Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Мы ищем следы жизни в далеких просторах Вселенной, пытаемся с помощью 15 страница



ношу на землю. Слоненок был мертв. Три долгих дня самка носила его,

опуская на землю лишь в тех случаях, когда ее мучила жажда. Потом ее

увидели одну. Несколько дней она стояла неподвижно под деревом, время

от времени издавая угрожающий рев, когда кто-нибудь приближался к ней.

 

А вот отношению слонов к "старикам" нам у них стоит поучиться. Когда

слоны по возрасту "уходят на пенсию", стадо приставляет к ним молодых

помощников. Охотники утверждают, что старик в обмен на заботу о его

безопасности обучает молодых древней слоновьей мудрости. Молодые

телохранители предупреждают его о грядущей опасности, прячут в

укрытии, а затем смело бросаются навстречу врагу. Нередко слоны

сопровождают старца до самой его смерти.

 

Слоны хорошо помнят добро. Однажды один охотник поймал небольшого

слона, в задней ноге которого торчала большая заноза. Человек поместил

его в загон из крепких и толстых бревен, такой тесный, что слон не мог

в нем пошевелиться, и стал обрабатывать рану. Когда он

продезинфицировал ее спиртом, слон взревел от боли и ярости, чуть не

разметав бревна клетки. Но после того как рана была обработана и боль

утихла, животное успокоилось. Третью и четвертую перевязки слон

перенес спокойно, а потом его выпустили на волю. Всякий раз, встречая

своего спасителя, слон подбегал к нему, захватывал его руку хоботом и

клал ее на место зарубцевавшейся раны.

 

Наблюдать животных в дикой природе дано не всем, но зато каждый из вас

может присмотреться к своим питомцам. Они тоже нередко ведут себя

совершенно по-человечески, и не случайно почти в

 

 

каждом втором письме, рассказывающем о домашних любимцах, авторы

восклицают: "Наблюдая за ними, порой ощущаешь, что смотришься в

зеркало!"

 

Попробуем же и мы, читая предложенные рассказы, посмотреть на себя,

как в зеркало.

 

Народный контроль

 

Холодильник для нашей мопсихи Мэри был и остается предметом, права на

который имеют только женщины. Мужчина у холодильника, с ее точки

зрения, равносилен несуну на производстве. Только женщина создана для

того, чтобы извлекать оттуда продукты и кормить семью. Поэтому я и

дочь имеем на него все права, а приближение к нему наших мужчин

воспринимается Мэри как несанкционированное использование чужого

имущества. То ли наслушавшись моих возмущенных речей по поводу



несъеденных гарниров из-за "вечного кускования", то ли заприметив, как

пару раз я отбирала из рук мужа извлеченную им из холодильника бутылку

пива: "Подожди до ужина!" - но как истинная женщина Мэри проявляет в

этом вопросе женскую солидарность. Правда, как и все эмоциональные

натуры, выполняет самой себе предписанные обязанности с чрезмерным

усердием: порыкивает и скалит зубы, когда рука нарушителя лишь тянется

к дверце. А если меня и дочери нет рядом, то бежит к нам и зазывает на

кухню, возмущенно повизгивая и мотая головой в направлении места

происшествия. Но стоит сказать: "Не волнуйся я разрешила", как все

претензии тут же снимаются. "Народный контроль в действии", -

комментирует муж ее поведение.

 

Еще она не терпит, если кто-то надевает чужие тапочки. В этих случаях

она устраивает настоящий скандал и успокаивается только тогда, когда

имущественная справедливость восстанавливается. Она зорко следит за

тем, чтобы каждый пил из

 

своей чашки. Все чашки одинаковые, одного цвета и отличаются лишь

написанными на них именами членов семьи (сейчас сплошь и рядом

продаются такие!). Тем не менее она их отличает и облаивает того, кто

нарушает утвержденные синим по белому права. Неужели умеет читать?

 

Но самое смешное событие случилось недавно. В гостях были родители

мужа. И как-то так зашел разговор, что свекровь привязалась ко мне с

вопросом: где -шестая вилка из набора? Я хорошо знала характер

мужниной мамы, поэтому не сомневалась, что если скажу, что вилка

где-то здесь, то весь вечер будет испорчен ее поиском. Поэтому, не

моргнув глазом, я сообщила, что она пропала еще полгода назад и что,

скорее всего, я вынесла ее вместе с мусором.

 

А через несколько минут "народный контроль" восстановил истину: с

победным выражением глаз перед нами предстала наша всегда ратующая за

справедливость собака с недостающей вилкой в зубах. Посчитала

все-таки!

 

И откуда у собаки такой явно человеческий характер? Муж говорит, что в

прошлой жизни она, наверное, была проштрафившимся вахтером на "-i-

водской проходной. А теперь грехи замаливает.

 

Записано со слов Кругловой Г., г. Кемер^ч)

 

Козел

 

Английский бульдог Джон - точная копия св^- го хозяина: невелик

ростом, коренаст, широкоплеч, на коротких ногах, с крупной головой и

вислыми щеками. Рядом они выглядят талантливой карикатурой друг на

друга.

 

Когда во дворе галдящей стаей собираются друзья 12-летнего соседа

Вовки, хозяин собаки постоянно вступает с компанией в конфликт: не там

сидите, громко смеетесь, мусорите и т. п. Джон же сопровождает его

выступления звуками,

 

 

щими хриплый кашель, хрюканье и еще бормотание мотоцикла, который

никак не заводится. При этом он мотает головой из стороны в сторону,

после чего на кустах, скамейках и ногах находящихся поблизости людей

повисают длинные и тягучие пенные сосульки его разлетающейся во все

стороны слюны. Обычно именно летящая слюна, а не крики хозяина

становится решающим аргументом, после которого мальчишки уходят.

 

Но однажды пацаны заупрямились, и в ответ на грубости, на которые не

скупился хозяин Джона, послышалось негромкое "козел!". Это кто-то из

мальчишек поделился с друзьями своим впечатлением то ли о человеке, то

ли о собаке, которая хрюкала и плевалась, поддерживая хозяина.

 

Реакция была бурной. Озверевший мужчина схватил первую попавшуюся под

руку палку и бросился на врагов. Для 12-летних сорванцов это был

истинный подарок. С хохотом и гиканьем пацаны бросились врассыпную, но

не со двора, а по двору. Взрослому неуклюжему человеку тягаться с

шустрыми и ловко увертывающимися от него мальчишками явно не стоило...

 

Джон, несколько секунд ошеломле^но вращавший головой из стороны в

сторону, нисколько не оскорбившийся на "козла", оценил своим собачьим

умом происходящее как игру. Он стал носиться по площадке, путаясь в

ногах своих и чужих. Пена и слюна летели во все стороны, повисая уже

не только на ногах, но и на лицах участников корриды.

 

Игра затягивалась. Но хозяин почему-то ее не прекращал. Пару раз он

достал палкой кого-то из своих оппонентов, и это явно вдохновило его

на дальнейшие подвиги. Мальчишки тоже стали агрессивны, и в их руках

появились палки. Джон, шумно выпуская пар и хрюкая, сел посреди

площадки. Он явно начинал понимать, что одна игра сменилась другой. И

тогда, резво вскочив, бульдог бросился в угол

 

 

двора, где были свалены ветки и стволы недавно спиленных деревьев.

Оттуда он вернулся тоже вооруженный. В огромной своей пасти он тащил

"хворостину" диаметром сантиметров пятнадцать и длиной не менее двух

метров. С бревном, перехваченным зубами посредине, Джон ворвался в

беснующуюся толпу.

 

С его появлением игра приняла совсем другой оборот. Теперь это был уже

бег с прыжками через барьер. Мальчишки носились по двору от

гоняющегося за ними бульдога, стараясь вовремя развернуться к нему

лицом, чтобы успеть перепрыгнуть через бревно, грозящее их ногам

болезненными ударами.

 

Одновременно в прыжке в воздух 'взлетали несколько человек. Вместе с

мальчишками скакал и забывший о мести хозяин собаки. Его крики "Джон,

фу! Джон, сидеть!" не производили на впавшего в азарт пса ни малейшего

впечатления.

 

Уже через несколько минут мальчишки гроздьями висели, поджав ноги, на

ветках деревьев. И только хозяин в промежутках между криками "Джон,

фу" в одиночку скакал "козлом" через в очередной раз несущееся на него

бревно, мертвой хваткой зажатое в пасти то ли сверх меры

разыгравшегося, то ли просто забывшего его бросить Джона...

 

Сцена эта, собравшая в окнах и на балконах дома большое количество

зрителей и болельщиков, закончилась тем, что последние команды хозяин

давал Джону, уже стоя на скамейке. Бульдог, наконец сообразив, что

игра закончена, разжал пасть, аккуратно положил бревно у ножек

скамейки, на которой стоял хозяин, и, радостно хрюкая, ждал добрых

слов...

 

Услышал он их, я полагаю, только дома, потому что со двора он был

уведен молча и весьма грубым способом - волоком за шкирку. С этого дня

Джона выгуливала только милая

 

худенькая женщина - жена хозяина. В руках ее был мячик, который она

бросала, а бульдог приносил. В "палочки" ему больше играть не

разрешали.

 

Записано со слов Олисова Н. П., г. Липецк

 

Лорд

 

У меня большая квартира и под стать ей собака - мраморный дог.

Говорят, что собаки этой породы глупы. Но не надо верить тому, что

болтают. Как и среди людей, среди собак всех пород есть умные, глупые

и заурядные. А про догов сложилась такая слава потому, что живут они

среди людей в условиях, где повернуться негде и где у них из-за их

размеров нет возможности в игре или других действиях проявлять свой ум

так часто, чтобы мы наконец-то его заметили. В основном им приходится

или забиваться в предназначенное для них место, или слоняться вдоль

стены, чтобы не перекрывать дорогу людям, не зацепить и не уронить

какие-то предметы и не вызвать недовольство хозяев. А как они ведут

себя, когда нас нет, нам неведомо.

 

А вот мне повезло. Удачное стечение обстоятельств подарило мне

возможность застать сцену, которую я никак не ожидал увидеть.

 

Дога зовут Лорд. Он у меня с 3-месячного возраста. Сейчас ему пять

лет. Он доброжелателен, сдержан, ненавязчив, послушен. Выполняет все

полагающиеся команды, носит хозяйке сумки, мне - тапочки и газеты,

сыну - портфель. В общем, воспитанная собака без "особых"

способностей.

 

Всегда, когда кто-нибудь приходит домой, он выходит, садится и ждет,

когда с ним поздороваются, и только после слов "Привет, Лорд!"

начинает бить хвостом, улыбаться, кивать.

 

В доме у нас живут по распорядку. И дог его изучил. Это во-первых.

Во-вторых, в момент, когда я

 

его "застукал". Лорд находился в моем кабинете (самой дальней комнате

квартиры), и наконец, в-третьих, форточка была открыта, а под окном

наш сосед сидел в своей машине, открыв дверцы и врубив на полную

катушку музыку. Это стечение обстоятельств и подвело моего всегда

находящегося начеку пса.

 

Итак, я не вовремя вернулся домой. Меня никто не встречал. Я тихо

позвал: "Лорд'" Никто не откликнулся. Гремела музыка, и собака меня не

услышала. Я решил застать его спящим и устыдить за невыполнение своих

сторожевых обязанностей, поэтому, сняв обувь, пошел на цыпочках.

 

В кабинете в моем кресле, в моем халате и тапочках сидел Лорд!

 

Тот, у кого есть или были доги, поймет, что означает "сидел". Это не

поза других собак, всеми четырьмя лапами забравшихся на стул. Это

совсем другое. Доги сидят, как люди, присев на стул и упираясь задними

лапами о пол. Передние используются в зависимости от ситуации: или

тоже опущены на пол, или на чем-нибудь лежат, или находятся в

движении.

 

Лорд сидел в кресле, прикрыв глаза и медленно покачиваясь в такт

музыке. Поперек его спины лежал мой халат, задние лапы были в моих

тапочках, передние раскинуты в стороны на подлокотниках кресла. Эта

комичная поза напомнила мне фильм "Особенности национальной охоты" -

тот эпизод где корова раскорячилась в бомболюке.

 

Потрясенный увиденным, я не смог удерЖиГь смеха. Глаза дога мгновенно

раскрылись и в течение нескольких секунд становились все шире и шире.

Тут же пришедший в себя пес сорвался с места и, разбрасывая тапочки и

волоча халат по полу, попытался прорваться мимо меня. Окриком я

остановил его, снял с его спины свой халат и задал вопрос: "Это как

понимать?" Лорд завилял всем своим мощным телом, не поднимая на меня

глаз. Ему я^но

 

ло не по себе, и он хотел, чтобы я это понял. Я прочел ему лекцию о

том, что его задача - дом сторожить, а когда я прихожу - мне тапочки

приносить, а не разгуливать в хозяйских вещах по дому. Лорд каялся и

явно стыдился.

 

Больше ничего подобного подглядеть мне не удалось. Инцидент, как

говорится, был исчерпан.

 

Но иногда,, когда я в тапочках и халате начинаю подниматься с кресла,

упираясь на подлокотники, то отмечаю: "До чего же мы в этот момент

похожи!"

 

Записано со слов Лившица В. Б., г. Москва

 

Свекровь

 

Дворняжка Нюся и кошка Муся жили в нашем доме очень дружно. Потом Муся

окотилась, а через два месяца погибла под колесами машины. Ее сынок

Котя остался сиротой. И Нюся усыновила его. Матерью она была нежной и

заботливой. В сыночке своем души не чаяла. И Котя любил ее, не

стесняясь демонстрировать свои чувства.

 

Время шло, котенок превратился во взрослого кота. И вот он загулял.

Его истошные ночные вопли будили нас по ночам, и мама Нюся вообще

потеряла сон. В битвах своего сыночка она принимала самое активное

участие. Голос его она отличала от всех кошачьих голосов, хотя в этот

период они омерзительно одинаковы. По ее поведению мы могли определить

состояние дел Коти: если она, стоя передними лапами на подоконнике,

перебирая ими и раскачиваясь, повизгивала, то можно было быть

спокойными - Котя кого-то лупит. Если она рычала и лаяла, подаваясь

всем корпусом вперед и стукаясь носом о стекло, то оставалось только

посочувствовать нашему кавалеру - его явно драл кто-то более сильный.

В этот период мы не выпускали Нюсю в "свободный полет", беспокоясь,

что

 

 

она ввяжется в кошачьи разборки и останется без глаз. Поэтому, как

истинная мать воина, она ждала редких возвращений сына и, ворча,

зализывала ему боевые раны.

 

И вот наконец свершилось. В боях Котя добыл себе подругу. Кошечка была

очаровательной: пушистая, тигриного окраса, с зелеными блудливыми

глазами. Кот привел ее в наш двор, гордо вышагивая впереди. Мы

похвалили его вкус, но Нюся возненавидела ее с первого взгляда. С ее

точки зрения, наверное, ее красавец сынок мог найти и получше. Нюся

зазывала нас к окну, когда они любезничали во дворе, лаяла,

поворачивая к нам голову и как бы призывая прекратить это безобразие.

Но мы не оправдывали ее надежд, а только гладили по голове и утешали:

"Не волнуйся, это ненадолго, скоро он снова к тебе вернется". Она

обиженно поскуливала в ответ и уходила в угол, где засыпала,

свернувшись калачиком. Сны ей снились плохие. Она сучила лапами,

утробно тявкала и щелкала зубами, наверное, расправлялась с невесткой.

 

Через некоторое время блудливый сынок вернулся под мамочкино крылышко.

Мамочка дня два подулась на него, потом простила, и жизнь потекла

своим чередом.

 

Но наша добродушная Нюся оказалась мстительной. Месяца через два я

услышал ее лай, в котором было столько ярости и злобы, что это

заставило меня выйти из дому. Собака, приученная не трогать кошек и

вообще любую соседскую живность, кидалась на ствол дерева, оскалив

белые клыки и дрожа от возбуждения. На тонкой веточке на самой

верхушке дерева сидела, вздыбив шерсть, бывшая Котькина жена.

 

С большими усилиями я увел собаку домой. Больше мне не приходилось

встречать нашу зеленоглазую красавицу - видимо, свекровь сумела д.пъ

ей от ворот поворот. В дальнейшем, вероятно усвоив, что подружек

 

Котя меняет как перчатки, мамаша Нюся успокоилась относительно своего

главенствующего положения в его жизни и последующих дам просто

игнорировала...

 

Из письма Кузина Е. В., г. Скопин

 

Мыльная опера

 

У нас фермерское хозяйство. Как полагается, есть в нем и скотина, и

птица, а также кошки и собаки. О каждом нашем питомце, вплоть до

цыпленка или гусенка, можно рассказать интересную историю. Но кошки и

собаки в нашей жизни занимают особое место. Мы считаем их членами

семьи.

 

Их у нас шестеро: самый старший кобель (лайка) Тимка семи лет; кошка

Машка пяти лет; дворняжка, размером чуть больше кошки, Фенька (Офелия)

четырех лет; кот Филя (в честь Филиппа Киркорова), длинноногий,

гибкий, сверкающе-черный красавец с пронзительным голосом трех лет и

годовалая кошечка Люська.

 

В этом, как и во всяком другом, коллективе существуют свои законы,

свои права, свои отношения, но иногда случаются из ряда вон выходящие

события, и тогда начинаются киношные страсти, напоминающие

многосерийные мыльные оперы.

 

Одновременно ждали потомство Машка и Офелия. Машка за день до родов

начала "вить гнездо" в шкафу. Мы это заметили, но мешать не стали.

Наоборот, освободили выбранное ею отделение от своих вещей, подбросили

необходимый "строительный материал" - в общем, оказали посильную

помощь. Она у нас в этом плане на особом положении. У нее годами не

было котят, а однажды она все-таки родила, но котята оказались

мертвыми. Кошка очень от этого страдала, по детям своим

мертворожденным плакала, пыталась усыновлять и удочерять не только

любую живность, но и плюшевых, и даже

 

"Х Эти элт*дочные животные ll^

 

зиновых зверьков - игрушки наших детей. Поэтому любая ее прихоть,

вплоть до "гнезда" в шифоньере, Нами воспринималась с пониманием.

 

И наконец удача' Машка родила четырех чудесных котят. Вся хвостатая

компания, забыв о своих важных и не очень делах, стояла во время родов

у шкафа, сочувствуя и помогая роженице "силой мысли". Надо было

видеть, как они радовались, когда счастливая мать облизывала

новорожденных. Не выдержав, любопытная и вертлявая Люська сделала

попытку поучаствовать в процессе облизывания, но Машка зашипела на

нее, а глава клана Тимка бесцеремонно прогнал нарушительницу покоя

прочь.

 

Под утро следующего дня мы проснулись от скуления и лая. Под тем же

шкафом щенилась Фенька. Роды были нелегкие, маленькая собачонка

судорожно тужилась и стонала, время от времени злобно лая на Машку,

которая, выпрыгнув из своего гнезда, суетилась около нее.

 

На свет появился щенок. На время стоны прекратились, только

периодически Фенька порыкивала на Машку, неподвижно сидевшую в

полуметре рядом.

 

Очередные схватки вновь скрутили Офелию, и, как по команде, к ней

снова бросилась Машка. Схватив за загривок новорожденного щенка, не

обращая внимания на взвывшую роженицу, она понолокла его... к себе в

шкаф. Заглянув туда, я обнаружила, что это уже второй щенок,

копошащийся среди рожденных накануне котят.

 

За всем происходящим наблюдала Люська, возбужденно бегая рядом.

Третьего и последнего щенка Офелия, разумеется, не отдала. Но Машка не

унималась. Она металась между своим "гнездом", честно выполняя свои

материнские обязанности, и Офелией с ее щенком, не оставляя надежды

отобрать у нее последнего. Конфликт двух мамаш закончился дракой.

Выведенная из себя наглым

 

 

гательством соседки, Фенька, рыча, бросилась на кошку. Но не тут-то

было. Шипя, Машка отхлестала соперницу по, с ее точки зрения, "наглой"

морде.

 

Вокруг, дико вереща, бегала Люська. Мы разняли дерущихся, постелили в

другом углу новую подстилку для Офелии и ее семейства, отобрали у

Машки и передали маме щенков. Короче говоря, водворили законный

порядок.

 

После всех драк и волнений, казалось, наступил мир и покой. Но как мы

ошибались! Драма только разгоралась, чтобы в конечном счеге

превратиться в трагедию. То ли из мести, то ли окончательно

запутавшись, где "свои", а где "чужие", то ли считая, что ей недодали

детей (у нее - 3, у кошки - 4), Фенька стала воровать котят. Пользуясь

каждой минутой отсутствия соперницы, мамаши перетаскивали в свой дом и

чужих и своих детей.

 

Столкнувшись нос к носу в момент перетаскивания в кошачье гнездо ранее

незаконно присвоенного ею котенка, Фенька налетела на Машку, как

ураган. В борьбе за свои права был задушен несчастный детеныш...

 

Как и полагается в мелодрамах и мыльных операх, после трагедии в

конфликт были вовлечены все члены клана. Люська работала по принципу

"и нашим, и вашим", за что обеими сторонами, в качестве награды,

допускалась к "святым местам". Филя орал своим пронзительным голосом,

когда кто-нибудь из враждующих дам приближался к потомству другой. А

Тима выступал в роли доброго гения, являлся на вопли Фили и водворял

справедливость.

 

Так продолжалось около двух недель. Всем эта бабская свара порядком

поднадоела. Наши попытки расселить семейства по разным помещениям

успеха не принесли: мамаши упорно вновь и вновь перетаскивали своих

детей в места их первой прописки.

 

И тогда добрый гений клана, мафиози Тима, принял мудрое решение.

Аккуратно, чтоб не навредить крошечным созданиям, он в отсутствие

 

УГ

 

ки, изгнав изеегнеэдаЛ[6ську.^ст6рожившую"на общественных началах

чужих детей, йёренес всех котят к Феньке, которая выразила ifo этому

"Поводу радость. Следом за мальниами он туда же отнес кошачье гнездо,

конечно же порядком его растрепав. После этого сел перед дверцей

шкафа, как бы демонстрируя, что вход в него теперь закрыт.

 

И вот тут-то наступил хеппи-энд. Конечно, вернувшаяся Машка пыталась

закатить скандал, но надо было кормить детей, и ей ничего не

оставалось, как сделать это в нежелательной близости от Феньки. Та, в

свою очередь, попыталась рычать и угрожать, но Тимофей, слегка

потрепав обеих, заставил их уняться.

 

Месяц прошел с того дня. Фенька и Машка стали лучшими подругами.

Теперь дети не бывают без присмотра. Гуляют мамы по очереди. Кормят

щенят и котят без разделения на "наших" и "ваших". Спят рядышком.

Идиллия.

 

Ну чем не мыльная опера по непридуманному сценарию? Посмотрите на себя

и на братьев наших

 

меньших

 

похожи?

 

Из письма Балеевских В. С., г. Октябрьск Пермской области

 

Дурные гены

 

Марыся окотилась мертвыми котятами, и хозяйка зарыла их в углу сада.

Кошка долго плакала и искала своих детей. А через неделю явилась с

котенком в зубах. Был он рыж и пушист в отличие от самой Марыси и ее

детей - гладких и атласно-черных. Нашла ли она его брошенным или из

какою кошачьего семейства выкрала, так и осталось для нас загадкой.

 

Выкармливать его у кошки не получилось, видимо уже пропало молоко. И

хозяйка кормила его из пипетки. Был он вечно голоден, сердит по этому

 

 

поводу, рычал, кусал пипетку, бил ее еще крошечными и слабыми лапками.

 

А Марыся в нем души не чаяла. Бе.зумными от счастья глазами следила за

каждым его движением, часами вылизывала, шипела и кидалась на всех,

кто подходил к нему близко.

 

Рыжий рос. По размеру он быстро перегнал свою приемную мать. Его

огромная круглая рыжая модда была вдвое больше изящной точеной

мордочки Марыси. С возрастом он наглел. Жадно и быстро поедал свою

порцию, а потом бесцеремонно переходил к блюдцу матери, которая

мгновенно уступала ему место, при этом еще и пыталась ласково его

вылизывать. Но это мешало коту, он фыркал на нее, и она отходила в

сторону, влюбленно наблюдая оттуда за своим дитятей.

 

Прошел год. У Марыси появились котята. Теперь уже живые. Рыжий их явно

невзлюбил. Он приходил, расшвыривал их в стороны и укладывался под

мамочкин бочок. А безумная мать ворковала и вылизывала его, как

маленького, не реагируя на жалобный писк малышей.

 

Хозяйка попыталась избавиться от Рыжего. Она отдала его в другие руки,

но через несколько дней вынуждена была вернуть. Исчезновение Рыжего

сделало Марысю безумным существом, забывшим все свои обязанности по

отношению к родным детям. Пришлось раздать раньше времени котят и

вернуть Рыжего.

 

Счастье кошки трудно описать, зато ее неблагодарный приемыш расценил,

видимо, свое временное отлучение как происки приемной матери.

 

Он был мстителен по натуре. Теперь он уже поедал сначала то, что

получала кошка, и только потом брался за свою порцию. Она уже не смела

подойти к своей миске. В их семье началось "лапоприкладство". Время от

времени приемыш, чем-либо недовольный, отвешивал матери оплеухи. Он не

кусал, не рвал, не царапал ее, просто лениво

 

мал лапу и коротким резким движением бил Марысю по мордочке.

 

Хозяйка наказывав его, иногда даже жестоко. Наказания он сносил без

сопротивления: повисал мешком в руке хозяйки, прижав уши и закрыв

глаза. Ни разу не оцарапал, не вывернулся, не вырвался. Но после

наказания бил Марысю еще более злобно.

 

Чем бы все это закончилось - неизвестно, если бы с Рыжим не случилась

беда - он попал под машину.

 

Марыся почувствовала его смерть мгновенно. Спокойно спящая на диване,

она вдруг с диким воплем вскочила, заметалась по комнате, разбила окно

и в крови, изрезанная осколками стекла бросилась на соседнюю улицу,

где лежал у тротуара ее мертвый ребенок...

 

С тех пор кошка начала чахнуть. А через месяц исчезла. Хозяйке

говорили, что во дворе на соседней улице нашли дохлую черную кошку,

которую вместе с мусором отправили на городскую свалку.

 

И у кошек бывают человеческие характеры и человеческие судьбы.

 

Записано со слов Виссарионова И. А, г. Конаково

 

Тут я хочу заметить, что психология животных конечно же далеко не так

проста, как может показаться неподготовленному наблюдателю. Несмотря

на внешнюю схожесть "мотивов", истинные причины тех или иных поступков

у человека и животного могут быть совершенно разными. И в то же время

трудно обмануться в их восприятии и оценке, когда поведение животных

соответствует нашему пониманию добра и зла, общему для любого живого

существа. И хотя считается, что понятие "нравственность" неприменимо

для наших меньших братьев, я уверена в том, что именно схожесть

некоторых

 

ших нравственных критериев делает нас в какие-то моменты очень

похожими.

 

Возьму на себя смелость утверждать, что, несмотря на то что у людей и

животных логика восприятия мира существенно отличается, есть общие


Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 29 | Нарушение авторских прав







mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.081 сек.)







<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>