Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Слишком крута для тебя (СИ) 2 страница

Сашка резко вздернула голову и, сощурившись, уставилась на него недовольным взглядом. Казалось, она совсем не удивлена встрече.

— Здрасте, — в её устах звучало не очень радушно.

— Покупки в столь поздний час… — начал Макс, слегка растерявшись её неприязнью.

— Очень удобны, — закончила Доминская. — В залах нет толпы народа и очередей на кассе. А вы тоже в магазин? Ну, так бегите, — Саша явно пыталась от него избавиться.

— Мне казалось, мы перешли на «ты», — сказал Максим, широко улыбаясь.

Девушка поморщилась как от зубной боли.

— Я уже и подзабыла.

Слабо верилось, что такая особа, как Александра Доминская, что-либо когда-либо забывала. Девушка слегка кивнула головой и направилась в сторону автостоянки.

О, нет. Не тут-то было. Второй раз он не даст себя так провести.

— Саша, давай подброшу, — прокричал Макс ей вслед.

Она не обернулась. Тихо выругавшись, Ковалев, поплелся за ней.

— Пакет тяжелый? Помочь донести?

Она молчала.

— Неужели, тебе хочется сейчас ловить такси? — убеждал он.

Девушка, наконец, обернулась и смерила его ехидным взглядом.

— С чего ты решил, что я езжу на такси? — левая бровь привычно чуть-чуть изогнута.

Ковалева прошиб холодный пот. Может, Саша с кавалером, а он, как идиот, увязался за ней. Хотя, нет. Разве он не помог бы ей нести пакет?

— Так уж и быть, Ковалев. Поддержи пакет, пока я найду ключи, — милостиво сказала Саша и впихнула ему в руки фирменную торбу супермаркета «Планета».

Значит, феминиста сама ездит за рулем. Как он сразу не догадался!

Тем временем блондинка извлекла связку из сумки и, слегка повернувшись к черному джипу, сняла режим сигнализации.

«Ну, конечно, если Доминская за рулем, то только за чем-нибудь грандиозным», думал он, пока девушка открывала заднюю дверцу машины. Одновременно взгляд скользил по точеной фигурке, затянутой в строгий брючный костюм.

Хороша! Чего уж там, лучше всех! На данный момент…

Саша повернулась и взяла пакет из его руки. Раздался треск и переполненный полиэтилен лопнул, так и не донесенный до машины.

На парковку посыпались разнообразные пакеты и коробки. Ковалев пригляделся и удивленно отметил, что это были различные полуфабрикаты: пельмени, вареники, пицца, готовые котлеты, блинчики и т. д. А, так же пару десятков лапши быстрого приготовления.

— Ты это ешь? — не скрывая удивления, спросил он.

— А, что тут такого? Полстраны этим питается, — тон был вызывающим, но было видно, что ей стыдно.



— Скорее, студенты, — Ковалев получал удовольствие, наблюдая смущение Саши. Он даже и не догадывался, что на этом прекрасном личике может вспыхнуть столь восхитительный румянец. Смесь стыда и закипающей злости.

— И, кто мне это говорит? Ресторанный мальчик?

Да, Ковалев часто обедал в ресторане. Но завтрак и ужин всегда проходил дома.

— Обижаешь! — самодовольно заявил Макс, готовый похвастаться рецептом «судака по-московски».

— На обиженных воду возят, и балконы падают… И ещё кое-что кладут! — Саша приняла его слова за чистую монету.

Ковалев не знал, что ответить. Нет слов, остались одни эмоции.

— Но, это же жуть! Неужели ты не умеешь готовить?

— Мне это ни к чему! — отрезала Саша и стала забрасывать товар прямо на заднее сидение. — И, мне все равно, что ты обо мне думаешь. Иди, танцуй, Ковалев.

— Я футболист, а не танцор, — недоуменно воскликнул Макс.

— Мне плевать, будь ты хоть Анжелой Дэвис, — пробурчала девушка, забросив последнюю пачку. — И, уберись с дороги, а то я невнимательна, когда голодна.

Последнюю фразу Доминская бросила через открытое боковое стекло. Макс ошарашено отступил в сторону. В следующую секунду взревел мотор и кроссовер с визгом тронулся с места.

— Черт! Черт! Черт! — его ещё никогда так не опускали. В душе закипало праведное негодование. — Да, она просто хамка. Ненормальная. Больная! — возмущался он, нисколько не смущаясь подозрительно многих случайных прохожих. И что им всем дома не сидится? — Просто дура!

Загрузка...

Старушка, проходившая мимо, испуганно кивнула ему в знак согласия.

Глава 4

На работе все просто валилось из рук. Может, виной тому были воспоминания о дурацкой встрече на стоянке. А может, просто неудачный день. Тем не менее, статья «Автомобильного стиля», снабженная положенными иллюстрациями, была написана, но название никак не приходило в голову. Саша вертела и так и эдак, обдумывая каким словом обозвать историю о внедорожниках. Получалось либо слишком грубо, либо слишком заумно.

Решение проблемы пришло неожиданно. Маленький хиленький Артем Дробицкий выступил в качестве спасителя.

— Да, чего уж думать, Александра Дмитриевна? Я, когда на своем Смарте между такими еду, иначе как «воины», их не называю.

Саша вспомнила миниатюрную машину Дробицкого и засмеялась. Её сложно-то и автомобилем назвать. Так, велосипед. В редакции эту машину величали «свинья-копилка».

— Артем, у тебя второе образование, какое? Фотограф, да? — неожиданно спросила Саша.

— Да, так точно. Я даже пять лет проработал фотографом «WomeneAIZ».

— Почему бросил? — спросила Саша.

— Так ведь обанкротилось издательство. Закрыли, — печально сказал Артем.

— Надеюсь, не по твоей вине? — весело подкинула Саша.

— Нет, что вы? Там другая проблема была, — Дробицкий залился румянцем.

— Если ты не забыл еще, как фотоаппарат в руках держать, я бы хотела тебя взять на интервью с Ковалевым. Чтобы не отвлекать Левакова. Он делает подборку девушек в этот номер. А твоя статья уже одобрена. Как тебе такая идея?

Саша встала и, прислонившись к столу, выжидательно смотрела на Артема. Для этого подлеца Ковалева не придется сильно стараться. Саша была уверена, что выйдет он хорошо, даже если его фотографировать будет она.

— Даже не знаю, Александра Дмитриевна. В принципе я могу, — залепетал Дробицкий.

— Понятно, как всегда сомневаешься в своих силах. Значит, так. Вот телефон Ковалева позвони и сообщи, что мы приедем в пятницу утром. Возьмем ещё Дениса и Галину Ипполитовну. Предупреди их. Суть работы они знают.

Артем кивнул и отправился выполнять поручения. А Саша подумала, что день прошел не так уж и плохо. До выпуска ещё две недели, а половина статей уже готовы. Да, и её любимый раздел получил статью с названием.

«Воины дороги… Хм…Вот может Артем, когда захочет».

Хмурым пятничным утром Саша подъехала к воротам загородного дома Ковалева. Усадьбу закрывал высокий забор, так что увидеть с дороги что-либо было невозможно. Зато показался высокий плотный мужчина в черном строгом костюме. Окинув Сашу хмурым взглядом, поинтересовался, чего надобно.

Саша устало закатила глаза.

Оставалось только надеяться, что выбраться отсюда проще, чем попасть внутрь.

Однако, вскоре, переговорив с охранником, Саша уже была во дворе, где увидела припаркованные автомобили рабочей команды. Значит, все уже в сборе.

Не успела Саша вытащить из багажника дорожную сумку, как к ней подошел Максим.

— Доброе утро, Саша, — весь такой бодренький.

«Надеюсь, Дэн выщиплет тебе брови или случайно депилирует торс» злорадно подумала Александра и кивнула Максу вместо приветствия.

Максим, не спрашивая разрешения, подхватил её сумку.

Когда Саша смерила его хмурым взглядом, он лишь задорно подмигнул ей и двинулся к дому.

Александре ничего больше не оставалось как, сердито сопя, идти за ним.

— Ребята уже здесь. Сейчас позавтракаем и приступим к работе, — говорил на ходу Макс.

— Я не голодна, — отрезала Саша.

Он обернулся к ней и, улыбаясь, сказал:

— Неужели с утра уже успела съесть что-то отвратительное из того пакета?

Саша рассердилась ещё больше. Да какое ему дело, в конце концов?

— Я никогда не завтракаю. Только кофе.

— Ещё скажи черный без сахара. Оттого и такая вредная всегда, — издевался Макс дальше.

— А ты что, решил мне жизнь подсластить? — ехидно спросила Саша.

В этот момент Макс резко обернулся и Саша практически впечаталась в него. Господи, как он божественно красив! А этот мужской аромат. Совершенный, ни с чем не сравнимый, заставляющий сходить с ума.

Их взгляды пересеклись, и в душе у Саши что-то болезненно сжалось. Дыхание сбилось, сердцебиение участилось. Впрочем, чтобы не происходило в душе Александры, поверьте, на лице это никак не отображалось.

— Только скажи, и я сделаю тебе сладко-сладко, — хрипло зашептал Макс.

По телу Саши пробежали мурашки. Нет, не мурашки, толпа диких обезьян. Она, наверное, чем-то больна, если так реагирует на этого пижона.

Нужно было срочно взять себя в руки.

— Я не люблю, когда слишком приторно, — отрезала Саша, отодвигаясь. Ещё не хватало, чтобы он подумал, что нравится ей.

Не желая больше оставаться с ним наедине, Саша буквально ворвалась в дом. Это, конечно, не совсем прилично. Но, как известно, из двух зол…

Ковалев расхохотался и крикнул ей вслед:

— Осторожно, а то я могу подумать, что ты так спешишь в мою спальню.

Зараза! Когда он оставит её в покое?

Она шла на голоса и очень удивилась, когда нашла ребят на кухне.

— Что вы здесь делаете? — спросила Доминская, не здороваясь. Смерив, однако, присутствующих недобрым взглядом.

— Готовим завтрак, — ответил Дэн, горестно вздыхая.

— А где же кухарка его величества? — с сарказмом спросила Саша.

— Так, оказывается, нет её у него. Сказал, что сам пока готовит, — ответила Галина Ипполитовна, выкладывая тосты на блюдо.

Спустя полчаса они уже сидели за столом. Александра категорически отказалась завтракать, но сидела вместе со всеми, потягивая приготовленный Максом кофе. Справедливости ради, пришлось заметить, что кофе вышел отменным. Крепким, но одновременно вкусным, с насыщенным терпким ароматом. Плюс, яркости вкусовым ощущениям придавало молоко. На хитроумное блюдо, которое уплетали остальные, Саша предпочла даже не смотреть. Впрочем, от тоста с джемом тоже отказалась.

За завтраком царила непринужденная атмосфера. Макс рассказывал ребятам смешные истории из своей жизни. Парни на пару с Галиной Ипполитовной искренне хохотали. Саша в разговор не вступала и делала вид, что вообще не слушает. Но пару раз все-таки не удержалась, и улыбка мелькнула на её лице.

Чему Максим был несказанно рад. Саша была ещё красивей, когда улыбалась. Она была прекрасна! В первый раз у Макса даже дыхание перехватило. Но эти улыбки быстро исчезали с её лица, как только она замечала его взгляд.

После завтрака все собрались в малой гостиной, чтобы обсудить предстоящую статью. Было решено начать с фотографий. А уж потом работать над самым текстом.

— Значит так, сначала сделаем фотографии в гостиной, затем в спортзале и во дворе, — дождавшись кивка Артема, Саша продолжила: — Галина Ипполитовна, подберите костюмы. Что-нибудь не совсем домашнее, но и не совсем выходное. Средненько, понятно? — Обратившись к визажисту, вальяжно развалившемуся в кресле, она не смогла сдержать довольной улыбки: — Дэн, с макияжем пофантазируй. Даю тебе полную свободу действий. Могу только добавить: чтобы он выглядел привлекательно в твоем представлении.

— Хорошо, Александра Дмитриевна. Я уж постараюсь. Будьте спокойны, — растягивая слова, ответил Дэн.

О том, что у Дэна нетрадиционная ориентации, в редакции знали все. Но особого внимания на это не обращали.

Максу же сразу показалось странным поведение Дениса. И сейчас, сидя перед зеркалом, он невольно ежился от прикосновений Дэна.

— Итак, Максим, начнем, — гортанно сказал Денис. — Кожа хорошая, чистая. Глаза достаточно выразительные. Немного губы подведем, и темные круги под глазами скроем…. Пожалуй, брови чуть-чуть нужно выщипать…

Максим взвился.

— Оставь в покое брови и губы, — рявкнул он.

Денис испуганно подскочил на месте.

— Простите. Я же с профессиональной точки зрения, — оправдывался он.

Но Максим был непреклонен. И Денису пришлось ограничиться тем, что Ковалев разрешил ему работать над кругами под глазами.

Началась долгая и кропотливая работа под названием фотосессия. В дом будто ворвался ураган, несмотря на то, что в помещении находилось всего пять человек. Все кричали, отдавали указания друг другу, спорили. Но последнее слово всегда оставалось за Сашей. Макса это слегка напрягало. Саша летала по дому, как заведенная, придумывая все новые и новые ракурсы, фоны, передвигала его, легко касаясь гибкими руками. Она была так близко, что он мог чувствовать цветочный аромат её волос. Видеть каждую черточку её лица. От этого сердце Максима начинало учащено биться, а тело жило своей жизнью. Доминская же была совершенно невозмутима. Обидно!

— Ковалев, куда ты смотришь? — кричала она. — Ты должен смотреть на Артема. Артем, чем ты занят? Ты что, не можешь сфокусировать на себе объект? Галина Ипполитовна, что это за брюки? Мы же не Чарли Чаплина снимаем. Поменять! Дэн, мне не нравится его прическа. Что это вообще за ворох? Он, что — подросток? Причесать!

Денис визгливо пищал, что это не его идея. Галина Ипполитовна громогласным голосом убеждала, что данные брюки — писк моды. Артем обижено сопел.

Но, тем не менее, ребята, к большому неудовольствию Макса, подчинялись. Нет, не подумайте, что ему нравились эти брюки. Просто, он не мог поверить, что можно так слепо слушаться женщину, даже если она твой начальник в данный момент.

К концу дня Макс уже был готов послать и её, и Женьку в ж*пу. Так она его достала. Просто невозможная, сумасшедшая баба. Но хуже всего было стоять и чувствовать ноющее возбуждение в паху. Спасло то, что когда, казалось, его терпение вот-вот лопнет, все прекратилось. Причем также стремительно, как и начиналось. Рабочая команда благодарила друг друга за работу. И все были довольны! Поразительные люди.

Александра подбила ребят заказать на ужин пиццу. И Макс согласился, так как настроения готовить не было. Они расположились на кухне, за барной стойкой и дружно ели пиццу, запивая пивом.

— Максим Александрович, а когда начало сезона в этом году? — спросил Артем.

— Шестнадцатого сентября, — ответил Ковалев, прожевывая большой кусок пиццы. — Первая игра с Германией. Кстати, приглашаю всех!

— Спасибо, мы обязательно будем, — заверил Артем с Денисом. И даже Галина Ипполитовна кивнула. Только Саша молчала. Максим решил обратиться к ней напрямую.

— А, ты Саша? Футбол любишь?

Александра смерила его безразличным взглядом.

— Люблю. Только я не приду, — просто сказала она.

— Почему? — Максим даже жевать перестал.

— Я болею за «Шахтёр», — ответила она, глядя прямо ему в глаза.

Эта фраза убила Макса. Будто серпом по одному месту… «Шахтёр» был основным противником «Динамо» и Саша это прекрасно знала. Ковалев нахмурился, размышляя. Ну, просто все против него! Лучше бы она вообще футбол ненавидела. Было бы проще.

— Почему?

— Что за вопрос???? В этой команды намного больший потенциал, чем у вашей. И, хотя вы чаще выигрываете, поверь, наступит день, когда вы окажетесь за бортом. Может не в этом году…

В душе Максима все негодовало. Артем с Ипполитовной переглянулись.

— Какой потенциал? Они проигрывали нам в прошлом сезоне раз пять.

— Не пять, а три раза!! Остальных два раза они победили. Сделали вас как юниоров. Вот взять хотя бы их нападающих. Один Демченко чего стоит. Молодой и перспективный.

Это был удар ниже пояса. Ведь самому Ковалеву в этом году исполнится тридцать три.

— Да, он зеленый ещё, а не молодой. Его обойти раз плюнуть.

— Сначала, его нужно догнать. А ваш новый голкипер просто фуфло!

С этим Макс вынужден был согласиться. С тех пор как Романский залег с травмой, заменял его неуклюжий Шилов. Одна надежда была, что к началу этого сезона Романский оправится после травмы.

— Он всего лишь заменяет и ещё учится, — попытался защитить он свою команду.

— Его там вообще не должно быть. Вспомни, как он гол Демченко пропустил. Это же просто смешно, — с сарказмом сказала довольная Саша.

— Вот-вот, если бы на воротах тогда стоял Романский, твой Демченко в жизни бы не забил! — парировал Макс.

Одолеваемые эмоциями они уже стояли друг против друга, практически упираясь носами, и отчаянно спорили.

— Забил!!

— Не забил!

— Забил!!!!!!!!!!!!!!!!!!

— Не забил!!!!!!!!!!!!!!!!!

— А я говорю, ЗАБИЛ!

— А я говорю, НЕ ЗАБИЛ!

— Ты просто несносный идиот, Ковалев! — рявкнула Саша, не сдержавшись. Затем оглянулась и заметила, что на кухне, кроме неё и Максима, больше никого нет. И, когда они только ушли?

Макс рассмеялся, осознав всю комичность ситуации. Они ведут себя как два подростка.

Саша ещё больше разозлилась, однако решив, что спорить бесполезно, просто фыркнула и вышла из кухни с гордо поднятой головой.

Глава 5

Бытует поговорка, что зима наступает неожиданно. Определенно, это касается и нового дня. Для Александры. Будучи по натуре «совой», она страдала каждое утро. Казалось же, что только уснула и вот уже в окно бьют новые лучи приходящего дня. Но насчет лучей — это не касательно нынешнего дня. Потому что сегодня небо затянуто ещё более зловещими тучами, чем вчера.

В половине десятого, сердито сопя, Саша покинула уютную спальню. Организм требовал положенную утреннюю дозу кофеина. Причем немедленно.

Спускаясь по лестнице, Александра отметила, что в доме очень тихо. По сравнению с атмосферой её квартирки в центре города эта тишина слегка резала слух.

Однако спустя час, проведенный на кухне, Саша забеспокоилась. Слишком тихо. Подозрительно тихо. Будто в доме никого нет.

Саша пустилась на поиски Ковалева. Обошла весь первый этаж и уже собралась подниматься на второй, когда вспомнила о спортзале. Там она его и нашла. И, ох, лучше бы не находила.

Ковалев, обнаженный до пояса, с мокрым от сбегающего пота торсом восседал на тренажере и усиленно качал пресс, а может быть, бицепсы. В этом Саша не сильно разбиралась. Но точно могла сказать, что при выполнении этого упражнения все его мышцы приходили в движение. Только дыхание при этом оставалось ровным. Как заколдованная, она водила взглядом синхронно его движениям. По телу разлилась теплая истома, низ живота стянуло тугим узлом. Никто не знает, сколько бы это продолжалось, если бы Макс не заметил её присутствия.

— Привет, Саша, — поздоровался он, поднимаясь. Рука потянулась за бутылкой с водой, отчего мышцы снова заиграли.

Взгляд Саши непроизвольно переместился на единственный предмет одежды на теле Ковалева. Это были белые шорты, разительно контрастирующие со смуглой кожей. Они сидели низко на бедрах, подчеркивая поджарый живот и стройные бедра. Александра затаила дыхание, словно ожидая, что они сползут ещё ниже.

Что это с ней? О чем она только думает? Усилием воли, Саша заставила себя отвернуться, как раз в тот момент, когда Ковалев вытирался полотенцем.

— Долго же ты спишь, принцесса! — поддразнил он.

Александра лишь поморщилась от звука его голоса. Сексуальный баритон, будто перышком прошелся по её нервным окончаниям.

— Хм… я искала тебя. Ребята уже уехали? — прошептала она.

— Да, рано утром. У всех оказались планы на выходные и, пользуясь тем, что материал отснят, они поспешили убраться из моего дома, — ответил Максим, задержав взгляд на округлой попке Александры. Благо она этого не видела.

— Когда приступим к интервью?

— Как только я приму душ, — сказал Макс из-под полотенца, вытирая голову.

Кровь в жилах Саши снова забурлила, когда она представила Макса в душе. Это было похоже на алкогольное опьянение. Даже хуже. Чтобы это не было, хотелось увеличить дозу.

Наконец-то Максим вышел из спортзала, а Саша устало опустилась на мат. Почему она так на него реагирует? Почему он пробуждает в ней столь низменные желания? Откуда они? С Александрой никогда такого не было. Она всегда контролировала свои эмоции. Она была хладнокровна, сдержана и в некоторой мере расчетлива.

Первый сексуальный опыт Саши, а впрочем, и последний случился на третьем курсе института. Не от большой любви, и даже не из-за страсти. Решающим звеном стал интерес. Проще говоря, расширение кругозора. Но, на деле все оказалось примитивней и проще, чем это рисуют люди. Дикое ощущение унижения, стыда. Все-то время, пока длился акт, Александру не покидало чувство, что её все-таки «имеют». Повторять сие действие, мягко говоря, не хотелось. При этом она не считала себя фригидной, она была просто выше этого. До встречи с Ковалевым. Может, он просто универсальный возбудитель для любой женщины? Проще говоря, искуситель. Александра мысленно добавила ему ещё один минус.

Саша машинально потерла складочку между бровями, раздумывая какой вопрос задать Максиму. Ковалев хмурился, наблюдая за сосредоточенным лицом Саши. Было ощущение, что его пытаются загнать в угол.

— Что ж начнем…. Максим, почему ты решил заняться футболом? — спросила Саша, включив диктофон.

Александра впервые назвала его по имени и неожиданно это оказалось очень приятным.

— Мне всегда нравился этот вид спорта. Я играл с детства. В третьем классе учитель физкультуры заприметил во мне талант и замолвил за меня словечко перед тренером детской команды, — серьезно ответил Макс.

— А сейчас не жалеешь? Не жалеешь, что сделал такой выбор? — поинтересовалась Саша.

— Нет… Ещё ни разу не пожалел. Футбол — это моя стихия. На поле я чувствую себя уверенно, раскрепощено…

Саша хотела заметить, что за границами поля он тоже не страдает неуверенностью. Но вовремя сдержалась.

— А как ты относишься к футболу? Как к развлечению? Или все же более серьезно? — вырвалось у Саши. Этот вопрос не был запланирован.

— Я всегда подходил к своей работе с повышенным чувством ответственности. Я чувствую себя в ответе за игроков, которые находятся в моей команде. Ощущаю ответственность за прославленный клуб, который поручил мне осуществление большого проекта, за болельщиков, которых ужасно не люблю расстраивать, за любимый вид спорта, который я хочу видеть в самом чистом его проявлении… Но все же при этом я наслаждаюсь своей работой…

Александра была удивлена, услышав это. Это было так не похоже на Ковалева.

— Каков настрой на этот сезон?

— Любая команда, а тем более — «Динамо», выходя на футбольное поле, ставит перед собой максимальные задачи. Ребята молодые, желания у них много, но где-то чересчур увлекаются, где-то допускают ошибки. Впрочем, как и я сам. Но суть не в этом, главное, что есть желание, стремление. Важно, чтобы они были открыты для игровых моментов и замечаний, которые делают тренеры. В жизни никого ничему нельзя научить, если человек сам этого не хочет. Всегда нужно прикладывать максимум усилий, не только работая мышцами, но и думая головой.

— А как ты оказался в Англии?

— Переехал вместе с дедом ещё подростком. Решил продолжить игру там. Вскоре попал в футбольный клуб «Челси».

— А, сюда — почему вернулся?

— Много было причин… — уклончиво ответил Макс.

Если бы она не знала Ковалева как футболиста, то предположила бы, что его просто «попросили» из клуба. Но будучи поклонницей футбола, хорошо знала, что Ковалев очень ценный футболист. «Динамо» пришлось здорово попотеть, чтобы заполучить его три года назад.

Дальше они говорили о его футбольных успехах, стремлениях, планах… Разговор шел гладко и плавно, пока Александра не заговорила о межсезонных развлечениях футболистов.

— А, как же пресловутый режим, тренировки и прочее? Вы курите, пьете и трахаетесь, позабыв о футбольном долге, — возмущалась Саша.

— О каком долге ты говоришь? Мы же не клятву Гиппократа даем! К тому же, возле нас привыкли видеть красивых лапочек. Это наша репутация, детка, — самодовольно сказал Ковалев.

— Угу, безмозглых лапочек возле безмозглых футболистов. А до секса и после секса, наверное, поговорить хочется? Да не с кем! Твоя курица и двух слов не свяжет! — Саша вызывающе улыбнулась и скрестила руки на груди.

— На кой черт мне с ней разговаривать?

— А… Да ты ещё хуже, чем я думала. Еще один минус! Третий! — завелась Саша.

— Какой минус? — недоумевал Ковалев.

— Нет, сразу два: один за неиссякаемый кобелизм, второй за тупость! Отличная статья получится «Футбольный кобель, или жеребцы тоже играют в футбол» — Саша расхохоталась такой перспективе. Ковалев же старался не показывать, как его задели её слова. Дождавшись, когда её смех утих, просто сказал:

— Ты ненормальная!

— Только с тобой, — парировала Саша.

— Ты дура!

— Да, — кивнула она. — Давно я так не смеялась. Ковалев, ты просто душка, — поддергивала она дальше. — Ты просто роскошный и бесполезный!

Макс ехидно улыбнулся.

— Я, по крайней мере, умею готовить, — уколол он.

— Да, — быстро согласилась Саша. — Но процент этой полезности просто мизерный, — большим и указательным пальцем она условно показала никчемность этого значения, — по сравнению с моими полезными качествами.

— Ну да, конечно! Так и есть! — иронизировал он. — Не забудь упомянуть об этом в статье.

— Обязательно!

Сашка снова рассмеялась.

— Ладно, сейчас мне нужно набросать кое-какой материал, — сказала Саша, поднимаясь.

— Давай пообедаем. Съездим в «Палермо», — предложил Макс.

— Только не в «Палермо». Там все дорого и напыщенно.

Максим задумался, размышляя, где Сашке может понравиться. Внезапно идея осенила его.

— А поехали в «Макдональдс».

Александра как-то странно на него посмотрела, будто проверяя, шутит он или серьезно. Затем осторожно кивнула.

Они отлично посидели в кафе, жуя гамбургеры и картофель фри. Как ни странно, складывался непринужденный разговор. Они болтали, поддергивали друг друга. Александра угрожала Максу, что напишет в статье о его девчачьих ресницах. Макс, в свою очередь, пригрозил, что в ответ объявит в прессу, будто она его девушка. И, хотя это было сказано ради смеха, неприятно было видеть, с каким ужасом Саша это восприняла. Ещё немного общения с ней — и у него разовьется комплекс неполноценности. Раздавленному самолюбию требовалась срочная реабилитация. Благо, сегодня суббота и впереди приятельские посиделки в «Кентавре».

— Если вечером хорошо поработаем, у меня будет весь необходимый материал. И я завтра уеду, — сказала Саша, когда они вернулись из города.

— Я не смогу вечером, — решительно сказал Макс.

— Как это не сможешь? — удивилась Александра.

— У нас с парнями традиция. Субботний вечер мы проводим вместе. В «Кентавре», — пояснил Максим.

— Да хоть в тираннозавре! Только в другой вечер. Я не собираюсь здесь торчать ещё сутки, — убеждала Саша.

— Скажешь это Мухе. Я не обязан сутками быть в твоем распоряжении. У меня есть свои дела, — отрезал Макс.

— Ты мерзкий тип, Ковалев! Это я теперь должна торчать одна в этом доме? Прекрасно! Катись! Надеюсь, тебя заберут в отделение, когда ты пьяным будешь возвращаться со своей попойки. А я займусь работой.

Когда Максим вошел в дом, часы в гостиной показывали три часа сорок пять минут. Не смотря на насыщенную вечернюю программу, в душе было какое-то гнетущее состояние. И даже время, проведенное с сексуальной брюнеткой, не принесло должного удовольствия.

Не хотелось думать, что виной тому вздорная журналистка, которая спит в его доме.

Максим широкими шагами поднимался по лестнице, переступая через ступеньки.

«Почему так темно?» — думал Ковалев, пытаясь отыскать дверь спальни.

Он был почти у цели, когда вдруг наткнулся в темноте на что-то теплое и мягкое. Определенно, это была девушка. А единственная девушка в его доме — это Александра. Стоит ли говорить о том, какое блаженство он испытывал сейчас, почти держа её в объятиях. Только дурак не воспользуется таким шансом. Черт возьми, да он будет просто идиот, если не поцелует её!

— Максим, — послышался голос Саши. — С тобой все в порядке?

Ковалев медленно, но уверенно приблизил свое лицо к Сашке. Мягкий пряный аромат защекотал ноздри. Он мысленно застонал (или не мысленно!?), втягивая в легкие этот манящий аромат.

— Что с тобой? — спросила удивленная Саша.

Его щека скользнула вдоль её, приятно покалывая кожу. Шею обожгло горячее дыхание, вызывая дрожь во всем теле. Что он с ней творит?

— Макс? — судорожно выдохнула Александра.

— Тсс… — прошептал он, прокладывая цепочку поцелуев от щеки к шее. Несколько мучительных касаний горячих губ, сводящих с ума. И в следующую секунду неожиданно резкий захват её губ, жадным поцелуем. Мысли вертелись у неё в голове. Но четкости никакой не было. Одно она могла сказать точно: так её ещё никогда не целовали. Неистово, ненасытно, необузданно и обжигающе страстно. Подавляя, лишая воли.

Легкое движение вперед и она уже прижата сильным телом к двери, а его руки, лаская, скользят вдоль тела. Сжимают упругую попку, вдавливаясь напряженным органом в мягкий живот.

Макс отпрянул на несколько секунд, судорожно выдохнул и снова завладел её ртом. Но Саша окаменела. От Ковалева слегка несло спиртным.

Боже, что она делает?

Отрезвление медленно приходило в сознание Саши, вызывая оцепенение. Она готова была к тому необузданному, бурному сексу, который мог предложить ей Макс? Для него она просто очередная «лапочка», а завтра он об этом даже не вспомнит. Пьяная свинья!

Заметив её неподвижность, Ковалев остановился. Если бы не темнота, он бы мог увидеть быструю смену эмоций на её лице: страсть, страх, ужас!


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 112 | Нарушение авторских прав




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Слишком крута для тебя (СИ) 1 страница | Слишком крута для тебя (СИ) 3 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.112 сек.)