Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

О МИРОВЫХ ПОСРЕДНИКАХ

Читайте также:
  1. Доктрина мировых эпох
  2. И ПРЕДЕЛАХ ВЛАСТИ МИРОВЫХ ПОСРЕДНИКОВ
  3. И ПРЕДЕЛАХ ВЛАСТИ УЕЗДНЫХ МИРОВЫХ СЪЕЗДОВ
  4. Мировых посредников и о временном замещении их должностей
  5. Новая Группа Мировых Служителей
  6. О порядке избрания и утверждения мировых судей

Статьи 2–5

Численность мировых участков (и соответственно мировых посредников) определялась самим уездным дворянством в лице уездных дворянских собраний – корпоративных органов дворянства на местах. Каждый уезд был разделен на 10–12 мировых участков. Образование мировых участков завершилось летом, а введение в должность мировых посредников – к концу 1861 года. Всего в 43 губерниях было создано 1714 мировых участков. Количество мировых участков в губерниях зависело от численности временнообязанных крестьян. Первоначально «высшим размером мирового участка» было определено наличие в нем до 10 тысяч мужского пола временнообязанных крестьян. В Вятской, Вологодской и Олонецкой губерниях, с небольшой численностью временнообязанных крестьян, было образовано по 5–6 мировых участков на губернию, в то время как во Владимирской, Тверской, Орловской и Рязанской губерниях – более 60 в каждой. 11 мая 1861 г. Главный комитет об устройстве сельского состояния постановил: в Вятской, Вологодской и Олонецкой губерниях, «где мало дворян и крестьян», соединить несколько уездов в один мировой участок, но если уезды «с немногочисленным временнообязанным крестьянством по дальности расстояния не могут быть соединены», то обязанности мирового посредника возложить на уездного судью или, по выбору губернатора, на одного из местных чиновников. В тех уездах, в которых не окажется избранных мировых посредников, функции мировых уездных съездов возлагались на особые присутствия, состоявшие из исполнявшего должность мирового посредника чиновника, уездного судьи и уездного стряпчего. Данное постановление было также распространено на Астраханскую и Оренбургскую губернии и на некоторые уезды Казанской губернии (в которых преобладало государственное и удельное крестьянство)3 [Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян, вышедших из крепостной зависимости, т. 2, ч. 1. СПб., 1861, с. 53–54]. Предусматривалось создание временных мировых участков в Петербурге и в Москве, в которых находились значительные массы временнообязанных крестьян-отходников.

Впоследствии в связи с сокращением круга обязанностей мировых посредников их число уменьшалось и увеличивался размер мировых участков. Постановлением Главного комитета от 26 июля 1863 г. размер мирового участка увеличивался до 15 тыс. душ м. п. временнообязанных крестьян4 [ПСЗ 2-е, т. XXXVIII, № 39915]. В соответствии с этим было упразднено 414 мировых участков (1/4 их прежнего числа). Постановление Главного комитета от 25 марта 1866 г. размер мирового участка доводило до 25 тыс. душ м. п. крестьян, а закон 25 мая 1871 г. –до 30 тыс.5 [Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян.., т. 7, ч. 1. СПб., 1866, с. 15; ПСЗ 2-е, T.XLIII, № 58342]. К этому времени число мировых участков сократилось почти наполовину – до 864. 27 июня 1874 г. было издано Положение об изменениях в устройстве местных учреждений по крестьянским делам, которое упраздняло институт мировых посредников, а их обязанности передавало полиции, судебным и нотариальным учреждениям и созданным согласно этому Положению уездным по крестьянским делам присутствиям, состоявшим из председателя уездной земской управы, уездного исправника и почетного мирового судьи. Уездному по крестьянским делам присутствию передавались дела мировых посредников по надзору за крестьянским общественным управлением, за поступлением оброчных и выкупных платежей с крестьян. В качестве исключения мировые посредники сохранялись в Пермской и в западных губерниях, в Бессарабской области, а также в таких губерниях, где еще не были введены новые судебные и земские учреждения6 [ПСЗ 2-е, т. XLIX, № 53678].



Статьи 6–11

Должность мирового посредника была, по существу, назначаемой и притом обставленной сословным, имущественным и образовательным цензами. Приоритет отдавался потомственным дворянам, причем крупным землевладельцам. Недостаток соответствующего имущественного ценза компенсировался высоким образовательным или служебным цензом. Отсутствие у кандидата в мировые посредники статуса потомственного дворянина, но при обязательном наличии дворянства личного, компенсировалось двойным имущественным цензом.

Загрузка...

Статья 6 ссылается на пункты 1 и 3 ст. 34 Устава о службе по выборам дворянским, которые устанавливают следующие условия, необходимые для занятия должностей по выборам в дворянские корпоративные учреждения:

пункт 1: «Когда он честного и неукоризненного поведения и не находится в явном пороке и подозрении»,

пункт 3: «Когда он в совершенных по общим узаконениям летах, то есть имеет не менее двадцати одного года. В удостоверение совершеннолетия принимаются выписки из метрических книг, или послужные списки того лица и его родителя, или же, наконец, свидетельство, подписанное несколькими дворянами той же губернии».

Таким образом, закон отметал от участия в этом сугубо сословном, дворянском по своему составу, институте, на который возлагалось непосредственное применение на месте Положений 19 февраля 1861 г., не только представителей недворянских сословий, но и мелкопоместное дворянство. Ставка делалась в первую очередь на крупных помещиков, а также на тех из дворян, которые прошли опыт службы в дворянских корпоративных учреждениях. Придавая первостепенное значение институту мировых посредников в деле проведения реформы в жизнь, правительство уже в марте 1861 года предписало губернаторам ускорить подбор кандидатов на эти должности. «В настоящее время, – говорилось в специальном об этом циркуляре от 23 марта министра внутренних дел С. С. Ланского, – успех избрания мировых посредников составляет одну из первостепенных забот правительства, а потому считаю нужным обратить особенное, личное вашего превосходительства внимание на всю важность и ответственность этого избрания... От удачного избрания сих лиц будет много зависеть успех предпринятого государственного преобразования»7 [Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян... СПб., 1885, с. 162].

Правительство всячески форсировало создание института мировых посредников. Губернаторам было дано право выбирать из представленного дворянством списка мировыми посредниками местных помещиков-землевладельцев, даже состоявших на гражданской или военной службе, предоставляя им либо длительный (на время исполнения обязанностей мирового посредника) отпуск, либо отставку.

Согласно ст. 7, в каждом уезде должен был быть определенный контингент кандидатов на должность мирового посредника. Однако с первых же шагов правительство встретилось с большими трудностями в подборе кандидатур в мировые посредники. Особенно это относилось к тем губерниям, в которых преобладала дворянская мелкота с невысоким образовательным цензом. «Мировых посредников для некоторых уездов решительно неоткуда взять», – писал, например, 23 марта 1861 г. известный славянофил и деятель крестьянской реформы Ю. Ф. Самарин из Самарской губернии князю В. А. Черкасскому8 [Цит. по: Зайончковский П. А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г., с. 89]. О «затруднительности» подбора кандидатур в мировые посредники писали в то время флигель-адъютанты и губернаторы из Курской, Казанской, Смоленской, Новгородской, Вологодской, Вятской и Оренбургской губерний9 [См. там же, с. 89–90; Найденов М. Е. Классовая борьба в пореформенной деревне 1861 –1863 гг. М., 1955, с. 174–177]. Подбор затруднялся еще и тем, что среди местных дворян нелегко было найти достаточно культурных и сочувствовавших реформе людей. Большинство дворянства восприняло реформу отрицательно, следовательно, эта категория лиц, даже с точки зрения правительства, не подходила к роли мировых посредников10 [См.: Зайончковский П. А. Указ. соч., с. 89]. «Выбор мировых посредников, – писал из Курской губернии флигель-адъютант А. С. Корсаков, – крайне затруднителен не столько потому, что на должности эти был недостаток в людях самостоятельных и вообще честных, но по весьма ограниченному числу помещиков, открыто, энергически сочувствующих благу крестьян при совершающемся преобразовании. У большинства помещиков заметно, напротив, стремление по возможности сохранить старый порядок и явное нежелание отказаться от своих бывших прав»11[Крестьянское движение в 1861 г. после отмены крепостного права, ч. 1–2. Донесения свитских генералов и флигель-адъютантов, губернских прокуроров и уездных стряпчих. М.-Л., 1949, с. 109–110].

Ярославский губернатор в своем донесении от 10 мая 1862 г. объяснял критическое положение, создавшееся при подборе кандидатов в мировые посредники в Рыбинском уезде (самом промышленном в Ярославской губернии) низким культурным и моральным уровнем местного дворянства и откровенно враждебным отношением его к реформе. Губернатор делил все дворянство уезда на три категории: «1) совершенно неблагонадежных по крайнему сочувствию к отжившему уже крепостному праву и ожесточенному нерасположению к реформе крестьянского быта; 2) совершенно порочных, явно обличенных и частью даже подвергавшихся судебному преследованию за неблаговидные и преступные действия, например кражу леса, лошадей и даже серебряных ложек; 3) совершенно ни к чему не способных по отсутствию не только начал образованности, но даже по недостатку всякого умственного развития». «При этом, – добавлял губернатор, – некоторые из этих лиц принадлежат не только к одной, но и ко всем трем категориям»12 [Дружинин Н. М. Указ соч., с. 32].

Губернаторы отмечали «неудачность» выбора мировых посредников. Тот же ярославский губернатор в своем отчете за 1861 год сообщал, что многие мировые посредники в губернии приобрели «характер полицейского начальства», поддерживая самый безжалостный произвол помещиков. Смоленский губернатор писал, что «выбор мировых посредников не везде удачен. Они действуют не всегда беспристрастно. Они забыли свое высокое назначение быть примирителями и беспристрастными судьями обоих сословий»13 [Цит. по: Зайончковский П. А. Указ. соч., с. 89]. Впрочем, и сам смоленский губернатор был повинен в «неудачном выборе» мировых посредников. Как сообщал корреспондент «Колокола», «в Смоленской губернии большая часть мировых посредников назначена и назначается губернатором по протекции, по просьбам и интригам, а потому в среде действительно достойных людей много бездарных молодцов»14 [Колокол, л. 127 от 1 апреля 1862 г., с. 1053].

Вместе с тем среди мировых посредников, особенно их первого состава (или, как их принято называть, «первого призыва»), было немало действительно достойных людей, составлявших либеральное меньшинство этого института. В их числе были декабристы А. Е. Розен и М. А. Назимов, петрашевцы Н. С. Кашкин и Н. А. Спешнев, писатель Л. Н. Толстой и известный хирург Н. И. Пирогов. Они добросовестно исполняли свой долг, придерживаясь строгих рамок закона, за что вызвали против себя гнев местных помещиков-крепостников.

Характерно, что крестьяне восприняли введение института мировых посредников как сохранение власти помещиков в деревне. Они справедливо считали, что мировые посредники – те же помещики, задача которых заключалась не в «беспристрастном разборе споров», как об этом было заявлено в законе, а в прямой защите помещичьих интересов в ущерб интересам крестьян. «Крестьяне говорят: ну, от посредников нам ожидать нечего, бары выбрали людей на свою руку», – писал 7 июня 1861 г. А. И. Кошелев Ю. Ф. Самарину15 [Отдел рукописей библиотеки им. В. И. Ленина, ф. 265 (Самариных), папка 33, д. 2, л. 8 об.]. О недовольстве крестьян учреждением института мировых посредников сообщал в своем донесении от 30 июля 1861 г. из Ковенской губернии жандармский полковник Скворцов: «Мировые посредники были встречены крестьянами большей частью с недоверием; крестьяне недовольны, что посредники избраны из сословия помещиков, и полагают, что они должны действовать непременно в пользу дворян»16 [ЦГАОР СССР, ф. 109, 4-я экспедиция, 1861 г., д. 210, л. 28 об.]. Рязанские крестьяне так характеризовали мировых посредников: «Они избраны из бар самими же барами, которые их привели к присяге не выдавать ни одного своего собрата и поворотить опять в крепость крестьян». Неизвестный корреспондент журнала «Основа» сообщал в 1862 году из Полтавской губернии, что крестьяне не верят мировым посредникам потому, что считают их такими же панами, как и своих помещиков. Недовольство крестьянской массы введением института мировых посредников и недоверие к ним были отмечены во Владимирской, Воронежской, Гродненской, Новгородской, Петербургской и Самарской губерниях17 [См.: Федоров В. А. Лозунги крестьянской борьбы в 1861 –1863 гг. – В кн.: Революционная ситуация в России в 1859–1861 гг. М., 1963, с. 256].

Статьи 12–20

Статьи определяют процедуру подбора и введения в должность мировых посредников. Подбор кандидатов в мировые посредники, представление кандидатур в Сенат для окончательного утверждения возлагались на губернаторов, которые в этой работе опирались на уездные дворянские корпоративные учреждения – уездные дворянские собрания.

12 мая 1861 г. Главный комитет принял постановление, разрешавшее временное отступление от ст. 14, – допускать мировых посредников к исполнению их обязанностей до утверждения их в должности Сенатом. Во исполнение этого постановления в тот же день всем губернаторам была разослана циркулярная телеграмма «о немедленном допущении избранных посредников к временному, до утверждения Сената, исправлению должности»18 [Цит. по: Чернуха В. Г. Указ. соч., с. 78]. Это решение было вызвано напряженной обстановкой резкого обострения классовой борьбы в деревне весной 1861 года. Немедленное введение в должность мировых посредников, не ожидая их утверждения Сенатом, призвано было решить важную социальную задачу – ослабить остроту классового антагонизма в деревне.

Согласно ст. 15, срок полномочий мировых посредников устанавливался, как и при выборах в дворянские корпоративные органы, в три года. Однако по истечении трех лет, 5 марта 1864 г., последовало постановление Главного комитета «оставить мировых посредников в их должности еще на один год»19 [Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян, т. 5, ч. 1. СПб., 1864, с. 22]. Впоследствии, вплоть до 1867 года, срок полномочий посредников «первого призыва» ежегодно продлевался. Вместе с тем ряд правительственных мер (например, сокращение числа мировых посредников, удаление с этой должности неугодных лиц и т. п.) привел к тому, что либеральная часть мировых посредников была устранена. Это изменение состава мировых посредников было отмечено В. И. Лениным. «Мировые посредники первого призыва, – писал он, – были распущены и заменены людьми, не способными отказать крепостникам в объегоривании крестьян и при самом размежевании земли»20 [Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 430].

Статья 95 Устава о службе по выборам, на которую ссылается ст. 17 комментируемого Положения, гласит: «Дворяне, как имеющие право участвовать в выборах непосредственно, но не могущие быть в собрании, так и дворяне, участвующие в оных токмо чрез уполномоченных, обязаны уведомлять предварительно, если не желают быть избранными. Не приславший из них такового отзыва, быв избран, от принятия должности отказаться уже не может и по уведомлении обязан немедленно и не далее, как на поверстный срок, явиться к отправлению оной».

Согласно ст. 20, роль дворянских корпоративных органов в подборе мировых посредников там, где отсутствовали эти органы «по малому числу помещиков», играли «приглашенные» губернаторами местные помещики.

Статьи 21–22

Статья 21 уравнивает посредников в правах с уездными предводителями дворянства. Она ссылается при этом на ст. 236 Устава о службе по выборам (Свод законов Российской империи, изд. 1857 г., т. III), которая приравнивала «служащих по выборам дворянства» к состоящим на государственной службе. Согласно ст. 269 и следующим того же Устава, мировые посредники, как и уездные предводители дворянства, могли быть отстранены от должности не иначе как по решению Сената. Наложение на мировых посредников штрафов, выговоров, замечаний и прочих взысканий, не влекущих за собой удаление от должности, производилось также с санкции Сената. В случае совершения более серьезных проступков или преступлений, влекущих за собой привлечение к судебной ответственности, предводители дворянства, как и мировые посредники, могли быть преданы суду только с разрешения Сената, а если эти лица были утверждены в своих должностях императором, то они могли быть привлечены к судебной ответственности лишь «с высочайшего разрешения».

За десять лет, с 1863 по 1872 год, в Сенат поступило 339 дел о проступках и преступлениях мировых посредников, в частности по обвинению их в лихоимстве, своекорыстном распоряжении крестьянскими суммами, волоките, небрежности, превышении власти и т. п. Из этого числа лишь 50 посредников были преданы суду с удалением от должности и 42 – без удаления от должности, 209 отделались дисциплинарными взысканиями, 38 были освобождены от ответственности. Здесь не учтены случаи заблаговременных выходов в отставку мировых посредников, которым угрожало судебное преследование21 [См.: Дружинин Н. М. Указ. соч., с. 34].

Казна устранялась от содержания мировых посредников: все расходы на их содержание были возложены на крестьян и помещиков за счет введения специального для этой цели налога с их земель (ст. 22). Фактически основную тяжесть этих расходов несли крестьяне22 [Из 2,1 млн. руб. этого налога 1,4 млн. руб. уплачивали крестьяне].

Статьи 23–39

Статьи определяют довольно широкий круг полномочий мировых посредников. Эти полномочия (а также и обязанности) сводились к четырем категориям: 1) разбор споров, жалоб и недоразумений, возникших между помещиками и временнообязанными крестьянами, 2) регулирование отношений между обеими сторонами, 3) надзор за действиями сельского и волостного крестьянского самоуправления и 4) судебное разбирательство по мелким делам – о найме рабочих, аренде земли, потравах полей и лугов, порубках лесов и прочем, если цена иска не превышала 30 рублей. Среди обязанностей мировых посредников главной являлось регулирование взаимных отношений между помещиками и крестьянами: заключение добровольных соглашений о надельной земле, повинностях и переводе на выкуп, утверждение (а иногда и самостоятельное составление) уставных грамот, разверстание и обмен земельных угодий, удостоверение выкупных актов и контроль за исправным выполнением крестьянами повинностей и выкупных платежей.

В дополнение к ст. 31 и 32 7 сентября 1861 г. Главный комитет постановил, что власть мировых посредников по делам судебно-полицейского разбирательства распространяется и на государственных крестьян в его участке23 [Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян, т. 2, ч.2. СПб., 1861, с. 76].

Постепенно круг компетенции мировых посредников сокращался: с введением 19 ноября 1864 г. новых судебных уставов из их компетенции были изъяты дела по спорам и искам между крестьянами и помещиками. С открытием в 1864 году земских учреждений мировые посредники освобождались от наблюдения за сельским и волостным крестьянским самоуправлением. С завершением к началу 1864 года введения уставных грамот отпадала и эта важная функция мировых посредников, что вызвало, как указывалось выше, сокращение их численности, а под видом такого сокращения и удаление неугодных. Некоторые посредники (например, Л. Н. Толстой) сами были вынуждены уйти с должности.

Свидетельства современников и данные специальных ревизий содержат обильный материал о том, что основная масса мировых посредников далеко выходила за рамки предписаний закона, творила произвол, потворствуя помещикам. Так, штаб-офицер корпуса жандармов Беляев доносил из Тамбовской губернии начальнику III отделения В. А. Долгорукову, что в этой губернии «мировые посредники большей частью в своих действиях пристрастны, склоняясь в пользу помещиков и авторитета волостного начальства и заменяя авторитет помещика своим почти деспотическим авторитетом, чему способствует господин губернатор»24 [ЦГАОР СССР, ф. 109, 4-я экспедиция III отделения, 1863 г., д. 122, л. 5]. Это был далеко не единичный факт. Член от правительства при уездном мировом съезде в Новгородской губернии С. И. Носович отмечает в своих «Записках», что мировые посредники этой губернии «держатся одного и того же направления, т. е. не только толкуют законоположение в пользу помещиков, но и прямо отступают или не исполняют прямых указаний его, руководствуясь выгодами владельцев»25 [Носович С. И. Крестьянская реформа в Новгородской губернии. 1861–1863. – Записки С. И. Носовича. СПб., 1899, с. 101]. Писатель С. Н. Терпигорев (Атава), характеризуя мировых посредников Тамбовской губернии, писал: «Мне кажется, – и я даже убежден в этом, – что этих мировых посредников правильнее всего было бы сравнить с привилегированными помещиками, почему-то сохранившими за собой уничтоженное для всех остальных крепостное право. Они каждый в своем участке положительно восстановили, разумеется, для себя лично, крепостное право»26 [Терпигорев С. Н. (Атава). Собр. соч., т. 1. СПб., 1882, с. 318–319]. «Ежели бы возможно все печатать, что здесь делается моими милыми товарищами м[ировыми] посредниками], – писал Л. Н. Толстой М. Н. Каткову о тульских мировых посредниках, – волос бы встал дыбом у всей публики»27 [Толстой Л. Н. Полн. собр. соч., т. 60. М., 1949, с. 395]. Яркие факты многочисленных злоупотреблений мировых посредников Владимирской губернии приводит в своем отчете сенатор И. X. Капгер, ревизовавший в 1861 –1862 годах эту губернию. Здесь мировые посредники в угоду помещикам грубо попирали закон: назначали отрезки от крестьянских наделов значительно выше тех пределов, которые предусматривали соответствующие статьи местного положения, «непомерно возвышали оброки» за отведенный надел, в случае жалоб и протестов крестьян вводили военные команды и жестоко наказывали жалобщиков как бунтовщиков. Нарисовав впечатляющую картину злоупотреблений и произвола мировых посредников во Владимирской губернии, Капгер вынужден был поставить вопрос о предании суду ряда мировых посредников, а также некоторых членов губернского по крестьянским делам присутствия28 [ЦГИА СССР, ф.1181 (Главного комитета об устройстве сельского состояния), оп. 1, т. XV, д. 128, л. 21–51].

Статьи 40–72

Статьи регламентируют процедуру разбора мировым посредником споров, жалоб и недоразумений между крестьянами и помещиками. Возлагая на мировых посредников первейшую обязанность – смягчить остроту социальных противоречий в деревне, – закон ориентировал их на то, чтобы они во всех случаях разбора спорных дел добивались примирения обеих сторон (ст. 54–55).

19 февраля 1861 г. Александром II были утверждены Правила о порядке окончания примирением и третейским разбором спорных дел, подлежащих ведомству мировых посредников, в качестве приложения к ст. 55 комментируемого Положения. Содержание этих Правил заключается в следующем:

«1. Если лица, начавшие спорное дело у мирового посредника, согласятся окончить оное миром, то условия примирения записываются в особый акт, который подписывается как спорившими, так и мировым посредником. Дела, таким образом оконченные, возобновлены быть не могут; акт хранится у мирового посредника, а спорившим сторонам, по желанию их, выдаются с акта копии.

2. Спорящие стороны, изъявившие обоюдное согласие на третейский разбор, должны избрать для того одного или нескольких особых посредников.

3. Спорящие стороны, желающие поручить разбор своего дела одному такому посреднику (ст. 2), избирают его по взаимному согласию. Посредник этот называется общим.

4. Если спорящие пожелают поручить третейский разбор нескольким лицам, то каждая сторона избирает для сего равное число лиц в качестве частных посредников, и кроме того, на случай разделения голосов частных посредников, обеими сторонами по взаимному соглашению назначается общий посредник. Избрание этого посредника спорящие могут предоставить частным посредникам; но если бы ни сами спорящие, ни частные их посредники не согласились в выборе общего посредника, то обязанность его исполняет местный мировой посредник.

5. Посредники по третейскому разбору могут быть избираемы сторонами из лиц всякого состояния и сословия.

6. Быть посредником никто не принуждается; но изъявив согласие и дав о том отзыв, посредник не может уже отказаться от разбора дела; мировой посредник от обязанности общего посредника, возлагаемой на него по желанию сторон, или в случае, упомянутом в ст. 4-й, отказаться не может.

7. О согласии на третейский разбор спорящие объявляют, словесно или письменно, на простой бумаге мировому посреднику или, по желанию их, другому местному учреждению.

8. В объявлении, упомянутом в ст. 7-й, должны быть означены: 1) имена спорящих сторон и предмет спора или иска и 2) имена посредников и отзыв их о согласии принять на себя разбор дела.

9. Означенные объявления вносятся в книгу того места или лица, куда обратились стороны.

10. Посредники, прежде всего, должны стараться примирить спорящих.

11. При несогласии спорящих на примирение посредники приступают к разбору и решению дела. Посредники обязываются кончить дело не далее, как в месячный срок от подачи объявления, упоминаемого в ст. 7-й, если только о сроке не последовало особого, заявленного сторонами, соглашения.

12. Если разбор дела поручен одному общему посреднику (ст. 3), то он решит оное однолично, по своему убеждению и совести.

13. Если разбор поручен нескольким частным посредникам (ст. 4), то они решат дело по совести, единогласно или большинством голосов. В случае разделения голосов поровну общий посредник входит в разбор дела.

14. Общий посредник в случае, указанном в ст. 13-й, может: или утвердить одно из мнений частных посредников, и в таком случае мнение это обращается в решение, или предложить свое собственное мнение. Если мнение общего посредника будет принято хотя бы одним из частных посредников, то оно равномерно обращается в решение.

15. Решения, состоявшиеся по третейскому разбору, записываются в книгу того места или лица, которому спорящие стороны заявили согласие на третейский разбор, и подписываются посредниками. Эти решения считаются окончательными и приводятся в исполнение порядком, предписанным для мировых посредников.

16. Третейский разбор считается несостоявшимся, когда при разделении голосов частных посредников поровну общий посредник не согласится ни с одним из частных посредников и ни один из сих последних не примет мнения общего посредника».

Статьи 73–76

Статьи предоставляют обеим сторонам (помещику и крестьянам) право обжалования перед мировым уездным съездом решений мирового посредника и регламентируют порядок такого обжалования. На практике право крестьян обжаловать решения мирового посредника было сильно стеснено: во-первых, в подавляющем числе случаев решения мировых посредников являлись по закону окончательными, во-вторых, инстанция, куда подавалась жалоба, состояла из тех же мировых посредников; естественно, она выступала на стороне того посредника, на которого поступила жалоба. Уездные мировые съезды не только отклоняли жалобы, но иногда встречали жалобщиков из крестьян угрозами и побоями. Факты такого отношения к крестьянским «жалобщикам» даже попадали на страницы тогдашних газет. Так, в «Современной летописи» (№ 26 за 1863 г.) сообщалось, что на заседании одного из мировых съездов мировой посредник ударил кулаком по лицу крестьянина, принесшего на него жалобу, а в другом мировом съезде жалобщики из крестьян были изгнаны из помещения, в котором шло заседание съезда, только потому, что смело и настойчиво заявляли свои претензии. В газете «Мировой посредник» (№ 9 за 1862 г.) сообщалось о том, что в феврале 1862 года в один из мировых съездов Екатеринославской губернии явились четверо крестьян с жалобой на помещика, которому потворствовал мировой посредник. Этих крестьян «встретили шумом, гамом и угрозами и в заключение обещали взыскать с них за такую дерзость». Уфимский мировой уездный съезд в начале 1862 года даже принял специальное постановление об усилении ответственности временнообязанных крестьян за подачу жалоб на помещиков и на мировых посредников. Съезд «признал нужным, в предупреждение оных (жалоб. – Авт.), подвергать виновных в ложных изветах, происходящих не от непонимания новых законов, а состоящих в умышленном искажении истины, в пример другим, в усиленной степени наказанию телесному крестьян – на сельских сходах, а дворовых людей – в полиции» («Мировой посредник», 1862 г., № 2). Ю. Ф. Самарин признавал, что мировыми съездами Самарской губернии «дела по жалобам (крестьян. – Авт.) разбирались довольно поверхностно и не всегда с должным беспристрастием 29 [Цит. по: Найденов М. Е. Указ. соч., с. 185–187].

Статьи 77–84

Статьи предусматривают немедленное исполнение тех решений мирового посредника, которые считаются окончательными и не подлежащими обжалованию, а также тех споров, исков, претензий, по которым обе стороны пришли к взаимному соглашению. Относительно решений по другим делам мировому посреднику предоставляется право самому назначать срок исполнения его решения (ст. 79–80). Для исполнения своих решений мировой посредник мог обращаться либо к сельским и волостным властям, либо к местной полиции (ст. 82). Поступления от денежных взысканий и штрафов, наложенных мировым посредником, шли либо в вознаграждение убытков пострадавшей стороны, либо в пользу того мирского общества, членом которого был подвергнувшийся взысканию крестьянин (ст. 83). Однако распоряжением этих денег ведал мировой посредник, о чем говорит ст. 84, устанавливающая также порядок учета и отчетности мирового посредника.

Статьи 85–96

Статьи предоставляют мировому посреднику довольно значительные права по имущественным спорам и искам между крестьянами и помещиками. Этим выполнялась и важная социальная функция мировых посредников – подавление стихийного недовольства крестьян грабительскими условиями реформы. Нельзя не согласиться с выводом В. Г. Чернухи, специально исследовавшей институт мировых посредников: «Мировые посредники, несомненно, являлись активными помощниками самодержавия в борьбе за подавление сопротивления крестьянских масс;., находившиеся в самом центре совершающихся преобразований и хорошо знающие обстановку... [они] занялись убеждением, рассмотрением и разрешением жалоб и споров между помещиками и крестьянами, переводя опасное для правительства и помещиков стихийное возмущение крестьян в гораздо более спокойное и безопасное русло обычного судебного разбирательства 30 [Чернуха В. Г. Указ. соч., с. 36].


Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 348 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Мировых посредников и о временном замещении их должностей | И ПРЕДЕЛАХ ВЛАСТИ МИРОВЫХ ПОСРЕДНИКОВ | I. По отношениям поземельным между помещиками | I. Назначение сроков и вызов к разбору | II. Разбирательство споров, жалоб и недоразумений | IV. Исполнение решений мирового посредника | ПО ДЕЛАМ РАСПОРЯДИТЕЛЬНЫМ | ОБ ОБРАЗОВАНИИ И СОСТАВЕ УЕЗДНЫХ МИРОВЫХ СЪЕЗДОВ | И ПРЕДЕЛАХ ВЛАСТИ УЕЗДНЫХ МИРОВЫХ СЪЕЗДОВ | II. Предметы ведомства и пределы власти губернского присутствия |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Статья 1| ОБ УЕЗДНЫХ МИРОВЫХ СЪЕЗДАХ

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.011 сек.)