Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Пятница. Во время похода по магазинам мне пришла в голову метафора

Читайте также:
  1. День (пятница)
  2. День, пятница
  3. День, пятница
  4. Июля, пятница (ЧАСТЬ 1)
  5. Июля, пятница (ЧАСТЬ 2)
  6. Ноября 1990 г., пятница
  7. Пятница

Во время похода по магазинам мне пришла в голову метафора...

Реальность последнее время вытворяет со мной странные штуки. Она периодически улыбается мне и распахивает свой плащ, отточенным жестом эксгибициониста показывая без прикрас свое охренительное содержимое и подкладку. Это меня потрясает, но уже не пугает, а иногда даже веселит.

Гуляя по универсаму, наткнулась на выгородку с мягкими игрушками. Прямо сверху на куче игрушек сидел белый меховой петух невероятной симпатичности. Такой... малость... крэйзи, но сам об этом догадывается... Мы сразу понравились друг другу... Внутри крыльев и шеи вставлена проволока, что позволяет придавать им любую форму. Минут двадцать я ставила его в разные позы — наверное, служба охраны угорала там возле мониторов. Рассталась с ним с большим сожалением. Купить, что ли?

Наверное, я не успела наиграться в прошлой жизни — люблю красивые игрушки, особенно фарфоровых кукол в старинной одежде.

А может, впадаю в детство...

12.02.05 суббота

Отмечали наступление Года Петуха всей компанией. И было нас тринадцать. Веселились как в психбольнице... Я сделала бумажного Петушка, сантиметров шестьдесят высотой, объемного, поскольку не оказалось среди нас никого с подходящим годом рождения — зато Обезьян было три штуки.

Что с этим Петушком делали!.. Всяко-разно под­изывались, кормили семечками, обнимали, целовали и просились к нему в курятник. Это было какое-то магическо-эротическое шоу!

Я по случаю тоже прочла стишок, посвященный Петуху, — такое приманивание Духа Покровителя Года — немного ироничный, но с мощным сексуальным запалом — пожалуй, воздержусь от публикации. Долохову надо послать — он такие штуки любит.

А ведь мог бы Юджин на месте этого Петушка сидеть — он как раз в год Петуха родился... Может быть, когда-нибудь...

Этот год считается в моей судьбе годом каких-то значимых событий. Лет пятнадцать назад я на эту тему сильно грузанулась. Даже диагноз подходящий «притянула». Но тут мне выдали такую любовь-морковь, что я забыла не только про диагноз, но и про свой возраст.

Надеюсь проскочить. Очень хочется посмотреть, что из Юджина выйдет.

И ДА БУДЕТ ТАК!!! ЮДЖИН, ЩЕЛКНИ СВОИМИ МАГИЧЕСКИМИ ПАЛЬЦАМИ... ПОЖАЛУЙСТА...

...Так, надо же как-то останавливаться... Какой педалью тормозить-то? — Смотрю себе под ноги... Отвлекаюсь от дороги... Машина въезжает в яму… Бац!!! Ой!!! Стукаюсь лбом о стекло и случайно нажимаю на правую педаль, которая вовсе даже «газ», а не «тормоз»... Машина дергается, и скорость увеличивается... Еле успеваю вывернуть руль вправо, чтобы не столкнуться с одиноким деревом! Просто счастье, что мы не нашли друг друга! Вот тебе, дружочек, радости быстрой езды по полной программе...

Встречный «лендровер» приближается... Верх его открыт... и я вижу, как, держась за ветровое стекло, с переднего сиденья встает Джон с телефоном в руке...



Хватаю свой свиристящий мобильник:

Жми на все педали, какие есть — одновременно... и вытаскивай ключ зажигания,— слышу я спокойный голос Джона.

Чтобы я еще когда-нибудь села за руль! — ору я и нажимаю на все, что велено...

Наши машины останавливаются бампер к бамперу в сантиме­тре друг от друга.

Джон перелетает через борт — любитель эффектных жестов... Еще прыжок — и он, рывком открыв дверцу, заглядывает в кабину:

Живая? — быстро осматривает меня. — Синячок, конечно симпатичный получился... — легко дотрагивается до моего лба.

По цвету к моим джинсам подходит?

— Преклоняюсь перед твоим чувством стиля, — улыбается он. Семеныч, не торопясь, вылезает из машины, с задумчивым видом оглядывает бамперы сверху, заглядывает снизу, что-то там бормочет, потом подходит к нам:

Обошлось. Я думал, красить придется, — с серьезным видом говорит он.

Красить надо только меня, а может, даже делать рентген! Вдруг у меня сотрясение... мозга?.. Если, конечно, он не выпал по дороге — совсем...

Загрузка...

Головокружение есть? — Семеныч наклоняется и внимательно смотрит мне в глаза.

Вроде нет. — Выбираюсь из машины.

Жить будешь, — все так же без улыбки заявляет Семеныч и добавляет, — если хочешь, сделаем тебе искусственное дыхание...

Конечно, хочу!.. — томно поглядывая на Джона и расплываясь в улыбке, говорю я. И тут... замечаю еще одну машину, стремительно несущуюся через саванну в нашем направлении...

Мы стоим втроем и смотрим на приближающийся «хаммер».

Это Крэйт, — говорит Джон.

И не один, — добавляет Семеныч.

Из остановившейся машины выходит шеф. Со стороны водителя открывается дверца и на свет является незнакомец: лет тридцати — рослый, темноволосый — короткая стрижка, высокий лоб, южный загар. Убедительное лицо: не сказать, что суперменское, а от что-то такое притягательное есть и, одновременно, опасное.

— Ну, что... Лягушка-Путешественница, — Крэйт обнимает меня за плечи и притягивает к себе, — чуть не потерялась?.. Знакомься — это наш гость — Игрок*.

— Айриш. — Я протягиваю руку, почему-то как для поце луя — тыльной стороной вверх.

Игрок так и принимает ее — почтительно... Непринужденно наклоняется и... целует— по всем правилам этикета.

А глаза у него защитного цвета, оказывается...

В сердце что-то кольнуло... Картинка, конечно, интересная — учитывая окружающий ландшафт и камуфляжные костю­мы участников.

Семеныч хмыкает. Джон стоит, скрестив руки, улыбается, но в его тигриных глазах — весь холод Арктики. Что он там почуял?

Мужчины обмениваются рукопожатиями.

Джон, можно тебя на минутку, — я отвожу его в сторону. — Он что, опасен? — спрашиваю я шепотом.

Нет, Айриш, я так... — он не договаривает. — А он тебе понравился?

«Ну, ничего себе, заявочки!..»

Он производит впечатление настоящего... — отвечаю я задумчиво.

А как ты это определяешь?

Сначала я смотрю мужчине в глаза, а потом на руки. Иногда руки говорят больше, чем глаза.

У тебя есть классификация?

Да нет, — я пожимаю плечами, — как-то не сподобилась...Я ж не коллекционер.

А что ты обо мне можешь сказать? — Джон с задумчивым видом разглядывает свои руки.

Джонни, я думала ты умеешь читать мысли — у меня иногда складывается такое впечатление.

Я просто считываю эмоции.

Ну,тогда считывай внимательней...

* Игрок — весьма загадочная и мистическая личность, обитающая на тонком плане.

—Я с нежностью смотрю на него.

— Улавливаешь?

Со словами было бы лучше... — улыбается он.

«Да я бы и слова сказала — только надо ли?..» — думаю я про себя.

— Айриш, — окликает меня Крэйт, — ты с кем поедешь?

«Действительно... — Я оглядываю своих спасителей. — Как на подбор — просто загляденье!»

— Я с тобой. Можно?

— Спрашиваешь... — шеф открывает дверцу «хаммера», — забирайся.

Я устраиваюсь на заднем сиденье, Крэйт — на переднем. Игрок садится за руль. Наша машина трогается первой.

Едем прямо в закат... Манифестация желтого, зеленого и алого сменяется на пурпурно-малиновое зарево, в центре которого покоится остывающее золото солнечного диска. Зрелище ошеломляющее! Ощущение такое, будто это Последний Закат в этом мире...

Мы молчим. Игрок иногда поглядывает в зеркальце заднего вида. Несколько раз наши глаза встречаются. Он будто спрашивает: «Во что будем играть?»

И... правда: во что?

Я сворачиваюсь клубочком на широком сиденье, подложив под голову чью-то куртку, и закрываю глаза.

Какая игра устроила бы меня?.. Лекарство от любви? А я что — хочу вылечиться? Вот то-то и оно! Вылечишься и будешь жить обыкновенной серенькой жизнью — без полетов... Вспомнить нечего...

Вон, в Реале, какой взрыв романтизма наблюдается... Хочется народу всепоглощающих чувств, нежности и неземного секса...

У Юджина прямо в ауре висит табличка — «ЛЮБИТЕ МЕНЯ СИЛЬНО И МНОГО». При всем при этом он не осознает, что это возможно...

Не считает себя достойным? Опять же, гордыня... А заявка есть...

Ничего, когда-нибудь станет взрослым дяденькой и получит однажды 5М5-ку: «ТРЕТЬЮ НОЧЬ МНЕ СНИТСЯ ЭТОТ НОМЕР ТЕЛЕФОНА. КТО ТЫ? АЛИСА».

Ой! Тряхнуло... Я что, заснула? Уже приехали? Подъезжаем...

Слышу кусок разговора между Крэйтом и Игроком... Что-то про Вакан Танка... это, кажется, Великий Дух у индейцев — мистическая, животворящая Сила.

Въезжаем в гараж. Я вылезаю из машины, зябко поеживаясь после сна:

Народ, это чья куртка? Можно, я одолжу на время?

Конечно, всегда рад выручить, — кивнув головой, говорит Игрок.

Набрасываю на плечи почти невесомую, стильную куртку на ворсистой подкладке. Сразу возникает соблазн сунуть руки в карманы... О, женщины, имя нам — ЛЮБОПЫТСТВО!

Что-то я последнее время пристрастилась к одежде с мужского плеча... Что бы сказал гипотетический психоаналитик — перед тем, как выброситься из окна?

В воротах гаража один за другим возникают наши «ленд-роверы».

Игрок тем временем вытаскивает из хаммеровских глубин свой багаж: кейс и футляр странной формы...

Все страньшее и страньшее...

Идем подлинным коридорам Базы... Впереди мы с Командором, позади — Игрок и Джон с Семенычем. Крэйт внезапно обращается ко мне:

И где мы поселим гостя?

В «зеленой» комнате, — не моргнув глазом, отвечаю я.

«Зацепило?» — глазами спрашивает он.

Я делаю невинное выражение лица. Надо сказать, что «зеленая» комната граничите моей мастерской.

Зацепило ли меня? Не знаю даже... Скорее, это азарт. А вот кого зацепило, так это Джона, кажется... Вон как насупился... Да неужели? Мрааак!

У дверей «зеленой» комнаты, я возвращаю куртку Игроку и приглашаю его на общий ужин. Он церемонно откланивается... Манеееры.,. Из какого он века выпал?.. Я делаю шутливый реверанс.

Подозреваю, что к ужину он сменит стиль поведения — все-таки ИГРОК должен быть непредсказуемым...

Шеф остается с гостем, а я заворачиваю за угол, прохожу мимо двери в мастерскую, останавливаюсь перед входом в свою комнату и жду...

Наконец появляются приотставшие Джон и Семеныч... Когда они равняются со мной, я беру Джона за руку и говорю:

— Семеныч, ты можешь ухмыляться сколько угодно, но я жажду пообщаться с Джоном.

Да я что?.. Я ж понимаю — дело молодое...

Ну, тебе рано в старички записываться. Ты что, не видишь, как Кларисса на тебя поглядывает?

В самом деле? — Семеныч недоверчиво смотрит на меня.

Тьфу! Я забыла, что ты тоже «Дон Кихот»... Сколько вас!..Никаких мельниц на вас не напасешься!..

Каких еще мельниц?

— Это к Сервантесу*, — говорю я и затаскиваю Джона в комнату... Он не сопротивляется.

«Интересно, что бы Юджин делал в аналогичной ситуации?»

Юджин сказал бы, что ему безумно некогда... и... испарился бы... — вдруг произносит Джон.

А ты...что скажешь? — обалдеваю я.

Мне как-то тревожно... — он отводит глаза в сторону.

Да что случилось-то?

Пока ничего... но — может случиться...

Джонни, — я смотрю на него снизу вверх, — не пугай меня!

— Роман у тебя может случиться! — выпаливает он, — с этим...

Я дергаю его за руку и усаживаю рядом с собой на диванчик.

И что?.. Я свободная женщина! У меня в Реале никаких обязательств, да и здесь тоже — если быть откровенной!

А как же Юджин?

Юююджииин? — я смотрю на часы. — Сейчас в Реале 4:44 — он спит и, между прочим, не один!.. Что скажешь?

Не понимаю я вас, людей...

Вот и я нас людей не понимаю... Почему нам не сидится там, — я тыкаю пальцем в потолок, — где мы пребываем Существами Света — прекрасными, свободными, могущественными? Нет же: мы рвемся воплотиться на Земле, согласны на любую роль, с любыми ограничителями — даже физическими... лишь бы иметь возможность — учиться, чувствовать, переживать — ИГРАТЬ, одним словом... А ты, Джон, хочешь... воплотиться в Реале еще раз?

Да, — еле слышно говорит он.

Но ведь уроки иногда бывают такие ужасные!..

Я все равно хочу.

Нет, не понимаю я вас, Ангелов...

Что тут понимать? — взрывается вдруг он. — Вот ты сейчас вернешься в Реал, а я останусь здесь — как поток частиц, не имеющий формы, — облако — сплошной пшик! Ведь это ты — силой мысли — создаешь меня!

— Облако? — Кончиками пальцев я дотрагиваюсь до его нахмуренной брови, провожу по теплой, смуглой щеке, задевая уголок губ...

Он прикрывает глаза и становится... почти неотличим от Юджина.

И тут я с ужасом понимаю, что малейшее встречное движение с его стороны сейчас — будет как выстрел в горах, освобождающий лавину моих чувств, никем до сих пор не востребованных. — Только не это! — Собираю остатки собственной разумности, беру себя в руки, словом...

Какое же ты облако, Джон, если я слышу, как бьется твое сердце? Взмах ресниц... Яркие как янтарь глаза... Смотрит на меня внимательно...

А вот представь себе, — говорю я, — возвращаешься в Реал, а там автоматически к бессмертной душе прилагается слегка поношенное и несовершенное тельце с букетом нажитых болячек... И сразу включаются ограничители — вот это мне еще можно, а этого уже нельзя! То есть любить мне разрешено, а быть любимой — как-то не получается! Что делать? А?..

Мы сидим и молчим: Ангел, жаждущий любви... и женщина, которая пытается выжить, любя...


Дата добавления: 2015-07-18; просмотров: 49 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Пятница | Воскресенье | Понедельник | Пятница | Суббота | Вторник | Четверг | Пятница | Воскресенье | Понедельник |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Четверг| Воскресенье

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.022 сек.)