Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Постановление от 24 мая 2007 года № 7-П по делу о проверке конституционности абзаца четвертого части двенадцатой статьи 230 Трудового кодекса РФ 4 страница

Читайте также:
  1. I. 1. 1. Понятие Рѕ психологии 1 страница
  2. I. 1. 1. Понятие Рѕ психологии 2 страница
  3. I. 1. 1. Понятие Рѕ психологии 3 страница
  4. I. 1. 1. Понятие Рѕ психологии 4 страница
  5. I. Земля и Сверхправители 1 страница
  6. I. Земля и Сверхправители 2 страница
  7. I. Земля и Сверхправители 2 страница

Позиция заявителя:По мнению С. А. Федина, часть первая статьи 56 Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» нарушает его конституционные права в том, что ее положения, исключая возможность выплаты пенсий, назначенных в соответствии с названным Законом, через кредитные организации по выбору получателей этих пенсий, ставят их в неравное положение при реализации права на социальное обеспечение по сравнению с иными категориями пенсионеров, которым возможность такого выбора действующим законодательством предоставлена.

Итоговые выводы решения:Конституционный Суд признал часть первую статьи 56 Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» не противоречащей Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования ее положения не исключают возможность перечисления Сберегательным банком РФ денежных средств, получаемых в виде пенсии лицами, на которых распространяется действие данного Закона, во вклады, открытые ими в иных банках на территории Российской Федерации по выбору самих пенсионеров, без возложения на них расходов, связанных с оплатой услуг Сберегательного банка РФ по переводу денежных средств на счета по вкладам в других банках.

Мотивы решения.Закон РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» возлагает функции по осуществлению за счет средств федерального бюджета пенсионного обеспечения лиц, на которых распространяется его действие, на соответствующие федеральные органы исполнительной власти (часть первая статьи 10 и статья 11). Переход к выплате пенсий лицам, на которых распространяется действие названного Закона, через учреждения (филиалы) Сбербанка России и предприятия связи был осуществлен во исполнение статьи 56 названного Закона и пункта 26 постановления Совета Министров - Правительства РФ от 22 сентября 1993 года № 941.

Впоследствии на Сбербанк России были возложены функции агента Правительства РФ по осуществлению на территории Российской Федерации выплаты пенсий, пособий и компенсаций лицам, на которых распространяется действие Закона. Эти функции осуществляются Сбербанком России в рамках соглашений, которые заключаются между ним и осуществляющими в соответствии с названным Законом пенсионное обеспечение указанных лиц федеральными органами исполнительной власти и могут содержать положения об оказании Сбербанком России на платной основе дополнительных услуг, перечень этих услуг, а также устанавливать размер вознаграждения, который не должен превышать 0,4 процента суммы пенсионных выплат.



Такое правовое регулирование – с учетом наличия у Сбербанка России разветвленной сети учреждений (филиалов) на всей территории Российской Федерации, что позволяет обеспечить максимальную доступность предоставляемых им услуг, - направлено на защиту интересов указанных лиц и призвано гарантировать эффективную реализацию ими конституционного права на социальное обеспечение.

Право на пенсионное обеспечение неразрывно связано с правом конкретного гражданина на распоряжение начисленными и подлежащими выплате этому гражданину в качестве пенсии денежными средствами, в том числе путем их размещения во вклад в банке с целью обеспечения их сохранности и получения дохода в виде процентов по вкладу. При этом гражданин – в силу вытекающего из Конституции РФ принципа свободы договора – вправе по своему усмотрению выбирать банк в качестве контрагента по договору.

Загрузка...

На таком подходе основывается, в частности, правовое регулирование отношений, связанных с выплатой трудовых пенсий, назначаемых в системе обязательного пенсионного страхования, и пенсий по государственному пенсионному обеспечению граждан, не относящихся к категории военных пенсионеров и приравненных к ним лиц. Аналогичная возможность, исходя из конституционного принципа равенства, должна предоставляться и пенсионерам из числа лиц, на которых распространяется действие оспариваемого Закона, на основании части первой его статьи 56, которая, устанавливая, что выплата предусмотренных данным Законом пенсий осуществляется через учреждения (филиалы) Сбербанка России путем зачисления во вклады, не предполагает тем самым зачисление причитающейся указанным лицам пенсии только во вклады, открытые в Сбербанке России, и, следовательно, не исключает возможность перечисления соответствующих сумм через его учреждения (филиалы) во вклад, открытый в другом банке по выбору самого пенсионера.

Соответственно, заключаемые между федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими пенсионное обеспечение лиц, на которых распространяется действие названного Закона, и Сбербанком России соглашения, которыми определяется порядок их взаимодействия по обеспечению выплаты назначенных указанным лицам пенсий, также не могут содержать положений, ограничивающих право данной категории пенсионеров распоряжаться причитающимися им денежными средствами путем их размещения во вклады в иных, помимо Сбербанка России, банках на территории Российской Федерации, а равно устанавливать условия реализации этого права, при которых волеизъявление гражданина – получателя пенсии на перевод соответствующих сумм в избранный им банк было бы для него сопряжено с дополнительными финансовыми обременениями.

Исходя из этого наличие возможности включения в соглашения, регламентирующие порядок взаимодействия федеральных органов исполнительной власти со Сбербанком России по обеспечению выплаты пенсий, предусмотренных рассматриваемым Законом, положений об оказании Сбербанком России на платной основе дополнительных услуг не означает отсутствие у изъявивших соответствующее желание пенсионеров возможности разместить причитающиеся им денежные средства в виде пенсий во вклады в иных банках на территории Российской Федерации без возложения на них расходов, связанных с оплатой услуг Сбербанка России по переводу этих денежных средств по заявлениям их получателей на указанные ими счета по вкладам в избранных ими банках.

Таким образом, часть первая статьи 56 Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не может рассматриваться как исключающая возможность перечисления Сбербанком России соответствующих денежных средств во вклад, открытый в ином банке по выбору самого пенсионера, а содержащееся в ней предписание об определении порядка выплаты пенсий, предусмотренных названным Законом, соглашениями, заключаемыми между федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими пенсионное обеспечение лиц, на которых распространяется его действие, и Сбербанком России, - как допускающее установление в этих соглашениях такого механизма перечисления пенсий, который предполагал бы возложение на их получателей, изъявивших желание разместить причитающиеся им денежные средства в виде пенсии во вклады в иных банках на территории Российской Федерации, расходов, связанных с оплатой услуг Сбербанка России по переводу соответствующих сумм на указанный пенсионером счет по вкладу в избранном им банке.

 

(25) Постановление от 6 февраля 2014 года № 2-П по делу о проверке конституционности подпункта 5 статьи 4 Федерального закона «О ветеранах»

(Официальный интернет-портал правовой информации (http://www.pravo.gov.ru); номер опубликования: 0001201402110001; дата опубликования: 11.02.2014)

Правовые категории в Постановлении:инвалид Великой Отечественной войны; социальная защита ветеранов.

Заявитель:гражданин В. А. Корсаков (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения:подпункт 5 статьи 4 Федерального закона «О ветеранах» в той мере, в какой он служит основанием для отнесения к инвалидам Великой Отечественной войны лиц из числа привлекавшихся в годы Великой Отечественной войны организациями Осоавиахима СССР и органами местной власти к сбору боеприпасов и военной техники, разминированию территорий и объектов и получивших при проведении указанных работ ранение, контузию или увечье, повлекшие инвалидность.

Позиция заявителя:нарушение подпунктом 5 статьи 4 Федерального закона «О ветеранах» своих прав, гарантированных статьями 2, 7, 15 (части 1 и 2), 18, 21 (часть 1) и 39 (часть 1) Конституции РФ, заявитель усматривает в том, что содержащееся в нем законоположение не позволило суду признать его инвалидом Великой Отечественной войны - в отличие от лиц, на тех же условиях и в том же порядке привлекавшихся органами местной власти в составе отрядов Осоавиахима СССР к сбору боеприпасов и разминированию освобожденных территорий в период с февраля 1944 года по декабрь 1951 года и получивших при этом ранение, контузию или увечье, повлекшие инвалидность.

Итоговые выводы решения:подпункт 5 статьи 4 Федерального закона «О ветеранах» не соответствует Конституции РФ, ее статьям 19 (часть 1), 21 (часть 1) и 39 (часть 1), в той мере, в какой он не позволяет относить к инвалидам Великой Отечественной войны лиц, в годы Великой Отечественной войны привлекавшихся организациями Осоавиахима СССР и органами местной власти к сбору боеприпасов и военной техники, разминированию территорий и объектов и ставших инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при проведении указанных работ ранее февраля 1944 года.

Мотивы решения.Федеральный законодатель установил правовые гарантии социальной защиты ветеранов в Российской Федерации. Стремясь в максимальной степени учесть заслуги перед народом и Отечеством поколения, победившего в Великой Отечественной войне и принявшего на себя все ее тяготы, он выделил ветеранов Великой Отечественной войны в особую категорию. А также – с целью обеспечить повышенную социальную защиту тем из них, кто при исполнении долга по защите Отечества получил ранение, контузию, увечье или заболевание, повлекшие нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма и, соответственно, инвалидность, – подразделил граждан этой категории на участников Великой Отечественной войны и инвалидов Великой Отечественной войны.

Выбор критериев отнесения граждан к инвалидам Великой Отечественной войны является прерогативой федерального законодателя, который в процессе реализации на основании статей 71 (пункты «в», «е») и 76 (часть 1) Конституции РФ своих полномочий в сфере социальной защиты обладает широкой дискрецией как при установлении мер социальной поддержки, так и при определении категорий граждан, нуждающихся в социальной защите. Вместе с тем, осуществляя соответствующее правовое регулирование, федеральный законодатель связан требованиями Конституции РФ, в частности ее статьи 19 (части 1 и 2), обязывающими его следовать гарантирующим защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод принципам юридического равенства и справедливости, из которых вытекает необходимость равного обращения с лицами, находящимися в равных условиях, и соблюдение которых означает в том числе запрет вводить не имеющие объективного и разумного оправдания различия в правах лиц, находящихся в одинаковых или сходных обстоятельствах.

В силу приведенных правовых позиций, выраженных Конституционным Судом РФ в ряде решений (см.: постановления от 3 июня 2004 года № 11-П, от 5 апреля 2007 года № 5-П, от 10 ноября 2009 года № 17-П, от 24 октября 2012 года № 23-П и др.), при определении критериев отнесения граждан, исполнивших долг по защите Отечества, к инвалидам Великой Отечественной войны также необходимо принимать во внимание объективные факторы, в том числе характеризующие сходным образом обстоятельства, при которых гражданином в период проведения боевых действий и устранения их последствий было получено ранение, контузия, увечье или заболевание, приведшие к инвалидности.

Получение статуса инвалида Великой Отечественной войны предполагает наличие двух условий – принадлежности к категории лиц, прямо поименованых в данном Федеральном законе, и наступления инвалидности вследствие повреждения здоровья, полученного в период Великой Отечественной войны.

Статья 4 Федерального закона «О ветеранах» относит к данной категории ветеранов Великой Отечественной войны в первую очередь лиц из числа военнослужащих регулярных воинских частей действующей армии, ставших инвалидами вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных при ведении боевых действий в период Великой Отечественной войны. С учетом того что исполнение конституционного долга по защите Отечества возможно как посредством несения военной службы, так и в других формах, данная статья относит к лицам, которые могут быть признаны инвалидами Великой Отечественной войны, некоторые категории гражданского населения, в том числе лиц, принимавших участие в устранении последствий ведения боевых действий, включая привлекавшихся организациями Осоавиахима СССР и органами местной власти к сбору боеприпасов и военной техники, разминированию территорий и объектов в период с февраля 1944 года по декабрь 1951 года и ставших инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных в этот период (подпункт 5).

Вводя указанные хронологические границы, федеральный законодатель исходил из даты издания Государственным комитетом обороны СССР постановления от 19 февраля 1944 года № 5216 «О привлечении организаций Осоавиахима к работам по разминированию и сбору трофейного и отечественного имущества в районах, освобожденных от немецкой оккупации», то есть обусловил возможность приобретения статуса инвалида Великой Отечественной войны фактом участия гражданина в соответствующих работах исключительно с момента, когда их организация и проведение были нормативно оформлены, – не принимая при этом во внимание, что лица из числа гражданского населения начали привлекаться к таким работам органами местной власти значительно раньше, что они подвергали риску свою жизнь и здоровье и получали ранения, контузии и увечья непосредственно при их осуществлении.

Таким образом, регулирование, установленное подпунктом 5 статьи 4 Федерального закона «О ветеранах», – безотносительно к наличию у всех тех участников работ по сбору боеприпасов и военной техники, разминированию освобожденных от оккупации территорий и объектов, кто при их проведении получил ранение, контузию или увечье, равных оснований, обусловливающих возможность признания этих граждан инвалидами Великой Отечественной войны, – по существу, вводит различия в их правовом статусе в зависимости от того, когда именно (до или после февраля 1944 года) осуществлялись соответствующие работы, при выполнении которых было получено повреждение здоровья, приведшее к инвалидности. Установление данного формального критерия в качестве основания для такой дифференциации применительно к гражданам, находившимся в годы Великой Отечественной войны в одинаковой ситуации, не может быть признано объективно оправданным, обоснованным и преследующим конституционно значимые цели.

Отсутствие у гражданина статуса инвалида Великой Отечественной войны – притом что в годы Великой Отечественной войны он наравне с другими лицами, имеющими данный статус в силу подпункта 5 статьи 4 Федерального закона «О ветеранах», принимал участие в разминировании освобожденных от оккупации территорий, получил при этом, как и они, повреждение здоровья, повлекшее инвалидность, – противоречит общеправовому принципу справедливости и несовместимо с обязанностью государства охранять на основе юридического равенства достоинство личности, не допуская его умаления.

 

(26) Постановление от 19 мая 2014 года № 15-П по делу о проверке конституционности части 15 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»

(Официальный интернет-портал правовой информации (http://www.pravo.gov.ru); номер опубликования: 0001201405210001; дата опубликования: 21.05.2014)

 

Правовые категории в Постановлении:пенсия за выслугу лет; военнослужащий; ежемесячная денежная компенсация в связи с инвалидностью вследствие военной травмы; принцип недопустимости повторного предоставления одинаковых по своей правовой природе социальных выплат.

Заявитель:гражданин Г.В. Ледовской (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения:часть 15 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» в той мере, в какой она служит основанием для решения вопроса о предоставлении предусмотренной частью 13 данной статьи ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью, гражданам, являющимся инвалидами вследствие военной травмы, полученной в период военной службы по призыву, если до установления инвалидности они проходили службу в органах внутренних дел, в связи с чем им установлена пенсия за выслугу лет, выплачиваемая с учетом увеличения, предусмотренного пунктом «а» статьи 16 Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей».

Позиция заявителей.Нарушение частью 15 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» своего права на социальное обеспечение, гарантированного статьей 39 Конституции РФ, заявитель усматривает в том, что она позволяет отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 13 той же статьи, лицам, получающим после увольнения из органов внутренних дел пенсию за выслугу лет, увеличенную в связи с инвалидностью вследствие военной травмы, полученной до поступления на службу в органы внутренних дел, а именно во время военной службы по призыву.

Итоговый вывод решения:часть 15 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» соответствует Конституции РФ в той мере, в какой содержащееся в ней законоположение в системе действующего правового регулирования устанавливает принцип недопустимости повторного предоставления по одному основанию одинаковых по своей правовой природе выплат, в том числе ежемесячной денежной компенсации в связи с инвалидностью вследствие военной травмы, и не предполагает возможность произвольного отказа от предоставления военнослужащим, получившим военную травму в период прохождения военной службы по призыву и впоследствии признанным инвалидами, предусмотренной частью 13 той же статьи ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью.

В то же время часть 15 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» не соответствует Конституции РФ, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой содержащееся в ней законоположение – по смыслу, придаваемому ему в системе действующего правового регулирования правоприменительной практикой, – служит основанием для отказа в выплате ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной частью 13 данной статьи, тем гражданам, которые получили военную травму в период прохождения военной службы по призыву и после увольнения с военной службы до установления инвалидности вследствие военной травмы проходили службу в органах внутренних дел, в связи с чем получают пенсию за выслугу лет, выплачиваемую с учетом увеличения, предусмотренного пунктом «а» статьи 16 Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей».

Мотивы решения.Анализируя правовую природу увеличения пенсий за выслугу лет, Конституционный Суд РФ, опираясь на правовые позиции, выраженные в постановлениях от 15 июля 2009 года № 13-П и от 20 октября 2010 года № 18-П, пришел к выводу, что оно направлено на предоставление инвалидам вследствие военной травмы, которым назначена пенсия за выслугу лет, более высокого по сравнению с военными пенсионерами, не являющимися инвалидами, уровня пенсионного обеспечения и, будучи одним из правовых средств возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, не исключает использование в рамках специального публично-правового механизма иных способов возмещения такого вреда, а потому не затрагивает право военнослужащего, получившего военную травму, на установление иных выплат, имеющих целью возмещение вреда здоровью (Определение Конституционного Суда РФ от 25 ноября 2010 года № 1533-О-О).

В связи с этим в случае признания военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, в период прохождения либо после увольнения с военной службы (военных сборов) инвалидом вследствие военной травмы, то выплачиваемая ему на основании части 13 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» ежемесячная денежная компенсация имеет своим назначением обеспечение гражданину государственной поддержки для восполнения понесённых материальных потерь, связанных с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы. Будучи самостоятельным видом социального обеспечения, данная выплата назначается вне связи с продолжительностью военной службы и вне какой-либо зависимости от последующего (до установления инвалидности) прохождения указанными лицами приравненной к военной иной федеральной государственной службы, в том числе службы в органах внутренних дел (если их инвалидность имеет причинно-следственную связь с несением военной службы), в размере, обусловленном исключительно группой инвалидности и подлежащем, согласно части 16 той же статьи, ежегодному увеличению (индексации) с учетом уровня инфляции (потребительских цен) в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период на основе решения, принимаемого Правительством РФ.

Таким образом, по своей правовой природе ежемесячная денежная компенсация предназначена для возмещения материальных и социальных потерь, возникающих в связи с инвалидностью вследствие военной травмы, не связана напрямую с другими выплатами, в том числе пенсионными, и мерами социальной поддержки военнослужащих и направлена исключительно на социальную защиту инвалидов в зависимости от степени утраты трудоспособности (постановления Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1997 года № 18-П, от 20 декабря 2010 года № 21-П и от 7 ноября 2012 года № 24-П).

В то же время часть 15 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» закрепляет принцип недопустимости повторного предоставления одинаковых по своей правовой природе социальных выплат. Норма, устанавливающая указанный принцип в рамках публично-правового механизма возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих, направлена на обеспечение эффективного функционирования данного правового механизма с учетом необходимости поддержания баланса публичных и частных интересов и обеспечения реализации гражданами, являющимися инвалидами вследствие военной травмы, права на возмещение вреда, причиненного здоровью, не предполагает возможность произвольного отказа от предоставления военнослужащим, получившим военную травму в период прохождения военной службы по призыву и впоследствии признанным инвалидами, предусмотренной частью 13 той же статьи ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью, и как таковая не противоречит Конституции РФ.

В силу того что увеличение пенсии за выслугу лет и ежемесячная денежная компенсация в связи с инвалидностью вследствие военной травмы различаются по своей правовой природе и целевому назначению, а потому не могут рассматриваться как аналогичные выплаты. Что касается специфики правового положения граждан, к числу которых относится заявитель по настоящему делу, то они – в отличие от лиц, получивших военную травму в период прохождения военной службы по призыву и затем продолживших военную службу по контракту либо получивших военную травму в период прохождения службы во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, – лишаются возможности получения ежемесячной денежной выплаты на том лишь основании, что военная травма получена ими в период прохождения военной службы по призыву, а пенсия за выслугу лет назначена в связи с прохождением службы в органах внутренних дел. Следовательно, действующее правовое регулирование в его истолковании правоприменительной практикой – вопреки цели, которую при принятии Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» преследовал федеральный законодатель, – приводит к необоснованным различиям в объеме социальных прав таких граждан в зависимости от того, какую профессиональную деятельность (работу, службу и т.д.) осуществлял гражданин после получения военной травмы и увольнения с военной службы. Такая дифференциация в сфере социальной защиты лиц, относящихся к одной и той же категории (инвалиды вследствие военной травмы), несовместима с конституционным принципом равенства и не согласуется с конституционно значимыми целями возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина.

Вопросы выявления конституционно-правового смысла статьи 39 Конституции РФ также затрагивались Конституционным Судом РФ в Постановлениях: (1)от 22 марта 2007 года № 4-П; (2) от 6 февраля 2009 года № 3-П; (3) от 22 октября 2009 года № 15-П; (4) от 15 ноября 2011 года № 24-П; (5) от 23 апреля 2012 года № 10-П; (6) от 19 ноября 2012 года № 27-П;(7)от 14 мая 2013 года № 9-П; (8) от 1 июля 2014 года № 20-П.

 


Дата добавления: 2015-08-03; просмотров: 21 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Статья 37 | Статья 38 | Постановление от 8 июня 2010 года № 13-П по делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации | Постановление от 15 декабря 2011 года № 28-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации | Постановление от 31 января 2014 года № 1-П по делу о проверке конституционности абзаца десятого пункта 1 статьи 127 Семейного кодекса Российской Федерации | Заявитель: гражданка Е.А. Дурягина (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ). | Статья 39 | Постановление от 23 декабря 2004 года № 19-П по делу о проверке конституционности подпункта 8 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации | Постановление от 24 мая 2007 года № 7-П по делу о проверке конституционности абзаца четвертого части двенадцатой статьи 230 Трудового кодекса РФ 1 страница | Постановление от 24 мая 2007 года № 7-П по делу о проверке конституционности абзаца четвертого части двенадцатой статьи 230 Трудового кодекса РФ 2 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Постановление от 24 мая 2007 года № 7-П по делу о проверке конституционности абзаца четвертого части двенадцатой статьи 230 Трудового кодекса РФ 3 страница| Постановление от 25 апреля 1995 года № 3-П по делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.01 сек.)