Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Не отвергайте подарков Нептуна!

Читайте также:
  1. Глава 6. Язык любви №3: Получение подарков
  2. Далее, о приобретении новогодних подарков
  3. Друг, секса ему не положено, используется в качестве эмоциональной помойки и источника бесплатных услуг и подарков.

Настало время подвести итог разным, но чрезвычайно схожим скелетам, приписываемым великому незнакомцу из моря. На самом деле их, очевидно, следует считать останками изуродованных акул, находки которых на протяжении многих веков исправно пополняли собой хроники появления морского змея.

Когда на берег выносит огромного зверя, покрытого волосами, с длинной шеей и головой то ли лошадиной, то ли верблюжьей, в большинстве случаев можно сразу биться об заклад, что речь идет об искалеченных или прогнивших останках крупной хрящевой рыбы. Вероятней всего, гигантской акулы, благодаря ее несуразному строению вечно "полуобезглавленной". Но наука – не игра наугад, и заклады не выигрываются без подтверждений. Каждый раз, когда море извергает очередного монстра, приходится тщательно анализировать попавшее в наше распоряжение добро Нептуна, ревнивого к своим тайнам, не пренебрегая ни одной гипотезой. Не стоит забывать историю о Гийо, кричавшем: "Волки, волки!" Люди также кричат: "Морской змей!", как только на берег выносит новую гигантскую акулу, и у зоологов всегда появляется соблазн, едва услышав о находке на берегу крупного змеевидного зверя, сразу отмахнуться, даже не потрудившись проверить, что речь идет об одной из этих акул. Конечно, я прекрасно понимаю, что тревожиться попусту тоже не стоит, но все же кое-какие меры предосторожности нелишни. Всегда есть возможность попросить людей с места находки выслать вам определенный фрагмент, или фотографию, или даже рисунок, которые чаще всего и позволят определить, нужно приезжать туда лично или нет.

Так, осенью 1959 года на северном побережье Новой Южной Галлии, в Австралии, в старой сети для рыб обнаружили останки странного животного змеевидной формы и большой величины. Его вытянули на берег, а затем перетащили в ангар. Это случилось на другом конце света, для меня было затруднительно добраться до места. По счастью, некий месье А. Р. Миртлфорд, который как раз рыбачил в тех местах, не поленился остановиться перед скелетом, начисто лишенным плоти, и потом описать все в "Australasian Post":

"Кажется, никто ничего не знал об этом предмете и никто особо не интересовался. Но, вспоминая все рисунки и иллюстрации, которые я видел о морском змее, я думаю, что это он и есть".

Также господин Миртлфорд не пожалел десяти фунтов стерлингов на приобретение шестиметровой тухлятины, которую счел совершенно уникальной.

Но покупка оказалась так себе. На любителя. Сделка явно была не слишком удачной. На фото, которое он сделал, можно весьма ясно различить звездчатую структуру позвонков: они определенно принадлежат акуле. В силу отсутствия зубов и образчиков кожи невозможно с точностью определить вид, к которому она принадлежит, но поскольку и размеры ее не были необычны, то и приезд специалиста не оправдал бы себя.



Часто удаленность не в пространстве, а во времени делает путешествие трудным и рискованным: это когда о находке вам сообщают с запозданием в несколько лет. Хотя это не обязательно означает, что точная идентификация невозможна.

Так, в в 1962 году один телезритель, вдохновленный моей передачей "Шерлок в зоопарке", господин Леон Дюкуро любезно сообщил, что десять лет назад, в одно февральское воскресенье, на берег Энде вынесло морское чудовище пяти метров в длину. У него был, как мне рассказали, "вид совершенно доисторического животного": шея плезиозавра и коричневое тело, в некоторых местах покрытое овальными чешуйками, плюс четыре сплюснутые короткие лапы, как у тюленя или морской черепахи.

Маленький набросок, сделанный — увы! — по памяти и по прошествии стольких лет, дополнял это сбивающее с толку описание.

В день находки обитатели курорта, редкие в этот сезон — в основном это были владельцы гостиниц, — были поражены необычным видом зверя, который не казался слишком разложившимся. Кто-то позвонил в Музей моря в Биарице и попросил направить эксперта, чтобы идентифицировать находку. Но получил следующий ошеломляющий ответ от дежурного (так как было воскресенье):

Загрузка...

"Нас не интересуют мертвые животные. Мы занимаемся только живыми рыбами".

Еще один звонок, на этот раз настойчиво подчеркивающий необычный вид зверя, — и точно такой же ответ.

В довершение ни у кого из знакомых господина Дюкуро не было фотоаппарата. В понедельник мой корреспондент был занят на службе, а во вторник, когда он вернулся, чтобы еще раз осмотреть труп и, возможно, отрезать значительный его кусок, то обнаружил, что останки уже зарыты стараниями дорожных рабочих. Трое мужчин так озаботились этим вопросом, что даже одолжили быков у одного из местных обитателей, чтобы перетащить огромного зверя, который весил около двух тонн, в специально вырытую яму. Разложение на открытом воздухе такой массы поставило бы перед курортом серьезные гигиенические проблемы.

Такова была ситуация, впрочем, совершенно обычная для подобного рода дел. И весьма отчаянная.

Вырыть животное? Об этом нельзя было и думать. Его скелет по истечении одиннадцати лет мало-помалу засосало в песок на глубину пятнадцать—двадцать метров. И, кроме того, и господин Дюкуро, и рабочие, опрошенные через столько лет, могли указать место захоронения лишь с точностью до ста метров. Потребуется целый батальон рабочих с бульдозером, чтобы провести плодотворные раскопки!

Оставалось только собрать воспоминания очевидцев, как можно более точные. Я подверг господина Дюкуро хитрому письменному допросу, с незаметными ловушками, и он дал терпеливейшие ответы, с такой точностью, о которой можно было только мечтать, с изумительной добросовестностью и горячим желанием разгадать наконец тайну, которая так надолго превратила его в одержимого любителя естественной истории.

Естественно, моей первой мыслью было, что снова речь идет о повторении дела Стронсы, но большие овальные чешуйки, десятки сантиметров в длину, находившиеся повсюду на спине, никак не подходили под это объяснение. И потом — эти хрящевые рожки, которые заинтриговали меня тем более, что очевидцы указывали на маленькие рога у морского змея…

Мое беспокойство передалось моему корреспонденту, который оценил версию о гигантской акуле как "совершенно невозможную", потому что шея найденного животного постепенно увеличивалась к грудине, и особенно — из-за наличия рожек.

Я приготовился к переписке с полдюжиной других очевидцев, адреса и имена которых сообщил мне господин Дюкуро, когда произошло чудо. Мой корреспондент, неутомимо хлопоча, вдруг узнал, что против всех ожиданий, один из сыновей владельца местного отеля, господина Виньяля, заснял находку.

Конечно, молодому человеку, господину Клоду Виньялю, потребовалось определенное время, чтобы отыскать эти фотографии, которые были для него так ценны в детстве. Но наконец настал день, когда я получил любезное приглашение от его родителей — которые даже, на счастье, жили зимой в Париже, — прийти и посмотреть на два фото.

Торжественный момент. Фотографии не были совершенны — в силу того, что съемка производилась не слишком хорошим аппаратом и ограничивалась двумя основными планами. Однако можно было различить голову, почти лишенную плоти, с неким подобием заостренного клюва и этими удивительными рожками.

Последние были просто ошеломительны и на некоторое время меня серьезно озадачили, но наконец мне удалось найти решение и разделаться с этой загадкой.

На голове гигантской акулы — «нос» более или менее удлиненный, а от возраста он становится даже курносым, почти как носок у старомодной туфли; черепная коробка вытянута вперед наподобие тонких клювов, которые поддерживаются в изогнутом виде двумя хрящами, как мачта вантами, они-то и придают морде такую твердость. Если, когда отваливается мясо, хрящи обнажаются до кончиков ростров, то они расслабляются и вытягиваются вперед, а два стержня остаются торчать, как рожки.

Впрочем, все это подтверждалось еще и тем фактом, что даже контуры головы монстра из Энде были во всем идентичны черепной коробке гигантской акулы.

Оставалось объяснить существование огромных чешуек, столь нелепых у такой рыбы, но это оказалось гораздо проще. Вполне можно представить себе дело так: чешуйки были результатом мозаичных трещин на коже, сравнимых с теми, что возникают при высыхании на слое грязи или известняке.

Во всяком случае никто не может упрекнуть господина Дюкуро, который искал истину с редкой добросовестностью и стойкостью, что он обманулся, но это не удивительно, подобные случаи загоняли в тупик и профессиональных зоологов.

Вот и все. Дело закрыто. Расследование длилось девять месяцев.

В то же самое время я сражался с похожей проблемой, которая, однако, выражалась иначе. На этот раз, по счастью, существовали анатомические фрагменты.

В январе 1962 года газета "Ouest-France" объявила под заголовком "Неужели: морской змей из Сен-Жан-де-Монт?", что в этой вандейской области, недалеко от берега Демуазелль были найдены останки таинственного морского животного.

"Речь идет о звере цилиндрической формы, диаметр которого сложно определить (около сорока сантиметров) точно, из-за того, что оно прогнило и было частично сожрано крабами.

Его длинное тело простирается почти на восемь метров, голова и хвост оторваны. Его позвонки огромны: двадцать пять сантиметров диаметром и пятнадцать толщины, они необычайно гибки (sic!) и уменьшаются к хвосту.

Все это заставляет предположить, что полная длина тела могла достигать и пятнадцати метров и что в нашем распоряжении только один его обрубок".

Статья была иллюстрирована фотографией двух девочек, держащих один из этих огромных позвонков на фоне всей кучи. Подпись сообщает, что "позвонок почти так же велик, как голова ребенка". Это правда, но в то же время очевидно, что упоминание диаметра в двадцать пять сантиметров — явное преувеличение.

И в конце статьи добавлено, что "Господин Амелино, владелец ресторана, вырезал с дюжину позвонков, чтобы сделать из них пепельницы и направить несколько образцов в Музей заморских владений Франции, в Венсан".

Так как позвонки на фотографии своей звездчатой формой ясно свидетельствовали о принадлежности зверя к хрящевым, и учитывая, что определить это для специалистов из Венсанского музея не составит большого труда, я заранее отстранился от этого дела. Ведь явно речь шла об очередной гигантской акуле, полинявшей до состояния морского псевдозмея…

Впоследствии меня начали мучить сомнения, в основном из-за большой величины позвонков на фотографии. Конечно, они не были двадцати пяти сантиметров в диаметре, но, тем не менее, казались ненормально крупными. Для очистки своей совести я решился связаться с господином Амелино, который и дал мне все требуемые сведения.

Животное вынесло на берег 24 декабря 1961 года в состоянии далеко зашедшего разложения. С помощью мясницкого ножа господину Амелино удалось вырезать дюжину позвонков, которых, по его словам, всего было шестьдесят. Раздав большую часть, он оставил себе три в формалине для сохранности.

"Я могу сообщить вам размеры тех, которые находятся на моем столе: пятнадцать сантиметров в ширину, двенадцать — в высоту и сорок пять по окружности". Господин Амелино даже передал мне те, которые были предназначены для музея в Венсане и, определенно, не дошли до него.

Таким образом, в факты, изложенные газетой, закралась ошибка — или намеренное преувеличение? Но от этого размеры позвонков не стали менее впечатляющими. Они соответствовали принадлежавшим зверю из Стронсы. Однако я убедился на примере экземпляра всего в семь с половиной метров, выброшенном на беpeг Ирландии 4-го августа 1934 г. и ставшего частью коллекции Королевского института естественных наук Бельгии, что гигантская акула и средних размеров уже обладает позвонками в пятнадцать сантиметров диаметром.

Совсем не следует думать, что этот длинный список разочарований служит одной цели — показать, как бессмысленно для зоолога волноваться по поводу сообщений о находках морского змея. Разве всегда речь идет о крупной полусгнившей акуле?

Прежде всего, это только один раздел книги, в котором я сгруппировал находки морских чудовищ, оказавшихся на поверку гигантскими акулами, и он интересен сам по себе. Есть, конечно, и другие, совершенно отличные случаи, к которым мы обратимся в свое время. Впрочем, морской змей, если он и представляет собой большую загадку океана, то далеко не единственную. Лично для меня эти частые выезды на место уже позволили сделать несколько ценных открытий, как, например, в случае с псевдокосаткой, произошедшем в 1951 году на острове Левант, потому что обнаруженное мною китообразное было доселе не замечено в открытом море у средиземноморского побережья Франции, или с китом Кювье, редчайшим экспонатом зоологических коллекций, скелет которого я сохранил для Музея естественной истории Марселя, и наконец случай 1963 года с сельдяным королем.

Конечно, весьма вероятно, что после моей двенадцатой гигантской акулы и моего третьего инфаркта я начну брюзжать при упоминании о появлении на берегу очередного волосатого плезиозавра с рожками улитки…

А что если когда-нибудь настоящий морской змей, огромное, еще никем не классифицированное животное, испустит последний вздох на одном из наших берегов, и будет лежать, никем не замеченный, и только "невежественные рыбаки" будут удивляться его диковинному виду, и только морские птицы — разрезать его плоть, и одни лишь волны станут препираться над его драгоценными костями?


Дата добавления: 2015-07-20; просмотров: 63 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Зверь с тонкой шеей с Гебридских островов | Свидетельства, экспертизы и выводы | Halsydrus — не что иное как гигантская акула | Правильность и крайности в выводах Эверарда Хоума | Злополучный осмотр доктора Барклая | Гигантская или нет? | Левиафан из Нью-Джерси и флоридский плезиозавр | Змеи с лошадиной головой с острова Генри | Керкевилльское чудовище | Загадка мохнатого морского монстра |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Существует ли гигантская плащеносная акула?| ГЛАВА ПЯТАЯ: Американский период (1817 — 1847), или Морской змей опороченный, но принятый наукой

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.01 сек.)