Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Не отдавай чужим меня взаймы 3 страница



Ты подошел, хотя мы только что с тобой чуть не подрались. Стал рядом, достал сигарету из лежащей пачки на подоконнике, щелкнул зажигалкой, затянулся. Выдохнул. И тихо спросил:

- Что происходит, Том?

- А что происходит? - огрызнулся я.

- Я же вижу. Кидаешься на всех, как псих... Ты третий день сам не свой...

- "Не свой" - тихонько повторил я, понимая, как это выражение подходит к ситуации.

Не свой, Билл. Ты прав. Я твой. Я тот, кто боится за тебя больше, чем за самого себя. Я тот, кто всю жизнь будет любить тебя больше, чем саму эту жизнь. И я тот, кто ради тебя собирается лечь под какого то урода...

- Может, расскажешь? - твой вопрос и взгляд, от которого сжимается душа в маленький комочек.

- Нечего рассказывать... Успокойся. Просто настроение херовое. Пальцы болят...

Ты затянулся. Кивнул, не спеша - типа поверил. И, убедившись, что все равно ни фига из меня не вытащишь, успокоился. Или сделал вид.

А меня это все больше напрягало. И еще, на четвертый день ты пришел домой поздно ночью - под коксом. Снова. Я курил на кухне, когда ты включил свет и увидел меня, зажмурившего и сжавшегося в комок на диване.

Ты молча прошел к холодильнику, достал минералку, а я смотрел на тебя, на твои покусанные губы и мне было почти плохо. Эта с*ка, Эрик, хочет больше, чем может взять... Я смотрел на тебя, и мне представилось, как он целует тебя, как ласкает твое тело, а ты тихонько стонешь...

Мне самому захотелось заскулить, и я отвел от тебя взгляд.

- Какого не спишь? - Ты плюхнулся рядом, прикасаясь локтем к моей руке.

- Не спится. - Мой ответ и глубокая затяжка.

- Ты много куришь в последнее время. - Осторожно забираешь длинными пальцами у меня сигарету, и я невольно слежу за движением твоей руки. Подносишь сигарету к губам, затягиваешься, втянув щеки, потом вдыхаешь, с чуть приоткрытыми губами, облизываешь их, и не спеша, выдыхаешь. Смотришь куда-то перед собой.

- А ты на кокс подсаживаешься, все больше... - тихо говорю это, и ты резко поворачиваешься на меня и смотришь черными глазами, усмехаешься.

- Я уже большой мальчик, Том!

- И поэтому что хочешь, то и делаешь, да? - все также смотрю на тебя.

Твой взгляд скользит по моему лицу, и снова останавливается на глазах.

- Не все... - почти шепот, ты отрицательно качаешь головой. - Не все, Том... То, чего хочу больше всего - не делаю...

Мурашки по спине и биение сердца в висках. Господи, Билл... Не нужно так. Пожалуйста...



Отвожу взгляд, забираю у тебя сигарету и затягиваюсь сам, чувствуя дрожь в груди.

А ты обнимаешь себя за плечи и наклоняешься к коленям. Выдыхаешь. Волосы рассыпаются черными волнами по коленям и ниже.

- Все нормально... - твой голос и я понимаю, что ты больше себя успокаиваешь, чем меня.- Ты не беспокойся из-за кокса, Том... Я не много и не так уж часто, поверь.

Зачем-то киваю, хотя знаю, что ты этого не видишь.

- Тебе без кокса не хватает адреналина?

Вскидываешь голову, откидывая челку с глаз, и вот так, с низу, смотришь.

- Мне не хватает другого... - говоришь тихо и опять всматриваешься в мое лицо. - Ладно. Пора спать. Ты изменился за последнее время, Том. Повзрослел, что ли...

- Я тоже уже большой мальчик, Билл...

- Но тоже, ПОЧЕМУ-ТО, не делаешь всего, что хочешь, да? - Усмехаешься, невесело, встаешь и уходишь.

А я остаюсь сидеть, обхватив колени руками и уткнувшись в них лицом.

Ты прав, мелкий... Господи, как же ты прав, черт тебя дери...

 

На шестой день, вечером, я получил смс от Эрика: "Время выходит, гитарист. У тебя сутки на раздумье. И если ты все-таки дорожишь своим братом, то придешь. Я завтра буду тебя ждать с шести вечера. И думаю, что дождусь".

Я стиснул зубы, мысленно матерясь, почти взвыл, даже понимая, что Билл может это услышать через стенку.

Господи... так херово мне было только тогда, когда тебе делали операцию, мелкий.

Я проворочался всю ночь, понимая, что выхода нет. Любое другое мое действие действительно приведет тебя к депрессии, и уж потом вообще неизвестно, чем все закончится. Не хотелось понимать, что все это уже явно и близко. И еще я не знал, как после такого унижения буду жить дальше. А ведь ему нужен не один раз...

У меня плавились мозги. Хотелось купить пистолет и грохнуть этого подонка, и сделать мир чище... но... Одно такое громадное, НО... Я знал, что ради тебя пойду на все.

 

Весь следующий день я провел в своей комнате. Не хотелось свое "замечательное" настроение вымещать на тебе. А ты несколько раз заходил и пытался меня расшевелить, предлагая то поесть, то попить.

Не получалось, я отговаривался тем, что не хочу ничего, и что просто хочется побыть одному.

Посылал тебя подальше, и только тогда ты уходил в свою комнату, оставляя меня наедине с такими нелегкими мыслями.

А ближе к вечеру я все-таки выполз из спальни. Нужно было привести себя в порядок. И я брился, когда ты открыл дверь в ванную, и встал, нагло уставившись на меня.

- Что?

- Ты куда-то собираешься? - прижавшись плечом к проему двери, ты смотрел на меня в зеркало.

- Да...- выдавил я и по спине пошли мурашки.

Знал бы ты, мелкий, куда я собираюсь. Вернее, к кому и главное - ЗАЧЕМ.

- Может, не пойдешь? - я даже перестал бриться на секунду. Удар по нервам.

Билл... пожалуйста... Не надо. Я и так на пределе.

- Чего это вдруг? - я усмехнулся, пытаясь вести себя естественно.- Мне тоже нужно иногда трахаться...

- Ммм? - киваешь. - Ну да... Удачи!

Отходишь и закрываешь дверь, а я без сил опираюсь на раковину и закрываю глаза.

Пи*дец... Мне до тошноты было мерзко, и как я начал понимать, еще и страшно...

 

Застегиваю куртку возле дверей, когда ты выходишь из своей спальни.

- Ты надолго? - внимательно вглядываешься в мое лицо.

Эти постоянные вопросы... Мне кажется, или ты что-то чувствуешь?

- Не знаю. На пару часов, наверное, - растягиваю губы в улыбке. - А ты чего сегодня дома?

Спрашиваю и стискиваю зубы.

- У Эрика сегодня деловая встреча - завтра к нему поеду.

Киваю. Ну, конечно, чисто деловая, бл*дь... А какая же еще...

 

У меня был адрес, и я знал тот спальный район, в котором жил Эрик.

Я вышел из дома в восемь вечера, был злой, и растерянный.

Этот коктейль так хотелось разбавить алкоголем, ЛСД, экстази... ну чем угодно, в конце концов, но я знал, что не могу этого себе сейчас позволить. Хотя, вообще не понимал, как я могу лечь под кого-то в здравом уме.

Для меня это было просто невозможно, ни физически, ни морально...

Я ехал по вечернему Берлину, и думал - как я, вот так же смогу посмотреть на все завтра? Такими же глазами...

После того, как меня поимеет какая-то тварь...

То, что я собирался сделать, ломая свою волю и принципы, было действительно для меня невероятно тяжело.

И никогда, и ни для кого более, я не смог бы сделать того, что собирался сделать ради тебя, мелкий.

 

Чем ближе я подъезжал к дому Эрика, тем все сильнее злился.

Хотя, это, наверное, уже не просто злость была. А гнев. И, наверное, гнев праведный.

Эта с*ка пользуется людьми. Их слабостями и привязанностями. Тобой, потому, что ты, поведшись на то, что он похож на твоего бывшего парня, и к которому так и не охладел до конца, влюбился в него. И собирается попользоваться еще и мной, но уже потому, что ты мне слишком дорог, что бы я пускал все на самотек в твоих отношениях с этим гадом. Твою жизнь я не могу пустить на самотек, Билл.

Никогда я так не был зол ни на кого. Меня била мелкая дрожь, и я понимал, что она только будет усиливаться.

Я остановил джип рядом с домом Эрика и, заглушив мотор, минут 10 сидел, вцепившись в руль, чувствуя, как бешено бьется сердце. Я знаю, что такое состояние похоже на состояние перед выходом на сцену. С ним нельзя сравнить ничто другое. Адреналин и страх такой, что кажется, эта смесь полностью заполняет твою сущность. В такие моменты тело не чувствует тепла или холода вокруг. Тебе может стать холодно даже в 30-ти градусную жару, или ты будешь истекать потом, когда другие кутаются в теплые одежды.

Но мозг работает так четко, как будто ты только что хватил дозу кокса.

Ну, а сейчас, ко всему этому, была примешена и злость.

Я вышел из машины, оставив на сидении свою кепку. И не спеша, подошел к входу и нажал на кнопку домофона.

- Кто? - отозвался Эрик почти сразу.

- Догадайся с трех раз. - Процедил я, сплюнул, и почти сразу щелкнул замок двери.

- Седьмой этаж. - Сказал Эрик и я отпустил кнопку.

Через пару секунд я поднимался в лифте. Пытаясь угомонить сердце, и судорожно сжимая кулаки.

Бл*дь. Как же мне было хе*ово... Я просто не мог представить, как этот ублюдок будет касаться меня, а все остальное...

Разве я смогу? РАЗВЕ СМОГУ?!!

Я развернулся и, закрыв глаза, рыча, как загнанный в ловушку зверь, прижался лбом к холодной панели.

- Что мне делать?? ЧТО, Билл??!!!- я взвыл и шумно выдохнул, запрокинув голову.

И вот тут-то я и понял, ЧТО мне нужно делать... Как вспышка. Как озарение.

Как самое нужное и важное решение проблемы, в самый подходящий момент.

Потому, что пойми я ЭТО чуть позже, и было бы поздно...

Почти сразу отпустил страх. И стало почти легко... А дрожь оставалась только от гнева и злости...

Дверь на этаже открылась сразу, как только подъехал лифт.

- Привет, гитарист.- Ухмыляющаяся физиономия, окинувшая меня оценивающим, как приобретаемый товар в магазине, взглядом с ног до головы.

- Привет... - стискиваю зубы, смотрю прямо в глаза и улыбаюсь уголком губ.

- Проходи. - Эрик отходит и дает мне пройти в квартиру.

Закрывает дверь за моей спиной, а я опираюсь плечом о стену, засунув руки в карманы джинс, и оглядываю не хило обставленную квартирку, а в правом углу видна большая двуспальная кровать и я понимаю, что ты, мелкий, не раз был на ней. Не раз кончал на ней, теряя ощущение рельности...

Комок в животе запульсировал от этой мысли.

- Снимай курточку... и кеды можешь снять. - Проходит и становится передо мной, сложив руки на груди.

- Может сразу полностью раздеться? - Усмехаюсь, глядя в глазки, которые уже ощупывают меня почти физически.

- Ну, зачем же спешить, гитарист? Полностью не нужно... пока... а вот куртку... - подходит ко мне и касается пальцами замка молнии. - Выпьем для начала, поговорим... Я хочу, что бы ты расслабился хоть не много...

Он такой же высокий, как и я. И я понимаю, что может даже и сильнее меня. Бывший гонщик, спортсмен...

Но сейчас я знаю, что мне уже все по херу. Я принял решение. А значит возврата нет.

- Ты на самом деле решил, что будешь иметь нас обоих? - спрашиваю тихо и вижу, как он вскидывает на меня взгляд, оторвав его от моей груди, на которой он медленно расстегивал замок.

- Я же тебе говорил, что ты сам придешь... помнишь?- наглая усмешка, и пронзительный взгляд.

- Помню... - перехватываю его кисть. - Я пришел, ты прав. Но только ты зря решил, что я пришел лечь под тебя...

Со злостью говорю ему это, и вижу, как что-то очень похожее на испуг промелькнуло в его взгляде.

Сводит брови, потом чуть сощуривает глаза, не отрывая от меня взгляда. И поняв, что я говорю это на полном серьезе, вырывает свою руку, и уже просто хватает меня за грудки.

- Не надо так со мной, парень... я могу и силу применить... - рвет меня к себе, желая показать, кто в доме хозяин.

Зря он это сделал вообще. Со мной так нельзя. Я хоть и гитарист, и руки для меня - святое, но когда приходится драться, я дерусь, не задумываясь о последствиях. Так было всегда. И в драке мне никогда не было равных. Меня, семиклассника, боялись старшеклассники в школе. Стебаться стебались, а вот драться со мной боялись, зная, что Том Каулитц в драке бешенный... И вот сейчас, почти на автомате бью кулаком куда-то под дых, а потом, когда он с шумным выдохом согнулся, все так же цепляясь за меня, второй удар посылаю уже в лицо. Бью снизу. И он отлетает и падает назад, и если бы не попался на его пути диван, Эрик бы точно грохнулся на пол.

- Гаденыш... - прорычал он, после секундного замешательства. Вытер рукой кровь с разбитого носа, и, подорвавшись, бросился на меня. Один удар я отбил, второй пришелся мне в грудь, и, понимая, что дышать не возможно, чуть наклоняюсь, отвлекаюсь, и он бьет в скулу, меня откидывает вправо и чувствую, как черкаюсь щекой обо что-то острое. Какой-то выступ на гардеробе.

- Тварь... - этот удар привел мою дыхалку в норму, и еще такой выброс злости во мне родил, что я, вскочив, почти сразу, чего он явно не ожидал, кидаюсь в его сторону и бью головой в живот, подхватив руками под коленями, и он грохается спиной на пол. Сажусь на него и хватаю за шкирку, отлетают пуговицы, и трещит материя. Я понимаю, что он еще не может отойти от удара в живот.

- Ну, что Эрик? Еще хочешь секса со мной, а? Может на самом деле займемся, а? Только, наверное, немножко не так, как ты этого хотел бы... Не ты меня поимеешь, а я... Пойдет? - пытается оторвать от меня свои руки, кроя меня матом. - Ну, это, наверное, уже в другой раз, хорошо? Когда захочешь... а сейчас я уйду. И хочу тебе сказать, что не видать тебе Билла больше, как собственных ушей, понял? Если я узнаю, что ты попытаешься снова выйти на него, я тебя на самом деле трахну... Без смазки, битой... так, что уж мало точно не покажется, понял? - и напоследок врезаю ему, в челюсть и этот урод обмякает.

Понимаю, что вырубил его и, отдышавшись не спеша, встаю, вытерев руки о его рубашку, чувствуя, как меня всего колотит. Подхожу к дверям, минуту вожусь с замком дрожащими пальцами, все-таки открываю и, не оглядываясь, выхожу из квартиры...

Все. Возврата нет. И не будет уже никогда...

Уже в лифте понимаю, что выгляжу просто на ура. Курточка, измазанная кровью, этот гад измазал меня своими руками... Разодранная щека, касаюсь ее пальцами и кривлюсь от боли. Пальцы в крови. Черт.... И понимаю, что не как привести себя в порядок. А это значит, что вот такого, растрепанного и грязного, ты меня и увидишь, и никуда от этого не деться... Окей, может это и к лучшему. Меня начинает отпускать напряжение и почему-то хочется смеяться.

Пытаюсь сдерживаться, но улыбка растягивает губы. И я хихикаю как идиот, тихо сам с собой..

Это нервы, я понимаю...

Я ехал домой. Я ехал к тебе. Я сделал то, что и должен был сделать сейчас.

И сделаю то, что должен был сделать уже давно.

Хотя "должен" не то... совсем не то...

 

----------------------------------------------------

Эта поездка у меня заняла час, и, конечно, ты вышел на шум открывающегося замка.

- Ты так быстро... сорвалось?- сложив руки на груди, склонив голову чуть на бок.

Я молчу, и ты включаешь свет.

- Что случилось?

И замираешь, видя мою разодранную щеку и кровь на куртке.

Рывок ко мне, и нежные пальцы поворачивают мое лицо к тебе, к твоим испуганным, широко открытым глазам...

- Томочка, где ты был? Ты весь в крови...

Господи... за всю жизнь ты называл меня "Томочкой" может раза три. И всегда это было для меня слишком...

Я орал, что бы ты так меня не называл никогда больше. Всегда орал... но не сейчас.

- Все нормально... Это не моя кровь... - чуть отворачиваюсь, и ты отпускаешь мое лицо.

Расстегиваю куртку, снимаю, и ты забираешь ее у меня из рук.

Я снимаю кеды, а ты так и смотришь на меня беспокойно, прижимая к себе грязную куртку.

- Билл, я не собираюсь умирать... Не смотри так.- Отшвыриваю кеды и иду в сторону своей комнаты. И ты за мной.

- Нужно обработать щеку, Том... - говоришь это тихо, но настойчиво.

- Да... я сейчас... - скидываю с себя футболку, швыряю ее на постель и разворачиваюсь к тебе. Оглядываешь меня, и я понимаю, что ищешь синяки на теле.

- Все окей... я целый, Билл. - киваю и чуть улыбаюсь.

Прохожу мимо, забираю куртку из твоих рук и иду в ванную, где закидываю ее в корзину для грязного белья.

Я не закрыл за собой дверь, а это значит, что ты можешь войти, что и делаешь.

- Нужна перекись... - и ковыряешься на полке с лекарствами, а я, намыливая руки, смотрю на тебя в зеркало, и вижу лицо с чуть сведенными бровями.

Ты обеспокоен и это заставляет меня улыбнуться. Ты поворачиваешь голову и видишь эту улыбку.

- Идиот, он еще и лыбится... - бормочешь, но я вижу, как разгладилась у тебя морщинка между бровей.

Ты чуть расслабился и мне это так важно.

- Вот... нашел.- Берешь пузырек и ватный тампон, смачиваешь его и бесцеремонно разворачиваешь меня к себе.

-Стой и не рыпайся, понял?- Киваю обреченно, и смотрю на тебя.

Проводишь мокрым тампоном по щеке, и я шиплю от боли.

- Тихо-тихо... сейчас пройдет.- Чуть наклоняешься и дуешь на рану, и, черт, так близко сейчас твое лицо...

Потом проводишь по ране еще пару раз, но уже совсем, ну почти, не больно.

- Ты так и не сказал, что произошло, и где ты был... - говоришь это, закрывая флакон и глядя мне в глаза.

Волнение... господи.

Я волнуюсь. Но почему так тепло внутри?

Почему, тот сплетенный клубок, который во мне уже два года, становится теплым?

- Я был там, куда ты больше никогда не пойдешь... Больше. Не пойдешь. Никогда... - говорю это очень медленно.

Сталкиваемся взглядами. И замираем...

Все. Я сделал выбор... Переступил черту. Назад дороги нет...

И наверное никогда и не было.

 

___________________________________

 

 

Удивленный взгляд, вскинутые брови.

- Не въехал, ты о чем? Куда я больше не пойду?

- Не о чем, а о ком... Я - об Эрике. Ты больше не пойдешь к нему!

Чуть приоткрытые губы, перепуганный взгляд темных глаз и меня окатывает холодной волной.

- НЕТ!! - Почти кричишь, отталкиваешь меня и вылетаешь из ванной.

- Билл!? - кидаюсь за тобой и хватаю за руку, резко останавливаю тебя, оборачиваешься и пытаешься вырваться.

- Том! Нет! Ты не мог, нет! Пусти! Сволочь! Ты не мог!

Я знал, что ты собрался бежать к нему, и мне стало страшно и больно. А еще знал, что, во что бы то ни стало, я должен сейчас тебя остановить.

- Билл! Послушай меня! Послушай! - пытаюсь притянуть тебя к себе. - Он использует тебя, мелкий! Ты не понимаешь, что происходит на самом деле! - ору это и, вдруг неожиданно даже для себя, чувствую, что ты чуть замешкался, и я прижимаю тебя к себе. Обхватив руками, сдерживаю твои порывы вырваться.

- Том, с*ка! Пусти! Пусти меня! - ты испугался, ты просто знаешь, какой я в драке дурной. - Что ты ему сделал? Что ты сделал с ним?

- Да живой он, бл*дь!! Билл! Он же не слабый мальчик, Билл!! Ну что я мог с ним сделать? Ну, врезал пару раз? Послушай меня, родной! Просто послушай! Ему изначально нужен был я, понимаешь?

- Что ты несешь, ТОМ? - очередной рывок, но я смог тебя удержать.

- Не дергайся, бл*! Да послушай же ты меня! - вцепляюсь тебе в плечи и встряхиваю хорошенько. - Еще тогда, когда мы с ним только познакомились, помнишь? Он потащился со мной в туалет... Ну, когда я облился, ты тогда еще поржал, что я набухался уже... А он мне тогда под столом коленку погладил, поэтому меня и подкинуло, нах! А потом, в туалете, он мне и сказал, что я ему нравлюсь, и что я все равно буду с ним спать, понимаешь? Что он добьется этого любой ценой!

- НЕТ, Том!! - взгляд, твоих широко распахнутых глаз, просто рвал мою душу на части. - Что ты несешь, Том?

- Да, Билл, вспомни, я пытался тогда тебя увести, пока он не вернулся. Ты не послушал меня? Не послушал!

- Я не верю тебе! НЕ ВЕРЮ! - удар мне в грудь ладонями.

- Дослушай меня! - рванул тебя к себе, обнял, вцепился пальцами в футболку на твоей спине, комкая ее дрожащими пальцами. - На прошлой неделе он мне позвонил и дал мне неделю срока, чтобы я пришел к нему, понимаешь? Иначе он тебя пошлет... А ты? Ты снова попытаешься травануться или еще что-то. Он знает, понимаешь? ОН ВСЕ ЗНАЕТ! Ты же рассказал о той ночи Дэйву, а он, видимо, все разболтал Эрику, не знаю за какой х*й. И эта тварь решила попользоваться нами обоими! И мной, и тобой, мелкий.

Замираешь на пару секунд, потом рваный выдох, почти стон.

- Он мне сказал, что ты конкретно влюблен в него, понимаешь? - я чувствовал твои ладони на моем поясе, тонкие, дрожащие пальцы стискивали мою кожу, и я начал понимать, что ты меня начинаешь. СЛЫШАТЬ.

- Помнишь, я спросил, кому ты рассказывал о той ночи? Не мог понять, откуда этот урод об этом знает... - чуть тише добавил я, так и не разжимая объятий. Да, это уже были объятия. Для меня. Я обнимал тебя.

- Нет, - твой шепот и я слышу, сколько в нем отчаяния.

- Билл, тварей хватает по жизни. Я тебя очень прошу, ты только не ходи сейчас никуда. Пожалуйста. Я не пущу, не надо...

Ты наклоняешь голову, чуть расслабляясь в моих руках, и твои волосы касаются моей щеки.

Бл*дь, как же тебе херово сейчас, братик. Как же сердечко твое сейчас разрывается, я ведь понимаю.

- Он хотел, что бы я лег под него, а он за это собирался продолжать отношения с тобой. Понимаешь? Он хотел играть на моих чувствах к тебе! Знал, что я боюсь за твою жизнь, после той твоей попытки...знал...

Неожиданно резко отталкиваешь меня, и я от этого тебя выпускаю из рук.

- За что? Почему? - не пытаешься выйти из комнаты, ты просто без сил опускаешься на мою постель и закрываешь глаза ладонями.

- И ты шел... Ты шел с ним трахаться, Том?

Я смотрел на тебя, и, чувствуя, как начинает подвывать моя душа, понимал, что сейчас творилось в твоей. Вновь растерзанной. Со вскрывшимися старыми ранами.

- У меня не было выбора, Билл, я понял - чтобы я не предпринял в этой ситуации, все равно все закончится твоей депрессией. И ты еще, вдобавок ко всему, мог возненавидеть меня. А потом? Я так боялся этого ПОТОМ.

- Но ты ведь не стал... с ним...Все равно не стал, - тихо-тихо, почти шепотом.

- Не смог. Я просто уже знал, что буду делать дальше.

- Вы подрались?

- Да. Мы подрались.

Киваешь и только теперь медленно отрываешь ладони от глаз, поднимаешь взгляд на меня. Такой, от которого немеет душа, и начинает не хватать воздуха.

- Том? Я никому не нужен, да? Почему так? - это шепот. - Почему? Что во мне не так, Том? ЧТО?

Но для меня это безумно громкий крик, рвущий душу и перепонки.

Ну, вот и все.

У меня больше не осталось сил все держать в себе. Держать в себе то решение, которое я принял там, в лифте за пару минут до встречи с Эриком. Теперь я должен был все рассказать тебе. ВСЕ. Все, что держал в себе больше двух лет. Все то, о чем ты догадывался, но не знал наверняка.

И я просто упал на колени перед тобой.

- Билл, не надо так, я тебя очень прошу, - мои руки легли на твои колени, и я в упор смотрел во влажные глаза, полные смертельной тоски. - Ты ведь знаешь, что это не так, правда? Ты знаешь? Ты всегда знал это. Всегда. Еще до того, как сам мне признался.

Вижу, как ты сводишь брови и сглатываешь.

Глаза в глаза, так много всего в твоем взгляде. Боль, неверие, тоска? Господи, какие же у тебя красивые глаза!

- Ты знаешь? - это почти шепот, мой шепот, - тогда, два года назад, ты признался, что любишь меня. А я испугался. Испугался так, что потом боялся прикоснуться к тебе.

Киваешь медленно и тихонько выдыхаешь.

- Зачем ты говоришь мне все это сейчас, Том? Зачем? Скажи!!! Скажи...

Закрываю глаза, опустив голову.

- Затем, мелкий, затем, чтобы ты понял - тогда я не был готов к такому. Хотел, но не мог этого позволить, понимаешь? Я боялся, до смерти, до обморока боялся. Эти постоянные подозрения, одергивания мамины... Я не мог! - и заткнулся, понимая, что сил говорить дальше нет.

Они исчезли, испарились, как будто их никогда и не было, этих сил. Я ведь просто себе не смог разрешить и подумать, что ЭТО тебе уже может не быть нужным. А вот сейчас я это понял. Понял. Что ТАК - может быть. Мне так хотелось, что бы ты поверил, простил и принял все то, что я был готов с тобой разделить.

Да, я замолчал, и эта повисшая тишина, в которой я слышал лишь свое тяжелое дыхание и сумасшедшее биение сердца, опустилась мне на плечи.

Я так боялся, что ты сейчас или оттолкнешь меня, или просто засмеешься, скажешь: "Поздно, братик, прости, но ты мне больше не нужен!". А потом встанешь и уйдешь.

Но какое-то движение, робкое прикосновение пальцев к моей щеке, и замирает сердце, замирает дыхание.

Скольжение пальцев вниз. Твои пальцы за подбородок осторожно поднимают мою голову, и я открываю глаза.

Взгляд твоих влажных глаз, в них смятение, в них боль - и еще нежность?

Господи! Да! да!! Ты не собираешься смеяться или отталкивать, ты любишь! Ты все еще меня любишь! Я вижу, я чувствую, Я ЗНАЮ!! И касаюсь пальцами твоей щеки, чувствуя, как перехватывает горло. Как слезы подступают к глазам, чувствую...

- Я не хочу больше оглядываться на других. Я не хочу больше думать, что любить брата - это не правильно... Я не хочу больше бояться, Билл... - мои пальцы соскальзывают вниз по скуле и ложатся на твою шею, под волосы. Такое необыкновенное ощущение, я никогда так не касался тебя. - И если ты все еще меня любишь, хоть каплю, хоть чуть-чуть - люби, мелкий, люби! И будь со мной, слышишь? Ни с ними, ни с кем - со мной!

Мои пальцы ласкают твою шею. Ты такой горячий.

Нервно облизываешь губы. Дышишь открытым ртом, чуть дрожат губы.

- Ты любишь! Ты любишь меня! Я знал... - шепот влажных губ и я улыбаюсь, киваю, чувствуя, как перехватывает дыхание.

Твоя ладонь касается моей груди и скользит вверх, углубляешь пальцы в ямку на ключице, чуть вдавливая, и останавливаешь руку на плече, сжимая его. Эти прикосновения, господи! Они такие необычные для нас.

Это нежность, да. Но нежность, причиняющая боль. Мне нужно справиться с этим. Мне нужно привыкнуть получать ее от тебя. И дарить, дарить. Тебе.

- А сейчас? Ты ведь все еще боишься? - шевельнулись твои губы.

Да, ты видишь, ты прекрасно видишь, что даже сейчас я почти в панике. Еще...

Мне нужно пересилить себя, свой страх, мне нужно забыть то выражение маминых глаз, когда она думала, что между нами что-то было. Я справлюсь, я смогу, Билл. Я хочу. Ты нужен мне. Я люблю тебя. Но мне нужно время. Мне оно необходимо...

Отрицательно качаю головой.

- Это пройдет, Билл. Я справлюсь, обещаю. Не будет страха. Он исчезает, я его уже почти убил в себе. Теперь мне плевать, на все и всех - на все кроме тебя, мелкий. Я больше не могу так, не хочу. Делить тебя ни с кем больше... Не смогу, - твой взгляд опустился на мои губы, и пальцы другой руки, чуть подрагивая, коснулись их.

Я смотрю в твои глаза и вижу, как они наполняются слезами.

- Ты хочешь быть со мной? - твой шепот и срывающаяся слезинка сползает на щеку.

- Хочу... Ты только позволь - и я больше никогда и никому тебя не отдам, - чуть понимаюсь к твоему лицу и касаюсь слезинки губами. Целую не спеша, и так нежно, как никогда и никого не целовал, едва-едва касаясь лица, комкая пальцами твои волосы на затылке, чувствуя, как адреналин наполняет каждую клеточку тела. Как душа готова разлететься от невыносимого ощущения желания быть ближе, ласкать тебя, любить.

Ты робко обнимаешь меня за шею и притягиваешь к себе.

- Как же я хотел этого, Том, - тихо, почти касаясь моего уха, и горячее дыхание окутывает меня, мой мозг, заставляя биться трепещущее сердце в сумасшедшем ритме. Кружится голова от твоей близости, от твоего запаха и тепла.

- Я люблю тебя, мелкий, всю жизнь люблю. Как брата любил, но тогда, когда ты мне признался, я уже тогда тебя по-другому любил. Совсем по-другому...

- Поэтому и испугался, - не спрашиваешь, ты просто это знаешь.

Я киваю и чуть отстраняю свое лицо от тебя. Так близко твои глаза и губы.

- И ты знал, что я все это время тебя любил? - теперь ты киваешь.

- Знал... Я чувствовал.

Опускаешь взгляд и берешь мою руку, на которой сильно сбиты костяшки. Потом подносишь ее к своим губам и осторожно целуешь, прикрыв глаза. А у меня мозг плавится от этого.

- Билл... - шепчу, не имея возможности и желания сопротивляться тебе.

- Ты идиот, Том, твои руки... - чуть улыбаюсь и прижимаюсь щекой к твоему виску.

- Надеюсь, ты его не убил?

- К сожалению, - усмехаюсь, - а так хотелось. А рука... Фигня, заживет. Ты только скажи мне, что больше не захочешь его видеть? Скажи. Мне это очень нужно услышать от тебя!

- Не захочу, Томка! Не захочу! Другие были только потому, что тебя не было. Ты отверг меня, и я должен был заглушать в себе чувства к тебе. Иначе боялся сойти с ума, видя тебя рядом с собой. Я пытался любить НЕ тебя. Мне даже казалось, что получается - быть не с тобой. Казалось, что могу. Но стоило оказаться чуть ближе к тебе - и все возвращалось. Всегда, и по-другому не получалось, как бы я не старался.

Берешь мое лицо в ладони, с осторожностью там, где содрано, и всматриваешься в меня, дыша открытым ртом. Потом осторожно сползаешь коленями на пол рядом, я отодвигаюсь от постели и опускаюсь спиной на ковер, не отрывая от тебя взгляда. Ложишься на меня грудью, а я обнимаю тебя за спину, прижимая к себе.

- Тогда, два года назад, до моего признания, ты догадывался, что я к тебе чувствую? - проводишь пальцами по моему лбу, останавливаясь на виске.


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 49 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.042 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>