ну я и идиот

- Спасибо, - улыбнулся он. - На самом деле, думаю, мне это нравится больше, чем им.

- Сомневаюсь, - сказал я. - То есть они, похоже, получают удовольствие от этого… правда… это очень приятно… эээ…

Пожалуйста. Просто заткнись.

- Хорошо тогда… - медленно произнес он, разворачиваясь к Джамие и приподнимая брови.

- Джерард, - прервала директриса и спасла тем самым меня от дальнейшего позора, - Фрэнк - волонтер и приходит сюда три раза в неделю. Думаю, ты можешь попрактиковаться у него, чтобы понять, что тебе делать.

- Э… но я не умею петь, - с жалостью ответил я.

- Ох, нет. - Джамия улыбнулась. - Мы не просим тебя петь, просто посидишь с постояльцами во время пений и поуговариваешь их поучаствовать. Вообще-то, даже можешь навещать некоторых… почитаешь им, поиграешь с ними в настольные игры. У многих нет близких, поэтому им здесь очень одиноко.

Фрэнк застегнул чехол для гитары и прислонил ее к стене.

- Готов? - спросил он меня.

- Конечно. Веди.

Я краем глаза наблюдал за ним, пока мы спускались в коридор. Он несколько раз останавливался, чтобы поприветствовать постояльцев. Казалось, они все любили его… честно говоря, похоже, что и он любил их. Его улыбка была настоящей, а сам он вроде вообще не спешил.

- Ты, похоже, со всеми здесь знаком. Как давно сюда ходишь? - наконец спросил его я.

- Несколько лет, - ответил он. - Мой дедушка переехал сюда за полгода до своей смерти.

- Я… сожалею… - пробормотал я.

- Спасибо, - улыбнулся Фрэнк. - Но на самом деле люди здесь просто замечательные. Персонал хорошо о них заботится и даже иногда проводит с ними время. Сам я довольно часто бывал здесь, но только недавно со всеми познакомился. Знаешь, тридцать человек пришли на его похороны. - Он покачал головой, вспоминая. - Не могу в это поверить. Даже после его смерти я просто… продолжаю сюда приходить.

- Ты не находишь это угнетающим?.. - спросил я, чувствуя вину за этот вопрос.
Но Айеро спокойно к нему отнесся.

- По правде говоря, иногда, - признался он. - Ты ведь все равно знаешь, что в конечном счете всех их потеряешь. Но имеет смысл наполнять их последние дни радостью, понимаешь? Ничего вроде особенного, но помогает.

- Думаю, ты ошибаешься, говоря, что здесь нет ничего особенного, - сказал я, но по большей части для себя самого.

Он зашел в открытую дверь слева. Я засомневался, но последовал за ним. Фрэнк подошел к мужчине с седыми волосами, сидящему в инвалидном кресле рядом с окном, ноги которого были накрыты вязаными покрывалом.

- Джерри, привет. Как чувствуешь себя сегодня? - спросил он, садясь на стул, стоящий напротив мужчины, и показывая мне жестом сесть на кровать.

- Не жалуюсь, - ответил Джерри, протягивая дрожащую руку Фрэнку.

- Познакомься с Джерардом, - сказал он, указывая на меня. – Он будет приходить сюда в течение нескольких недель, поэтому я ввожу его в курс дела.

Джерри повернулся ко мне и протянул руку. - Рад познакомиться.

Я аккуратно пожал ему руку, и он снова повернулся к Фрэнку.

- Так что, чем займемся сегодня? - спросил Фрэнк. - Шашки? - Он указал на доску, лежащую на маленьком столике перед окном.

Джерри кивнул, и она начали игру, непринужденно болтая.

Оставшаяся часть дня прошла также. Мы с Фрэнком ходили от комнаты к комнате, где он доброжелательно общался с постояльцами, играл с ними в игры, читал книги… иногда просто молча сидел рядом. Время от времени я чувствовал себя лишним, что, видимо, ощущал и Фрэнк, поэтому поворачивался ко мне с улыбкой на лице, задавая вопрос или приглашая принять участие в разговоре.

Тогда во рту у меня пересыхало, и я забывал, о чем думал ранее.

Мы отвели нескольких человек в комнату отдыха на обед, а потом Айеро взял свой чехол для гитары, и мы направились к ресепшену. Джамия увидела нас из своего кабинета и подошла, веселая как и обычно.

- Как все прошло?

- Замечательно, - улыбнулся Фрэнк. - Он очень естествен.

Да ладно? Я?

- Чудесно, - с энтузиазмом воскликнула Джамия. - Ну, тогда до среды, верно?

Мы кивнули и вместе вышли из здания. Я увидел Донну припарковавшуюся в самом конце стоянки, и повернулся к Фрэнку чтобы попрощаться.

- Эм… спасибо… за то, что сегодня все мне здесь показал. На самом деле это было довольно весело, - сказал я.

- Пожалуйста, - кивнул он и замолчал, как будто хотел сказать что-то еще. Я молча ждал, но он просто откашлялся и отвернулся.

- Хорошо… гм… тогда увидимся в среду, - наконец сказал я.

- До встречи, - согласился он и развернулся в другую сторону.

Когда я сел в машину, Донна рванула с места так, что я подпрыгнул.

- Кто это был? - с осуждением спросила она.

- Всего лишь один из волонтеров, - ответил я, закатывая глаза и попутно вытаскивая сигареты, и только в тот момент осознавая, что весь день не курил.

- Он все показал мне здесь… Показал, что делать, - объяснил я, роясь в своем кармане.

- А, ну ладно, - сказала мать. - Как все прошло?

- Хорошо, - кивнул я. - Получше, чем сборка мусора.

Донна тоже кивнула, а затем бросила на меня уничтожающий взгляд, когда я вытащил из кармана свою зажигалку.

- Не кури в моей машине.

Я вздохнул и снова положил сигареты в карман, понимая, что не нуждаюсь в них на самом деле.

 

2.

Вторник был скучным. Без машины, без свободы и без школы... Я без дела слонялся по дому, пока родители были на работе. Я и мысли такой не допускал, что реально захочу пойти в школу, но летние каникулы без колес стали унылыми и тоскливыми.

Конечно, все мои мысли тут же переключились на горячего и аппетитного Фрэнка Айеро.

Ладно, знаю, это звучит так, будто я говорю о пончике.
Но как бы я хотел хотя бы кусочек.

От парня, который так хорошо выглядит, вы бы ожидали высокомерия, самовлюбленности… раздутого эго аля «поцелуй меня в задницу».

Но он был совершенно другим. За тот единственный день, проведенный с ним, я обнаружил, что он мил… дружелюбен… добр.

Просто идеален, черт побери.

И, конечно, это проблема.

Потому что я бесспорно и страстно увлечен им… и нет ни единого шанса, что кто-то такой идеальный почувствует ко мне то же самое.

Скандальное поведение, курение, наркотики, трах на Главной улице.

Я пожал плечами и пошел мыть посуду, надеясь, что физического труда будет достаточно, чтобы отвлечь меня от совершенства по имени Фрэнк.

***

Конечно, в среду утром я не мог не проснуться с улыбкой на лице. Я попытался избавиться от хорошего настроения, зная, что оно беспричинно и… ну, глупо… но не так-то просто.

Сегодня я увижу Фрэнка.

Это мое влечение, которое возникло к недоступному парню, вызывало жалость. Как только он узнает, почему я работаю в доме престарелых, уверен - он убежит от меня так быстро, что его прекрасная задница будет заманчиво подпрыгивать на каждом шагу. И вообще он весь такой правильный, что ему просто не могут нравиться парни.

Я приехал как раз к обеду и снова помогал таскать тарелки от стола к столу. Я довольно выдохнул, увидев, что посудомоечная машина решила заработать, и мое настроение стало еще лучше. Я даже пошутил и поболтал с некоторыми постояльцами, с которыми познакомился в первый день.

- Придешь ко мне сегодня? – спросила Линдси, когда я взял ее тарелку.
- Конечно, - улыбнулся я. Мне понравилась Линдси, она милая старушка. - Если хотите.
- Я хочу, - сказала она. - Познакомишься с моим парнем.
Я уставился на старушку. - У вас есть парень?
Она рассмеялась. - Эй, я не так стара, как ты думаешь!
Я усмехнулся. - С радостью познакомлюсь с ним. Приду попозже.

До того, как я увидел Фрэнка, я знал, что он уже здесь. Какая-то часть меня (думаю, вы уже догадались, какая именно) как будто знала, что он рядом. Я заставил себя замереть на месте, не поворачиваться и не смотреть на него, пытаясь не вести себя как какой-то жалкий фанат. Я взял несколько грязных тарелок и направился к кухне, когда услышал его голос.

- Джерард, привет.

В животе завибрировало от звука его голоса, низкого и хриплого, и я сглотнул, усмиряя ритм своего сердца прежде, чем повернуться к нему лицом.

- Привет, Фрэнк, - наконец произнес я, пытаясь говорить как обычно. - Как дела?
- Хорошо, спасибо. - Он осмотрел комнату. - Похоже, ты уже освоился.
- Да, - согласился я. – Вроде как. А Лин хочет, чтобы я сегодня зашел к ней. Думаю, у нее появился парень.
- Правда? - Фрэнк изогнул бровь. - Неудивительно. У нее каждые несколько месяцев новый появляется.
- Ты серьезно? – Удивился я.
Фрэнк усмехнулся. - О, да.

Мы стояли, в течение нескольких секунд улыбаясь друг другу, и я затерялся в его ореховых глазах.

О, Господи, я как собака, виляющая хвостиком.

Надо прекращать это дело.

Я моргнул, и он откашлялся. Мы нервно отвели взгляды.
- Мне нужно отнести эти… - Я дернулся в сторону, держа в руках тарелки
- Мне нужно забрать свою гитару, - сказал он одновременно со мной.
- Да, хорошо, - одновременно сказали мы, отворачиваясь друг от друга.

И что, черт побери, это было?

***

Во время пения я сидел на диване между Линдси и мужчиной, представившимся Элом. Несмотря на первоначальную застенчивость, вскоре я обнаружил, что это все мне действительно нравится, а когда Линдси пригласила меня потанцевать, я с удивлением для самого себя согласился.

Мы медленно покачивались взад-вперед, держась за руки, пока она не приобняла меня за спину, и я рассмеялся, легонько наклонив Лиин. Я посмотрел на Фрэнка и заметил, что он наблюдает за мной с легкой улыбкой на губах. Я закружил Линдси, и она захихикала… мы смеялись до тех пор, пока без сил не свалились на диван.

Это было вовсе на меня не похоже.

Но было довольно весело, должен признать.

Мы спели еще пару песен, и женщина, которую Линдси представила как Эвелин, подошла к Фрэнки и встала рядом с ним, напевая мелодию чистым сопрано. Она звучала очень красиво, и все перестали подпевать, а просто стали слушать, разразившись аплодисментами после заключительной ноты.

Комната опустела, и я подошел к Фрэнку, чувствуя, как все внутри меня дрожит.

Боже, я веду себя как девчонка.

- Фрэнк, это было чудесно, - пролепетал ему я.
- Спасибо. - Он улыбнулся. - Эвелин раньше пела в Опере. Она невероятна, правда?
- В Опере? Неужели? - Я был впечатлен.
- Да. - Он взял гитару и повернулся, чтобы вместе со мной выйти из комнаты. - У нее болезнь Альцгеймера, поэтому она оказалась здесь. Часто она забывает, какой сегодня день… но помнит слова из песен. Она до сих пор любит петь.
Я замолчал, переваривая информацию.
- Это так… грустно, - тихо изрек я.
Фрэ кивнул. - Да. Но она счастлива. Пока она может петь, она счастлива. Это того стоит, да? - Он повернулся ко мне, улыбаясь.
- Да, согласен.

Мы немного поиграли с Элом. На самом деле играли Фрэнк и Эл, а я потерпел жалкую неудачу. Затем мы пошли к комнате Лин, и я чувствовал на себе взгляд Айеро, пока мы спускались вниз.

- Что? - спросил я, стрельнув в него взглядом.
- Что? - переспросил он непонимающе.
- Ты смотришь на меня.
- Да? Извини, - сказал он, а его щеки немного покраснели.

Хм… интересно.

Мы зашли к Лин, и я резко остановился, увидев какого-то мужчину сидящим у окна… а на коленях у него сидела Линдси, пылко его целующая.

Фрэнк откашлялся… дважды.

- О, привет, Фрэнки… и Джерард, - с усмешкой сказала Лин, запечатлев еще один поцелуй на губах мужчины.
Фрэнк усмехнулся и сел на стул, а я присел на край кровати.
- Как давно вы… встречаетесь? - спросил я.
Мужчина уткнулся носом Линдси в шею, и она ответила: - Мы с Джоном познакомились в прошлую пятницу… и все пошло-поехало.
Она захихикала, когда старик ущипнул ее за задницу, и я посмотрел на Фрэнка широко открытыми глазами. Я видел, как дернулись его губы, но он просто пожал плечами в ответ.
- Ладно, - наконец сказал он. - Нам нужно идти.
- До свидания. - Я помахал им и вышел из комнаты вслед за Фрэ. Мы сделали всего пару шагов, как я краем глаза посмотрел на него, заметив, что он тоже искоса поглядывает на меня. Не прошло и секунды, как Фрэнки затащил меня в пустую комнату, и мы зашлись от смеха.

- Ладно… это было… странно, - выдавил я в перерывах между смешками.
- «И все пошло-поехало», - процитировал он, и мы снова засмеялись.

Мы прислонились к противоположным сторонам дверного проема, прижимая руки к животу, пока наш смех стихал, и, наконец, сделали по глубокому вдоху. Я вытер слезы с глаз и прислонился к стене, ухмыляясь Айеро. Он увидел мой пристальный взгляд, и его глаза опустились на мои губы, а затем он снова посмотрел на меня.

Сверкающие ореховые глаза потемнели, и я задержал дыхание.

Он подошел ко мне, прикасаясь к моему лицу.
- Я только… мне нужно… - прошептал он, пристально глядя на мои губы.

Ох, мне тоже нужно.

Он поднялся на носочки, и я почувствовал, как его дыхание соприкоснулось с моим. Его рука опустилась на мою шею, и мои веки затрепетали, пока он сокращал расстояние между нами.

Его губы были сильными и теплыми, и они провоцирующе меня поддразнивали, прикасаясь к моим один раз… затем второй… а затем он мягко всосал мою нижнюю губу в свой рот.

Я сжал в кулаках его рубашку, когда он углубил поцелуй, осторожно проводя языком между моими раскрытыми губами, затем более настойчиво, когда я приоткрыл рот. Низкое рычание вырвалось из моего горла, и я прижал Фрэнка к себе, вдавливая его в стену.
Наши губы сплелись в горячем танце, и я почувствовал, как его рука скользнула между моими ногами, наши колени соприкасались, его бедра прижимались прямо к моим… да.

Руки… губы… язык… все двигалось хаотично… лихорадочно ища большего.

Я простонал, и он застыл. Мои глаза резко распахнулись, и я встретил его пораженный взгляд. Задыхаясь, он прижался ко мне.

- Прости… - сказал он. - Я не пытался…

За что он просит прощения, я что, жаловался?

- Все в порядке, - сказал я, задержав дыхание.

Он отошел назад, проводя рукой по волосам.
- Прости, я вообще нормальный, ну в смысле не такой… я не знаю, - прозаикался он.

- Вообще-то я не возражал, - ухмыльнулся я. Он увидел мой пристальный взгляд, и его губы чуть дрогнули.
- Однако это было не очень вежливо.
- А мне все равно.
Тогда он усмехнулся.
- Нам надо вернуться, наверное, - сказал он, протягивая мне руку.

Я на мгновение застыл в нерешительности. Сначала мы тискали друг друга в темном углу, потом Фрэнк говорит, что «он не такой», просит прощения неизвестно за что, а теперь мы держимся за руки?

Фрэнк явно был хорошим парнем… парнем, которому нужна девушка. А не трах с парнем на заднем сидении автомобиля.

И он хотел держать меня за руку?

У меня было чувство, что я обманываю его. Он считал, что я хороший, милый парень, который добровольно приходит в дом для престарелых, танцует со старушками и играет с ними в настольные игры.

Но я был другой. Конечно, я все это делал, но вовсе не по своей воле… и я не был девушкой. Я не был тем, чего он хотел.

И все же в тот момент, когда он протянул руку, меня это не волновало.

Поэтому я сплел свои пальцы с его, и мы пошли навестить Эвелин.

 

3.

Следующая неделя была одной из лучших в моей жизни. Время в доме для престарелых проходило весело и с пользой... а после того, как Джамия в красках описала все происходящее Донне, она даже вернула мне машину и сняла домашний арест.

И, конечно, наше общение с Фрэнком было лучшим из всего этого.

Мы флиртовали, разговаривали, целовались при случае, хотя избегали пустых комнат, потому что искушение повторить наши зажимания было очень велико.

А затем он предложил встретиться.

- Хочу перекусить, - сказал он однажды вечером, когда мы уже уходили. - Хочешь со мной?

Его слова казались такими простыми, но я видел намек на нервозность в его глазах. Он хотел сходить со мной на свидание, и я не знал, что ответить.
Никто и никогда не приглашал меня на свидания… может потому что я парень и я всегда сам приглашал девушек?

Свидание с парнем? Нет. Никогда.

И теперь меня будто парализовало. Я не мог избавиться от страха, что когда мы окажемся наедине, подальше от дома для престарелых, он наконец узнает, какой я обманщик.

Я не мог рисковать, потому что он слишком сильно мне нравился.

Поэтому я солгал.

- Не могу, - сказал я, избегая его разочарованного пристального взгляда. - Моя мама приехала, и у нас… семейные дела, в общем.

- А, ладно, - ответил он. - Может, в другой раз.

Я посмотрел на него и был удивлен увидеть его… задетым?

- Ну, мы же увидимся в пятницу, да? - спросил я, боясь теперь, что разрушил то, что у нас было до этого. Я полагался на нашу дружбу, и пусть даже между нами ничего не будет больше, когда закончатся мои часы общественных работ, я не хотел терять его сейчас.

Фрэнк улыбнулся. - Конечно.

И мы разошлись.

***

В следующий раз, когда я увидел Фрэнка, мне стало немного неловко. Я был ужасным вруном и знал, что он понял, что мои «дела семейные» были лишь жалкой попыткой избежать с ним встречи. Я мог сказать, что ему было довольно неприятно, когда я отклонил его приглашение, но еще я знал, что так будет лучше.

Я не хотел отказываться от него, хотя, безусловно, был должен.

Поэтому я пытался убедить его своими действиями, будто ничего не изменилось. Вначале мы снова смеялись вместе, и, действуя импульсивно, я затащил его в пустую комнату, в которой мы были прежде, и быстро поцеловал в губы.

Я развернулся, чтобы выйти из комнаты, но он схватил меня за руку.

- Джи, что происходит?

- Что ты имеешь в виду?

Он провел рукой по своим волосам. - Ты знаешь, что я имею в виду.

Я ничего не ответил, просто прислонился к стене и закрыл глаза, зная, что финал уже близок.

- Ты мне нравишься, Джерард, - сказал он. - И это довольно очевидно. И я думал, что тоже нравлюсь тебе.

- Ты действительно мне нравишься.

- Но теперь ты то холоден как лед, то снова тянешься ко мне. В одну минуту ты целуешь меня, а в следующую отказываешь мне, когда я приглашаю тебя на свидание.

- У меня были дела.

Он приподнял бровь. - Джерард, я ведь не идиот.

Я опустил взгляд на пол.

- Что такое? - мягко спросил он, взяв меня за руку.

Я не удержался, и одна слезинка скатилась и упала на пол рядом с моими ногами.

- Джи, поговори со мной, - умолял он. - В чем дело?

- Я просто… Ты ведь не знаешь меня на самом деле, - начал я, отводя взгляд в сторону двери и стирая влагу с щеки. - И понимаю, что когда ты узнаешь, то не захочешь иметь со мной ничего общего.

- Джи, я знаю тебя.

- Нет, не знаешь, - настаивал я. - Я не тот человек, за которого ты меня принимаешь. Я испорченный и эгоистичный. И я парень.

Фрэнк глубоко вздохнул и выдохнул, касаясь рукой моего лица и заставляя посмотреть на него.

- Меня совсем не волнует, то, что мы с тобой одного пола. И ты такой… хороший, что ли…

- Но…

- Джерард, - прервал он. - Ты приходишь сюда три раза в неделю, и я знаю, что вначале ты не хотел этого, но теперь вижу, что ты заботишься о людях. Ты танцуешь с Лин и рассматриваешь старые альбомы с вырезками об Эвелин, читаешь эти ужасные любовные романы миссис Фонштейн.

Я хотел заспорить, что книги были не такими уж и плохими, но не смог, пока слезы ручьями стекали по моему лицу.

- Ты сидишь и разговариваешь с ними, когда приносишь обеды, и ты смеешься над их шутками, и я видел, как ты переживал, когда внук Эла не пришел, хотя обещал. И мы весело проводим с тобой время, Джерард. Я чувствую, что могу поговорить с тобой о чем угодно. Я люблю твой смех и твою честность. Ты хороший, Джи. Просто поверь в это.

- Но я… - Я знал, что должен рассказать ему правду, поэтому глубоко вздохнул и выпалил:

- Я должен сказать, почему пришел сюда.

Фрэнки улыбнулся. - Думаешь, я не знаю, что ты здесь из-за общественных работ?

Я уставился на него. - Ты знал?

Он пожал плечами. - Конечно. Джам не первый раз отправляет меня работать с вами. Думаешь, ты первый «преступник», который вошел в эти двери?

Я игриво ударил его кулаком, и он рассмеялся.

- Джерард, все совершают ошибки. И я никогда не буду осуждать тебя за твою.

- Ты не знаешь, что я наделал… кем я был.

- Я знаю, кто ты сейчас. Я вижу, кем ты можешь быть. Разве не так? - тихо спросил он.

Я фыркнул, но ответил также тихо: - Думаю, возможно, могу.

***

Фрэ предложил выпить с ним кофе и поговорить. Я согласился, но планы отложились, когда снова сломалась посудомоечная машина, и Джамия с безумными глазами прибежала к нам.

А когда вечно веселая Нестор в бешенстве, знайте: это проблема.

- У Боба женится сын, а я сегодня вечером веду людей в Оперу, - пролепетала она. - Тридцать человек идут, поэтому у меня нет времени найти замену.

- Джамия, все в порядке, - заверил я ее - Я позабочусь об этом.

- Ты, правда, уверен? Ведь твои часы уже отработаны.

- Уверен. - Я погладил ее по спине. - Просто поезжай и хорошо проведи время.

И конечно, Фрэнк предложил мне помочь, и мы прошли через необычно тихие коридоры на кухню.

Мы молча разгрузили посудомоечную машину, наслаждаясь умиротворением, а затем я начал мыть кастрюли.

- Твои часы, отведенные на общественные работы, скоро закончатся, - заметил Фрэ вытирая кастрюлю, которую я ему передал.

- Да, всего два дня осталось.

- Что будешь делать со своим свободным временем? - беспечно спросил он.

Я улыбнулся. - Вообще я думал продолжать приходить сюда.

- Правда?

- Правда.

- Классно.

- Да, - смеясь отозвался я.

- Ты надо мной смеешься? - спросил он, стряхнув капельки с влажных пальцев мне на лицо.

- Вот только не надо брызгать на меня водой, - сказал я, пытаясь выглядеть рассерженным, но потерпел неудачу.

Он снова это сделал.

- Фрэнк Айеро… - предупредил я.

- Джерард Уэй. - Он опять брызнул водой.

Поэтому я, не подумав о последствиях, вытащил разбрызгиватель и со всей силой стал брызгать на него водой, замочив с головы до пят. Он в изумлении открыл рот, и я застыл, не веря, что на самом деле только что это сделал.

- Прости… - быстро сказал я.

- Ох, ты сейчас пожалеешь об этом, - зарычал он, поднимая кастрюлю, полную воды, вверх и выливая ее на меня.

Я завизжал, и началась водная войнушка. Я нажимал на разбрызгиватель, и Фрэнк отворачивался, пытаясь уклониться от воды, попутно брызгая на меня водой, зачерпывая ее в ладони. Наконец, пытаясь отдышаться, я кинул разбрызгиватель на пол и попросил о пощаде.

- Ничего себе беспорядок мы устроили, - пробормотал я, осматривая комнату.

Фрэнк был необычно молчалив, тем самым привлекая мое внимание к себе.

Я задохнулся, когда увидел его.

Насквозь промокшие волосы прилипли ко лбу, а капли воды стекали по шее на его белую футболку.

Которая была полностью промокшей.

И чертовски прозрачной.

Я смог разглядеть его тату под тканью и темные очертания сосков. Я прикрыл руками свою эрекцию, которая никак не была связана с водной феерией.

А затем я увидел его глаза.

Он медленно сверху вниз проводил взглядом по моему телу, и я опустил глаза, заметив, что мою футболку постигла та же участь, что и его. Когда его взгляд встретился с моим, я увидел, что глаза его потемнели от желания, и я учащенно задышал.

- Фрэнк… - выдохнул я.

Два шага - и он был рядом со мной.

 

4.

Мы накинулись друг на друга губами и зубами… с болью и желанием. На сей раз не было никакой нежности, только необузданная страсть и пыл. Его рот открылся вместе с моим, и мой язык с низким стоном соприкоснулся с его языком.

Он обернул ноги вокруг моей талии, и я припечатал его к кухонной стойке, прижимаясь своей эрекцией к его. Фрэнки вцепился пальцами в мои влажные волосы, слегка потягивая их и проводя ногтями по коже головы.

Я просунул руки между нами, пытаясь стянуть его футболку. В то же самое время он точно также пытался снять мою. Я стащил его футболку и вернул все внимание к его соскам, обрушивши свои губы на его плоть.

Он выгнулся дугой от моего прикосновения, тихо издавая стоны.
- Джи…

Я переключил свое внимание на другой сосок, с силой схватив его за бедра и снова прижимаясь к нему своей эрекцией, вырывая у него еще один стон. Он, обезумевший от желания, опять поцеловал меня, прижимаясь к моей груди голой кожей и без слов требуя большего.

Я опустил руку вниз и нежно погладил его через джинсы, затем принимаясь за пуговицу, пытаясь ее расстегнуть. Он на мгновение застыл, и я подумал, что он сейчас меня остановит.

- Джи…

Я снова его поцеловал. - Все нормально. Я просто хочу прикоснуться к тебе.

Он простонал, прижимаясь к моей руке.

Он не собирается меня останавливать.

Хвала небесам.
.
Я стянул его джинсы вниз и вытаращил глаза.

Да парень просто одарен!

И, Господи всевышний, выпуклость, которую я чувствовал ранее, совсем не была фальшивой рекламой.

Я схватил его внушительную длину рукой, аккуратно сжав и проводя руками вниз, а потом снова вверх.

- Черт… Джерард… - простонал он, откинув голову назад.

Я продолжал мягко его поглаживать… затем чуть сильнее… а затем снова возвращаясь к легким касаниям.

- Ты сводишь меня с ума…

Я закрыл глаза, наслаждаясь собственным триумфом. Он погладил кожу прямо над поясом моих джинсов, и я резко распахнул глаза.

- Я тоже хочу дотронуться до тебя, - пробормотал он, расстегнув пуговицу и молнию. Мои глаза снова с трепетом закрылись, когда его рука оказалась на моей эрекции.

- Твою мать, - простонали мы одновременно.

Воздух становился густым и влажным от нашего тяжелого дыхания, пока мы поглаживали и ласкали друг друга, а нашу кожу покалывало от невообразимо приятных ощущений. Я понял, что он близок, когда его движения стали прерывистыми, а дыхание - тяжелым. И все же он казался довольно решительно настроенным, чтобы я оказался на краю вместе с ним, потому что его рука ускорилась в движениях.

Я сбился с ритма, пока он продолжал свою сладкую пытку, а язык соприкасался с моим. Но он перенял инициативу на себя, толкнувшись мне в руку, затем все завертелось… его тело и мое, наши языки и губы…

- Джи… - простонал он, дрожа.

Я чувствовал, что уже вот-вот и воспарю в небеса… его язык распалял желание во мне еще больше.

- Фрэнки…

- Давай вместе… - прошептал он, задев языком мое ухо.

И мы сделали это… раскаленное добела удовольствие промчалось сквозь все мое тело, заставив заколоть каждое нервное окончание и вырвав длинный низкий стон из моих губ. Вслед за мной кончил и он, толкнувшись еще два раза, прежде чем экстаз охватил его, и я прервал его стон страстным поцелуем.

На мгновение мы замерли, прижимаясь друг к другу лбами, иногда целуясь, пока наше дыхание возвращалось в нормальный ритм.

- Это было… невероятно, - наконец, сказал он.

- Ты даже не извинился, - подчеркнул я.

- Я и не сожалею, - просто ответил он.

Я улыбнулся, и стащил его со стойки, не выпуская из объятий, пока его дрожащие ноги не были способны удержать его. Я аккуратно застегнул его брюки, надел на него футболку, перед этим нежно поцеловав каждый сосок. Он вручил мне мою футболку и подал мне полотенце, чтобы я высушил себя перед тем, как одеться.

- Не могу поверить, что мы сделали это, - сказал я, хихикая. - Сюда мог войти кто угодно.

- Я в этот момент вообще об этом не думал, - виновато признался он. - Отчасти мой мозг вообще о других вещах задумывался.

- Наверное, надо тут все убрать. - Я обвел руками пол и стол.

Фрэнк достал несколько полотенец из кладовой, и мы вытерли воду, посмеиваясь, когда встречались взглядами.

- Я говорил тебе, что Линдси и Джон расстались? - спросил он, когда мы кинули мокрые полотенца в прачечную.

- Нет! - воскликнул я. - Что случилось?

- Лин ворвалась к Джону как раз в тот момент, когда он тискался с Элинор Доннелли на кухне.

- На кухне? - улыбаясь, спросил я.

- Видимо, здесь какая-то особая атмосфера, - он усмехнулся, взяв меня за руку.

- Видимо, - согласился я.

Мы вышли из комнаты отдыха, выключая свет и закрывая за собой дверь. Когда мы подошли к выходу, Фрэ кинул на меня взгляд.

- Так… - начал он. - Я подумывал перекусить. Ты проголодался?

Я улыбнулся ему, легонько сжав его руку. - Зверски.

Мы вышли из здания, взявшись за руки… глупые, счастливые и смеющиеся…

И абсолютно удовлетворенные.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 69 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Участники соревнований | Государственное бюджетное образовательное учреждение 1 страница

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.072 сек.)